Home

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Авторизация



Полезные ссылки


Северная Корея

Культурное обозрение
ВОПРОС О ВЛАСТИ PDF Печать E-mail
Автор: От редакции   
10.07.2011 14:29

ПРИОРИТЕТЫ


1

В основе мировоззрения, которым мы руководствуемся, лежит правая идея власти (действия, активности, силы), противоположная левой идее «бунта», отрицания власти, пассивности, «свободы». Наше отношение к реальным и конкретным властям определяется этим изначальным фактом. Мы — за сотрудничество с ними. Но необходимо подчеркнуть: мы относимся к власти, исходя из самой идеи власти. А это — критическое отношение, хотя, конечно, будучи правым, оно составляет противоположенность такому же отношению в его левом варианте. Вместе критическое и конструктивное значит «творческое». В конечном счете мы требуем от власти одного: чтобы она была великой. Ибо живой, созидательной (организующей), ориентированной на рост, развитие и укрепление, является исключительно великая власть, власть, возводящая себя к вневременной и абсолютной власти, власть, одухотворенная собственной сакральной идеей.

Мы призываем власть вершить свое дело более твердо, последовательно и решительно. Но для его успешного осуществления в современной России недостает двух вещей. Во-первых, внутреннего единства правящего слоя, что ставит под вопрос само существование такового. Во-вторых, активной идеологической политики, от которой власть фактически самоустранилась несколько лет назад. То и другое было утрачено при распаде КПСС. То и другое должно быть восстановлено — и только это будет означать выход страны из затянувшегося «переходного периода».

Процесс нового объединения элиты связан с процедурой отбора как среди старых управленческих кадров, так и среди выдвиженцев последнего времени. Носители идей распада есть всюду. И мы не найдем более верного способа снова сделать Россию сильной, кроме как рассчитавшись сполна с теми, кто в последние 5-10 лет сделал ее слабой. Разворот к стабильности, созиданию и укреплению власти будет лишен смысла и запрограммирован на неудачу, если его возглавят те самые лица, которые немногим раньше дирижировали процессом распада. Людей, которые лишили власть ценностного начала, дискредитировали ее при помощи либеральной демагогии, нужно теперь держать от нее на расстоянии автоматного выстрела. Правом на власть обладают лишь те, для кого она — идея и ценность, а не «средство» или «неизбежное зло». Ибо только такие люди смогут ее укрепить и приумножить, вместо того, чтобы растратить и промотать, как сделали это демократы.

И уж само собой разумеется, должны быть найдены способы нейтрализации идеологии, взятой на вооружение разрушителями государства. Очевидно, что укрепление и стабилизация власти не могут проходить в условиях господства либеральных идей, лишающих власть ценности и низводящих ее до уровня средства. В настоящий момент власть — крепкая, сильная, проникнутая духом величия — является именно целью. Это — именно то, что сейчас нужно России.

В последние десятилетия идеологическая неразборчивость и беспомощность носителей власти была главной причиной постепенно нараставшей в стране нестабильности. Идеология, которая господствовала в стране все это время, была нацелена на деградацию («унижение», «умаление») власти. Первый вариант этой по существу единой левой идеологии предписывал государству зарыться в экономику и подменить ее собой. Согласно другому варианту, который пришел ему на смену, уже экономике надлежит заменить собой государство. В обоих случаях «государство» низводится до уровня средства обслуживания неких бытовых потребностей граждан. В соответствии с представлениями правой идеологии его назначение совсем в другом. Подлинная миссия государства — хранить Величие Власти, грозно царить над жизнью в священной, религиозной высоте, удерживая за собой верховные распорядительные функции и высший контроль за всем, что происходит внизу. Правое отношение к государству — как и ко всему иному, что охватывается его рамками, — это религиозно-эстетическое отношение. Для правых государство есть оплот Силы и Величия, и ничего больше; оно подчиняется собственным законам и предъявлять к нему утилитарные требования столь же бессмысленно, как и ко всякому другому произведению искусства.

В рамках этого подхода нет никакой причины пытаться сделать всех граждан государственными чиновниками, чего, по меткому замечанию Шпенглера, всегда добивались социалисты. Наоборот, суть правого подхода прямо противоположена подобным намерениям. Государство должно блюсти свое величие, помнить о своей высоте и отдавать себе отчет в том, что лишь немногие способны соответствовать ей. Занятие большинства — зарабатывать себе на пропитание (и государство ни в коей мере не должно мешать им это делать или взваливать заботу о «хлебе насущном» на себя). Служить державному величию, носить в себе идею такого величия могут лишь немногие. И эти немногие должны образовывать единое целое, быть вместе, быть организованными вокруг того, что их объединяет. Ибо для них это означает быть самими собой (т. к. ставить то, что их объединяет, на подобающее ему место — выше всего частного и мелкого, того, что разъединяет). Для них быть едиными значит быть верными собственной духовной сущности. Именно эта верность и это единство делают их подлинной властной элитой, способной установить настоящий государственный порядок.

