Home Книги Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России - Глава 1. Историография культурологического изучения Центрального региона России

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России - Глава 1. Историография культурологического изучения Центрального региона России PDF Печать E-mail
Автор: Т.Н. Арцыбашева   
28.05.2011 08:42
Индекс материала
Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России
Глава 1. Историография культурологического изучения Центрального региона России
Глава 2. Природные, социально-хозяйственные и геополитиче­ские факторы культурогенеза средневековой Центральной России
Глава 3. Раннесредневековый и Киевский циклы культурогенеза Центральной России
Глава 4. XII-XV вв. Удельный цикл развития культуры Центральной России
Глава 5. Культура Центральной России в эпоху зрелого Средневековья
Заключение
Все страницы


Глава 1. Историография культурологического изучения Центрального региона России

 


Историография культурологического изучения Центрального ре­гиона РФ в своей основе по понятным причинам отчасти совпадает с общей историографией Руси-России. Однако параллельно трехвеко­вой общероссийской историографии формировался отдельный блок научной и научно-публицистической краеведческой литературы, представляющий преимущественно разрозненные «истории» зе­мель, губерний, памятников, поселений, описания феноменов, ар­хеологических, этнографических и эколого-географических комплек­сов, персоналогию значимых фигур, т.е. локальный и нередко уни­кальный культуроведческий материал.

С одной стороны, он основательно дополняет общую картину развития национальной культуры, с другой - глубоко обнажает пи­тавшие ее корни и позволяет через конкретные, индивидуальные черты и черточки отследить становление огромного социокультурно­го организма, увидеть истоки его своеобразия и исторические мета­морфозы судьбы. Именно это делает «местный материал» не только интересным для широкого круга читателей, но и важным для научно­го познания. В первую очередь он значим для регионалистики, раз­рабатывающей собственные подходы и методологию изучения исто­рико-культурного пространства России и исследующей природу его уникальности через своеобразие составляющих ее регионов.

При ближайшем знакомстве с общероссийской историографией поражает изобилие источников и научной литературы, огромная по глубине и охвату информация, масштабность многих тем и точек зрения, неоднозначность концепций и подходов, теоретических обобщений и философских построений. При этом широта исследуе­мого историко-культурного поля и необходимость его ограничения, инерция научной традиции нередко оборачиваются эксплуатацией одного и того же, ставшего базовым фактического материала, отсут­ствием попытки региональной индивидуализации. Это приводит, ус­ловно говоря, к определенному «столичному эгоцентризму», почти не оставляющему места оригинальным, особо значимым для иссле­дования провинциальной культуры авторским работам локального характера.

Тем не менее историография культуры Центральной России в значительной мере именно благодаря этому «центризму» отличает­ся полнотой, объемностью и разносторонностью. Ее основу состав­ляет отечественная историческая классика: многие тома фундамен­тальных сочинений В.Н. Татищева, Н.М. Карамзина, В.О. Ключевского,   С.М. Соловьева; отличающиеся основательной фактологией разноплановые по языку, приоритетам и позиции авто­ров труды Н.Н. Бантыш-Каменского, С.Ф. Платонова, К.Н. Бестужева-Рюмина; скрупулезное бытописание И.Е. Забелина и И.Н. Костомарова; развернутые истории отдельных земель и княже­ний Л.В. Алексеева, Д.И. Багалея, П.В. Голубовского, Д.И.Иловайского,  А.М.Андрианова, В.Г. Ляскоронского; историко-географические описания губерний российской империи П.А. Щекатова, Н.Н. Оглоблина, Н.В. Полевого и история русской эт­нографии А.Н. Цыпина; подробнейшие историко-биографические ис­следования Н.А. Полевого и М.П. Погодина; источниковедческие изыскания С.Б. Веселовского и М.Н. Тихомирова; разных лет издания  материалов по истории русских монастырей - о. Амвросия, Д.Денисова, В.В. Зверинского, А. Ратшина, П.Строева; системати­зированные и концептуально представленные сведения о становле­нии и развитии городов Центральной России в статьях и книгах В.П. Даркевича, И.В. Дубова, А.В. Кузы, А.Л. Монгайта, Н.М. Насонова, Т.Н. Никольской, М.П Рабиновича, П.А. Рапопорта, Б.А. Рыбакова, И.Я. Фроянова.

