Home №7 РУССКО-ГЕРМАНСКИЕ СВЯЗИ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВА

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

РУССКО-ГЕРМАНСКИЕ СВЯЗИ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВА PDF Печать E-mail
Автор: Павел Тулаев   
25.03.2011 00:41

Сейчас в России набирает силу панславистское движение, а в германском мире наблюдается подъем пангерманизма. Оба явления закономерны и сами по себе имеют здоровый, положительный характер. Вместе с тем, известно, что между славянским и германским миром всегда были противоречия. Их обострение приводило к конфликтам, войнам, взаимному уничтожению родственных народов. Такие войны всегда были выгодны «третьей стороне», где бы она ни находилась, но не всегда – воюющим сторонам. Классический пример: вторая мировая война, где немцы и русские умирали за американские интересы. В последние годы в связи с расширением НАТО на Восток возникло новое обострение противоречий между германским и славянским миром. Оно может перерасти в напряженность и в новый конфликт, выгодный «третьей силе», если мы заранее не позаботимся о разумном решении накопившихся проблем. В данном предостережении – основной пафос данной работы, посвященной истории и перспективам русско-германских связей.

Прежде всего обратимся к нашим корням. Как немцы, так и русские, принадлежат к европеоидной части белой расы и по своему происхождению восходят к единой индоевропейской, или так называемой арийской общности, сложившейся на территории Восточной Европы в 6-4 тысячелетии до Р.Х. Это подтверждают на основе многочисленных фактов современные археологи, антропологи,  лингвисты, мифологи. Более того, доказано, что арийская прародина находилась на территории нынешней России, а гиперборейские боги: Зевс, Лето, Артемида и Аполлон  пришли на Олимп с территории славян.1

Разделившись на отдельные племена, германцы, балтийцы и славяне обживали соседние регионы Восточной и Северной Европы: бассейны рек Лаба (Эльба), Одра (Одер), Висла, Дунай и Днепр, побережье Варяжского (Балтийского) и Русского (Черного) морей. Нередко они проходили одни и те же географические маршруты. Русы-варяги шли по водным путям, освоенным готами. Один (Вотан), предводитель асов, пришел в Скандинавию из Трои, которая в «Младшей Эдде» называется Асгардом.2 Там же, в Малой Азии, одной из поздних прародин индоевропейцев, найдено немало следов проторусской цивилизации. Разумеется, когда речь заходит о глубокой древности, надо быть крайне осторожным с названиями: так, например, этруски – это не русские, а лишь родственные нам племена; асы – это потомки Одина, а не азиаты в современном смысле.

Другая цепь древних взаимосвязей относится к эпохе так называемого «великого переселения народов». Тут правильнее было бы говорить не о «переселении», а о «завоевательных походах», так как варварские племена, вторгшиеся в 5 веке н. э. с северо-востока в пределы Римской Империи, покорили юго-западную Европу и основали на ее территории собственные государства. На Западе принято считать, что среди варваров преобладали германцы.3 Действительно, во главе алеманов, готов, свевов, вандалов, франков, основавших свои государства, как правило, стояли германские вожди. Однако, это не означает, что войско варваров было сплошь германизированным. Кроме того, вандалы и готы, вышедшие со славянских, венедских и скифских территорий одновременно с аланами, имели смешанное происхождение. Сейчас трудно проверить, каков был среди переселенцев процент того или иного племени, но присутствие среди них славяно-русов бесспорно. Известны даже имена некоторых знаменитых варварских вождей славянского происхождения: Гонсорик, Вандал, Бус.4

Само происхождение русов до сих пор остается открытой научной проблемой. В летописях сказано, что русы были варягами и что они покорили славян, основав династию Рюриковичей. Этот факт стал одним из предметов непрекращающейся дискуссии между «норманистами» и «славянофилами». Славянофилы приводят все новые и новые аргументы высокой развитости оседлой славянской цивилизации в первом тысячелетии н.э., унаследовавшей достижениях скифов, венедов и готов, а норманисты находят новые сведения о древних русах, ругах, рутенах, проживавших в центральной и восточной Европе.5

Сказанного довольно, чтобы сделать вывод о европейских корнях древнерусской культуры. Влияние Азии, конечно, было, но я сознательно не использую тут термин «евразийский», чтобы подчеркнуть европеоидный характер расовой и культурной основы славяно-русской общности. Принятие христианства в Киевско-Новгородской Руси IX-XII веков лишь окончательно оформило европейские государственные и религиозные институты, открыв дорогу к имперостроительству византийского толка.

