Home Журнал «Ориентация» Ориентация №1 Во власти необъявленных богов - ОНТОЛОГИЯ ДОБРА И ЗЛА

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Показ ленты новостей

URL ленты не указан.

Полезные ссылки


Северная Корея

Во власти необъявленных богов - ОНТОЛОГИЯ ДОБРА И ЗЛА PDF Печать E-mail
Автор: Олег Николаевич Носков   
27.07.2011 09:38
Индекс материала
Во власти необъявленных богов
О ТРАНСЦЕНДЕНТНОМ ВОСПРИЯТИИ МИРА
ОНТОЛОГИЯ ДОБРА И ЗЛА
МЕТАМОРФОЗ СТАРЫХ РИТУАЛОВ
СТИМУЛ ДЛЯ ПРЕДАННОГО СЛУЖЕНИЯ
ПОСЛЕДСТВИЯ (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)
Все страницы

ОНТОЛОГИЯ ДОБРА И ЗЛА

Очень часто мы без всякого недоумения, вполне естественно и искренне воспринимаем фразы типа: «я не виноват, — меня вынудили Обстоятельства»; на этот поступок меня толкнула Ревность»; «нас спасёт только Любовь»; «его извела Тоска»; «его замучила Совесть»; «его одолела Скука»; и т. д. Конечно, мы это воспринимаем как некую аллегорию, однако интересно отметить сам факт появления подобного речевого оборота. Действительно, мало того, что такие понятия, как «совесть», «тоска», «любовь», «ревность», «скука», — должны по логике вещей восприниматься как нечто пассивное по отношению к человеку, но всё это кроме того лишь производное от человеческой психики, от человеческого сознания. И вот этому производному, этому пассивному, придаётся в разговоре (а равно и в воображении) значение активного начала, да ещё и довлеющему над человеком. Таким образом, человек здесь исключается как активное начало. Если вышеприведённые фразы понимать буквально, то человек вообще не несёт никакой ответственности, находясь целиком в подчинённом положении.

Может показаться, что я преувеличиваю. Однако давайте вспомним такие характерные выражения, как «бес попутал», «Бог уберёг», «Бог наказал», «судьба обрекла» и т. д. В данном случае и бес, и Бог, и судьба воспринимались многими как вполне конкретные трансцендентные сущности. Конечно, скуке, тоске, любви, совести, не придавалось столь глобального значения, но тем не менее «локальное» значение эти понятия имели. И первому и второму случаю соответствует единый характер мировосприятия, — как мы уже поняли — трансцендентное восприятие. Мало того, что здесь человек придаёт понятиям и производным явлениям значение трансцендентных реалий, но вдобавок ко всему ставит себя в зависимое от них положение. Вторая особенность закономерно вытекает из первой.

Русскому сознанию, как было сказано, соответствует «зрелая» форма трансцендентного восприятия. Стало быть, психологии среднего русского человека в полной мере присущи только что рассмотренные качества. В самом деле, для русского фраза: «Не виноват — бес попутал!», — является достаточным условием для оправдания, — во всяком случае для того, кто её произносит. Если же взрываются атомные электростанции, а люди гибнут от рака, то достаточно фразы: «наука требует жертв», — как все возмущения будут погашены.

Для русского человека, в силу известных причин, такие понятия, как «добро» и «зло», не являются относительными философскими категориями, а принимают абсолютное значение как трансцендентные сущности высочайшего порядка, обладающие определённым волевым воздействием и способные проявлять себя в более конкретных формах. Одним словом, Добро и Зло — это некие субстанции, некие полюса противоборствующих сил, которые пронизывают собой весь мир, все явления, вещи, предметы, включая сюда и самого человека. В сознании русского человека весь окружающий его мир пронизан силами добра и зла, подобно тому, как для дикаря злыми и добрыми духами пронизана природа. Понятно, что силы добра оказывают полезное воздействие, а силы зла — вредное. В каком бы виде человек не воображал себе эти силы, мыслит он их всегда трансцендентно. Возможно, именно трансцендентный характер этих сил (как Добра и Зла вообще) практически исключает серьёзное, углублённое осмысление действительности. Наличие сил добра и зла просто-напросто постулируется, подобно Богу в иудаизме. Весь процесс «познания» сводится, по существу, к тому, чтобы развести все предметы, все явления действительности по полюсам «добра» и «зла». Если русский сталкивается с каким-нибудь явлением (особенно если это явление социального порядка), то он в первую очередь пытается установить, к какому полюсу это явление относится, а иными словами: какая «субстанция» в нём проявляется — Добро или Зло. Отсюда, наверное, такая склонность русских к морализаторству, — морализаторство у нас всегда преобладало над анализом. Сегодня, например, даже наши технари непрочь поговорить о «полезных» и «вредных» науках (впрочем, так было почти всегда). Разумеется, что каждый человек может по-своему понимать — что есть полезное, а что вредное. По этой причине то, что для одного будет относиться к «субстанции» Зла, для другого будет относиться к «субстанции» Добра. Однако несмотря на такие разногласия, принципиальных расхождений между тем и другим не будет совершенно, — сам подход и в том и в другом случае остаётся единым. Отсюда между русскими социалистами и монархистами не было принципиальной разницы, поскольку их восприятие и понимание мира по своему общему характеру было совершенно одинаковым. То же самое можно сказать о религиозных фанатиках и фанатиках социализма. Это же касается нынешних «демократов» и «патриотов».

