Home №9 МОЯ ВОЙНА С ДЕМОНОКРАТИЕЙ (Действительность на грани фантастики) - 2. Я выхожу на тропу воЙны

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

МОЯ ВОЙНА С ДЕМОНОКРАТИЕЙ (Действительность на грани фантастики) - 2. Я выхожу на тропу воЙны PDF Печать E-mail
Автор: Нестеров Е.   
23.01.2011 22:28
Индекс материала
МОЯ ВОЙНА С ДЕМОНОКРАТИЕЙ (Действительность на грани фантастики)
Как это начиналось
Самое первое знакомство
1. Еврейское «государство в государстве»
2. Я выхожу на тропу воЙны
Общественный институт ЭНИН
Страница 7
Лекция о сионизме
Первое знакомство с пси-оружием
3. Охотник и жертва
Охота продолжается
Маг-убийца
4. Иудейский Вий, или Страшная ночь
Послесловие
Все страницы

2. Я выхожу на тропу воЙны

Я осмелился на визит в академию, потому что мои дела по работе шли успешно. Руководители геофизического главка предложили мне спешным порядком оформлять докторскую диссертацию и прочили меня зам. директора одного из филиа­лов ВНИИгеофизики, чтобы я там развернул работы по своей вибросейсморазведке. И в этот момент наша местная солидар­ность через Земцова стала снабжать меня некой «дефицитной» еврейской литературой, в которой еврейский народ изображал­ся очень талантливым, гонимым, элитарным, а русский — дес­потичным, жестоким, тоталитарным. В частности, книгу о жиз­ни Надсона, которого якобы затравили, погубили «грубые рус­ские дикари».

У нас происходили дискуссии. Я недоумевал, зачем меня нужно обрабатывать в русофобском духе. И постепенно понял, что к этому времени всей кадровой политикой в Мингео СССР заправляли евреи и на должность замдиректора и выше ни один русский не назначался без предварительного негласного экза­мена на антисемитизм.

И вот однажды мои контрдоводы в защиту русских вывели Земцова из себя и он в запальчивости воскликнул: «Неужели ты не понимаешь, что русские берут только числом, как саран­ча, они заполняют трупами окопы и овраги, поля сражения? Это животные. Они могут лишь стрелять из автомата, пить водку и материться!»

Я безмерно удивился: «Позволь, а кто же ты по националь­ности?» Я был у него на квартире, видел его мать, типичную простую русскую женщину из крестьян. А оказывается, отец Земцова, который бросил семью, был евреем, а работящую без­ропотную русскую мать сын не признавал, преклоняясь перед евреем отцом.

В общем, проверку на антисемитизм я не выдержал. И это поставило крест не только на моем назначении в другой фили­ал, но и на всей моей научной карьере.

Без всяких предупреждений вдруг расформировали мой головной в отрасли сектор механических невзрывных сейсми­ческих виброимпульсных источников. Якобы из-за отсутствия финансирования. Руководители геофизического главка, кото­рые покровительствовали моим работам, неожиданно один за другим «сыграли в ящик» при не до конца выясненных и дос­таточно загадочных обстоятельствах. Меня понизили в долж­ности и хитроумно лишили работы. Зарплату платили, но у меня не было даже рабочего места. Когда я просил работу, замди­ректора, еврей Матусевич, с уважительной улыбочкой говорил: «Вы же у нас крупный ученый, у вас много изобретений, вас знает отрасль как талантливого инженера, вы сами должны найти себе работу». Но когда я предлагал новую разработку, они ее неизменно отрицали.

Для начальства, подчинявшегося солидарности, я стал пер­соной «нон грата» и мне откровенно показывали на дверь. Но я не сдавался, продолжал изобретать и додумался до пионерс­кого, так называемого электропарового сейсмического источника, который имел столь неоспоримые преимущества перед жалкими плохо управляемыми заимствованными за рубежом пневмопушками, и обещал нашему НИИморгео такие преимущества на миро­вом рынке, что даже косо смотревшая на меня местная еврейс­кая институтская метрополия вновь стала подавать голос в мою пользу.