Далее, как известно, в русской истории наступил период монголо-татарского ига, или так называемой «Золотой Орды». Русь на время потеряла свою самостоятельность, былую славу и величие. Однако полностью она не «отатарилась», как это утверждают некоторые западные русофобы. Москва возвысилась как центр собирания русских православных земель. Конечно, новая столица по стилю была гораздо более азиатской, нежели Новгород или Киев, но Московское царство в целом оставалось восточно-европейским, византийским по своему типу.

Страницы истории, связанные с деятельностью Петра Великого, который принялся Россию «онемечивать», основав специально для этого новую столицу Санкт-Петербург, слишком хорошо известны, чтобы их пересказывать даже вкратце. Преемники Петра и его потомки из династия Романовых всегда стремилась к кровному родству с древними германскими фамилиями. Происхождение самых известных императриц: Екатерины II (от рождения София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская) и  супруги Николая II Александра Федоровны (от рождения Алиса Гессенская) говорят сами за себя.

Это кровное родство, подкрепленное военной и экономической мощью, а также сильной религиозной традицией, позволило включить Российскую Империю в концерт европейских держав.  Военно-политический союз против турков, антинаполеоновская коалиция, Священный Союз, заключенный на Венском конгрессе в 1814-1815 по инициативе России, Пруссии и Австрии, – все это результат плодотворной русско-германской стратегии, золотые страницы консервативной дипломатии на континенте.6

Было бы преувеличением считать, что Россия в своей внешней политике и в своих вкусах всегда ориентировалась только на германцев. До поражения Наполеона  в среде русской аристократии было весьма ощутимо французское влияние. Затем началась новая волна германофильства. В эпоху Николая I немецкая ученость, литература, музыка, мода и, конечно же, военная выправка вызывали подражание. В армии, вернувшейся из европейских походов, формируется так называемый прусский стиль. Именно в этот период Клаузевиц служит начальником штаба Русско-немецкого легиона и пишет свой знаменитый трактат «О войне». Жуковский и Гоголь вчитываются в Шиллера и Гофмана. Одоевский изучает Шеллинга. Глинка, Мусоргский и Бородин слушают композиции Бетховена и Вагнера. Этнограф Афанасьев развивает мифологическую школу братьев Гримм. Тютчев, проживающий в Германии, обретает там высокопоставленных друзей и союзников Российской Империи.7

Революционеры также нашли себе учителей из Германии. Бакунин, как известно, был большим почитателем Гегеля и личным другом Вагнера. В круг диалектиков-германофилов входили Белинский и Герцен. Ленин был также страстным гегельянцем, но его диалектика была особого рода. Этот ультра-революционер смешанного русско-немецко-еврейского происхождения почерпнул большую часть своих знаний у Маркса, Энгельса, прочих социал-демократов и коммунистов-интернационалистов, а это, как вы понимаете, не совсем то же самое, что немецкая классическая философия. Маркс в этом смысле является символом «псевдонемецкого» (по сути антигерманского) влияния на Россию.

Более органичным, но не менее революционным, оказалось влияние  Ницше, имевшего, кстати, среди своих предков славян. Для салонной элиты России «Серебряного века»: Мережковского, Вяч. Иванова, Розанова, Белого, Брюсова и других литераторов-эстетов проповедь Заратустры оказалась гносеологической бомбой замедленного действия. Сформировалось целое поколение художников, призывавших к «переоценке всех ценностей».8

Таким образом, можно утверждать, что именно из Германии в Россию пришла революция. Революция не в узком смысле классовой или социально-политической борьбы, а как качественная смена мировоззрения и стиля жизни людей при переходе от одной эпохи к другой. Здесь соединились в один противоречивый поток: научный и технический прогресс, переворот в искусстве, классовые выступления пролетариата, германский волюнтаризм, русское бунтарство, еврейский протест, антиимпериалистическая борьба наций и прочие факторы.9

В этом же ключе следует рассматривать и опыт построения социализма в СССР и в Третьем Рейхе, который имел как общие, так и диаметрально противоположные черты.

