Home №1 РОССИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

РОССИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО PDF Печать E-mail
Автор: Александр Иванов   
08.04.2011 20:59

Из истории добровольческого движения в Русской Армии

До весны 1917 года добровольчес­кое движение в России не приобре­тало широкого размаха и было не­многочисленным, не влияя на поли­тическую и моральную обстановку па фронтах. Добровольцы-охотники поступали в армию на общих осно­ваниях, отличаясь от других нижних чинов наличием бело-сине-красного шнура вдоль погона. Имеющие со­ответствующее образование посту­пали в школы по родам войск, выходя из них прапорщиками, корнетами и т.д. Отдельные части из добровольцев не составлялись.

Весною 1917 года усилилось раз­ложение армии. Массовое дезер­тирство, неповиновение начальни­кам, братание, убийства и изгна-нание офицеров, большевистская пропаганда — всё это делало ар­мию неспособной к выполнению долга по защите Отечества от «вра­га внутреннего и внешнего». Все это, вместе с развалом экономики и государственности, создавало ре­альную опасность поражения Рос­сии в войне и, конечно же, её су­ществованию, как государства. Воз­никла необходимость единения всех сил, способных противостоять раз­валу армии, страны и как следст­вие, гибели Русской государствен­ности. Такие силы, такие люди, без­условно, были. Нужна была толь­ко идея и организация этих сил, способствующие их объединению.

Итак, 22 мая 1917 года Глав­нокомандующий Русской Армией ге­нерал Брусилов издаёт приказ об ор­ганизации особых батальонов тыла из добровольцев. Через день был ут­верждён план формирования этих частей — сразу же намечалось сфор­мировать 12 батальонов. Идею со­здания таких частей поддержал воен­ный министр А.Ф.Керенский. Ло­зунг «Спасение Родины и Револю­ции» нашёл отклик в массах и добровольческое движение развер­нулось иа фронтах и в тылу.

13 июня был издан приказ об учреж­дении при штабах всех фронтов ко­митетов по формированию особых революционных ударных батальонов, там же устанавливался порядок их создания. Деятельность этих комите­тов координировалась Центральным Исполкомом Добровольческого движе­ния при ставке Верховного Главноко­мандующего. В Петрограде на правах высшего органа возник Всероссийский Комитет по организации Добрармии под председательством князя Д.Н.Ша­ховского. В формировании Добрармии активно участвовали и другие орга­низации: Союз офицеров Армии и Флота, Союз Георгиевских Кавалеров, Национальная Лига, Республиканский центр и др.

Широкий размах получило форми­рование ударных частей в Армии. В докладе Всероссийского ЦИК Добрар­мии военному министру отмечалось, что к концу августа 1917 года в стра­не действовало 23 областных, 69 рай­онных, 4 фронтовых (в тылу) комите­та по формированию революционных частей. Из добровольцев удалось сфор­мировать 34 батальона численностью около 80 тысяч человек.

По Армии в сводке ЦИК имеются такие цифры: на 31 июля записалось в ударные части и числилось в них — 4 корпуса, 5 дивизий, 11 бригад, 27 полков, 30 батальонов, 33 роты и эс­кадрона, 33 дивизиона. 61 батарея и 21 команда. В докладе также отмеча­лось что некоторые части создавались помимо комитетов, поэтому сведения неполны.

Так 12 августа 1917 года новый Глав­ком Русской Армии генерал Корни­лов издал приказ о формировании 4-х Георгиевских полков в Пскове, Мин­ске, Одессе и Киеве с прямым подчи­нением ему. Возникший ещё при ко­мандовании Л.Г.Корниловым армией Ударный отряд капитана Неженцева был развёрнут в Корниловский Удар­ный полк. Кстати отметить, что за бои на Юго-Западном фронте все корни­ловцы были награждены Георгиевски­ми Крестами.

Наряду с Георгиевскими частями со­здавались батальоны увечных воинов, национальной обороны, штурмовые части, женские батальоны.

Большая работа проводилась сре­ди кавалерии и казаков через Союз казачьих войск. Впрочем организа­ция Ударных кавалерийских частей быстро прекратилась из-за недостат­ка лошадей. Артиллерийские же части подвергались внутренней обработке для перевода их в ранг ударных, чтобы не распылять ар­тиллерийские кадры.

В повседневном общении, пись­мах, газетах употреблялся обычно термин «Ударные», но с конца июня в документах Ставки появ­ляются и другие наименования — штурмовые, партизанские, револю­ционные, части смерти. Наиболее падёжными считались штурмовые и части смерти, создававшиеся по принципу индивидуального подбора.