К этому же ряду фундаментальных источников относятся раз­ных лет искусствоведческие, культурологические, филологические и литературоведческие работы Н.П. Кондакова, Н.В. Покровского, Н.П. Лихачева, П. Муратова, Д.А. Ровинского, И.Э. Грабаря, М.В.Алпатова, В.В.Бычкова, Г.К.Вагнера, Н.Н.Воронина, П.А. Рапопорта, М.А. Ильина, В.Г. Брюсовой, Д.С. Лихачева, А.В. Панченко, игумена Иоанна (Экономцева); основательные моно­графии (вторая половина XIX - начало XX вв.) по истории христиан­ской церкви и православия митрополита Макария, Е.Е. Голубинского, А.В, Карташова,  Н.Ф. Каптерева,  И.К. Смолича,  К.В. Харламповича; сборники документов личных и государственных архивов.

Документальная литература о разных исторических эпохах, био­графии значимых личностей, зарисовки народных нравов и обычаев, работы по истории ремесел и географии появились в России во вто­рой половине XVIII века, когда были опубликованы первые справоч­ники, призванные удовлетворить интерес русского читателя к своему отечеству. Таковыми стали: «Описание древнего славянского языче­ского баснословия» (М.И.Попов, 1768), «Географический лексикон российского государства» (Ф.А. Полунин, 1773), «Словарь географи­ческий   Российского   государства»   в   семи   томах  (А. Щекатов   и Л. Максимович, 1801-1809). Столетие спустя начинание екатеринин­ского времени было поддержано изданием энциклопедического сло­варя Брокгауза и Ефрона (1890-1907), двадцатипятитомного «Рус­ского биографического словаря» (1896-1918) и энциклопедии «Со­временники. Альбом биографий» (1909-1910).

Открытую эпохой Просвещения традицию региональной исто­риографии продолжили многие жители провинции, с увлечением со­ставлявшие летописи и описания своих краев и городов, храмов и монастырей, чудотворных икон и других «древностей», приобретшие впоследствии как местное, так и общероссийское значение. Уже в 10-20-е гг. XIX века дворянами и выходцами из податных городских сословий или чиновничества были написаны истории Тульской (В.А. Левшин), Калужской (ПК. Зельницкий), Муромской (А.А. Титов), Ростовской (А.Я. Артынов), Смоленской (Н. Мурзакевич) земель Центральной России. Активизации локального историографического движения в немалой степени способствовало открытие губернских типографий (Владимир, Воронеж, Курск, Смоленск, Калуга), а также появление в большинстве провинциальных центров «губернских ве­домостей» и региональных публицистических журналов («Заволж­ский муравей» в Казани, «Отечественный памятник» в Орле), изда­тели которых были заинтересованы в отражении местной проблема­тики.

Увлечение в 30-40-е гг. XIX столетия путешествиями по россий­ской «глубинке» способствовало своеобразному открытию России «образованным меньшинством». Эхо от непосредственных «провин­циальных впечатлений» ученых-специалистов и любителей-энтузиастов, историков и литераторов, путешественников и чиновни­ков прокатилось по страницам газет и журналов и отозвалось в оте­чественной беллетристике (Н.В. Гоголь, АС. Пушкин, АИ. Герцен, И.С.Аксаков, М.Н.Загоскин). Столь очевидный интерес просвещен­ной публики спровоцировал расцвет художественно-публицистических периодических изданий, среди которых особой популярностью пользовались «Московский Телеграф», «Библиотека для чтения» и «Очерки России» (В. Пассек). Огромное количество сведений по локальной истории и культуре осело на страницах Тру­дов Русского исторического общества (148 томов) и научно-публицистических журналов «Живописная Россия», «Древняя и но­вая Россия» и «Живая старина».

