Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

ПО СЛЕДУ СВАСТИКИ PDF Печать E-mail
Автор: И.В. Питенев   
10.07.2011 08:16

ИСТОРИЯ

(Продолжение. Начало см. в № 5.)

4. Символы нацизма: генезис и формы

(продолжение)

Осенью (15 сентября) 1935 года фюрер и рейхсканцлер объявляет нацистский партийный флаг со свастикой дополнительным знаменем вермахта (принимается специальный закон). Отныне фашистский флаг должен был выражать не только мистико-идеологическую сущность национал-социализма, но и превратиться для солдат вооруженных сил Германии в воинскую святыню, в «святой стяп>, где, по выражению эксперта по германским древностям в империи Ф. Пласмана, «живут духи наших предков и наши воинские дела».

Партийный знак (кокарда). Вслед за учреждением флага НСДАП наступает очередь партийного знака. «Кому приходится много соприкасаться с массой,— писал А. Гитлер,— тот поймет, что и небольшие мелочи имеют в этом отношении крупное значение. Удачный партийный значок может послужить первым толчком, который пробудит интерес к новому движению у сотен тысяч людей» (Гитлер А. Указ. соч. С. 416—417).

Отдадим должное — А. Гитлер не претендует на авторство проекта этого знака. И. Фест так оценивает его роль в этом деле. Он пишет: «Собственный вклад Гитлера заключается и тут, опять же, не в том, что идея пришла ему в голову первому, а в том, что он моментально уловил силу психологического воздействия этого широко известного символа и стал последовательно внедрять его, включив свастику в партийный значок, ношение которого он сделал обязательным» (Фест И. Указ. соч. С. 212).

В конце 1921 года А. Гитлер издает, в качестве нового председателя НСДАП, свой первый циркуляр. Этот документ был посвящен партийной символике. Руководителям местных партийных групп фюрер вменяет в обязанность «самым строжайшим образом пропагандировать ношение партийного значка (партийной кокарды). Неукоснительно требовать от всех членов везде и всегда появляться с партийным значком. С евреями, которым это не понравится, обходиться тут же на месте безо всякой жалости» (Цит. по: Там же).

Как мы уже отмечали, в отличие от идеи партийного флага, Гитлер не претендует на авторство эскиза партийного значка. И у нас нет никаких оснований, несмотря на утверждения некоторых исследователей, в данном случае, не верить ему. В «Майн кампф» фюрер называет имя автора проекта. Им является «мюнхенский золотых дел мастер по фамилии Фюсс...» (Гитлер А. Указ. соч. С. 418). Партийный значок представлял из себя белый круг на красном поле, а внутри круга черная свастика. Для особо отличившихся членов партии позднее Гитлер вводит золотой партийный знак. Он вручался в особо торжественной обстановке, ритуал которой со временем становился все более сложным и помпезным. Золотыми партийными значками награждались, в первую очередь, «старые борцы», т. е. члены партии, вступившие в нее до прихода нацистов к власти. При этом время вступления в НСДАП (партийный стаж), личное знакомство с фюрером, заслуги перед ним играли важную роль. Особыми привилегиями пользовались участники «пивного» путча 1923 года в Мюнхене. Эта «старая гвардия» носила специальные эмблемы «кровавого ордена». Тем из членов «старой гвардии», кто удостаивался награждения «Почетным золотым знаком НСДАП», оказывалась особая честь. Они могли сидеть за одним столом с Гитлером й внимать нацистским истинам, исходящим непосредственно из уст вождя.

В годы войны золотой партийный значок выполнял в третьем рейхе функции своеобразной военной награды. Гитлер награждал им людей, отличившихся на поле боя или преуспевших в многочисленных интригах в тыловых штабах и канцеляриях. В начале 1943 года золотым знаком партии был награжден «крестный отец» войск СС (Ваффен СС), обергруппенфюрер СС Пауль Хауссер, командир танкового корпуса СС на Восточном фронте. Награжден как человек, который «...являлся офицером СС, преданным нации...» .(Митчем С., Мюллер Д. Командиры третьего рейха. Смоленск, 1995. С. 403.) «Преданным нации» оказался и фельдмаршал ВВС (Люфтваффе) Эрхард Мильх, протеже «толстого Германа», отплативший позднее своему благодетелю черной неблагодарностью. Геринг официально объявил своего фаворита «истинным арийцем» и выдал ему новое свидетельство о рождении. В нацистской Германии, где антисемитизм был государственной доктриной, еврей Мильх получил высшую партийную награду. Это похоже на черный юмор. Впрочем, может быть, так и было. Ведь шутил же рейхсмаршал: «Да, мы сделали из Мильха ублюдка, зато ублюдка аристократического». (Митчем С, Мюллер Д. Указ. соч. С. 266.) Геринг «выправил» ему документы незаконного сына немецкого аристократа.

Золотым партийным знаком был награжден и «старый борец» Адольф Гитлер. История с этой его партийной наградой весьма запутана. Офицер СС Гарри Мюнгерхаузен в конце войны был командиром отделения охраны имперской канцелярии Гитлера. После того, как рейхсканцлер покончил с собой, он (среди прочих) принимал участие в «погребении» обуглившихся останков фюрера третьего рейха и его жены. Спешно и кое-как забросав землей в воронке из-под авиабомбы все, что осталось от их тел, Мюнгенхаузен «проник в бункер и снял с френча Гитлера золотой значок, видимо из расчета на хороший бизнес», (Мержанов М. Указ. соч. С. 233.) и, таким образом, стал первым из известных нам обладателей нацистской реликвии, связанной с именем Гитлера. Факт сам по себе банальный. Но вот загвоздка. Несколькими днями раньше, под аккомпанемент артиллерийских орудий наступающей Красной Армии, Гитлер на глазах у обитателей бункера передает Магде Геббельс свой золотой значок, в признание того, «что она воплощает собой истинно-немецкую женщину» по немецкой доктрине. (Ржевская Е. Указ. соч. С. 109) Семен Раткин даже называет день, когда произошло это событие: «27 апреля фюрер вручил Магде Геббельс свой собственный партийный значок, который он многие годы носил на своем пиджаке». (Раткин С. Тайны второй мировой войны. Минск, 1995. С. 269.) Стало быть, фрау Геббельс была еще одним обладателем почетного значка фюрера. Сколько же их было? Быть может, по числу пиджаков, френчей и гимнастерок Гитлера? Но от этого предположения за версту несет легковесностью. Однако не будем торопиться. В его пользу свидетельствует тот факт, что на свадебной фотографии А. Гитлера и Е. Браун жених запечатлен с партийным значком на груди. Золотой партийный знак, как всегда, на своем месте: левой стороне двубортного пиджака, несколько выше пуговицы, над Железным крестом I класса (сомнение в праве Гитлера носить этот орден до сих пор будоражит умы некоторых исследователей биографии фюрера). Существует немало и других фотографий Гитлера в пиджаке, и значок всегда располагался именно там. Какой же вывод из этого? Дело в том, что свой партийный знак Гитлер вручил фрау Геббельс, как мы видели выше, 27 апреля 1945 года, а свадьба состоялась 29 апреля.

С приходом Гитлера к власти партийная символика приобретает законодательное обеспечение. Империя становится на ее охрану. Согласно законам от 21 марта 1933 г. и от 20 декабря 1934 г. подлежал наказанию всякий, кто неправильно носит партийный значок, кто присваивает себе партийную форму.

Нарукавная повязка. Партийный значок не был единственным атрибутом формы члена НСДАП. Его обязательной принадлежностью являлась нарукавная повязка, уменьшенный вариант партийного флага: «Форма повязок принята была такая же...» (Гитлер А. Указ. соч. С. 418.) Сведениями о том, кто первым подал мысль о введении повязки, мы не располагаем. Из контекста книги Гитлера можно лишь сделать косвенный вывод о том, что авторство этой идеи (как и флага) он не прочь приписать себе.

Партийную повязку носили не только члены НСДАП. Идея ее возникновения во многом была обусловлена тем, что нацистам необходимо было как-то различать своих и чужих. (Не стоит, конечно же, сбрасывать со счета и пропагандистский момент) во время кровавых разборок фашистов со своими политическими противниками (единой формы еще не было). Поэтому она стала обязательной и для членов СА (штурмовиков) и СС. После прихода к власти нацистов партийную повязку стали носить специальные подразделения полиции, представители нацистской администрации, чиновничества и т. п. Как и флаг повязка приобрела не только партийный, но и определенный государственный статус, стала составной частью имперской политической символики.