 
«БЫКИ» И «МЕДВЕДИ» (О правых и левых идеологиях в России) PDF Печать E-mail
Автор: А.М. Юрьев   
10.07.2011 13:52

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАНОРАМА

 

Когда-то, в начале XX века, великий революционный поэт В. Маяковский услышал музыку своего времени и выразил ее в «Левом марше». Век начинался в России под знаком абсолютного доминирования левых политических идеологий. Известный русский религиозный философ С. Франк так описывал умонастроения времени: «Правое» есть жестокость, формализм, человеконенавистничество, высокомерие власти: «левое» — человеколюбие, сочувствие всем «униженным и оскорбленным», чувство достоинства человеческой личности, своей и чужой. Колебаний быть не могло: «у всякого порядочного человека сердце бьется на левой стороне», как сказал Гейне. Ибо, коротко говоря, — «левое» было добро, «правое» — зло»1.

Феномен «левизны» очень многое объясняет в политической истории России начала XX века. Почему, например, не оказалось реальной альтернативы большевизму? Большевизм был всего лишь одним из течений левого лагеря, а левая политическая тенденция доминировала. А еще Макиавелли подметил, что «поговорка в «золотой середине заключается добродетель» не имеет никакого отношения к политике»2.

В политических реалиях того времени это означало, что только крайне левые политические течения имеют шансы на успех. Поэтому-то победа умеренно левых сил над первым натиском большевиков в июле 1917 года могла быть только временной, а торжество левого экстремизма — неизбежным. Вот что писал по этому поводу известный политический публицист того времени А. Изгоев: «Между большевизмом и всеми леворадикальными и социалистическими течениями русской мысли существует тесная, неразрывная связь. Одно влечет за собой другое. Русские социалисты, очутясь у власти, или должны были оставаться простыми, ничего не делающими для осуществления своих идей болтунами, или проделать от «а» до «ижицы» все, что проделали большевики»3.

Иными словами, для своей реализации левая идейная парадигма должна была выдвинуть «идеальных носителей идей» (то есть экстремистов-фанатиков).

И, естественно, «идеальным носителем идеи» выступил Ленин, а не Керенский, Мартов или Плеханов. Тот же Изгоев утверждал: «Под каждым своим декретом большевики могут привести выдержки из писаний не только Маркса и Ленина, но и всех русских социалистов... Единственное возражение, которое с этой стороны делалось большевикам, по существу сводилось к уговорам действовать не так быстро, не захватывать всего сразу. Это — не принципиальные возражения, а оговорки трусливого оппортунизма»4.

Реальным противовесом большевикам могла бы стать сильная правая тенденция в социально-политической жизни России, но ее не было, точнее, к 1917 году она сошла на нет. Даже гражданская война была, главным образом, борьбой внутри левого лагеря. Это была скорее не война между «красными» и «белыми», а борьба между «красными» и «розовыми». В самом деле, те, кого называли «Демократической контрреволюцией»— эсеры и меньшевики — были «товарищами» для большевиков. Ведущая политическая сила «белого дела»— партия кадетов — в политическом спектре дореволюционной России находилась левее центра, а в гражданской войне правее партии кадетов организованных политических сил не было. Более того, к концу гражданской войны стало ясно, что если и есть альтернатива большевикам, то это — не менее «красный» Кронштадт, разгул «зеленой» крестьянской вольницы, «царь Махно». А эти политические силы еще «левее». Как это ни покажется странным, но военно-политическая победа большевиков приостановила дальнейшее «полевение» России.

Последующий опыт, как нацистской Германии, так и в какой-то мере, сталинского СССР, поставил под вопрос применимость традиционного деления политических сил на «правые» и «левые». Вот как уже упоминавшийся Франк в своей статье «По ту сторону «правого» и «левого» проводил различие между двумя политическими парадигмами: «Прежде всего — чисто философское различие между традиционализмом и рационализмом, между стремлением жить по историческим и религиозным преданиям, по логически не проверяемой традиционной вере и стремлением построить общественнный порядок чисто рационально, умышленно планомерно; во-вторых, чисто политическое различие между требованием государственной опеки над общественной жизнью и утверждением свободы и общественного самоопределения (в этом смысле «правый» значит государственник, этатист, сторонник сильной власти, в противоположность «левому» — либералу); и, наконец, чисто социальный признак — позиция, занимаемая в борьбе между высшими привилегированными, богатыми классами, стремящимися сохранить или утвердить свое господство в государстве и обществе, и низшими классами, стремящимися освободиться от подчиненности и занять равное или даже господствующее положение в обществе и государстве"5. Выше приведенные критерии деления «правые — левые» характерны для начала века. Но XX век внес значительные коррективы в критерии деления политических сил и тенденций, причем настолько большие, что сейчас часто говорят о том, что деление на правых и левых устарело. Но это не верно в том плане, что как во всяком общественном явлении, в политике сохранились противоположности, полюса, а значит по-прежнему возможно деление на противостоящие политические парадигмы. Вопрос только в том, что сейчас считать правым, а что — левым.

