Home №12 ЖИЗНЬ РУССКОГО НАРОДА В БОЛЬШЕВИСТСКОЙ РОССИИ - Общественное образование: коммунизм и школа

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

ЖИЗНЬ РУССКОГО НАРОДА В БОЛЬШЕВИСТСКОЙ РОССИИ - Общественное образование: коммунизм и школа PDF Печать E-mail
Автор: Жозеф Дуйе   
23.01.2011 13:06
Индекс материала
ЖИЗНЬ РУССКОГО НАРОДА В БОЛЬШЕВИСТСКОЙ РОССИИ
Как выплачивают жалованье
Как организуются “добровольные манифестации” рабочего класса
Безработные
Что дал коммунизм русскому крестьянству. Раздел земель
Земельный налог
Взимание налога
Общественное образование: коммунизм и школа
Покинутые дети. Детские убежища. Убежища для престарелых
Дети на улице
Молодые чекисты
Заботливость властей
Старики — негодный товар
Всеобщее падение нравственности. Разврат. Хулиганы. Санитария в С. Р.
Преследование религии и положение школы в сов. России
Антирелигиозная пропаганда и всякого рода преступления
Государственный гнет
Деятельность ГПУ
Все страницы

 

Когда рассматриваешь материальные результаты советского режима для России, то приходится констатировать, что ни рабочим, ни крестьянам он не принес улучшения их материального положения, и нет основания думать, что это изменится к лучшему в будущем. Все, наоборот, свидетельствует о том, что обнищание страны и населения под сов. режимом только прогрессирует и скоро приведет Россию к банкротству и последним границам бедности. Коммунисты имели 10 лет, чтобы что-нибудь создать, а вместо созидания они дали миру неопровержимое доказательство своей способности только разрушать. Но, может быть, коммунизм дал человечеству положительные результаты в области духовной и моральной? Может быть, он внес что-либо новое, положительное в вопросах воспитания, образования, создал усло­вия для морального и физического прогресса народа? Я провел долгие годы в России, интересовался этими вопросами и их изучал на месте с беспристрастием, стараясь найти в этой области положительные достижения сов. системы. И именно в этой области я наткнулся на факты, непреложно осуждающие коммунистическую идеологию так же, как и всю административную советскую систему. Большевизм показал себя в этой области во всей своей отрицательной и разрушительной силе.

Коммунизм в России привел к крушению морали, к насаждению разврата, анархии и безнравственности в таких формах, каких не знала вся история человечества.

Начнем с народного образования. Большевики упрекали старый режим в пренебрежении к народному образованию; они обвиняли старую власть даже в том, что она боялась слишком образованной массы. Что же сделали они сами в этой области? О положительных достижениях здесь они не посмеют говорить, хотя бы по одному тому, что число школ при советах явно уменьшилось в сравнении с довоенным, в особенности в деревнях. Я присутствовал при закрытии школ, происходившем на моих глазах. В станице Новолешковской на Кубани до прихода большевиков было 2 гимназии для мальчиков и для девочек, 6 начальных школ правительственных и две школы частных. Теперь, при советском режиме, из этих 10 школ остались 1 гимназия и одна школа начальная. Остальные 8 были уничто­жены. Станица Каменская (Донская область) имела 2 реальных училища, одну гимназию и одно коммерческое училище, не считая начальных школ. Советы закрыли все эти школы и оставили только одну гимназию и несколько начальных школ. В селе Беловодске, Харьковской губернии, на Украине была гимназия для мальчиков, которую коммунисты поспешили уничтожить. Коммерческая школа возле Тихорецкой станицы была обращена большевиками в театр-клуб, а женская гимназия и школа мостов и шоссейных дорог Владикавказской железной дороги были уничтожены совершенно. Я мог бы назвать сотни школ, которые были уничтожены на моих глазах.