Фюрер германской империи весьма неровно относился к итальянцам. От благожелательности он весьма быстро перешел к довольно пренебрежительному отношению к этому народу. Если летом 1941 года он еще был снисходителен: «При всех их слабостях итальянцы нам во многом симпатичны», (Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, 1993. С. 24.) то с ухудшением положения дел на фронтах он стал упрекать «итальянский народ в отсутствии военных качеств» и в «мафиозности его социальных верхов». Единственный человек в Италии, к которому Гитлер был неизменно расположен, являлся Его высочество глава королевского итальянского правительства Бенито Муссолини. Но и это неизменное расположение не всегда было одинаковым. С течением времени оно претерпело качественную эволюцию.

Сначала Гитлер был восторженным, старательным учеником и последователем дуче, но по мере того, как укреплялись его позиции в Германии, а военная несостоятельность фашистской Италии и ее лидера становились все более очевидной, они поменялись ролями. Гитлер из прилежного подражателя превратился в наставника, покровителя и защитника. Однако уважение к итальянскому диктатору сохранил. Правда, стал больше подшучивать над дуче (Гитлер любил в кругу приближенных пародировать манеру Муссолини произносить речи). Отношение хозяина разделяли и слуги: «...Итальянский народ не достоин своего дуче и не стоит ломаного гроша!» — писал в своем дневнике И. Геббельс. (Геббельс И. Последние записи. Смоленск, 1993. С. 132.)

Удачный поход бывшего социалиста на Рим, успех движения чернорубашечников, установление фашистского режима в Италии — все это вызывало у отставного ефрейтора чувство невольного уважения к дуче. Во дворце Барлова в Мюнхене, который Гитлер приобрел на деньги немецкого промышленника Фрица Тиссена и переделал в штаб-квартиру НСДАП, в его кабинете рядом с портретом Фридриха Великого стоял бюст Б. Муссолини. В этом же «Коричневом доме» хранилась главная реликвия нацизма — тщательно охраняемый «кровавый стяг» со свастикой. Этот партийный флаг нес Г. Гиммлер во время путча 1923 года, когда погибло 16 участников выступления.

Униформа нацистов. Вопрос о форме своего воинства Гитлер считал чрезвычайно важным и уделял ему много внимания. «В 1924 году была введена пресловутая «коричневая рубашка»,— пишут Д. Мельников и Л. Черная,— форма штурмовиков, опять-таки вариант «черной рубашки» — формы молодчиков Муссолини». (Мельников Д., Черная Л. Преступник номер один... С. 49.)

Если со второй частью утверждения авторов можно и должно согласиться, то с датой введения формы для штурмовиков, а так называться они стали, по свидетельству самого А. Гитлера, с 4 ноября 1921 года, согласиться нельзя. Здесь главным оппонентом выступает фюрер. Он оспаривает эту датировку исследователей. «...К концу осени 1922 г. все эти отряды (штурмовиков — И. П.) были уже одеты в особую форму». (Гитлер А. Указ. соч. С. 459.) Гитлер пишет в «Майн кампф»: «...Мы сразу же ввели определенную форму одежды, по которой каждый мог узнать члена нашего отряде*. (Там же). События октября 1922 года в г. Ко-бурге, где штурмовики устроили крупное побоище, убедили их вождя в том, что надо «обязательно... одинаково одевать штурмовиков, чтобы они могли друг друга узнавать уже по внешнему виду. До сих пор мы ограничивались только повязкой на руке,— пишет А. Гитлер.— Теперь мы ввели также френч и всем известный теперь головной убор». (Гитлер А. Указ. соч. С. 463.) В ходе сражения с жителями Кобурга штурмовики под горячую руку иногда лупили своих. Чтобы избежать этого, Гитлер пришел к окончательному выводу о необходимости единой формы для боевиков. Об этом же свидетельствует и опыт Б. Муссолини, обрядившего своих молодчиков в черные рубашки. При определении цвета формы и ее покроя А. Гитлер исходил из того, что «способ вооружения штурмовиков и даже форма их одежды не могли и не должны были напоминать старую армию». (Там же. С. 459.)

Могла ли быть форма штурмовиков черной (цвета террора и смерти), как у боевиков Б. Муссолини? Вполне. Позже члены СС носили именно черную форму. Но, как это часто бывает в жизни и политике, ее цвет и фасон определил случай и, добавим, хозяйственная сметка Эрнста Рема. Капитан Рем (будущий начальник штаба СА), имевший обширные связи среди офицеров рейхсвера в Баварии, обнаружил, «что на военных складах лежит много неиспользованных рубах коричневого цвета». Не мудрствуя лукаво, Рем решает обрядить своих разномастных, кто во что горазд одетых, камрадов в эти рубашки, «превратив коричневый цвет в один из символов фашизма», (Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1985. С. 52.) а штаб-квартира нацистской партии в Мюнхене получила название, как мы уже упоминали, «Коричневый дом». Конечно же, в официальных выступлениях этот, по определению Эрнста Генри, генералиссимус штурмовиков, не упоминал о своем личном участии в экипировке партайгеноссе и лавочников из СА. Как и положено, на первом плане номинальный главнокомандующий армии штурмовиков лидер партии, вождь. «Адольф Гитлер,— говорил Э. Рем в своей речи перед иностранными дипломатами и журналистами в апреле 1934 года,— вручил своему «политическому воину» красное знамя со свастикой — новым, устремленным в будущее, германским символом, и облачил его в коричневую рубашку, являющуюся одновременно и боевой униформой, и знаком чести и погребальным саваном... То, что первоначально служило лишь организованным инструментом, призванным принести в массы дисциплину; то, что задумывалось вначале лишь как боевая экипировка и боевая эмблема — коричневая рубашка — стала со временем самым эффективным пропагандистским средством...» (Германский национал-социализм. Указ. вып. 5. С. 22—23.)

Если отбросить пафос и риторику, с этим заявлением Эрнста Рема нельзя не согласиться. Он, как и Гитлер, отлично понимал значение политической символики в деле распространения идей фашизма, внедрение их в массовое общественное сознание. Коричневая форма и дисциплинировала, и объединяла, и устрашала, и рекламировала. Она придавала движению определенную «завершенность отделки». Выделяла штурмовиков из толпы, приковывала к ним ее внимание, вызывала, если учесть известную немецкую склонность к форме и строю, невольное почтение со стороны обывателя. Она олицетворяла собой «порядок», по которому в условиях послевоенной экономической нестабильности в Германии тосковала его душа. Коричневый цвет соответствовал и главному требованию А. Гитлера — не напоминал старую армию.

Таким образом, скромный «мещанский» цвет неожиданно приобрел политическую окраску. Парады, факельные шествия, митинги, съезды одетых в униформу членов НСДАП и штурмовиков стали частью политической жизни страны. Развевались флаги со свастикой, гремели воинственные марши, звучала песня: «Знамена вверх, ряды сомкнуть, С А шагает твердым шагом!», а где-нибудь на трибуне, увешенной гирляндами и флагами со свастикой, или просто в кузове открытого легкового автомобиля стоял человек в коричневом, который олицетворял собой новую Германию, великий рейх, властитель дум и жизней миллионов немцев. Стоял фюрер империи — Адольф Гитлер.

«Вольно или невольно, следуя примеру Бонапарта, намеренно появлявшегося почти везде в простой форме без знаков различия, Гитлер, как правило,— пишет Сьюард,— носил обычную форму члена НСДАП, хотя это и не придавало ему никакой особой значимости; в Бертехсгадене английский министр иностранных дел лорд Галифакс даже принял его за лакея». (Сьюард Д. Указ. соч. С. 154.)

С расширением рядов «коричневых» революционеров, с ростом численности штурмовиков и количества «штурмов» (отрядов) СА расширялась и усложнялась нацистская символика.

Штандарты. В 1922 году, еще до введения формы, Гитлер оснащает свои боевые дружины особыми знаками. Образец и здесь задают чернорубашечники Б. Муссолини. Гитлер принимает решение об учреждении для своих «политических бойцов» специальных штандартов, как пишет И. Фест, «заимствованными им у итальянского фашизма и вручавшимся штурмовым отрядам как знаки боевого отличия». (Фест И. Указ. соч. С. 212.) В свое время боевые отряды национал-фашистской партии (НФП) Б. Муссолини присвоили себе эти знаки на правах «наследников» великого Цезаря и его непобедимых воинов.