После 1917 года немецкие национал-социалисты многому учились у большевиков, но это не следует понимать как копирование опыта Октября или крайний интернационализм. В Германии, в среде интеллигенции, изначально сложились довольно сильные русофильские настроения. Шпенглер до написания «Заката Европы» читал «Россию и Европу» Данилевского и пророчествовал о восходящей Восточной Империи в духе Гердера и Франца Баадера. Идеолог Консервативной Революции Артур Меллер ван ден Брук переводил на немецкий язык и комментировал Достоевского. Геббельс написал роман «Михаэль» в духе Достоевского с русским героем-богоискателем. Настоящей апологией русской души стала книга Вальтера Шубарта «Европа и душа Востока», где немецкий философ развил идеи Шпенглера с учетом русских мыслителей начала ХХ века. За свои русофильские взгляды он пострадал и был вынужден эмигрировать из гитлеровской Германии в Ригу.10 Гитлер, как известно, был врагом славянства: он начитался расолога-пангерманиста Фрица Ленца, внимал аргументам русофоба и антихристианина  Розенберга, следовал советам атлантистов, а в глубине души завидовал мощи континентальной империи Сталина и подражал ему.11

Многие русские до 1941 года также симпатизировали национал-революционной Германии. Одни видели в немцах соратников по классовой борьбе, другие – братьев по крови, третьи – стратегических военных союзников. Если сравнить национал-социалистический и большевистский стили, то можно без труда найти в них много общего: антикапиталистическая трудовая этика, военная форма, пропаганда спорта и здорового образа жизни, неоклассицизм в архитектуре, скульптуре, живописи. Поэтому вполне естественно, что СССР и Третий Рейх объективно стремились к заключению мирного союза. Это геополитическое сближение началось задолго до подписания договора Молотова-Риббентропа. Недавно рассекреченные факты говорят о том, что Советская Россия в обход Версальского договора тайно вооружала Рейхсвер уже в 1922-1933 годах. На территории СССР функционировали секретные советско-германские заводы, аэродромы, танковые и авиационные школы, военные специалисты активно обменивались опытом. После прихода к власти Гитлера советско-германское сотрудничество стало резко сворачиваться, а договор 1939 года о дружбе и новой границе не предотвратил военного столкновения двух государств.12

В ловушке оказались и те, кто, находясь в Германии, сделал ставку на фюрера: старые монархисты, лидеры пронацистского РОНДа и «младороссы», убежденный германофил и казачий атаман Краснов, попавший в плен советский генерал Власов и созданная под его началом РОА. Немецкие спецслужбы в целом никогда не доверяли русским эмигрантам и всегда стремились полностью подчинить их своему контролю. Исключение составляли лишь отдельные личности и вышедшие из России немцы, такие как Розенберг, Тедтли и Эрт.13

Кому было выгодно взаимное уничтожение СССР и Третьего Рейха? В первую очередь, Великобритании, США, масонству и международному банковскому капиталу. После войны Россия, хотя и вышла победителем, сама оказалась разрушена, обескровлена и истощена. Германия, тоже обескровленная и разоренная, была разделена на зоны оккупации. В это же время под патронажем США создаются новые международные организации — ООН и НАТО, а на Ближнем Востоке основывается новое государство – Израиль.14

Разделив сферы влияния, США позволили советам контролировать часть Восточной Европы, включая ГДР. Прямые связи осуществлялись через Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ), военный договор и спецслужбы. Однако, сам СССР с его коммунистической и интернациональной идеологией оставался под присмотром и сильным влиянием США. Американцы всегда поддерживали только те акции русских, которые способствовали их собственному усилению. Постепенно это привело к экономическому и военно-политическому господству США в Европе.

Мы знаем о том, что в современной Германии растут антиамериканские настроения, а одновременно с этим пробуждается интерес к новой России, формируются новые русофильские настроения.15 Еще бы! Русские великодушно предоставили немцам возможность вновь объединиться, сами отказались от химеры марксизма и обратились к своим европейским и арийским истокам. А американцы, вложив в Западную Европу финансовый капитал, лишь прикрываются европейским интересами, чтобы на деле завоевать новые рынки, получить сверхприбыль, стать безраздельными хозяевами во всем мире, диктаторами «нового мирового порядка».

В России отношение к немцам тоже изменилось. Появилось много объективной информации по истории и культуре Германии, о ее современных достижениях. Участники второй мировой войны уже не воспринимают  «фрицев» как кровных врагов, хотя многое они не могут забыть и простить. Среди молодежи сильны германофильские настроения, есть живой, неподдельный интерес к опыту Третьего Рейха. Можно даже говорить о моде на национал-социалистический стиль: он легко проглядывается в идеологии и эстетике  «новых правых» организаций, журналов, газет, а также некоторых рок-групп.