При старом режиме начальные школы были бесплатные, а в гимназии плата самая умеренная. Захватив власть, большевики обещали народу бесплатное общее образование. Но это было только на словах; в действительности в школах, где при старом режиме учили бесплатно, ныне коммунисты требуют плату. Они взимают деньги не только за учение в школе, но за содержание, ремонт и отопление помещения. Когда-то ученик получал бесплатно в земских школах книги, тетради, карандаши, перья и т.д. Теперь ученики вынуждены их покупать на свой счет. Например, в деревне Сагуны Воронежской губ. отпускали одну тетрадь на ученика в году и один карандаш на двух учеников. Что касается школ второй степени (прежние гимназии и прежние реальные училища), там так же платят вдвойне: за нравоучение и на поддержание школ, причем плата превосходит в несколько раз довоенную. До прихода большевиков в Ростовской гимназии платили 50 руб. в год, в 1926 г. один мой знакомый, служащий в сов. учреждении, платил за каждого из своих троих детей по 12 руб. в месяц, что составляет за 9 месяцев 108 руб. с ребенка, плюс к этому обложение на содержание помещения, отопление, освещение его и т.д. Если иногда безработные освобождены от платы, — никто не освобожден от обложения, и даже самые бедные обязаны внести деньги на содержание помещения и т.д. Невзнос денег сопровождается немедленным исключением ребенка. Сын смазчика Якова С., служащего на Владикавказской жел. дороге, получающего 19 руб. в месяц, был исключен из гимназии за невзнос денег.

Но есть еще большая разница в методах старой русской школы и теперешней — большевицкой: в прежней школе обучали детей наукам, как и везде во всем свете; ныне в советских школах наука не на первом месте. Было объявлено главной задачей — внедрить в детей политические и социальные идеи коммунизма. Всякая школа в сов. России есть прежде всего рассадник коммунистической пропаганды, насаждае­мой между подростками. Политическая азбука коммунизма есть первый предмет обучения. Ученик, знающий эту азбуку и не знающий ничего по всем другим предметам, переходит в высший класс; если же наоборот, он не знает политической азбуки, его оставляют на второй год, а часто даже исключают.

Вот что произошло в школе второй ступени в Ростове-на-Дону, в бывшей Екатерининской женской гимназии: 17 учащихся обоего пола были оставлены на второй год, потому что дали плохие ответы на следующий вопрос: “что постановили 14 и 15 съезды советов?” Заметим, что, когда этот вопрос был поставлен ученикам, 15-й съезд еще и не состоялся. Дети, которым этот вопрос был поставлен, имели от 12 до 15 лет. Я знал очень хорошо одного из них, маленького Павла А., 13 лет. Он забыл, что последний съезд шел под цифрой 14, и, вместо того, чтобы ответить, что 15-й съезд еще и не состоялся, он перечислил резолюции, принятые на последнем 14-м съезде. Его оставили на 2-й год. Вообразите себе во Франции министра народного просвещения, который приказал бы оставить на 2-й год ученика, не сумевшего ответить на вопрос: “что решил последний конгресс партии радикал-социалистов?”

Не забывайте, что дело идет о детях от 12 до 15 лет. Это кажется чудовищным, однако это самый обыкновенный эпизод из повседневной жизни советской России.

Я расскажу сейчас факт почти невероятный, скорей смешной, если бы не было грустно до слез. Один студент-медик Ростовского университета часто бывал у меня (Николай С.). Его заставили повторить 4-й курс, потому что на экзамене по политической азбуке он не ответил на следующий вопрос: “Какого рода бороду носил Карл Маркс, какие волосы имел Ленин?” В Европе на подобный вопрос посмотрели бы как на плоскую шутку. Николай С. не ответил на этот вопрос и должен был потерять целый год. Потом он узнал, что от него ждали следующего ответа: “Ленин почти не имел волос, а Карл Маркс имел большую бороду”. На медицинском факультете того же университета кончающей студентке Анне И. дали такое напутствие: “Сов. республика вам выдает диплом доктора медицины, но не забывайте, что ваш долг лечить не только тело ваших пациентов, но также проникнуть в их политические убеждения. Больной человек часто откровенничает со своим доктором. Последний обязан, как чекист, член ГПУ, быть всегда готовым защитить революцию. Помните, что вы будете ответственны, если, заметив среди ваших бальных контр-революционные мысли, вы не донесете немедленно в ГПУ”. Анна И. не единственная, получившая столь возмутительные для врача напутствия. Я знал на этом самом медицинском факультете студента Эдуарда Шурпе. Этот студент почти не посещал лекций, был невеждой, почти безграмотный, но он сдавал регулярно свои семестры и аккуратно переходил каждый год на следующий курс. Он окончил свое учение и получил диплом д-ра медицины, потому что он был членом “тройки” университета. Эта группа “трех” есть коммунистический орган, очень могущественный. Это он пропускает через свою цензуру профессорские лекции. Эта “группа” присутствует на экзаменах, имеет решающее значение в окончательной оценке кандидата. Мнение профессора второстепенно. Шурпе должен был присут­ствовать ежедневно на 5 или 6 заседаниях: то в коммунистической ячейке, то в исполнительном комитете, то в группе “трех”. Он, конечно, не имел времени работать для науки, и он мне сам очень цинично в этом сознался. Профессора расценивали его, как невежду, но не осмеливались провалить его на экзамене, зная, что рискуют своей собственной безопасностью. Сейчас Шурпе — доктор медицины, научный сотрудник университета. Он продолжает быть, членом группы “трех”, он фактически почти ректор университета. Это благодаря ему и его коллегам Хенкину и Доршту, остальным членам группы “трех” и в то же время агентам ГПУ, десятки студентов Ростовского у-та были сосланы в Сибирь.

