Home Журнал «Ориентация» Ориентация №1 Во власти необъявленных богов - ПОСЛЕДСТВИЯ (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Показ ленты новостей

URL ленты не указан.

Полезные ссылки


Северная Корея

Во власти необъявленных богов - ПОСЛЕДСТВИЯ (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ) PDF Печать E-mail
Автор: Олег Николаевич Носков   
27.07.2011 09:38
Индекс материала
Во власти необъявленных богов
О ТРАНСЦЕНДЕНТНОМ ВОСПРИЯТИИ МИРА
ОНТОЛОГИЯ ДОБРА И ЗЛА
МЕТАМОРФОЗ СТАРЫХ РИТУАЛОВ
СТИМУЛ ДЛЯ ПРЕДАННОГО СЛУЖЕНИЯ
ПОСЛЕДСТВИЯ (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)
Все страницы

ПОСЛЕДСТВИЯ (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)

Совершенно естественно, что рассмотренное нами трансцендентное восприятие определённым образом отражается на повседневной жизни. Можно сказать, что господствующие в сознании человека представления как бы клишируют на социальной сфере. По-видимому, управляющий слой у нас воспринимается как некий аналог «высшей силы», и наверное поэтому русские воспринимают «начальство» как некое особое образование. Нельзя сказать, что у русских развито чувство рабского преклонения, заискивания перед начальством. Известная доля заискивания, конечно, присутствует. Однако русские, отдавая начальству мандат на «особую» роль, тем самым целиком снимают с себя бремя ответственности и, с другой стороны, смотрят на «начальство» как на подателей благ (по аналогии с божественным аспектом). Именно в силу этого «начальству» должно оказываться почтение. Если у нас и перестают уважать конкретных начальников, то уже в силу того, что они перестали быть источником благ либо стали выполнять противоположную функцию. В такой ситуации возникает стремление «сменить начальство», — подобно тому, как меняются культы всемогущих божеств. В свою очередь, в среде самого «начальства» существует та же система взаимоотношений между нижними и верхними ступенями иерархии.

Пагубность такой психологии заключается уже в самом характере подхода к личности, к индивидуальному началу. Личность, отдельный человек, рассматривается здесь как нечто пассивное, обусловленное «высшей силой». Поэтому в силу таких представлений любая инициатива осмысливается исходящей от самой «высшей силы», — человек здесь лишь орудие для воплощения её замыслов. Поэтому инициатива, идущая вопреки господствующему культу или просто с ним идейно несвязанная, рассматривается большинством как нечто дурное, даже кощунственное. Недаром говорят, что у нас инициатива наказуема. Однако не стоит думать, что это вызвано какими-то «узкокорпоративными интересами» отдельных бюрократических элементов. Здесь на первом месте стоит чисто религиозный мотив, ибо тот же бюрократ будет ощущать себя неполноценным, если допустит свободу какого-либо «богохульника».

Подобная психологическая атмосфера, как мы понимаем, стимулирует в людях безынициативность и как следствие — безответственность. Русскому человеку чисто психологически трудно принять собственное важное решение без санкции свыше. Если это решение не «согласовано», то вряд ли можно рассчитывать на его практическую реализацию. Причём, это обусловлено не просто страхом перед наказанием, не страхом перед гневом «начальства», а общим психологическим настроем человека. Бывает, что человеку фактически ничего не грозит, и тем не менее он предпочтёт не выделяться из общей массы. Понижение личностного начала здесь налицо.

Однако, как было уже сказано, рабски покорный слуга предан хозяину не «за так», не «за бесплатно». Здесь как бы идёт процесс «продажи» души, своего «Я». Человек отдаёт своё «Я», свою душу «всемогущему», получая взамен определённые блага. С другой стороны, это даёт ему ощущение собственной значимости и достоинства — даже при условии собственной фактической никчёмности или порочности.