Точку зрения И. Феста разделяет и У. Ширер: «Эмблема, заимствованная у древних римлян, состояла из черной металлической свастики, обрамленной серебряным венком, над которым возвышался орел, а внизу фигурировало название партии — НСДАП на металлической прямоугольной основе, украшенной бахромой и кистями, и флаг со свастикой, на котором красовался лозунг: «Германия, пробудись!» (Ширер У. Указ. соч. С. 68.) Напомним, что авторство этого призыва приписывают другу и наставнику Гитлера Дитриху Эккардту.

Эмблема рейха. Автором ее считают Гитлера. «Немало времени потратил он,— отмечает И. Фест,— перелистывая старые журналы по искусству и роясь в геральдическом отделении Мюнхенской государственной библиотеки в поисках изображения орла, который должен был быть воспроизведен на официальной печати партии». (Фест И. Указ. соч. С. 212.) Этого взгляда придерживаются А. Буллок и Д. М. Проэктор. Последний считает А. Гитлера также и автором «официального партийного знака и кокарды». (Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии... С. 52.) Заметим, что утверждение исследователя об авторстве Гитлера проекта партийного знака не соответствует истине. Выше мы уже видели, что сам Гитлер отдает пальму первенства в этом деле Фюссу, золотых дел мастеру.

Орел с партийной печати с приходом нацистов к власти «взлетел» до уровня государственной эмблемы Германии. При этом некоторое недоумение вызывает то, что ученые, признавая заимствование штандартов у НФП Италии, боевиков Муссолини, не видят этого в отношении эмблемы империи. А ведь на ней, как и на штандартах, изображен орел с венком и свастикой в когтях. Орел Гитлера смотрит вправо, как и головы орлов римских легионеров. Правда Гитлер «заставил» своего орла крепко держать в своих лапах венок со свастикой, в то время как римляне увенчивали властелина неба лавровым венком.

Нацистское приветствие. В июле 1926 года Гитлер провел свой первый со времен путча партийный съезд в Веймаре. «После заседания в Национальном театре... Гитлер принимал парад из 5000 членов партии и штурмовиков, и впервые, по образцу итальянских фашистов, отдавал им салют вытянутой рукой» — отмечает А. Буллок. (Буллок А. Указ. соч. С. 189.)

Польский историк К. Грюнберг относит рождение этого приветствия к более раннему сроку, к концу 1922 года, после успешного фашистского переворота Б. Муссолини. «Тогда же было заимствовано фашистское приветствие вытянутой вверх правой рукой» — пишет он. (Грюнберг К. Гитлер. М., 1995. С. 18.)

Если раньше гитлеровское приветствие было необходимым только для членов НСДАП и категории сочувствующих им граждан, то с директивой от 4 августа 1933 года немецкое приветствие становилось обязательным для всех имперских немцев. «Это должно было свидетельствовать о «национальном единстве и повиновении вождю»,— пишет К. Грюнберг.— Была введена также обязанность поднимать правую руку во время исполнения государственного и партийного гимнов». (Грюнберг К. Указ. соч. С. 86.) Директива указывала: «При встрече лиц, относящихся к одной и той же общественной группе, рекомендуется поднять вытянутую правую руку под таким углом, чтобы лицо было видно из-за ладони. Этот жест должен сопровождаться словами «Хайль Гитлер!» или, по крайней мере, «Хайль!» Если кто-то приветствует знакомого с большого расстояния, достаточно поднять руку описываемым образом. Если встречается лицо, стоящее с общественной или иной точки зрения ниже, следует поднять правую руку вертикально на уровне глаз и одновременно сказать «Хайль Гитлер!» (Цит. по Грюнберг К. Указ. соч. С. 86.)

Самому фюреру приходилось держать руку в нацистском салюте часами. Из-за этого его правое предплечье деформировалось и увеличилось в размере. Посол Великобритании в Германии Н. Гендерсон вспоминал: «Однажды я наблюдал за Гитлером, принимавшим парад армии черно— и коричнерубашечни-ков. Он длился четыре часа, и все это время фюрер держал руку, вытянутую в нацистском приветствии. Позже я спросил его, как он смог выдержать, и услышал четкий ответ: «Силой воли». (Цит. по: Грюнберг К. Указ. соч. С. 210.)

Для юных арийцев знакомство с новым немецким «добрый день» начиналось со школы. Учителя (те из них, кто прошли чистку и остались на своих местах) начиная с 1933 года старательно обучали будущих повелителей мира этой премудрости. Приветственным салютом начинался каждый урок. Стоя у своих школьных мест, ученики послушно приветствовали своего наставника. Салютовали везде и все. На улицах, в учреждениях, в театре. «Когда мы были в Веймаре,— вспоминал американский посол У. Додд,— по радио транслировалась речь Геринга и у громкоговорителей на улицах стояли толпы народа. Отходя, люди поднимали правую руку в знак нацистского приветствия ...» (Додд У. Указ. соч. С. 412.) В сентябре 1934 года он же был свидетелем того, как в оперном театре зрители приветствовали рейхсканцлера. «В первом антракте почти все зрители в партере встали и некоторое время, повернувшись к ложе Гитлера, отдавали нацистское приветствие. Во втором антракте повторилось то же самое». (Там же. С. 224.)

Достоверными данными о человеке, который впервые предложил ввести это приветствие, мы не располагаем. В большинстве известных нам исследований ученые обходятся безличным: «нацисты ввели...» Возможно, это был сам Гитлер, его идея. Но тогда почему он, всегда старательно подчеркивая свой вклад в организацию партийной символики, умалчивает об этом в данном случае?

Можно предположить активное участие в разработке приветствия Д. Эккардта и других членов «Общества Туле», которые с осени 1922 года в средствах массовой информации усердно ваяли из Гитлера вождя, этакого «немецкого Муссолини». «Римское» приветствие логично вписывалось в образ германского дуче.

Вместе с тем, наряду с чисто «подражательной» версией возникновения гитлеровского приветствия, можно выделить еще одно. «Фашистское приветствие в виде вытянутой на уровне плеча руки... взято из масонских ритуалов — знак воздуха»,— утверждают Э. Ковалев и В. Малышев. (Ковалев Э. В., Малышев В. В. Указ. соч. С. 121.) Это предположение не лишено оснований. Ведь «Общество Туле» было не только мистико-политической тайной организацией, но и объединением (более 1500 человек), организованным по образу масонских лож. Оно широко использовало, как мы уже видели, свастику, рунические знаки и другие символы. Среди них были жест и приветствие «хайль» и «зип>. Все это позволило К. Грюнбергу утверждать: «Упомянутая символика была заимствована позже национал-социалистическим движением». (Грюнберг К. Указ. соч. С. 14.)

О наличии у масонских организаций жеста, подобного нацистскому приветствию, упоминает и В. Пруссаков: «...в точности так же поднимали руку и члены масонского братства Золотой Зари, когда на своих радениях они вызывали тайные силы Земли, или Почвы». (Пруссаков В. Оккультный мессия и его рейх. М., 1992. С. 24.)

В чём единодушны исследователи, так это в том, что автором чисто нацистского возгласа «Хайль Гитлер!» считается Иозеф Геббельс.

После воссоздания НСДАП, «с 1926 года члены партии были обязаны приветствовать друг друга возгласом «Хайль Гитлер!» (Грюнберг К. Указ. соч. С. 41.) «Хайль Гитлер!» Геббельса окончательно, уже ритуально, закрепило авторитарный характер НСДАП, принцип вождизма (фюрерпринцип). Культ Гитлера получил чисто внешнее, аудиовизуальное выражение.

Гитлеровское приветствие быстро заменило сперва в национал-социалистической партии, а «потом и в империи фашистов все остальные приветствия: «Хайль Гитлер!» говорилось при встречах и расставаниях. Каждая официальная бумага кончалась словами «Хайль Гитлер!» (Мельников Д., Черная Л. Преступник номер 1... С. 50.)