Со второй половины XIX века региональная историография Центральной России формируется уже целенаправленно, в тесной связи столичного и провинциального исследовательского движения, с его широкими вертикальными (столица-провинция) и горизонталь­ными (межтерриториальными) связями. Огромный вклад в этот про­цесс внесли работники губернских статистических комитетов и зем­ских учреждений: М. Богословский, Г.М. Веселовский, Л.Б. Вейнберг, Е.К. Введенский, Н.В. Воскресенский, М.Ф. Де-Пуле, Н.А. Добротворский, И.И. Дубасов, А.К. Жизневский, Д.К. Зеленин, Н.И. Златоверховников, М.А. Липинский, В.В. Литвинов, Н.А. Мурзакевич, М.П. Парманин, Н.К. Пиксанов, Л.Н. Поздняков, Н.А. Полторацкая, В.М. Рождественская, А.С. Селифонтов, В.П. Семенников, А.П. Синдеев, А.С. Смирнов, Д.А. и М.А. Терновские, А.А. Титов, Л.Н. Трефолев, Ф.А. Фелицын, Ф.А. Щербина, С.Д. Яхонтов и многие другие, кого в последующем назовут краеведами и зачинателями регионоведения. Будучи всего лишь сотрудниками полуофициальных учреждений, эти незаурядные деятели провинции превратили утилитарную работу с документами в широкий творческий поиск, заложив традиции губернских музеев и архивов и создав особый импульс отечественной культуры - актив­ное популяризаторство местных памятников и бережное отношение к выявлению и реставрации региональных «древностей». Более по­лувека благодаря их стараниям практически во всех центральных гу­берниях пореформенной (1861 г.) России регулярно выходили сис­тематические статистические сборники и авторские исследования по истории, социально-экономическим вопросам, народному образова­нию, культурной жизни большинства уездов. Сформированные ме­стными исследователями центрально-русских областей «Памятные книжки» и ежегодные справочники, путеводители и альманахи крае­ведческих материалов впоследствии стали разноплановыми и часто единственно доступными источниками по региональной культуре до­революционного времени.

Широким использованием консисторских, храмовых и мона­стырских архивов XVIII—XIX вв., детальным описанием памятников церковной архитектуры и искусства, впоследствии в большинстве своем погибших в огне войн, революций и человеческого невежест­ва, определяется историографическая и источниковедческая цен­ность разноплановых по тематике и формату дореволюционных пуб­ликаций непрофессиональных исследователей-священников крае­ведов, археологов, этнографов и архивистов Н.Н. Блинова (Вятка), СЕ. Зверева и П.В. Никольского (Воронеж), Е. Карпинского (Черни­гов), КН. Тихонравова (Владимир), А.В. Селиванова и А.А. Фатеева (Рязань); Н. Первухина и Г.Н Преображенского (Ярославль), П. Терлецкого, Н. Троицкого, Н. Сенаторского и о. Палладия (Курск), архимандритов Макария (Путивль) и Анатолия (Рыльск).

Не менее значимы для современного исследователя культуры и краевые словари-библиографии местных деятелей, выпущенные в первой четверти XX века во Владимирской (А.В. Смирнов), Воронеж­ской (Н.В. Воскресенский, Н.Н. Пантелеевский, А.Ф. Селиванов, В.В. Литвинов), Костромской (А.А. Титов), Рязанской (И.В. Добролюбов, С.Д. Яхонтов), Тамбовской (И. Токмаков), Туль­ской (Н.И. Борисоглебский, И. Сахаров), Ярославской (К.Д. Головщиков, С. Золотарев) губерниях и Переяславле-Залесском (М.И. Смирнов).

Благотворна в этом смысле и роль частной региональной прес­сы («Воронежский листок», «Донской справочный листок», «Волга») и местной научной периодики («Филологические записки» в Вороне­же, «Вестник Демидовского юридического лицея» в Ярославле), в 60-е гг. XIX века довольно подробно освещавших жизнь культурно связанных (по Волге и Дону) территорий в самых значимых и инте­ресных ее аспектах.