 
ДЫМ БЕЗ ОГНЯ (О причинах державного распада) PDF Печать E-mail
Автор: О.Н. Носков   
10.07.2011 08:35

ДИАГНОЗ


«Грозные и судьбоносные события, постигшие нашу чудесную и несчастную родину, проносятся опаляющим и очистительным огнем в наших душах. В этом огне горят все ложные основы, заблуждения и предрассудки, на которых строилась идеология прежней русской интеллигенции. На этих основах нельзя было строить Россию; эти заблуждения и предрассудки вели ее к разложению и гибели». Так писал русский философ Иван Ильин в предисловии к своему известному труду «О сопротивлении злу силою». Печально, что спустя семьдесят лет эти строки все еще остаются для нас актуальными, и может быть, даже более актуальными, чем ранее.

К сожалению, мы слишком упрощаем картину нашего духовного кризиса, полагая, что виной всему — тлетворное влияние чуждых западных идеологий. Однако, как показывает нынешняя действительность, печальный опыт минувших десятилетий так ничему нас и не научил: национальное самоубийство продолжается, и даже с еще большей интенсивностью. Какой же смысл тогда во всех этих патриотических стенаниях, если они не приводят ни к чему положительному? Поэтому резонно задать вопрос: а не являемся ли и мы, радетели русской державности и православия, носителями той болезни, которую приписываем исключительно нашим оппонентам-западникам? В основном мы только и делаем, что мечтаем спасти «Святую Русь», мечтаем — и не более того. Но какова цена всем этим благородным помыслам, коль наши державники постоянно проигрывают таким, казалось бы, недалеким и жалким противникам, как упоминавшиеся западники? Несмотря на свой ппатриотический пыл, на деле мы оказываемся слишком плохими борцами, и после каждой неудачи забиваемся в свой угол, «умывая руки» и проклиная врагов, даже не задумываясь над тем, что с нас «икто не снимает ответственности за поражение, которое к тому же еще является и позором для истинных борцов. Похоже, что нынешние державники-патриоты опять готовятся пережить очередное бесчестье, предпочитая его достойной смерти.

Итак, хватит ли нам мужества бесстрастно взглянуть на самих себя и сказать о себе то, чего мы достойны услышать? Именно от этого зависит сейчас будущее страны, в верности которой мы все так горячо клянемся.

 
О ЖИРИНОВСКОМ БЕЗ ИЛЛЮЗИЙ PDF Печать E-mail
Автор: В.И. Нечаев   
10.07.2011 08:26

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФЕНОМЕНЫ



ОТ РЕДАКЦИИ

Предлагаемая статья была написана за два месяца до декабрьских выборов в новую Думу и, собственно, как раз и была приурочена к этому событию. Однако и в настоящее время она может вызвать определенный интерес, хотя бы по той причине, что ее содержание целиком противоречит фальшивым прогнозам ряда "ведущих" аналитиков (вроде некоего Родзиховского). С другой стороны, небезынтересен и сам феномен Жириновского, а точнее феномен политического лидера, каковым на сегодняшний день и является Жириновский.

11.05.96

Немного найдется выдающихся политиков, чьи имена становились бы нарицательными еще при их жизни. Как ни странно, Жириновский относится именно к этой категории. «Вы словно Жириновский», «у вас манеры Жириновского», «вы мне напоминаете Жириновского» — такие выражения теперь не редки. И те, кто их произносит, еще не дают себе отчета в том, насколько серьезное значение они придают человеку, о котором предпочитают всегда говорить несерьезно. В этом-то и заключается некоторая странность феномена Жириновского: он слишком серьезен как реальность, и слишком несерьезен как образ, витающий в воображении его недоброжелателей. Чем объяснить этот странный, на первый взгляд, парадокс? А может, никакого парадокса нет вовсе, а есть слишком ясное явление, непонятное для ослепленных иллюзиями политиков? Постараемся в этом разобраться.