Этим возгласом заканчивалось и чтение смертных приговоров «в ночь длинных ножей» 30 июня 1934 года. Любимец А. Гитлера эссесовец Зепп Дитрих, командовавший расстрельным взводом, кричал ошарашенным происходящим штурмовикам: «Именем фюрера вы приговариваетесь к смертной казни за измену. Хайль Гитлер!», и гремел смертоносный залп. (Мит-чем С, Мюллер Д. Указ. соч. С. 416.)

Гимн. Гимн у национал-социалистов появился поздно. Впервые он прозвучал в 1930 году. Эта песня, которую сложил поэт Эверс, исполнялась на всех съездах партии. Они, как правило, заканчивались скандированием лозунгов: «Адольф Гитлер! Зиг заиль!», «Один народ — один рейх — один фюрер!» и т. д. С 1933 года нацистский гимн всегда исполнялся сразу же после государственного гимна «Германия превыше всего».

Так политическая символика нацистов пополнилась еще одной составляющей — гимном.

Фюрер. Был ли Адольф Гитлер монархом? Да, но к этому монарху обращались — «мой фюрер». Английский историк Десмонд Сьюард, сравнивая Гитлера и Наполеона, приходит именно к такому выводу. Он пишет: «...Гитлер сам был своеобразным монархом, и для национал-социалистического государства титул фюрера подходил больше всего. Среди прочего, как считал Гитлер, этот титул указывал, что глава государства избран германским народом... Для самого Гитлера он имел еще и то значение, что заставлял его ощущать некое родство с выборными кайзерами средневекового рейха, которые являлись как бы его предшественниками». (Сьюард Д. Указ. соч. С. 171.)

Второго августа 1934 года, сразу после объявления о смерти Гинденбурга, в 10 часов утра, рейхсканцлер Германии собрал своих министров. «...Стоя перед столом Гитлера, под его диктовку, они приняли новую присягу, которая их обязывала беспрекословно служить и подчиняться ему...» "Прозектор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1985. С. 83.) Кабинет министров послушно утвердил новый статут, который провозглашал Гитлера президентом и сохранял за ним функции канцлера. Это означало, что посты президента Германии, канцлера и руководителя (фюрера) национал-социалистической партии отныне были сосредоточены в одних руках. В руках бывшего австрийского бродяги и художника-самоучки, которого Гинденбург называл «богемским ефрейтором». Этот человек стал обладателем необъятной, абсолютной власти. По его требованию принимается закон «О верховном главе государства в германской империи». Согласно ему звание главы государства, посты президента и канцлера присваивались Гитлеру «пожизненно с официальным титулом «фюрер и рейхсканцлер». (Там же.)

Этот закон предоставлял А. Гитлеру прерогативу выбирать и назначать себе преемника на посту главы государства, а таким правом пользуется только монарх.

Однако фашисты не стремились облачать Германию в императорские одежды, они предпочли набросить на нее смирительную рубашку тоталитаризма. «Современная Германия,— пояснял министр внутренних дел Фрик,— не республика и не монархия, она — «вождевое государство». (Цит. по: Трайнин И. П. Указ. соч. С. 32.)

Государство, где вождь всевластен, вовсе не обязательно отбрасывает демократическую вывеску. Гитлер не отменял Веймерскую конституцию, она существовала. Но закон от 24 марта 1933 г. о чрезвычайных полномочиях Гитлера фактически перечеркивал ее. Известный германский социолог и теоретик права Карл Шмитт писал в своих комментариях к этому закону: «Закон от 24 марта 1933 г. в сущности и есть конституция современной германской революции. На основе этого закона и с его помощью может быть проведено дальнейшее переустройство Германии». (Там же. С. 30—31.)

Существовал в стране и рейхстаг (парламент). Орган «народного представительства» был послушным орудием в руках фюрера. Для депутатов была изготовлена хорошая удавка. Если депутат покидал ряды НСДАП или исключался из нее, он автоматически терял свой мандат, и на его место назначался другой. Стоит ли удивляться, что депутаты дважды продляли действие закона о чрезвычайных полномочиях Гитлера (до 1943 г.).

Использовал Гитлер и такую демократическую форму, как референдум. Он «советовался с народом» трижды. В 1933 г. он спрашивал мнение немцев по вопросу о выходе Германии из Лиги наций; в 1934 г. — о соединении поста президента с постом фюрера и рейхсканцлера; в 1938 г. — о присоединении Австрии.

Так великое государство в центре Европы обрело своего вождя. Фюрер НСДАП становится фюрером империи. Гитлер не оригинален и здесь. Он снова идет по проторенной дорожке. Фюрер (дуче) уже был. В Италии из глоток тысяч людей, стоявших с вытянутой в «римском» приветствии рукой, уже вырывался многократно повторяемый ритуальный клич: «Ей-я, ей-я, ей-я, а-ля-ля!», «Дуче, дуче, дуче!», а в ответ на риторический вопрос: «Кому принадлежит Италия?» следовал ответ: «Нам!». Теперь дуче (фюрер) появился и в Германии. Фюрер, который может делать то, что хочет, которому все позволено и ничего не запрещено. Устав НСДАП и законы рейха предоставляли ему неограниченные полномочия. Он — «ясновидец» и «земной бог», а «земной бог» несет ответственность лишь перед богом небесным, вернее, как сказано в самом уставе нацистской партии «лишь «перед богом и перед историей».

Кто же первым ввел в политический обиход Германии обращение «фюрер»?

По мнению К. Грюнберга, «впервые понятие «фюрер» применительно к Адольфу Гитлеру появилось в конце 1920 — начале 1921 года. Но официально оно заменило название «председатель НСДАП» 7 ноября 1921 года в печатном партийном органе «Фелькишер беобахтер». Грюнберг говорит также о том, что «это понятие стало распространяться в интерпретации, близкой к понятию «дуче», после фашистского переворота Бенито Муссолини в октябре 1922 года». (Грюнберг К. Указ. соч. С. 18.)

Эту точку зрения поддерживает и В. Руге.

Кто бы ни был тот человек, который первым пришел объявить «богемского ефрейтора» вождем партии, но с 1921 года Гитлер уже официально именовался «фюрером НСДАП Адольфом Гитлером, а с ноября 1922 года его титул писался так: «Наш фюрер

Адольф Гитлер». (Мельников Д., Черная Л. Преступник номер 1... С. 50.)

Представляется правильным, в данном случае, согласиться с В. Руге, который высказал мысль о том, что «поначалу термин «фюрер» (вождь) применительно к Гитлеру был более или менее синонимом понятия «председатель партии». (Руге В. Указ. соч. С. 48.) (Как мы видели, аналогичную позицию занимает и К. Грюнберг).

Провал «похода на Берлин» в 1923 году в Мюнхене, суд и тюрьма, в которой оказался Гитлер, кризис в НСДАП, ожесточенная междоусобица лидеров партии, оставшихся на свободе, и фактически ее развал приводят к тому, что «томящийся в узилище» Гитлер по существу теряет свое председательство, а вместе с ним и фюрерство. Даже после выхода его на свободу ситуация восстанавливается не сразу. Дело доходит до того, что И. Геббельс, тогда еще горячий сторонник Г. Штрассера, требует «исключить из партии мелкого буржуа Адольфа Гитлера». Появляется и новый фюрер. «...Одна из групп фелькише» в своем послании в начале 1925 года называет Людендорфа его высокопревосходительством великим вождем, а Гитлера — «духом огня». (Фест И. Указ. соч. Т. 2. С. 44.)

«Дух огня», выпущенный на волю, бросается в схватку с соперниками за власть. А их немало: генерал Людендорф, Г. Штрассер, фон Греве, Рем, Дрекслер, Фезер, Фрик, Розенберг, Динтер, Бутман и др. В явной и неявной форме каждый из них тянул одеяло лидерства на себя. Гитлер был вынужден сделать решительный шаг. Он возобновляет выход газеты «Фелькишер беобахтер» и публикует статью «Новое начало», где открыто «бросает перчатку» противникам. На 27 февраля 1925 года он объявляет «новооснова-ние» (не воссоздание) НСДАП». (Там же. С. 45.) В этот день четыре тысячи участников собрания встретили Гитлера овацией. То, что произошло потом, можно назвать победой: «...Я один руковожу движением,— заявил Гитлер,— и никто не ставит мне условий, пока я лично несу всю ответственность. А я снова несу ответственность абсолютно за все, что происходит в нашем движении».(Цит. по: Фест И. Указ. соч. Т. 2. С. 46.) Полный триумф. Власть Гитлера в партии была восстановлена. Бывшие соперники обнимались и пожимали друг другу руки, «а Буттман, который еще недавно, во время встречи Гитлера с фракцией ландтага, остро и ядовито возражал тому, кому теперь все рукоплескали, заявил... с этого дня он (Гитлер — И. П.) зовется «фюрером» и по праву является таковым — единоличным вождем». (Там же. С. 47.)