Этнографические, археологические и исторические заметки и статьи провинциальных авторов регулярно появлялись на страницах периодической печати XIX - начала XX столетия в сериях академи­ческих, столичных, губернских и епархиальных ведомостей и прило­жений к ним. Тематической разносторонностью и глубиной содержа­ния привлекали образованную публику того времени журналы «Ис­торический вестник», «Русская старина», «Киевская старина», «Рус­ское слово», а также выпуски «Трудов археологических съездов», систематически знакомившие любознательную общественность с историко-культурными изысканиями провинциальных собирателей древностей и активных членов российских краеведческих и научных обществ. В них помещались результаты исследований, научные и публицистические очерки основоположников региональной археоло­гии и этнографии: Г.И. Булгакова, Т. Вержбицкого, В.И. Стрельского и А.А. Танкова (Курск), А.Т. Болотова, Н.Ф. Андреева и И.И. Сахарова (Тула), Н.Г. Первухина и Н.А. Спасского (Вятка), Н.И. Второва и Л.Б. Вейнберга (Воронеж), И.И. Дубасова (Тамбов), А.С. Ганиского (Нижний Новгород), А.В. Селиванова (Рязань), К.П. Тихонравова (Владимир).

Упорная многолетняя работа многих из них оставила заметный след в истории общероссийской и региональной культуры. Немалый интерес представляют шеститомная (в общей сложности 1147 стра­ниц) «История Тамбовского края» выдающегося тамбовского крае­веда ИИ. Дубасова, серии статей о социальной и церковной истории Курской губернии и «Историческая летопись Курского дворянства» А.А. Танкова, подробно описывающие социально-культурное ста­новление в XVI—XVIII вв. Черноземной России (Курск, 1913). Глуби­ной анализа первоисточников и новизной тематики отличаются ра­боты тверского историка А.Н. Вертинского «Возникновение фео­дальной Твери», «Культура великого княжества Тверского XIV-XV вв.», «Хлопчатобумажная промышленность в России и английские кризисы 60-х гг. XIX в. По переписке Морозовых» (Тверь, 1930).

Основательные материалы по географии, истории и этнографии центральных российских губерний содержат многотомное издание начала XX столетия под редакцией В.П. Семенова «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (СПб, 1902-1905) и монографические работы Д.И. Багалея, И.Д. Беляева, A.M. Дренякина, Д.Я. Самоквасова, В.Ф. Зуева, И.Н. Миклашевского, А.С. Лебедева, В.П. Загоровского; рукопись И.И. Башилова и напеча­танные в разные годы XVIII—XX вв. сочинения С. Ларионова, А.С. Анненкова, И. Токмакова, Н.И. Алякритского, А.И. Терлецкого.

Большим подспорьем в региональных  изысканиях являются подробные, иллюстрированные картами, схемами, географическими и статистическими таблицами, сведениями о хозяйственных и соци­ально-культурных процессах фундаментальные работы Д.И. Багалея: «Очерки из истории колонизации и быта степной ок­раины Московского государства» (М., 1887), «Русская история с кар­тами, планами и снимками с памятников древности искусства». Т.1 (М., 1914), «История Слободской Украины» (Харьков, 1918). В ряду дореволюционных этнографических и фольклорных работ выделя­ются публикации результатов научных экспедиций А.С. Машкина, МП Халанского и В.И. Резанова, отражающие уже не столько исто­рическую, сколько культуро- и регионоведческую позицию собирате­лей и пропагандистов традиционной культуры.

Параллельно собственно историческим и эмпирическим описа­ниям в философских, культурологических и литературоведческих трудах русских мыслителей - историков и философов, поэтов и пи­сателей «серебряного века», политических деятелей и специалистов гуманитарных областей знания - формировалось многогранное и многоаспектное концептуально-теоретическое представление о том, что же такое русская культура в ее национальном своеобразии и ми­ровом значении.

Со второй половины XIX столетия начали появляться первые работы, культурологически осмысливающие мировой цивилизационный и национальный культурно-исторический процесс (А. Хомяков, Н. Данилевский, К. Ушинский, В. Розанов, С. Франк, Н. Бердяев и др.). Отечественная историческая наука, прежде всего в трудах уче­ных государственной школы СМ. Соловьева, В.О. Ключевского, П.Н. Милюкова, перешла от написания истории российского государ­ства к кропотливому и всестороннему изучению ее социальной и культурной истории.