Но в это время генеральным директором нашего НПО и НИИ стал Янкиф Панкусович Маловицкий. Внешне доброжелательный и даже добродушный толстячок с зелеными глаза­ми, он был ярым сионистом и русофобом, поддерживаемым, как впоследствии выяснилось, самим сионистским рейхом. Он уже тогда, в конце 70-х годов, чихать хотел и на мой источник, и на своих соплеменников из числа местной солидарности, и даже на партийное начальство. Перед ним мировая сионистская закулиса поставила совершенно иные задачи. Он начал последовательную ликвидацию всех тем, разработок и лабораторий, возглавляемых русскими учеными, и, конечно, никакого вни­мания на мое изобретение не обратил и никаких средств на его реализацию не выделил. Я продолжал оставаться внутри НПО на положении неофициального безработного.

И тогда, стиснув зубы, я своими руками, без средств, на свою личную зарплату сделал сначала модельную установку источ­ника, а потом и макет, пригодный для испытаний на морском полигоне. С помощью своих многочисленных русских товари­щей и друзей провел успешные испытания самодельного электропарового источника, получил вполне приличные результа­ты, написал научный отчет о проделанной работе и настолько успешно защитил его на секции сейсморазведки НТО, что даже евреи нашего НИИ склонились в пользу новой разработки. Ну, думаю, теперь директор никуда не денется.

Но у послушного иудейскому рейху Маловицкого были совсем иные цели. Ему нужен был не технический прогресс, а технический развал страны. Он не удовлетворился мнением ученого актива НИИ и послал на отзыв мой отчет московско­му соплеменнику из числа зарубежных подражателей, специа­листов по пневмопушкам, которые уходили в небытие в случае промышленного освоения моего электропарового источника. И, конечно, московский «спец» дал отрицательный отзыв. И хотя этот отзыв не выдерживал никакой критики и вызвал в НИИ лишь общее недоумение, противиться могущественному шефу никто не посмел.

Неприкрытая, враждебная стране и государству, деятельность Маловицкого вызвала в НИИ оппозицию. Не только я, но и другие русские ученые института сопротивлялись сионис­тской агрессии. Один из таких ученых написал о деяниях Ма­ловицкого целую поэму, в которой в поэтическо-юмористической форме описал целенаправленно разрушительные управ-лен­ческие решения Маловицкого. На вид толстый, добродушный, вежливый, культурный человек — ни на кого голос не повы­сит, — он был безпощаден к русским ученым, создавал им невыносимые условия, откровенно издевался, наслаждаясь их безпомощностью и своей вседозволенностью. Сколько русских, да и нерусских, но честных и умных ученых скоропостижно скончалось от издевательств этого изувера — никто точно не знает. Этот сионистский гауляйтер и садист ничем по своей сущ­ности не отличался от немецко-фашистских гауляйтеров и са­дистов. Ибо сионизм и фашизм — это близнецы-братья. Разни­ца лишь в том, что немецкие гауляйтеры напрямую расстрели­вали славян или сжигали их женщин и детей в запертых сараях, а иудейский рейх прицельно истреблял цвет славянства изощ­ренными коварными методами, «цивилизованным» путем. Си­онистский рейх в горбачевские времена под видом перестрой­ки взял курс на окончательный и полный захват советского государства, в котором еще оставалось что-то русское. А для этого нужно было разгромить ведущие отрасли, которые дава­ли славу и средства этому «гойскому» государству. И Мало­вицкий блестяще справился с этой задачей, оставив после себя пустыню: в конечном итоге был ликвидирован не только наш Краснодарский, весьма котировавшийся в стране и за рубежом, геофизический НИИ, но отброшена далеко назад вся отрасль морской разведочной геофизики.

В конце 70-х годов, когда генеральным директором нашего НПО был назначен этот академический сионо-фашист, мало кто понимал его разрушительную сущность. Я попал под его удар одним из первых. И одним из первых разобрался в его вредоносной деятельности.

Соединив информацию, накопленную за годы служебного общения с еврейской солидарностью, с информацией, почерп­нутой из талантливой книжки Ю. Иванова «Осторожно: сио­низм», с практической информацией, приобретенной на сесси­ях Общественного института энергетической инверсии (ОИ ЭНИН), активистом которого я стал после статьи в «Литера­турной газете», с собственным печальным опытом общения с Маловицким, я составил себе примерно следующую схему про­исходящих событий.