Так состоялось «второе издание» фюрера НСДАП Адольфа Гитлера. С этого дня он прочно держался у власти. Периодические кризисы, потрясавшие партию как до 1933 года, так и после (путч «Рема»), уже не представляли для него серьезной опасности. Фюреру всегда удавалось с ними справиться.

Последний штрих. В феврале 1938 года фюрер и рейхсканцлер Германии объявляет о том, что отныне он принимает на себя и всю полноту военной власти. Фюрер становится главнокомандующим вооруженными силами. «При нем создается его личный штаб, наподобие тех штабов из особо доверенных лиц, которыми располагали короли, императоры или диктаторы прошлого...» (Проэктор Д. М. Агрессия и катастрофа. М., 1972. С. 35.)

Известно, что А. Гитлер неодобрительно отзывался о решении Наполеона возложить на себя императорскую корону. Он считал это ошибкой. Гитлер не повторил ее. Уроженец Бранау не провозглашал себя монархом. Он был фюрером. И этот титул он никому не передал. Можно предположить, что Гитлер вкладывал в это понятие нечто неизмеримо большее, чем просто понятие «монарх». Чтобы стать государем, достаточно быть наследником государя. Но этого мало, чтобы стать фюрером. Здесь преемник должен обладать кроме юридических прав еще и целым набором выдающихся качеств. Качеств человеческих и, по-видимому, сверхчеловеческих. Он должен быть избранником Провидения. Как Гитлер (так он считал). Провидение, Высшие Силы (или собственный гений?) даруют этому человеку главное — умение руководить огромными человеческими массами. Заставлять людей послушно следовать за ним, выполнять его приказы (или тайных сил?). Этот избранный должен быть в состоянии предугадывать ход исторических событий, даже предопределять их, подчинять своей железной воле. Что это? Оккультизм? В последние дни пребывания в этом суетном мире, запертый, как мышь в мышеловке, в бункере с кучкой самых преданных и надежных сообщников, Гитлер не видел среди них лиц способных не стать, но быть его преемником. Быть наследником фюрера! Он видел только «достойных людей», «лидеров нации», но не больше. Титул «фюрера» Адольф Гитлер унесет с собой, унесет в небытие. В его политическом завещании вновь возродятся почти забытые должности президента и канцлера. Хоть и высшие, но обычные, для обычных людей. Фюрера больше нет. Есть государственные мужи на государственных постах. И только.

Небольшое резюме. Национал-социалистам (будь то Р. Гесс, Д. Эккарт, Г. Эссер, или даже сам А. Гитлер в подражании Б. Муссолини) удалось найти очень удачное титулование и обращение к лидеру партии, отражающее ее изначальную авторитарную сущность. Титул «фюрер» после прихода нацистов к власти с пониманием (если не сказать одобрительно) был воспринят большинством народа. Во всяком случае, немецкий бюргер его достаточно быстро «переварил» и прочно усвоил. Как нам представляется, это стало возможным потому, что обращение «фюрер» несло в себе некий компромиссный заряд. Оно выражало извечную любовь немцев к порядку (а порядок там, где есть крепкий хозяин) и отдавало дань их недолгому демократическому прошлому. Монархисты видели в фюрере прототип кайзера (и в глубине души лелеяли надежду на то, что Гитлер восстановит монархию), а прореспубликански настроенные граждане удовлетворялись демократической мишурой режима (выборы, рейхстаг, плебисциты). Монархистам поперек горла стояло название поста выборного главы государства «президент» (они ассоциировали его с «ноябрьскими преступниками» 1918 года и «ударом ножа в спину»), а тех же, кто не мог до конца расстаться со своими социал-демократическими и либеральными иллюзиями устраивало вполне народное, по-своему демократическое, овеянное дымкой истории с романтическим привкусом обращение «вождь». В результате Гитлер не сразу, по получил поддержку как тех, так и других, в качестве фюрера. Это титулование главы государства одинаково хорошо сочеталось с монархической фразеологией нацистов («великогерманская империя», «третий рейх», «аристократия земли и крови», «новое дворянство» и т. д.), которую умело использовала пропаганда, и демократической демагогией («народ», «нация», «соль земли», «нордическое крестьянство» и т. п.).

Так или иначе, но нацисты достигли своей цели. Немцы в своем большинстве сплотились вокруг фюрера. Недовольными занималась государственная тайная полиция. Отныне имперские граждане подчинялись одному правилу. Председатель рейхстага Г. Геринг, выступая в 1934 году перед прокурорами Пруссии, сформулировал его так: «Закон и воля фюрера неразделимы». (Ширер У. Указ. соч. Т. 1. С. 309.) Два года спустя президент академии германского права Г. Франк в своей речи перед юристами высказал еще одно: «Сегодня в Германии есть одна власть, и это власть фюрера». (Там же. С. 318.)

В чеканном виде принцип вождизма (фюрерства) вылился в формуле: «Один народ, одна империя, один вождь», которую, как мы уже отмечали, с восторгом скандировали немецкие обыватели.

Руническая символика. Согласно политическому завещанию А. Гитлера, его официальным преемником (последним «фюрером» Германии) стал гросс-адмирал Карл Дениц. Адмирал был назначен Гитлером рейхспрезидентом. На суде в Нюрнберге он, как военный преступник, был приговорен к тюремному заключению. В тюрьме Шпендау Дениц прошел тест на интеллектуальный коэффициент. Он оказался равным 138 (тест Векслера-Белльвю). (Германский национал-социализм. Указ. вып. С. 91.) Это факт подтверждают С. Митчем и Д. Мюллер. Иначе говоря, интеллект К. Деница граничил с исключительностью и гениальностью. Почти гений. Кстати, такой же коэффициент был у Г. Геринга, а у Шахта и Зейс-Инкварта еще выше. Соответственно: 143, 141. Нет, не глупцами были наши враги в Великой войне, но тем почетнее победа.

Во время своего пребывания в заключении адмирал выращивал овощи. Его личный рекорд почти гениальный — до 50 помидоров с одного куста. Гросс-адмирала предали земле 6 января 1981 года. К последнему причалу К. Деница пришло проводить немало старых товарищей по оружию. Все, кто пришел проститься с усопшим, могли видеть флаг. На флаге была изображена одал-руна.

Руны представляют из себя «сокровенный жреческий язык и алфавит древних скандинавов. Буквальное значение руны «тайна». Считается, что руны в неявном виде содержат целую систему эзотерических знаний». (Краткий настольный эзотерический словарь. Т. 2. Москва—Киев, 1993. С. 301)

Многочисленные материальные памятники (языческие алтари, надгробия, знаки, камни) сохранили для нас язык рун. Рунические надписи обнаружены на оружии (копья, мечи), украшениях, часто носящих ритуальный характер. Известны нам и так называемые рунические календари.

Наибольшее распространение «язык рун» получил в II—XIII вв. н. э., некоторые авторы дают иную периодизацию с IV в. до н. э. по XII в. С течением времени рунический алфавит, обладающий своеобразной спецификой изображения: угловатым рисунком из-за использования острых или режущих инструментов, получает широкое распространение. Из Скандинавии (в Дании руны появляются во II в. н. э., в Норвегии и Швеции в III в. н. э.) руны перекочевали в Британию (V в. н. э.), а затем на восток, в славянские земли. Изображение рун можно найти практически по всей Европе.

Важным источником информации о руническом искусстве древних германцев служат древние тексты — Старшая Эдда (сборник священных текстов язычества) и Младшая Эдда, написанная в XIII в. Как отмечает А. Платов, «первым классическим общегерманским руническим строем стал Футарк... жестко закрепленный перечень рун с их фонетическими и магическими значениями и именами. Футарк содержит 24 знака...» (Платов А. Руническая магия. М., 1994. С. 18.) Добавим, что при гадании на рунах используют еще одну — 25 руну — чистую. По оценке Ральфа Блума, она означает: «Непознаваемое. Бог один. Пустота — это конец; пустота — это начало».