Наши стратеги всерьез разрабатывают новые геополитические модели, где русским и немцам отводится ключевая роль в организации большого евразийского пространства, в создании новых политических и военных структур безопасности на континенте.16 Юридическими аспектами русско-германского союза, в частности, занимается Институционалистское общество, созданное в Берлине Владимиром Видеманном, которое выпускает международный информационный бюллетень «Императив».  Это новый орган Консервативной Революции, разрабатывающий в сотрудничестве с «Европейской Синергией» теоретические основы будущей континентальной Империи.17

Пока еще рано говорить о результатах данного проекта, так как мы находимся в самом начале пути. Однако первые шаги уже сделаны: мы кое-что знаем друге о друге, имеем возможность обмена информацией и планами. Важно с самого начала выбрать правильный тон для общения, действовать напрямую, без лишних посредников, и постепенно, без ущерба качеству, продвигаться к избранной цели.

 

1. Древность. Арии. Славяне, М.1996; Ю.А.Шилов. Прародина  ариев, Киев. 1995; Ю.Д. Петухов. Дорогами богов, М.1998; «Наследие предков», Москва, №1-5, 1995-1997.

2. Младшая Эдда, М.1994.

3. Эдуард Гиббон. Закат и падение Римской Империи, М.1997; Hans F.K.Gunter. The Racial Elements of European History, London, 1992.

4. В.Н. Татищев. Собрание сочинений, т.1, М.1994; Г.В. Вернадский. Древняя Русь, М.1996; А.И. Асов. Книга Велеса, М.1997.

5.  С.Лесной. Откуда ты, Русь? М.1995; В.Я.Петрухин. Начало этнокультурной истории Руси IX-XI веков, М.1995; А.Г.Кузьмин Падение Перуна, М.1988; его же. Руги и Русы на Дунае. – в кн. Средневековая и новая Россия, М.1996.

6.  История внешней политики России. Первая половина 19 века, М.1995.

7. Россия-Германия. Контакты и взаимовлияния. XVIII-XIX век, М.1988; Россия и Европа: опыт соборного анализа, М. 1992.

8. Россия и Германия: опыт философского диалога, М.1993.

9. Звезда и свастика. Большевизм и русский фашизм,М.1994; Москва-Берлин, Берлин, 1995 – Москва, 1996.

10. Вальтер Шубарт. Европа и душа Востока, М.1997.

11. Аlan Bullock. Hitler and Stalin: Parallel lives, Toronto, 1993.

12. Ю.Л.Дьяков, Т.С.Бушуева. Фашистский меч ковался в СССР, М.1992; Оглашению подлежит. СССР и Германия: 1939-1941. Документы и материалы, М.1991; Уолтер Лакер. Россия и Германия наставники Гитлера», Вашингтон, 1991.

13. Robert C. Williams. Culture in Exile. Russian Emigres in Germany, 1881-1941, Cornell, 1972; Джон Стефан. Русские фашисты. Трагедия и фарс в эмиграции. 1925-1945, М.1992; Материалы по истории Русского освободительного движения, М.1998.

14. Энтони Саттон. Как Орден организует войны и революции, М.1995; Война Германии против Советского Союза. 1941-1945, Берлин, 1994.

15. Wolfgang Srtauss. Allemands et Russes dans le meme bateau. – Nuvelles de Synergies Europeennes, №29, 1997.

16. А.Г.Дугин. Консервативная Революция, Москва, 1994; его же. Основы геополитики. Геополитическое будущее России, М.1997; Россия, Германия и другие. Материалы «круглого стола» в Академии Генерального Штаба. – «Элементы», №1; Е.Ф.Морозов. Российско-германские отношения: геостратегический аспект», – «Элементы», №5; А.В.Митрофанов «Шаги новой геополитики», М.1997;  В.Видеманн «Единая Европа. Проблемы и перспективы», Берлин, 1997.

17. «Императив». Международный политологический информационный бюллетень, Берлин, №1-4.

P.S. См. также Pawel Tulajew. Deutsche und Russen -  Partner mit Zukunft?- NATION&EUROPA.Deutsche Monatshefte.-Coburg, 1998, №11/12.

 

 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100