Из этого всего читатель может сделать вывод, как поставлено преподавание в советских университетах и какую ценность может иметь сов. диплом. Я имел официальную миссию поддерживать и питать тысячи студентов от имени миссии Нансена и др., мне случалось иметь в руках тысячи прошений, написанных студентами, ходатайствовавшими о прaвe питания в даровых столовых,  открытых этими учреждениями. 75% этих просьб были написаны с такими стилистичес­кими и орфографическими ошибками, что наводили на сомнения в том, что их авторы были студенты. При старом режиме ученик первого класса гимназии подучил бы выговор за такую орфографию. Ныне, благодаря советскому режиму, студенты, будущие адвокаты, медики, историки и ученые, не умеют правильно написать простого прошения.

В сов. школах, которые служат только для коммунистической пропаганды, исключены из программы все науки, которые могли бы вызвать у ученика тень сомнения в безгрешности марксистских и материалистических идей. Сов. школа тщательно закрывает от взора учеников все, что находится вне коммунизма. Верх коммунистического творчества, переходящего в явный абсурд, представляет собой, так называемый. Свердловский университет: этот университет приготовляет буду­щих народных комиссаров, красных дипломатов, будущих начальников и админи­страторов из коммунистов, которые придут на смену теперешним правителям. Только коммунист может состоять студентом университета Свердлова. Прием в этот университет производится при следующих условиях: областные коммунистические комитеты намечают кандидатов в этот университет, выбирая их тщательно между членами коммунистической партии. Предпочтение отдается национальным меньшинствам, наименее культурным, как чуваши, черемисы и т.д. Кандидат не должен иметь выше определенного уровня знаний; кандидат должен знать не больше 4 правил арифметики, уметь писать и знать немного географию. Это для того, чтобы мозг кандидата был бы свободен от всякой науки и всякого лишнего знания, чтобы не было никакой помехи к прививке марксизма и ленинизма. Кандидат должен очень мало знать и все выучить в университете. Только при этих условиях, оказывается, можно воспитать настоящих коммунистов.

Как слаба власть, которая боится образования граждан, которыми она управляет! Становится все более и более очевидным, что коммунизм есть абсурд, не имеющий права на существование.

Вот еще типичная сцена, свидетелем которой я был в сельской школе: на ст. Тихорецкая, в 171 версте от Ростова, я должен был присутствовать на осмотре детей школы; так как я хорошо знал эти места, я отправился к школе гораздо раньше официально назначенного часа: я пришел туда в половине десятого утра, когда меня совсем не ждали, и прямо направился в класс, где уроки только что начались. Перед кафедрой стоял мальчик лет восьми-девяти, возле него находилось два лица: один­ секретарь коммунистической ячейки, другой был учитель школы. Вот диалог, который я услышал:

Учитель: — Скажи, Ваня, ты молишься Богу?

Ребенок: — Да, товарищ учитель, я молюсь Богу.

Учитель: — Твой Бог тебе дает то, что ты просишь?

Ребенок молчит.

Учитель: — Хочешь, попробуй, попроси сейчас Бога, чтобы Он дал тебе хлеба, ты, должно быть, голоден?

Ребенок: — Да, я очень голоден.

Учитель: — Превосходно, — молись Богу, кто знает, может быть твой Христос даст тебе хлеба.