На основе Футарка британские маги и жрецы создают так называемый ранний англо-саксонский рунический строй уже из 28 рун, а в IX в. появляется 33 знака поздних рун этого же строя.

Значительной переработке подвергался Футарк и в Скандинавии. Для магических целей древние германцы оставили его в неприкосновенности, зато как алфавит изменяли его неоднократно. Последняя переработка привела к появлению алфавита, который уже ничего общего с Футарком не имел.

«Всего в Скандинавии было создано около 7 алфавитов: 2 — в датском стиле и 5 — в шведско-норвежском,— пишет А. Платов.— Именно эти скандинавские переработки Футарка называют иногда Младшими Рунами». (Там же. С. 22.)

Одна из особенностей рун состоит в том, что они имеют свои имена. К сожалению, имена рун Футарка подлинного, «истинно магического строя», не сохранились. Используемые сейчас имена — всего лишь «поздне-средневековая» («готическая») реконструкция. У разных исследователей и толкователей рун наблюдаются существенные различия в их интерпретации. Определенную путаницу вносит и то обстоятельство, что руны использовались в разных комбинациях, сочетаниях и положениях. Например, перевернутые, положенные на бок, сдвоенные. При этом они могут иметь различные смысловые и магические значения, свой сакральный смысл.

В политической символике Германии были распространены и так называемые рунические внеалфавит-ные знаки, различные рунические символы. Таким общеизвестным руническим внеалфавитным символом являлась свастика. Каждый знак имел свое символическое значение, доступное лишь посвященным. Некоторые знаки имели своеобразные ступени посвящения в их значение: от общеизвестного, широко пропагандируемого в СМИ и до тайного, известного лишь узкой, замкнутой группе избранных иерархов.

Древнегерманская языческая мифология связывает появление рун с богами. По преданию, Один, чтобы познать знание рун, «принес себя в жертву, пронзив себя копьем и «приколовшись им к дереву». (Платов А. Указ. соч. С. 34.) Р. Блум рассказывает об этом событии более прозаичнее: «...Раненый собственным лезвием Один девять дней висел на Мировом дереве... перенося жажду и голод, пока не заметил Руны. Перед тем, как упасть, он подхватил их».

Таким образом, по древним преданиям, руны были даны людям верховным богом северного (арийского) пантеона, одноглазым Одином.

Однако существует и другая версия. Согласно ей руны отнюдь не божественный дар, а изобретение человеческого разума.

«Есть гипотеза, что человек, создавший рунический шрифт, был также родоначальником королевских фамилий Саксов и Скандинавии, а затем его обожествили под именем Одина и Вотана». (Завтра № 2. 1994. Январь.)

Эта версия находит свое подтверждение и в литературных источниках. Так, «Сага об Инглингах» описывает Одина как вполне «земного», реального человека, вождя народов асов». (Платов А. Указ. соч. С. 34.)

Рунический алфавит получил широкое распространение среди языческих народов Европы. Однако период его процветания, по историческим масштабам, был не долог. По мере утверждения христианства он начинает терять свое значение. В Исландии его даже запретили как неприкрытое колдовство. Причина — руническая магия.

В магических целях руны стали использоваться среди древнегерманских племен с V в. н. э. Жрецы применяли рунические знаки в своей практике для проведения различных магических операций: заклинания мертвых, вызывание духов, бросания жребия. Гадание на рунах позволяло им приоткрывать завесу будущего, предвидеть его. «Издавна считалось,— пишет Гудрик-Кларк,— что символическая ценность рун превышает их фонетическую значимость и роль как знаков письма: они использовались в практике пророчеств, предсказаний судьбы, магических заклинаниях и приготовлении амулетов». (Гудрик-Кларк Н. Указ. соч. С. 176.)

Под натиском христианства отступило язычество, а вместе с ним и руническая система письма, руническая магия. Но руны не исчезли бесследно. По мнению И. Грянко, «...их сохранение было поручено особой оккультной группе посвященных, называемой «Хозяева рун...» (Завтра. № 2. 1994. Январь.) Но теперь уже руническая магия стала достоянием глубоко законспирированных эзотерическихъ групп, союзов, орденов.

Попытки проникнуть в тайный смысл рун в Германии предпринимались многими. Мы уже упоминали имена Ланца, Листа. Магический центр нацизма «Общество Туле» издавал специальный журнал «Руны». Журнал выпускался на средства уже известного нам барона Зеботтендорфа. «Общество Туле» было серьезным магическим братством,— пишет В. Пруссаков.— ...Братьев обучали искусству магии и развитию потенциальных возможностей... учили технике коммуникации с так называемыми Тайными Учителями, или Неизвестными Сверхлюдьми, незримо руководящими всем происходящим на нашей планете». (Пруссаков В. Указ. соч. С. 22.)

Членом «Общества Туле» был и Рудольф Горслебен. Он явился зачинателем нового оккультного арийского движения. «На основании рун... Горслебен создал оригинальную расистскую религию-мистерию, которая вновь возвращалась к магическому наследству арийцев и оправдывала их духовное и политическое превосходство». (Гудрик-Кларк Н. Указ. соч. С. 174.)

Усилия Горслебена были направлены на то, чтобы восстановить науку о рунах и их магическом использовании. Его цель была весьма прагматична. Он видел в рунах «инструмент, при помощи которого можно влиять на материальный мир и ход событий». (Там же. С. 176.)

Разумеется, национал-социалисты не могли пройти мимо подобной многообещающей перспективы. Таким «очагом по изучению германских древностей» стало общество (институт) «Аненэрбе».

Эта организация возникает в 1933 году как общество исследователей для наследования своим предкам. В. Пруссаков называет имя основателя — Ф. Хильшер, «откровенный язычник и оккультист». Гудрик-Кларк считает основателем этого общества рейхсфюрера СС Г. Гиммлера и известного нацистского теоретика «крови и почвы» В. Дарре. Он относит его возникновение к 1935 году.

Возникнув в 1933 году, он был официально зарегистрирован 1 июля 1935 года «как организация, занимающаяся проведением» исследования по вопросам распространения, психологии, поведения и наследственности нордической расы индогерманцев, с тем, чтобы в популярном изложении сообщать народу о результатах этого исследования». (Нюрнбергский процесс. Т. 2. М., 1966. С. 418.)

С 1 января 1942 года «Аненэрбе» вошло в состав СС. Его президентом стал рейхсфюрер СС Г. Гиммлер. Надо ли говорить, что все сотрудники этой организации имели звания по ведомству СС (почетные СС) и носили соответствующую униформу. Гиммлер стремился собрать лучших. В числе руководителей общества был Ф. Гильшер (по другой транскрипции Ф. Хильшер), а также его ученик В. Зиверс (Сивере). В. Пруссаков называет его «адептом» тайной доктрины, разработанной учителем. Штандартенфюрер СС В. Зиверс, бывший книготорговец, стал генеральным секретарем общества, его имперским директором. По существу, «Аненэрбе» руководил именно он. Зиверс один из создателей анатомической коллекции при унивеситете в Страсбурге. Она была составлена из человеческих скелетов и черепов. Это так называемая колекция «еврейско-болыневистских» комиссаров. Вот некоторые документы, свидетельствующие о разных стадиях «сбора» этой коллекции.

В письме к А. Эйхману Зиверс писал: «Всего обработано 115 лиц, в том числе 79 евреев, 2 поляка, 4 азиата и 30 евреек». (СС в действии. Документы о преступлениях СС. М., 1969. С. 477.) Тела жертв были отправлены тремя партиями в университет к профессору Хирту. В своем донесении президенту «Аненэрбе» Г. Гиммлеру штурмбанфюрер Хирт описывал процесс подготовки коллекции черепов: «После произведенного затем умерщвления еврея, голова которого повреждаться не должна, он (врач — И. П.) отделяет голову от туловища и посылает ее к месту назначения в специально подготовленной и хорошо закрывающейся жестяной банке, наполненной консервирующей жидкостью». (Там же. С. 475.)

Судом в Нюрнберге В. Зиверс был приговорен к смертной казни через повешение. Отдадим должное, смерть встретит мужественно. Перед тем как взойти на эшафот, ему, неоязычнику, разрешат совершить необходимые ритуальные приготовления к смерти, произнести мистические заклинания. Творить в последние минуты жизни неведомые нам молитвы ему помогал его учитель и наставник Ф. Гильшер, допущенный к месту исполнения приговора.