На рубеже веков описательный подход к истории и культуре ис­черпал себя. Эпоха преимущественного накопления фактического материала вступила в период его анализа, систематизации и обоб­щения. Всеобщий интерес к национальным истокам, повсеместное открытие музеев и выставочных экспозиций, активное развитие ис­торических дисциплин и выделение новых областей гуманитарного знания, разработка оригинальных исследовательских методик опро­кинули устоявшиеся общественные представления и научные посту­латы. Начался активный всесторонний поиск оснований и законо­мерностей национально-культурного развития, породивший нарастающее количество авторских идей, концепций, «историй» и «тео­рий» русской культуры.

XX столетие с присущим ему глобализмом, видением всеобщ­ности исторических процессов пытается осмыслить и феномен куль­туры, всякий раз на уровне локальных исследований с позиций со­временности возвращаясь к давно очерченному кругу научных про­блем.

Одними из первых исторических работ нового типа явились обобщающие многолетнюю полевую практику фундаментальные труды по археологии и археографии выдающегося ученого Д.Я. Самоквасова: «Могилы русской знати», «Происхождение русско­го народа», «Северянская земля и северяне по городищам и моги­лам» (М., 1908), - общеисторические выводы которых произвели пе­реворот во взглядах на начала отечественной истории.

Следующим шагом на этом пути оказалась оригинальная общая концепция истории России киевского ученого М.В. Довнар-Запольского, рассматривающая развитие Отечества как смену пе­риодов торговли и натурального («ойкосного») хозяйства.

Его младший современник, эмигрировавший из Советской Рос­сии Г.В. Вернадский в ряде опубликованных за границей книг («Зве­нья русской культуры» (1938); «Древняя Русь» (1943); «Киевская Русь» ( 1948); «Монголы и Русь» (1953); «Россия в средние века» (1959), «Московской царство» в 2-х ч. (1969)) обосновал идею основополагания в развитии русской культуры природы и социальных факторов, взаимосвязь и взаимодействие которых формировали ритмичный государствообразующий процесс, чередовавший перио­ды политической раздробленности и единого евразийского государ­ства.

Несколько позже в Нью-Йорке были напечатаны отличающиеся основательной фактологией, сдержанностью в обобщениях и выво­дах труды Н.В. Рязановского, представившие Россию как подвер­гавшуюся постоянным вторжениям европейскую окраину, с харак­терной для таковой отсталостью и скачкообразностью развития.

В эти же годы в Советской России писалась и переписывалась «своя российская история», в силу доминирующей идеологии (вуль­гарно-социологический подход и зависимость от господствующих философско-политических доктрин) тенденциозно интерпретиро­вавшая социально-культурный процесс, В определенном смысле, как это очевидно теперь, она сама стала своеобразным культурным фе­номеном тоталитарной социалистической системы.

Между тем советская историография сформировала основа­тельное источниковедческое и фактологическое поле. Ряд талантли­вых историков социалистической эпохи, сохранив традиции конкрет­но-исторических исследований, осуществили значительные открытия и, выработав богатейший арсенал гипотез и методов, подготовили широкую и разноплановую научную базу для будущих изысканий.

Так, работы советского ученого М.Н. Тихомирова («Древнерус­ские города» (1956); «Средневековая Москва в XIV-XV в.» (1957); «Русская культура X-XVIII веков» (1968); «Российское государство XV-XVII веков» (1973); «Русское летописание» (1979)) были и оста­ются одним из немногих в советской историографии примеров обще­контекстного видения научной проблемы и междисциплинарного и сравнительно-исторического подходов к историко-культурному ис­следованию. Выделяясь научной смелостью и широтой эрудиции ав­тора, убедительной аргументацией и оригинальностью выводов, они стали хорошей школой для ученых поколения «свободных мыслите­лей» эпохи «оттепели» и перестройки.