Если коснуться метафизического аспекта данных представлений, то можно указать на то, что согласно им Добро и Зло по своим чисто «субстанциональным» характеристикам практически идентичны, но проявляются как противоположно направленные силы. Нельзя подобные представления осмыслить на манер Шопенгауэровской или ведической философии, и пытаясь там усмотреть за понятиями Добра и Зла обозначения неких разноплановых составляющих мира (наподобие «разумное» — «иррациональное», «активное» — «пассивное» и т. п.), находящихся в единстве и образующих своего рода «мировую гармонию» (нечто вроде Инь и Янь китайской философии). В нашем русском варианте на подобное нет и намёка. «Добро» здесь не есть разум или воля, а «Зло» не есть эмоциональность или пассивность. Здесь Добро и Зло — равновеликие начала, единые по своим «природным» (метафизическим), свойствам, но направленность воздействия которых (по отношению к человеку) противоположна. Эти начала не взаимодействующие, а взаимоисключающие. Причём борьба этих начал идёт на взаимное уничтожение. Это очень важно помнить, ибо в силу таких представлений русские в сущности не имеют чёткого понятия о гармонии и о важности наличия определённого рода противоположностей. Русские, как правило, стремятся вести борьбу «со Злом» до победного конца — во имя установления «вечного Добра». Можно показать, чем это оборачивается в повседневной жизни. Например, когда сегодня идеологи и политики заявляют о «многообразии форм собственности» (точнее — параллельном существовании частного и государственного сектора), то тем самым они только демонстрируют утопизм мышления и незнания психологии своего народа. Русские осмысливают сегодня «капитализм» и «социализм» так же, как и раньше, — изменились только знаки. Если теперь назвать частную собственность «добром» (что произошло и что не могло не произойти), то тогда государственно-коллективная собственность сразу же встаёт под знак «зла», — после чего самым естественным образом должна начаться борьба со «злом» (до победного конца, разумеется) во имя полного торжества «добра». Думаю, что дальше продолжать это не стоит, ибо и так можно догадаться, что революционной приватизации нам не избежать"1". Ещё недавно у нас говорили о «конвергенции». Подобные рассудочные проекты тоже не для русских. Нет, могла бы у нас начаться Конвергенция (с большой буквы), однако в этом случае подобная «Конвергенция» была бы противопоставлена и «Социализму» и «Капитализму» одновременно. Одним словом, там, где возникает «плюс», — там мгновенно возникает «минус», в результате чего, как правило, начинается движение, именуемое борьбой. При этом, правда, не стоит думать, что смена «знаков» есть результат перестановки слов, когда ту «субстанцию», что именовалась «Злом», начинают именовать «Добром» и наоборот. Ничего подобного! Сущности остаются всегда неизменными, а слово в любом случае неразрывно с сутью. Что же тогда происходит?

Дело в том, что обе «субстанции» (начала неизменные и постоянные), распространяют себя в различных аспектах и экспансиях и воплощаются в разного рода явлениях, предметах, вещах. Это можно сравнить с тем, как в христианстве Бог представлен в нескольких ипостасях и вдобавок к тому так или иначе проявляется через целую кагорту ангелов,святых и священнослужителей, не говоря уже о том, что присутствует практически во всех явлениях и предметах в силу своих сверхъестественных возможностей. То же самое касается и его антипода — Дьявола, на службе которого находился целый сонм демонов, духов, бесов, богохульников, посредством которых он распространял своё влияние в мире. Подобным же образом «субстанции» Добра и Зла имеют множество трансцендентных аспектов различной иерархии. Этими аспектами могут стать упоминавшиеся ранее понятия: «Прогресс», «Социализм», «Пролетарий», «Родина», «Империализм», «Любовь», Тоска» и так далее, включая сюда, между прочим и такие, как «Бог», «Дух», «материя», «Дьявол»"1""1". Данные аспекты обладают реальным волевым воздействием — от них исходит некая сила, некий «дух», оказывающий то или иное влияние на окружающий мир, включая сюда и человека. Проблема же в данном случае, на мой взгляд, заключалась в том, чтобы точно уяснить, какие аспекты относятся к началу Добра, а какие — к началу Зла. Именно вокруг этого, по всей вероятности, и разгорелась полемика. И фанатики христианства, и фанатики социализма были уверены в том, что служат идеалам добра, но никак не зла. Даже в случае с откровенными «служителями ада» принципиально ничего не менялось, поскольку, во-первых, онтология добра и зла всё равно сохранялась, а во-вторых, эти люди, скорее всего, выступали против условного добра — «добра» тех, кого они в своём сознании так или иначе связывали со Злом (в высшем значении). Кроме того, осмысление, по всей вероятности, не шло дальше конкретных аспектов, которые могли иметь весьма различную окраску. Для христиан «дух» был несомненно связан с Добром, в то время как «материя» — со Злом. Для социалистов же всё было наоборот. Однако и те и другие отстаивали Добро, — вопрос лишь заключался в том, в каких аспектах оно проявляется. Таким образом, не принципы, а выводы расставляли людей по разные стороны.