В связи с этим интересно рассмотреть подробнее идею причастности к высшей силе. Если русский работает, например, в системе торговли, он считает себя вправе злоупотреблять собственными полномочиями, утаивая дефицитный товар и т. д. С его точки зрения, он имеет на то право, поскольку причастен к данной сфере (Советской Торговле как аспекту Социализма), служит ей, а стало быть может получать от этого божества (как его «избранный») особую долю благ. Рабочие, которые причастны к Заводу, считают нормальным для себя присваивать оттуда те или иные вещи. В подобных ситуациях русский всегда уверен в том, что имеет на то «полное право», даже если принятые законы и указы тому противоречат. Может быть поэтому у нас так снисходительно относятся к расхитителям.

Идея причастности проявляется и в других моментах. Любой служащий из «присутственных мест», даже самого низкого ранга, будет ощущать себя «избранным» и уже в силу этого он принимает знакомую нам до боли высокомерную позу. В этом случае сказывается общее понижение личностного начала: если человек не ощущает себя личностью, то совершенно естественно, что он не воспринимает как личность и другого человека. Так возникает одна характерная особенность: каждого отдельного человека оценивают не в силу его внутренних качеств, достоинств, а в силу степени его «причастности», в силу уровня его «избранности». Если же данная причастность отсутствовала, то человек автоматически считался недостойным, незначимым и даже вредным (для общего блага). В нашей стране, пожалуй, это единственно возможный критерий в оценке человека.

Теперь нужно учесть, что сия причастность должна иметь какое-либо свидетельство, некое удостоверение. Наше русское превознесение «бумажки» над человеком имеет именно эту религиозную природу. Без этой «бумажки» человек непричастен, а стало быть и недостоин, несмотря на все его качества.

Одним словом, фактическая сторона дела здесь мало кого волнует. Оценка производится по внешним признакам, которые выполняют функцию свидетельства причастности. Если мы к этой ситуации подойдём с другой стороны, то получится, что людей с такой психологией меньше всего интересует своё истинное состояние, своё подлинное достоинство. Всё их внимание уделяется лишь тому, как бы добыть свидетельства своей «причастности». Так возникает явление, которое можно условно обозначить как гипертрофию кажимости, с чем теснейшим образом связан такой нелюбимый нами формализм и та самая вещь, что именуется «очковтирательством». Наша русская действительность — это сплошная кажимость. Основная часть совершаемых действий не что иное, как стремление засвидетельствовать свою причастность: студенты учатся ради диплома, служащие все силы тратят лишь на составление отчёта, учёные своими монографиями стремятся засвидетельствовать свою причастность Науке. Со своим божеством человек может иметь чисто психологическую связь, «общаться» с ним на эмоциональном или сознательном уровне. Однако для окружающих эту «причастность» надо показать, выявить — иначе можно прослыть неполноценным и недостойным.

Именно эти представления и ощущения лежат в основе и формализма и пренебрежительного отношения к личности вообще. В России на протяжении многих столетий государство воспринимается как нечто первичное по отношению к отдельному человеку, нации, народу. Понятие о национальных интересах у нас отсутствовало — вместо этого провозглашались интересы государственности, которые не мыслились тождественными национальным интересам. Государственное строительство всегда было у нас самоцелью, — нация же трактовалась как материал для этой стройки. Наивно было бы рассматривать гипертрофию государственности как проявление дурных умыслов отдельных политиков. Всё это опять-таки проистекает из общей сути, из общих свойств сознания.

Если выражаться философским языком, то суть эта сводится к тому, что следствие как бы меняется местами с причиной. Все внешние проявления человека рассматриваются как нечто первичное, как нечто подлинно реальное, имеющее первостепенное значение. В то же время источник, причина всех этих проявлений рассматривается как нечто производное, обусловленное. Это ведёт к умалению истинного первоначала, что в свою очередь приводит к усилению непроявленности, к опасным упрощениям. Наша тяга к унификации и грубой стандартизации наглядное тому свидетельство. По существу, в непроявленность уходит сама нация, сам народ. А непроявленность есть не что иное, как смерть.

Совершенно бессмысленно ради спасения нации начинать пропаганду личности, личностно-волевого начала и т. д. Принципиальных изменений не произойдёт совершенно, а только установится культ нового божества — на этот раз Личности. Одним словом, если порваны паруса, то не поможет даже самый сильный ветер.

Новосибирск, апрель 1992 г.



 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100