Home №12 ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА И УКРАИНОФИЛЬСКАЯ ПРОПАГАНДА. Продолжение. Начало в №11 - Малороссы

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Показ ленты новостей

URL ленты не указан.

Полезные ссылки


Северная Корея

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА И УКРАИНОФИЛЬСКАЯ ПРОПАГАНДА. Продолжение. Начало в №11 - Малороссы PDF Печать E-mail
Автор: А. Волконский   
23.01.2011 13:57
Индекс материала
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА И УКРАИНОФИЛЬСКАЯ ПРОПАГАНДА. Продолжение. Начало в №11
Великороссы
Малороссы
Белорусы
Все страницы

Вернемся к изложению выводов профессора Ключевского. Другая струя отлива русского населения из Поднепровья напра­вилась, как мы сказали, на запад, за Западный Буг, в область верхнего Днестра и верхней Вислы, в глубь Галиции и Польши. Следы этого отлива обнаруживаются в судьбе двух окрайных кня­жеств — Галицкого и Волынского. В иерархии русских областей эти княжества принадлежали к числу младших. Во второй половине XII в. Галицкое княжество неожиданно делается одним из самых силь­ных и влиятельных на юго-западе. С конца XII в., при князьях Романе Мстиславиче, присоединившем Галицию к своей Волыни, и при его сыне Данииле соединенное княжество заметно растет, густо заселяется, князья его быстро богатеют, несмотря на внут­ренние смуты, распоряжаются делами Юго-Западной Руси и самим Киевом; Романа летопись (1205 г.) величает «самодержцем всей Русской земли».

Запустение днепровской Руси, начавшееся в XII веке, было завершено в XIII веке татарским погромом 1229—1240 г. С той поры старинные области этой Руси, некогда столь густо заселен­ные, надолго превратились в пустыню со скудным остатком пре­жнего населения. Еще важнее было то, что разрушился политичес­кий и народнохозяйственный строй всего края. В самом Киеве после погрома 1240 г. насчитывалось лишь двести домов, обыватели которых терпели страшное угнетение. По опустевшим степным гра­ницам Киевской Руси бродили остатки ее старинных соседей — печенегов, половцев, торков и других инородцев. В таком запусте­нии оставались южные области — Киевская, Переяславская и частью Черниговская — едва ли не до половины XV в. После того как Юго-Западная Русь с Галицией в XIV в. была захвачена Польшей и Литвой, днепровские пустыни стали южной окраиной Литвы, а позднее — юго-восточной окраиной соединенного Польско-Литовского государства. В документах с XIV в. для Юго-Запад­ной Руси появляется новое название, но название это не «Украи­на», а «Малая Россия».

«В связи с этим отливом населения на запад, — говорит Ключевский, — объясняется одно важное явление в русской этногра­фии, именно образование малороссийского племени». Приднепров­ское население, нашедшее в XIII в. в глубине Галиции и Польши надежное укрытие от половцев и прочих кочевников, оставалось здесь и в течение всего татарского периода. Отдаленность от центра татарской власти, более сильная западная государственность, нали­чие каменных замков, болота и леса в Польше, горная местность в Галиции оградили южан от полного порабощения монголами. Это пребывание в единородной Галиции и в гостях у поляков длилось два-три столетия. С XV в. становится заметно вторичное заселение среднего Приднепровья. Оно — следствие обратного отлива кресть­янского населения, который был «облегчен двумя обстоятельства­ми: 1) южная степная окраина Руси стала безопаснее вследствие распадения Орды и усиления Московской Руси; 2) в пределах Польского государства прежнее оброчное крестьянское хозяйство в XV веке стало заменяться барщиной и крепостное право получило ускоренное развитие, усилив в порабощаемом сельском населении стремление уходить от панского ярма на более привольные места».

В следующей главе мы приводим некоторые хронологические данные, характеризующие это возвращение русского населения на родные места(1), здесь же придерживаемся как можно ближе нашего автора.