Ребенок с некоторым колебанием становится на колени, крестится своей маленькой ручкой и начинает класть поклоны до земли, как он это видел в своем родном доме. Было трогательно видеть горячую и простую веру ребенка; но черные вороны, сторожившие его, через несколько минут прервали молитву ребенка и спросили его:

Учитель: — Ну, что, Ваня, твой Бог дал тебе хлеба?

Ребенок со слезами на глазах, не понимая, чего от него хотят, но пред­чувствуя что-то, отвечает: “Нет, Бог мне ничего не дает”.

Учитель: — Ну, вот видишь, что такое твой Бог; вместо того, чтобы просить хлеба у него, попроси лучше у товарища коммуниста; ты увидишь, что товарищ тебе его даст.

И голодный ребенок послушался и покорно повторил: “Товарищ, дай мне, пожалуйста, хлеба”.

Коммунист: — Надо было с этого начать. Если бы ты прямо обратился ко мне, я бы тебе сразу дал хлеба. Ты обращаешься к Богу, но разве ты Его видел? Нет, потому что Он не существует. — Тут он вынимает из кармана своей кожаной куртки белый хлеб и дает его ребенку.

Я, признаюсь, не имел достаточно моральных сил вынести эту сцену, которой я был бессильным и немым свидетелем: я не мог вырвать ребенка из рук жестоких варваров. Я покинул школу со слезами на глазах и отправился в Ростов, не ожидая официальной ревизии. Несчастные русские дети обречены оставаться в преступных руках подобных учителей. Пусть те, кто имеет детей и любит их, отдадут себе отчет в этом факте.

Граждане европейских стран! Перед вами нравственньй долг запретить вашим правительствам протягивать руку этим негодяям и помешать нашим дипло­матам признавать это правительство бандитов.

В Ростове в коммунистической школе второй ступени (прежнее реальное училище) приказано было детям в возрасте от 14 до 17 лет заполнить анкету по половому вопросу; я имел в руках эту анкету, мне дали ее родители детей, которых открыто и официально старались развратить. Между вопросами, на которые должны были ответить подростки от 14 до 17 лет, находились следующие: “когда вы совершили ваш первый половой акт”, “с кем вы его совершили”, “каковы были ваши ощущения”, “были ли последствия и какие”, “совершаете ли вы часто и через какой промежуток времени ваш половой акт”... И такие вопросы чередовались, один возмутительнее другого.

Советская школа развращает детей систематически и преднамеренно:

Еще один факт: в том же городе Ростове детям от 10 до 13 лет в школе второй ступени (бывшая гимназия Степанова) была дана для чтения в класс книга Бориса Пильняка, под заглавием “Голый год”. И весь этот том есть сплошная порнография, которая читается детьми обоего пола, так как советские школы смешанные. Человеческий словарь слишком беден, чтобы найти достаточно сильные выражения для того, чтобы заклеймить эти грубые выражения и описания циничных и грязных актов в их мельчайших подробностях.

Коммунисты установили в школах С. Р. периодические операции политичес­кой чистки тех из учащихся, которых находят политически подозрительными, исключают из университетов и даже арестовывают, или ссылают на Соловецкие острова и в Сибирь. Часто одно желание продолжать свое образование квалифици­руется, как преступление. В тюрмах я встречал массу студентов различных высших школ СССР. На моих глазах группа студентов около 100 человек была сослана в Нарымский край. Эти студенты были исключены из различных московских школ. Провинция, конечно, тоже отказалась их принять. Тогда они собрались в Третья­ковскую картинную галлерею и послали делегатов к комиссару иностранных дел и просвещения, знаменитому Луначарскому, просить о разрешении поехать в Чехо­словакию и там продолжать свое образование. Этот поступок был рассмотрен, как контр-революционный, и около 100 этих студентов-революционеров были сосланы.

ГПУ очень близко соприкасается с советской школой. Советское правитель­ство приказывает выпытывать у детей, что делают и думают их родители; я могу рассказать десятки фактов в доказательство этих утверждений, как в Москве и Ростове, так и в различных деревнях. Дети должны доносить в ГПУ, верят ли их родители в Бога, что они делают, кто их посещает и т.д. и на все эти вопросы должны отвечать дети от 7 до 10 лет. Это есть общая мера, применяемая во всех шкалах сов. России. ГПУ через детские уста получает сведения о политической благонадежности родителей.

Становится трудным понять и определить, где кончается в сов. России школа и где начинается полицейская организация ГПУ.

 

 



Обновлено 23.01.2011 13:32
 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100