Департаментом (институтом) письма и символики ( а всего их было 50!) в «Аненэрбе» руководил Г. Вирт. Он лично подбирал символику, которой предстояло украшать изделия производственных предприятий, принадлежащих СС. В первую очередь для специальной фабрики в Аллан-Мюнхене, которая выпускала керамические изделия, в частности, подсвечники на 12 свечей. Цифра 12 носит мифологический характер. Ровно столько было рыцарей круглого стола короля северных кимров Артура. Ровно столько было особо доверенных, преданных, посвященных в тайны ордена СС «рыцарей» у рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

Герман Вирт отдавал предпочтение трем основным мотивам: рунам, свастике и древу жизни (т. е. Мировому дереву, к которому, по преданию, приколол себя Один). Вирт был известен в Европе и как автор, по выражению Рене Генона, «важнейшего труда о происхождении человечества», опубликованного в Германии в конце 20-х годов, где он развивал «северо-атлантическую» теорию «гипебторейской Атлантиды».

Разработкой символов и эмблем в нацистской Германии занималась и Главная Служба Расы и Населения.

Большой вклад в разработку нацистской символики и идеологии (псевдорелигии СС) внес Карл Вили-гут, бригаденфюрер СС Личной Комиссии Рейхсфюрера СС, любимец и наставник самого Г. Гиммлера, пророк ордена СС, получивший в этой элитарной организации характерное прозвище — «Распутин Гиммлера». Вилигут принимал участие в разработке ритуалов СС, рунической символики СС, ее идейно-мистической концепции. Он также «принимал участие... и в концепции Вевельсбурга как ордена-замка СС и разработке других церемоний, ответственных за традиционную ауру идеологии СС: символы элитаризма, расовой чистки и территориального господства». (Гудрик-Кларк Н. Указ. соч. С. 197.)

При вступлении в СС Вилигут принял на себя псевдоним Вейстхор. Он руководил VII Отделом (Архивы) вышеуказанной службы. По приказу Гиммлера Вейстхор осуществляет разработку проекта одного из главных символов СС — серебряного кольца мертвой головы («Тотенкопфринга»). Это кольцо вручалось членам и офицерам СС лично рейхсфюрером СС Г. Гиммлером. В случе их гибели или смерти этот знак избранцости должен был храниться в замке Вевельсбрук «как символ их неизменного присутствия в ордене».

«Орнамент (кольца — И. П.) включал в себя мертвую голову (череп), двойную sig-руну, свастику, hagal-руну и группу рун.., которые указывали на традиции Вейстхора». (Гудрик-Кларк Н. Указ. соч. С. 208.)

Бригаденфюрер СС имел непосредственное отношение к реставрации и разработке ирминистических ритуалов СС: специальные языческие свадебные обряды для офицеров и их невест, праздники встречи весны, урожая, летнего и зимнего солнцестояния и др. Вейстхору (по его словам, последнему наследнику древних германских святых и королей, ведущих свой род от союза богов воздуха и воды) принадлежит проект восстановления в Германии ирминистической религии. Этот фюрер СС «утверждал, что владеет родовой памятью» и помнит события, происходившие более тысячи лет назад. Родовая память Вилигута позволяла ему описывать религиозные ритуалы древних германцев и хорошо ориентироваться в их законах. Ирминистическая религия древних, в исполнении Ви-лигута-Вейстхора, во многом отличалась от культа Вотана. В этой религии поклонялись германскому богу Крист. Этот культ, по мнению Вейстхора, был заимствован христианством и древнегерманский бог превратился в Христа Спасителя.

«Хронология по Вилигуту начиналась примерно за 22800 лет до христианской эры, «когда были три солнца в небе, а на земле жили гиганты, карлики и другие мифические существа». Вилигут поведал Гиммлеру... о зарождении Ирминистической религии Криста за 12500 лет до христианства, о Бальдуре — Христе — святом пророке, распятом поклонниками Вотана... » Пруссаков В. Указ. соч. С. 208.)

Гудрик-Кларк пишет: «Вилигут утверждал, что Библия в действительности первоначально была написана в Германии». (Гудрик-Кларк Н. Указ. соч. С. 200.)

Нацистский «Распутин» и Гиммлер верили в то, «что существует тайный ключ к старой культуре, который может быть найден в настойщем». (Там же. С. 211.)

Вся орденская жизнь СС была пронизана различными ритуалами, она подчинялась особым законам и правилам. В СС велась своя родовая книга, осуществлялся расовый отбор. Члены СС принимали собственную присягу, что давало им право на особое судопроизводство (трибуналы СС). Нормы морали обычных людей для них не существовали. Организация была «опрокинута» в прошлое. Дуэль, например, являлась средством защиты чести мундира. Однако эсэсовцы могли (по отношению не к членам ордена) обходиться и без поединка. Для этого «они получали кинжал, помеченный буквами «СС». Им говорили, что этот кинжал выдается для того, чтобы смыть кровью нанесенное им оскорбление, если сами они сочтут, что задета их честь». (Деларю Ж. История гестапо. Смоленск, 1993. С. 113).

Декрет Гиммлера (1935 г.) и особое решение Верховного суда, по существу, предоставляли членам СС право на безнаказанное убийство.

Специальный диетический рацион должен был поддерживать силы элиты арийской расы. «В казармах СС утренний кофе был заменен завтраком древних германцев, состоящим из молока и каши. В качестве питья при еде эсэсовцы получали минеральную воду...» (Там же. С. 116.) *

Были у них и свои особые методы борьбы за трезвый образ жизни, радикальные, но, несмотря на это, мало эффективные. «Либо ты умеешь обращаться с алкоголем и слушаться нас,— говорил рейхсфюрер СС Г. Гиммлер,— либо тебе присылают револьвер и ты ставишь точку. Стало быть, подумай». (Мельников Д., Черная Л. Империя смерти. М., 1987. С. 159.)

Кроме кольца мертвой головы, к числу символов СС относилось орденское холодное оружие: кинжал и шпага. Оно выдавалось только офицерам СС. Например, право на «кинжал чести» (мы упоминали о нем) получал эсэсовец, имеющий чин не ниже унтерштурмфюрера (лейтенанта), и то не каждый. Решал рейхсфюрер СС. На лезвии кинжала красовался девиз СС: «Наша честь — верность». Лица, лишившиеся членства в СС или личного расположения рейхсфю-рера, обязаны были вернуть оружие. Когда К. Вейстхор покинул службу, «по причине возраста и здоровья», «Черный герцог» (Гиммлер любил, когда его так называли) попросил Вейстхора вернуть... кинжал и шпагу, которые тот сентиментально хранил под личным замком, а ключ носил с собой». (Гудрик-Кларк Н. Указ. соч. С. 212.)

Отставной генерал СС вынужден был вернуть и кольцо, автором проекта которого он являлся.

Но не только возраст был причиной отставки главного мага СС. Произошел конфуз. «Стало известно, что с 1924 по 1927 г. Вилигут находился в приюте для психических больных, куда его поместили как шизофреника, страдающего манией величия...» (Пруссаков В. Указ. соч. С. 191.) Рейхсфюрер СС очень ревниво относился к чистоте рядов своего черного корпуса.

Вилигут ушел из ордена с хорошей пенсией и заботливой экономкой, оплачивающейся за счет СС.

Когда в 1929 году А. Гитлер назначил главой СС Г. Гиммлера, в списках этой организации (разделенной на десятки) значилось всего 280 человек. Уже тогда их форма отличалась от формы членов С А (в состав которой они формально входили). В 1925 году после снятия запрета на деятельность НСДАП форма «личной охраны» фюрера выглядела так: «...черные фуражки с эмблемой «Мертвая голова», нарукавная повязка с изображением свастики, коричневые рубашки и черные галстуки». (Поморин Ю., Юнге Р., Биман Г., Бордиен Г. П. Кровавые следы (Возрождение СС). М., 1983. С. 25.)

По мнению Э. Ковалева и В. Малышева, к выбору главной политической эмблемы СС («Мертвая голова») имел отношение К. Гаусхофер, идеолог масонской ложи «Общество Туле».

Осенью 1918 года это название, название своего филиала в Мюнхене, принял на себя «Германский орден».