«Когда таким образом стала заселяться днепровская украйна, то оказалось, что масса пришедшего сюда населения — чисто русского происхождения. Отсюда можно заключить, что большинство коло­нистов, приходивших сюда из глубины Польши, из Галиции и Литвы, были потомки той руси, которая ушла с Днепра на запад в XII и XIII вв. и в продолжение двух-трех столетий, живя среди литвы и поляков, сохранила свою народность. Эта русь, возвраща­ясь теперь на свои старые пепелища, встретилась с бродившими здесь остатками старинных кочевников — торков, берендеев, пе­ченегов и др. Я не утверждаю решительно, что путем смешения возвращавшейся на свои древние днепровские жилища и оставшей­ся здесь руси с этими восточными инородцами образовалось мало­русское племя, потому что и сам не имею, и в исторической лите­ратуре не нахожу достаточных оснований ни принимать, ни отвер­гать такое предположение; равно не могу сказать, достаточно ли выяснено, когда и под какими влияниями образовались диалекти­ческие особенности, отличающие малорусское наречие как от древ­него киевского, так и от великорусского. Я говорю только, что в образовании малорусского племени как ветви русского народа (курсив наш. — А. В.) принимало участие обнаружившееся и усилившееся с XIV века обратное движение к Днепру русского населения, отодви­нувшегося оттуда на запад, к Карпатам и Висле, в XII—XIII вв».

Все, что мы сказали до сих пор о малороссах, есть дословная или почти дословная выписка из курса профессора Ключевского (Т. I. С. 351—354). Мы сознательно прибегли ктакому упрощенному спо­собу изложения. Украинофильская партия не стесняется обвинять своих противников во лжи и подтасовках(2). Пусть она считается не со мною, а с профессором Ключевским. Есть мертвые, на которых труднее клеветать, чем на живых.

В последней фразе этой выдержки заключается полное отрица­ние всех теперешних вздорных утверждений украинофильской про­паганды, будто существует какой-то «украинский народ», и притом иного происхождения, чем русский.

Ключевский не счел себя вправе высказаться «решительно», когда сложилась малороссийская ветвь и когда начало слагаться малороссийское наречие. Он знал, какую цену приобретают его выводы, и не решался делать их окончательно, не имея возможно­сти неоспоримо подкрепить в них каждое слово. Для нас, однако, нет ни малейшего сомнения, что дело обстояло именно так, как он говорит. Население, пришедшее в XII и XIII вв. с Днепра в Польшу, явилось туда в качестве беженцев, несчастное и разорен­ное; в поисках насущного хлеба оно не могло не разойтись по чужой территории, не могло занять в иноплеменной стране иного положения, как приниженного; религиозная рознь ограждала, до известной степени, чистоту русской и польской крови, но язык русских переселенцев не мог не поддаться влиянию окружающей народности: он впитал в себя много польских слов, и произноше­ние его, конечно, тогда и начало изменяться; так нарождалось ма­лороссийское наречие(3).

Пребывание в гостях у западных соседей внесло в малороссийс­кий словарь также немало венгерских и молдаванских слов. Вернув­шись на родину, потомки этой руси застали здесь потомков пре­жних кочевников и татар: кровь их иногда сквозит в облике мало­росса, в смуглости его кожи и в его характере.

Прекрасна страна, где в XIV и XV вв. окончательно сложи­лось малороссийское племя, прекрасен ...край, где все обильем дышит, Где реки льются чище серебра, Где ветерок степной ковыль колышет, В вишневых рощах тонут хутора...