Большим подспорьем для культурологов и историков-регионоведов стала активно формировавшаяся в XX веке археоло­гическая историография, вобравшая огромное количество отчетов, описаний, статей и монографий. Усилиями столичных и местных ар­хеологов  были  разработаны  археологические  карты  практически всех областей Центральной России; опубликованы концептуальные, обобщающие археологический и исторический опыт последних деся­тилетий века работы Б.А. Рыбакова, В.В. Седова, А.В. Кузы, А.А. Узянова, А.С.Насонова, В.В. Мавродина, И.И. Ляпушкина, И.Я. Фроянова; коллективные и авторские исследования участников региональных и межрегиональных археологических экспедиций: А.З. Винникова,  М.А. Гоняного,  А.Г.Дьяченко,  А.В.Зорина,  О.Н.  и В.В. Енуковых, В.П. Коваленко, Г.Ю. Стародубцева, Н.А. Тихомирова, Н.А. Тропинина, А.А. Чубура, М.В. Цыбина, Е.А. Шинакова и др.

XX столетие открыло и период плодотворного отечественного краеведения, отразивший общую тенденцию перехода от глобализ­ма и всеобщности к локальному изучению отдельных географиче­ских зон и культурных страт. В 1910-1920-е гг. интенсивно формиро­валось «областное культуроведение» с его наглядно-активными спо­собами научно-практического изыскания. Предпосылкой и методоло­гической  базой  нового направления  исследований  стала теория «культурных гнезд» (Н.П.Анциферов, А.В. Бакушинский, И.М. Гревс, Н.К. Пиксанов), выразившая представление о региональной культуре как о своеобразных, исторически сложившихся комплексах с услов­но-подвижными   территориально-поселенческими   границами,   ме­няющимися в зависимости от хозяйственной и политической жизни.

Интеллектуальным ресурсом «золотого десятилетия» (20-е гг. XX столетия) российского краеведения стала квалифицированная научная интеллигенция. Так называемые «лишенцы» и «ссыльнопо­селенцы» - носители специальных гуманитарных знаний, оттеснен­ные революционными преобразованиями на периферию, в краеведении нашли применение своим интересам и научному опыту, высо­ким профессионализмом способствовав превращению «самодея­тельного занятия» в самостоятельную область исторического зна­ния. И хотя развернувшаяся аналитическая и собирательская работа трагически прервалась репрессиями 30-х гг., была подготовлена ин­формационная и методологическая база для последующих много­профильных научных исследований. Ученые и краеведы советского и постсоветского времени - Я.Е. Водарский, Ю.Р. Клокман, А.И. Комиссаренко, П.И. Лященко, А.А. Новосельский, Е.И. Индова, А.Г. Слюсарский, Н.Л. Рубинштейн - во многом опирались на деся­тилетиями остававшиеся закрытыми для широкого читателя работы своих предшественников.

А.Г. Слюсарский в монографии «Социально-экономическое раз­витие Слобожанщины» (Харьков, 1964) охарактеризовал социально-экономическое развитие южной окраины Русского государства XVII-XVIII вв. В книгах А.Т. Белявского подробно рассматривалось поло­жение крестьянства и однодворцев («Крестьянский вопрос в России накануне восстания Е.И. Пугачева» (М., 1965), «Однодворцы Черно­земья» (М., 1984). В.П. Загоровский в ряде работ 1960-1980-х гг. воссоздал историю строительства Белгородской оборонительной черты, проходившей по территории современных Белгородской, Во­ронежской, Курской, Липецкой и Тамбовской областей Российской Федерации, Сумской и Харьковской областей Украины, широко осве­тив вопросы заселения края, противоборства сословий, развития хо­зяйства, торговли и ремесла, значения Белгородской черты в воен­ных и внешнеполитических успехах России.

В тот же период времени Л.В. Алексеев и И.В, Дубов разраба­тывали социальную и культурную историю Северо-Западной и Севе­ро-Восточной Руси; были созданы коллективные отечествоведческие работы: «Хозяйство и быт русских крестьян» (А.С. Бежкович, С.К. Жегалова, А.А. Лебедева и С.К. Просвиркина, 1959), двухтомный историко-этнографический атлас «Русские» (1967-1970); вышла мо­нография С.К. Жегаловой «Русская народная живопись» (1975).