«Отличительным знаком эсэсовцев стал типично масонский символ — череп и скрещенные кости». (Ковалев Э., Малышев В. Указ. соч. С. 121.)

Разумеется, выбор эмблемы для лейб-гвардии фюрера не мог быть осуществлен без его ведома. В исследованиях, посвященных оккультным корням нацизма, информация о том, что А. Гитлер был завсегдатаем спиритических сеансов, которые регулярно проводились руководителями германских масонских лож (выполнял функции медиума), давно стало общим местом. Более того, Повель и Бержье утверждают, что он был адептом тайных наук. В беседах с Г. Раушнин-гом Гитлер признавался ему, что позаимствовал из идеологических методов воздействия масонов на человеческие массы их способность поражать воображение людей с помощью символов магического культа. И, действительно, что могло поразить обывателя больше, чем вид изображения мертвой головы?

Как эмблема серебряная мертвая голова сохранилась в форме членов СС и тогда, когда Гиммлер заменил полувоенную блузу СС на черный мундир. Но здесь в форме появляется новая, ставшая широко известной эмблема («молнии», «стрелы» СС).

«Знаменитые стрелы СС,— пишет И. Грянко,— столь часто принимаемые за стилизованное изображение молнии, показывают в действительности сдвоенную зиг-руну — знак «силы и победы». (Завтра. № 2. 1994. Январь.)

Некоторые авторы определяют руну в петлицах СС как руну грома. Они пишут о преступниках (А. Ега-заров) «обряженных в черную форму фанатичных убийц с руной грома в качестве опознавательного знака». (Цит. по: Раушнинг Г. Указ. соч. С. 11.)

В отличие от него А. Платов определяет значение одиночной руны-соулу как «энергия солнца», Р. Блум, в дополнение к этому, говорит о ней еще и как о руне, означающей «целостность», «жизненные силы» (магическое значение). Толкуют ее и как руну итога. В данном случае мы имеем в виду значение одиночной зиг-руны. Однако в рунической магии есть раздел, посвященный созданию комбинаций из рун, придающих им заклинательный характер, сакральную форму, значение, отличное от «суммарного действия тех же рун, вырезанных отдельно», или одиночных рун. (Платов А. Указ. соч. С. 48.) На мундирах СС, как мы помним, красовалась сдвоенная зиг-руна.

«Мы все готовы к битве, нас вдохновляют руны и мертвая голова» — это слова из песни членов черного корпуса.

Руны на эсэсовской форме, как отмечает В. Пруссаков, являлись символами «элитарности и чувства товарищества, царящем в организации».

В Черном Ордене «использовались 14 основных рунических символов», как алфавитного, так и внеа-фавитного происхождения. (Народный Строй. № 1— 2. 1995.) Эти знаки носили члены, сотрудники, военнослужащие разных организаций, служб, подразделений, дивизий СС, выпускники орденских школ и их преподаватели. Руны жизни (лебен-рун) и смерти (тотен-рун) изображались на документах и могильных памятниках эсэсовцев. Естественно, основным руническим символом была свастика (хакенкрейц) и ее модификация зонненрад («солнечная свастика»). В. Пруссаков подразделяет символическое значение рун СС и их имена так: «Дух коллективизма» (гер-рун), «самопожертвования» (опфер-рун), «усердие и энтузиазм» (эйф-рун), «руна борьбы, битвы» (тир-рун), «успеха и удачи» (хайльзейхен), «веру в правоту нацистского мировоззрения» (хагалл-рун).

Каждая из указанных рун имела собственную историю появления в СС. Например, группа рун, которую В. Пруссаков называет «хагалл-рун» (здесь и выше мы сохраним авторское написание «рун», а не «руна») связана с именем известного нам бригаденфюрера СС Вейстхора. Они изображались на кольце СС. Вейстхор, которого считали потомком древних германских королей, расположил их на нем как указание на свою традицию.

Форма Черного ордена отличалась от обмундирования вермахта не только своим цветом, рунами, наличием одного погона и повязки со свастикой (первоначально в 1923 году СС, тогда еще «штабная стража», носила повязку в черной окантовке, в отличие от СА), но и особыми званиями. В СС существовала строгая иерархия чинов (офицерские звания: от ун-терштурмфюрера до рейхсфюрера СС). Сами звания были аналогичны системе званий в СА (именования). Соответствовали они и чинам вермахта. Однако звания этой элитарной организации обладали одной особенностью. Она заключалась в том, что в случае вступления военнослужащего в СС его прошлое военное звание не сохранялось. Ему присваивался новый эсэсовский чин, как правило, значительно ниже. Унтер-офицеры вступали в СС рядовыми, младшие офицеры — унтерами. Даже генералы не сохраняли свое звание. Например, Пауль Хаусссер, будущий главный организатор войск СС, вышел в отставку из армии (1932 г.) в чине генерал-лейтенанта. В 1934 году он вступает в СС, но только в звании штандартенфюрера (полковника). (Митчем С, Мюллер Д. Указ. соч. С. 399.) Эта система чинопроизводства должна была лишний раз подчеркивать «избранность» Черного ордена, его кастовый, элитарный характер.

Символика СС отражала их мистическую идеологию (религию), которая являлась неотъемлемой частью идеологии национал-социалистов. Вся общественная жизнь Германии была пронизана этими идеями, что позволяло авторам «Утро магов» дать такое, самое краткое, весьма своеобразное, определение фашизма: «Нацизм в своем роде — это магия плюс танковые дивизии». Эта дефиниция находит свое подтверждение в широком распространении (не только в СС) мистической рунической символике. Мы уже не говорим о свастике, заполонившей всю страну. Но в качестве эмблем в рейхе использовались и другие рунические знаки. Руны располагались на кокардах и знаменах гитлеровской молодежи (гитлерюгенд). Юнцы с кинжалами носили единичную зиг-руну. Красная «руна жизни» нашивалась на белые халаты немецких медиков. Надежда Гитлера, юные спортсмены, носили тир-руну. Наконец, одал-руна (отал), руна, которая красовалась на флаге в день проводов старого пирата Карла Деница к месту его последней стоянки. В Германии эту руну носили на специальных значках служащие расового отдела СС. По мнению В. Пруссакова, она символизирует собой «родственность и семью, содействует объединению и сближению людей одной крови». Британское имя этой руны означает «наследство». У этого знака в его мантическом содержании два основных аспекта: «Первый — требование прекращения того, что отжило свое... Второй... получение наследства». (Платов А. Указ. соч. С. 133.)

Итак, мы рассмотрели основные формы нацистской символики, главные версии возникновения политических символов и эмблем третьего рейха. Политический язык германского национал-социализма в обеих его разновидностях, как символический (свастика, партийный знак, униформа, штандарты и т. п.), так и вербальный (обращение «мой фюрер», приветствия «Хайль», «Зиг», лозунги и т. п.) был весьма красочен, «сочен», специфичен. Впрочем, именно этого нацисты и добивались, всячески подчеркивая свою непохожесть на «прогнившие» режимы западных демократий. Во многом подражая своим итальянским собратьям, они все-таки стремились наделить свои символы «истинно германскими» чертами, представить национальный социализм в качестве хранителя нордических традиций мифического прошлого. Фашистам удалось создать эффективную и убедительную систему выразительных средств, которая не только отражала их идеологию, но и одновременно придавала политическому действию завораживающий, почти неотразимый по своему эмоциональному воздействию на обывателя характер.

Значительную роль в создании этой коммуникационной системы сыграл Адольф Гитлер. Здесь, безусловно, сказались его задатки художника, архитектора («чертежника» — как говорил он сам), музыканта. Сказалась творческая, экзальтированная (на грани душевной болезни) натура основателя германской империи. При этом не столь уж важно (как мы уже отмечали) сам Гитлер создавал и творил проекты и эскизы нацистской символики или же только «заимствовал» чужие идеи и мысли, утверждал сделанные кем-то другим варианты. Чутье самоучки позволило ему найти (отобрать) наиболее выразительные формы материализации своих политических концепций и амбиций. Творческий «нюх» безошибочно позволил ему избрать древний знак — свастику в качестве фундамента всей партийной и государственной символики. Изъяв этот знак из прошлого, из тысячелетней пыли минувших веков, он превратил его в символ грядущего дня для миллионов немцев, граждан «тысячелетнего» рейха.

Научное издание

(Окончание следует)

Обновлено 10.07.2011 13:36
 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100