В 1972 г. Израильский кнессет принял закон о двойном гражданстве, по которому все евреи СССР объявлялись граж­данами Израиля и должны были платить налог — шекель. Но поскольку очень многих евреев, прекрасно обжившихся в на­шей стране, вполне устраивало и единственное гражданство такой большой и сильной страны, как СССР (от добра — доб­ра не ищут), то появилась задача скомпрометировать и осла­бить эту страну, доказать и показать ее слабость и никчемность по сравнению с «образцовым государством мира» Израилем. Началась кампания русофобии, которая подкреплялась прак­тическими действиями таких «штирлицов», как Маловицкий. Они притворялись русскими (наш 100% иудей Маловицкий называл себя украинцем) и творили зло и разруху. А потом их же эмиссары говорили наивным членам солидарности: смот­рите, какие русские дураки, их государство разрушается, а Из­раиль превращается в мировое государство XXI века.

Так я понял, что кроме еврейской солидарности существу­ет иудейский управляющий центр страны — подпольный сионо-фашистский рейх, базирующийся по всем признакам в АН СССР. Он командует солидарностью, вырабатывает стратеги­ческий план развала СССР и уже взял в свои руки всю кадро­вую политику КПСС и вообще СССР. Сионизм уже в брежневские времена ползучими методами лукавства, лжи, обмана, методами информационного и физического терроризма, псих-оружием, созданием массовых психозов, рекламой разруши­тельных для нас культурных ценностей, культом математики и посредственных еврейских ученых в науке, массовым внедре­нием в русскую православную церковь ереси жидовствующих, методами присуждения ученых степеней и званий угодным си­онистам людям, подкупа высокого начальства благами запад­ной (иудейской) цивилизации, и вообще методом «маленьких дел» практически захватил государство, созданное гением рус­ского народа. Уже в конце 70-х годов на вершине власти, по моим понятиям, не осталось ни одного русского. Русские были изгнаны с вершин власти, а чаще всего просто убиты: причем убийства изощренных сионских террористов всегда выглядели как неожиданная преждевременная «естественная смерть при не до конца выясненных обстоятельствах». (Именно такой смер­тью погибли один за другим три моих доброжелателя, круп­ных ученых и изобретателей в геофизическом главке Мингео СССР: В. Федынский, М. Полшков, Н. Грачев, а на их места уселись такие же деятели, как Маловицкий. Причем иудейский рейх нисколько не церемонился и с евреями, если противились его воле и не желали видеть в русских своих врагов).

Поняв, что сионисты уже захватили советское государство, а на самом верху действует кровавое безпощадное иудейское гестапо, я не видел смысла писать жалобы. Кому их адресовать? Друзьям и покровителям Маловицкого, управлявшим, по моим понятиям, не только всякими там сусловыми, андроповыми, громыко, но и самим Брежневым?

Нужно было отвоевывать у врагов русское государство, которое было русским только внизу, а вверху стало густо иудей­ским. А другого оружия, кроме как правдивая информация о сионизме, просто не было.

Ю. Иванов вышел на тропу войны с иудеями-захватчика­ми, так же как Е. Евсеев, В. Бегун и некоторые другие, не побо­явшись репрессий. Их нужно поддерживать на местах, вносить сколько можно свою лепту в общее дело освобождения русско­го Отечества от коварных оккупантов.

Так и я вслед за этими пионерами-антисионистами (кото­рых одного за другим коварно и подло умертвило иудейское гестапо) вышел на тропу войны с безмерно умным, хитрым, безпощадным и безжалостным врагом, не брезговавшим ника­кими средствами, имевшим в руках реальную власть, бездон­ные капиталы и стремившимся к безграничному и полному гос­подству над миром.

Но прежде чем описывать мои первые действия на тропе войны, нужно рассказать более подробно об ОИ ЭНИН — том русском научном братстве, которое в противовес солидарно­сти сложилось в Советской России и незримо поддерживало меня и вообще все русское в науке.



 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 

Rambler's Top100

Deacon Jones Authentic Jersey