Конечно, представления о добре и зле существует в сознании почти каждого человека. Речь идёт лишь о том, насколько относительными признаются эти понятия. Трансцендентное же восприятие, как было сказано, характеризуется тем, что в нём подобные понятия принимают вид трансцендентных начал с выявленной онтологией.

Только что показания метафизическая конструкция накладывает свой отпечаток и на этические воззрения русских. Говоря откровенно, русских мало интересовали метафизические глубины. Даже онтологию конкретных аспектов помянутых «субстанций» они не стремились разобрать досконально, очевидно считая это не столь существенным. Больше всего русских интересует реально ощутимое проявление этих аспектов, их конкретно приложимый, действенный характер. Одним словом, русским интереснее наблюдать уже конкретно представленные стихии Добра и Зла в окружающем мире — так сказать, наблюдать обе силы «в действии»"1". Возможно поэтому русские являются такими нудными морализаторами, включая сюда и известных мыслителей.

Особенность этических представлений русских заключается в том, что дурные и хорошие наклонности человека, как этого и стоило ожидать, признаются не имманентными ему, а трансцендентными. Одним словом, если весь мир пронизан силами Добра и Зла, то и все поступки человека точно так же продиктованы именно действиями этих сил. Человек, таким образом,- рассматривается всего лишь как орудие сил Добра и Зла, — эти силы как бы «входят» в него, подчиняют его себе, заставляя действовать сообразно своему характеру. Выходит, что человек есть существо пассивное. Если он и плох, то плох потому, что стал на сторону злых сил, пренебрегнув Добром. Одним словом, возникают типичные орденские представления, где люди выступают в качестве послушных адептов тех или иных сил. Поэтому можно сказать, что Добро и Зло не во внутренней природе человека, — а то и другое как бы «нисходит» в него++.

Наверное, отсюда проистекает такая уверенность русских в том, что нет людей, «безнадёжно потерянных» для Добра. Даже последний забулдыга или убийца, с точки зрения «истинно» русского, в состоянии «возродиться». Для этого ему требуется изгнать из себя Зло, — попросту перейдя на сторону Добра. Чаще всего это делается путём покаяния, при котором усердно восхваляются все возможные аспекты Добра и хулятся все воплощения Зла. Может быть в силу таких представлений у русских существует тяга к исправлению «плохих» людей. Логической несуразицы в этом не усматривается: если силы Зла нисходят в человека извне, то точно так же можно прогнать их «во тьму внешнюю». Сей процесс, разумеется, целиком осуществляется силами Добра. Понятие о личной ответственности здесь почти полностью отсутствует.

Из всего вышесказанного нужно уяснить следующее: человек здесь является лишь орудием внешних сил — своего рода «точкой приложения». Сам по себе он практически ничего не представляет, будучи по природе пассивным. Только внешние силы, как начало активное, создают всё движение.

Ослабление сознательно-личностного начала в таком случае налицо. Вера в возможности личности (именно личности) практически отсутствует. Без вмешательства упомянутых «высших сил» почти ничего не происходит. Ответственность за всё плохое возлагается, конечно, на силы Зла, в то время как всему хорошему в своей жизни человек оказывается обязанным силам Добра. Всё это опять же напоминает пресловутое «религиозное сознание». Однако в таком случае мы должны переосмыслить устоявшиеся представления о человеческом сознании как таковом. Дальше я на примерах покажу, что сия «религиозность» имеет в наш «научно-технический» век своё место, причём, практически ничем не отличаясь от того, что было в старые времена.

+ Данная статья писалась в начале 1992 года (до появления знаменитых «ваучеров»). Возможно слова «Добро» и «Зло» обозначают не само трансцендентное начало как таковое, а выражают его действенный характер по отношению к человеку. Точнее, наверное, писать эти слова с маленькой буквы.

++ Не отсюда ли «материализм»? В православии человек хорош от рождения, ибо душа его создана Богом (здесь — синоним Добра). Душа в свою очередь осмысливается многими как нечто самостоятельное. Дурные наклонности человека — от соблазнов, исходящих от Дьявола.



 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100