Здесь солнце светит ярко, снег лежит всего три месяца; здесь нет ни болот Полесья, ни песков Дона, ни маловодных пространств черноморских степей. Когда-то густая трава с головой укрывала тут украинского всадника от хищного взора крымского татарина; те­перь тихими волнами колышется на необозримых полях тяжелый колос пшеницы или стелется широкий лист свекловичных планта­ций. Великолепны дубы на Украине, ее пирамидальные тополя, и богаты плодовые сады. Все сделала природа, чтобы окружить до­вольством и радостью его более счастливого южного брата. И он ценит дары природы: его песня обычно сложена в радостных, ма­жорных тонах, и поет она про любовь и про счастье; он любит красоту и уютность жизни; поэтичны его белые мазанки, окружен­ные цветами; веселы и часты вечеринки в многолюдных селениях; красива одежда, дольше, чем в других частях России, устоявшая перед напором фабричного обезличивания. Прелестный юмор при­сущ самой природе малоросса и не покидает его ни в рассказе, ни в неожиданных, случайно на ветер брошенных замечаниях, ни в шутке над самим собой. И при всей этой веселости какой-то отпечаток медлительности и восточной неподвижности лежит на его мышле­нии; когда малоросс дошел до какого-либо решения, хотя бы несу­разного, его не переубедишь никакими доводами логики, и неда­ром другие русские говорят: «Упрям, как хохол». Но это упрямство, настойчивость наряду с хорошими физическими данными делает из него одного из лучших солдат русской армии. Он отличный, осмыс­ленный работник в поле, не жалеющий удобрения даже для своей богатейшей черной земли. Его земледельческие качества развились не только благодаря щедрой природе, но и в силу экономических и правовых причин: малороссийский крестьянин — полный собствен­ник своей земли, тогда как великорусская масса крестьянства до последних лет (до реформы Столыпина 1907 г.) изнывала под социалистическим гнетом сельской общины, уже много веков на­зад почти осуществившей идеал социализма — принудительное рав­нение по слабейшему.

Быть может, наша характеристика несколько искусственна; оно и понятно — мы старались подчеркнуть различие между двумя вет­вями русского народа. В жизни различие это менее заметно; в куль­турном классе оно совсем исчезло. Малороссы, переселившиеся за Волгу и в Сибирь или заселившие черноморские степи совместно с великороссами, став с ними в одинаковые природные условия, постепенно теряют, хотя и медленно, свои отличительные черты; говор их, обогатив речь великоросса, понемногу уступает место общерусскому языку, и на вопрос: «Ты кто будешь?» — такой пере­селенец ответит то «русский», то «малоросс». Но никто еще не слы­хивал в этом случае ответа: «Я украинец».

Малороссийское племя слагалось в тяжелых политических усло­виях. Со взятием Киева татарами (1240 г.) Киевское княжество потеряло даже внешние признаки самостоятельности: на протяже­нии свыше ста лет нет упоминания о киевских князьях. Г-н Гру­шевский и тот вынужден был выразить сомнение в их существова­нии. В 1363 г. опустевший край стал легкой добычей Литвы; в Киеве и других стольных южных городах вокняжились члены семьи Гедимина. Когда русь возвратилась в Приднепровье, она застала здесь чужую государственность, и судьба ее с тех пор (и до середи­ны XVII в.) оставалась в иноплеменных руках. С середины XVI в. благожелательная литовская власть сменилась черствой властью Польши; под влиянием экономического и религиозного гнета в пассивно прозябавшем населении пробуждается народное самосоз­нание: борьба с поляками и с католицизмом, являвшимся ему в образе «польской веры», заполняет жизнь малорусского населения на протяжении ста с лишним лет. Основные факты этой борьбы читатель найдет в дальнейшем изложении, пока же запомним один несомненный исторический факт: от начала своего зарождения и до дня, когда оно политически слилось с Московским государством, малороссийское племя никогда самостоятельным не было. История указала трем ветвям русского народа любовно сплетаться в друж­ном единении: иначе иноплеменник разрывает их и веками топчет безжалостной пятой.

 

1. Седьмая глава была напечатана (до составления настоящей) в качестве самостоятельной статьи в итальянском журнале «Nuova Antologia» (февраль 1919 г.); этим объясняется не вполне удачное распределение материала меж­ду настоящей и седьмой главой.

2. См., например, интервью главы «украинской миссии» в Риме графа М. Тышкевича в «Corriere d’ltalia» от 9 июня 1919 г.

3. С точки зрения житейского критерия главное отличие малороссийского наречия от великорусского заключается именно в произношении. Говор ма­лоросса не сразу поймешь, но, открыв впервые малороссийскую книгу, куль­турный великоросс станет читать ее без затруднения. В противность велико­русскому наречию, малороссийское сохранило нетронутым древнерусское мягкое «г», зато почти всюду заменило древний звук •»е» звуком «и».



Обновлено 23.01.2011 14:18
 
 

Исторический журнал Наследие предков

Полезные ссылки

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100