Параллельно кропотливым научным поискам формировалась идеологически ориентированная и пристрастно-описательная совет­ская региональная историография культуры и общества. К особо значимым датам «новейшей истории России» большими тиражами выходили идеологизированные очерки и персоналии наиболее ярких личностей, юбилейные альбомы и подарочные справочные издания, красочно представляющие «выдающиеся достижения в советском строительстве на местах» - промышленности, сельском хозяйстве, социалистической культуре.

Возвращение в 60-е гг. XX столетия всеобщего интереса к куль­туре и истории малой родины активизировало в регионах специально-научную и краеведческую деятельность, дав возможность со­брать и обработать огромное количество фольклорных и этнографи­ческих материалов, запечатлевших «уходящую Россию». За корот­кий срок были изданы многостраничные сборники научных трудов, солидные монографии и пособия, содержащие сведения по фольк­лору, ремеслам, развитию профессионального и самодеятельного искусства. Разнообразие диалектов, особенности топонимики и оно­мастики зафиксировали академические издания: «Этимологический словарь русского языка» (М. Фасмер 1964-1973 гг.) и энциклопедия «Русский язык» (1964 г.), «Топонимия Центральной России» (1974 г.).

Развернулась большая работа по выявлению и описанию па­мятников истории и культуры общероссийского и местного значения, по результатам которой активистами областных отделений Всерос­сийского общества охраны памятников истории и культуры были подготовлены издания «Материалов Свода памятников истории и культуры РСФСР» (1975-1977 гг.), аккумулировавшие в первую оче­редь сведения по региональной архитектуре.

Одновременно углубленные занятия памятниковедением, ана­лиз и систематизация накопленных материалов позволили опреде­лить состояние локальной культуры, подтолкнув ученых и сотрудни­ков образовательных и культурных учреждений к тщательному изу­чению культурно-исторического наследия. В столицах и провинции активизировалась туристско-краеведческая и музейно-экскурсионная работа; наметился путь популяризации и воссоздания традиций и ремесел; расширились научные и организационные возможности формирования наиболее полной картины местных «культурных гнезд» и историко-культурных зон.

В 70-е годы в некоторых регионах Центральной России появи­лись издательства и издательские проекты, стимулирующие развер­тывание литературного и исторического краеведения. В частности, регулярная тульская серия «Отчий край», публикующая лучшие про­изведения писателей, связанных судьбой с приокской зоной - Туль­ской, Орловской, Калужской и Брянской областями.

Перестроечные и постперестроечные 80-е и 90-е гг. XX столетия ознаменовались небывалым взлетом интереса к отечественной ис­тории, язычеству и христианизации Центральной России, церковной и дворянской культуре, сопровождавшимся переизданием забытых или малодоступных в советские годы научных и популярных трудов дореволюционных и зарубежных авторов, появлением большого ко­личества новых философских, исторических, искусствоведческих, культуроведческих и культурологических публикаций и диссертаци­онных исследований.

Во многом образцовым для историков культуры стал изданный в постсоветской России многотомный, отличающийся широтой охвата материала, массой интереснейших деталей, подтвердившихся гипо­тез и предположений фундаментальный труд П.Н. Милюкова - «Очерки по истории русской культуры» (1994 г.) - впервые в россий­ской исторической науке применившего культурологический подход к исследованию общества.

Уникальна своей методологией, авторской позицией, общим взглядом на динамику культуры трехтомная работа АС. Ахиезера «Россия: критика исторического опыта. Социокультурная динамика России» (1993, 1997), отразившая ту свободу и парадоксальность научной мысли, которую принес новый век.

В 90-е годы одна за другой появлялись книги ярчайшего ученого современности Л.Н. Гумилева, интерпретирующего события более чем полуторатысячелетней истории широчайшего географического ареала как соотношение биологических, географических и историче­ских факторов в процессах этногенеза и этнической эволюции.