1. Корни парадокса. Начнем с того, что почти все популярные ныне характеристики личности Жириновского откровенно субъективны и навеяны личными пристрастиями его оценщиков. Это видно хотя бы из того, что утвердившиеся мнения об этом политике никоим образом не согласуются с самой реальностью. Остановимся лишь на самых характерных моментах.

Мнение первое: Жириновский — человек несерьезный, «шут», «ненормальный», «сумасшедший» или просто «больной человек» (психически больной, разумеется). Субъективизм таких выводов слишком очевиден. Может ли «несерьезный» политик создать столь серьезную партию, с которой считается даже нынешнее правительство и о которой с полной серьезностью говорят на Западе? Может ли «шут» или «ненормальный» добиться таких успехов на поприще политики, оставив при этом с носом своих откровенных конкурентов? Совершенно ясно, что противники Жириновского в данном случае стремятся выдать желаемое за действительное. Хотя не исключено и то, что действительное здесь не осознается ими достаточно отчетливо. Однако, пытаясь хоть как-то объяснить очевидные успехи ненавистного им политика, они создают второе, «дополнительное» мнение.

Итак, мнение второе: Жириновский — дешевый популист, человек наглый и беспринципный, откровенно водящий за нос своих избирателей и одурачивающий их невыполнимыми обещаниями. Иначе говоря, пропаганда Жириновского якобы не сдерживается никакими моральными нормами, потому и дает столь ощутимый результат.

 
«РУССКАЯ ИДЕЯ» В «ВЕЙМАРСКОЙ РОССИИ» PDF Печать E-mail
Автор: Ю.А. Курьянов   
10.07.2011 07:36

КРИТИКА И КОММЕНТАРИИ

 

Есть люди, которые всю свою жизнь «как профессионалы и как неловки» преданы одной теме. Она является для них своеобразным идейным наркотиком. Для известного политолога А.Л. Янова такой темой стал «русский фашизм». Сейчас, когда «русский фашизм» из области научных споров властно вторгся в политику, есть смысл подробно рассмотреть основные политологические работы Янова, посвященные этому вопросу и всему, что с ним связано.

«Профессор Янов, вы большой ученый...»

Александр Львович Янов родился в 1930 году. В 1953-м окончил исторический факультет МГУ. В 1970 году он защитил диссертацию «Славянофилы и Константин Леонтьев». Янов довольно быстро вступил в конфронтацию с официальной советской идеологией и в 1974 г. покинул СССР. В США он сделал блестящую академическую карьеру. «Альфой и омегой» его научной работы стало исследование русского национализма. Причем, следует отметить, что, если на Западе, в отличие от советской науки, в дефиницию «национализм» не вкладывается однозначно негативного содержания, то Янов подошел к определению русского национализма чисто по-советски. С самого начала своей научной деятельности в США он начал запугивать западную общественность грядущей угрозой «русского фашизма». И если большинство современных западных авторов выделяли, по крайней мере, две разновидности национализма — защитный, позитивный и агрессивный, негативный, то Янов утверждал, что национализм русских может быть только агрессивным. Нужно сказать, что Янову повезло, он, что называется, «попал в струю». Именно во второй половине 70-х годов в западном научном сообществе пробуждается интерес к русскому национализму. Огромную работу по объективному исследованию феномена возродившегося в 60-х годах русского национализма проделал старший сотрудник Гуверовского института войны, революции и мира при Стэнфордском университете Джон Данлоп. Именно он познакомил широкую западную общественность с малоизвестным и старательно замалчиваемым эпизодом диссидентского движения в России — деятельностью Всероссийского социал-христианского союза освобождения народа (ВСХСОН). О том, что семь московских интеллигентов вышли в августе 1968 г. на Красную площадь протестовать против удушения «Пражской весны» знали на Западе все. И это считалось началом подлинного диссидентского движения. А вот то, что в СССР почти целых три года действовала нелегальная организация, возникшая еще в феврале 1964 года, не знал почти никто. ВСХСОН ставил своей целью насильственное свержение коммунистического режима и переустройство жизни в стране на принципах социал-христианства («третий путь — не коммунизм и не капитализм»). Данлоп первым ввел в научный оборот документы и материалы разгромленного КГБ ВСХСОНа, опубликовав их в 1975 г. на русском языке. (См.: Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа: программа, суд, в тюрьмах и лагерях./ /Сост. Д. Данлоп. Париж. 1975.)

 
Еще статьи...
«ПерваяПредыдущая12345678910СледующаяПоследняя»

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 

Кто на сайте

Сейчас 82 гостей онлайн
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

юмор в Тв Тв в Москве | алмазное сверление отверстий бетоне вытяжки киев