Фундаментальность обобщений и глубина постижения, отточен­ность и оригинальность мысли, четкость изложения авторского виде­ния генезиса и культурогенеза - истоков, движущих сил, особенно­стей, векторов и этапов развития русской культуры - отличают тео­ретические работы М.С. Кагана, И.В. Кондакова, А.Я. Флиера, опре­делившие философско-методологические основания и приоритет­ные направления в исследовании общероссийской и местных куль­тур.

Современная историография Центральной России значительно расширила представления об этноисторических, социально-политических, культурных процессах и во многом переосмыслила тысячелетнее развитие Руси-России, синтезировав дореволюцион­ные, советские и постсоветские подходы к истории национальной культуры и государства.

В последнее десятилетие XX века стала складываться россий­ская теоретическая и историческая регионалистика: заявили о себе петербургская (проф. Г.С. Лебедев, А.С. Гердт, Л.М. Мосолова, Г.К. Щедрина) и московская (Т.Ф. Кузнецова, Э.А. Шулепова) культу­рологические школы, активно занявшиеся изучением и пропагандированием культуры регионов Российской Федерации. Все отчетли­вее звучит голос культурологов Рязани, Ельца, Твери.

Набирает силу процесс сложения новых столичных и регио­нальных исторических школ, формирование которых - совместная заслуга ученых московских и местных научных и научно-учебных за­ведений: В.И. Большакова, Т.С. Георгиевой, А.Ю. Друговской, З.Д. Ильиной, А.И. Кравченко, В.И. Пановой, Б.Г. Пашкова, И.Г. Пархоменко, В.Я. Петрухина, Д.С. Раевского, О.М. Рапова, И.Е. Саратова, Р.Г. Скрынникова, М.В. Толстовой, А.С. Чистякова, А.В. Чистякова, Н.А. Ульянкина, А.С. Хороших, С.П. Щавелева и др.

Активное участие в написании истории культуры Центрального региона приняли члены возрожденных в 80-е гг. XX столетия област­ных краеведческих обществ. Во многом по их инициативе в Москве, Белгороде, Курске, Воронеже, Тамбове, Твери, Липецке, Туле, Калу­ге, Ярославле, Костроме, Рязани, Орле и других больших и малых российских городах за короткий срок подготовлены и опубликованы энциклопедии, энциклопедические и биографические словари, моно­графии и брошюры по региональной истории и культуре.

С завидным постоянством, хотя и мизерным тиражом, уже бо­лее десятилетия выходит научно-публицистический «самиздат» -авторские работы самого разного характера, к сожалению, по неза­висящим от их создателей причинам часто оказывающиеся вне поля научного зрения российских и зарубежных исследователей.

На рубеже тысячелетий сложилась компактная коллективная историография культуры России, объединившая результаты много­летних изысканий специалистов разных областей знания и пред­ставляющая широкое разнообразие научных подходов, мнений и то­чек зрения в фундаментальных энциклопедических изданиях, среди которых многотомная история архитектуры, отразившая содержание и динамику тысячелетнего градостроительного процесса в России: «Древнерусское градостроительство X-XV веков» (1993), «Градо­строительство Московского государства XVI—XVII веков» (1994), «Москва и сложившиеся русские города XVIII—XIX веков» (1998), эн­циклопедия «Города России» (М., 1998) и не менее обширный свод сведений по истории и культуре народов Российской Федерации -«Народы и культуры» (М., 1999).

В последние годы многие региональные и столичные авторы посвящают свои труды истории становления, строительства и разви­тия храмового зодчества и церковного искусства, христианизации и становлению монастырской культуры, развитию православия и в древности, и в новое и новейшее время. Большим подспорьем спе­циалистам, краеведам и учителям стали регулярно выпускаемые сборники историко-краеведческих материалов, школьные учебники и пособия по краеведению, художественно-публицистические альма­нахи, краеведческие страницы в газетах.

Точечность, локальность, предметность анализируемых собы­тий, тщательное изучение и описание местных памятников, осозна­ние их значимости смогли в полной мере вернуть изучению регио­нальной культуры его глубинное научное и практическое значение и подготовили солидную базу для ее культурологического осмысления.

 



Обновлено 28.05.2011 11:02
 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100