Однако с усилением разложения Армии и активизацией левых сил подъём революционного оборонче­ства шёл иа убыль и многие удар­ные армейские части опозорили себя отказом от боевых действий, а к августу 1917 года многие части требуют снятия с себя специальных наименований.

Поэтому Верховное командова­ние и Временное правительство, учитывая политизацию и ненадёжность фронтовых частей с самого начала де­лают упор на добровольческие фор­мирования, на тех, кто добровольно шёл на борьбу и смерть во имя спасе­ния Родины, для тех, кому поражение России и приход к власти левых сил были неприемлимы.

Раньше, как правило, утвержда­лось, что в такие части шли пред­ставители мелкой буржуазии, лавоч­ники. зажиточное крестьянство, юн­кера, офицеры, но на самом деле на­ряду с вышеперечисленными в этих частях было до 30% выходцев из ра­бочих и крестьян.

Наиболее ярким примером добро­вольческой армии бьши части смер­ти, создававшиеся почти одновремен­но с другими. Это сразу внесло неко­торую путаницу даже среди комсоста­ва и генерал Брусилов издал несколько приказов с разьяснением отличий. Части смерти отличались от других еще более строгой дисциплиной, набор в них осуществлялся индивиду­ально. Невыполнение приказа счита­лось изменой Родине и каралось рас­стрелом. В этих частях не действовал приказ №1 Петросовета, не было сол­датских комитетов.

Значительную часть добровольцев-смертников составляли выпусники школ прапорщиков и юнкера. Уже в конце июня в Московском, Казан­ском, Тифлисском, Киевском военных училищах объявились большие груп­пы желающих поступить в части смер­ти. Не отставали и Петроградские военные заведения. Подобное проис­ходило и в школах прапорщиков в Тифлисе, Владикавказе, Казани и т.д.

Военный министр Керенский вынуж­ден прекратить набор доброволь­цев из юнкеров, дабы в последствии избежать некомплекта офицерских кадров на фронтах.

В частях смерти было большое ко­личество офицеров, обеспокоенных положением в армии, упадком дисцип­лины и боеспособности. Такие офи­церы, если не убивались солдатами, то изгонялись или уходили сами, но не довольствуясь условиями в удар­ных частях, они шли в части смерти.

Следует отметить, что в связи с гро­мадной убылью кадрового офицерст­ва, происходила демократизация ко­мандного состава и в училища Воен­ного и Морского ведомств стали до­пускаться представители рабочих и крестьянства, количество которых до­стигало 30 и более процентов.

Добровольность и принцип индиви­дуального подбора делали представи­телей всех сословий достойными сол­датами частей смерти. Они были наи­более надёжными и боеспособными, успешно выполняя свой долг по за­щите Отечества и борьбе с анархией, дезертирством и агитацией левых сил.

Не отставал от Армии и Флот, со­здавая свои Ударные отряды на пра­вах морской пехоты. Например, 1-й Ревельский революционный отряд, впоследствии погибший на защите Мо-онзунда, или крейсер «Адмирал Ма­каров». Послав по радио проклятие Временному правительству, левым и правым, команда объявила себя ко­раблём смерти и приняла решение сра­жаться до конца.

Нельзя не упомянуть ещё об одном формировании, которое всерьез не принималось советскими историками или упоминается с иронией, мол «эк­зальтированные дамочки». Это — Ударный женский батальон смерти, или как он сначала назывался — Пер­вая военная команда смерти Марии Бочкарёвой. М.Бочкарёва, томская крестьянка, после гибели мужа на фронте, ушла воевать добровольцем. Как она воевала свидетельствовал Ге­оргиевский крест 4-й степени. Нахо­дясь в Петрограде, М.Бочкарёва изъ­явила желание создать добровольчес­кую роту женщин, которая и была со­здана в июне 1917 года и развёрнута в Ударный женский батальон смерти. К месту отметить, что адъютантом у Боч­карёвой была дочь адмирала Скрыдлова. В июне же образовался «Жен­ский союз помощи Родине». В Сим­бирске, Москве, Петрограде, Киеве, Полтаве возникли инициативные груп­пы но созданию женских формирова­ний. Центральное руководство ими осуществлял Союз Георгиевских ка­валеров. В первые же месяцы в эти части записались более 300 женщин. Предполагалось создать два отдель­ных пехотных батальона боевого на­значения и четыре команды связи. До сентября были созданы батальо­ны смерти и несколько отрядов. По­мимо этих частей создавались жен­ские части для тыловой службы, на­пример, Петроградский женский ба­тальон национальной обороны.

Все ударные формирования выделя­лись из общей армейской массы, по­лучая лучшее снабжение и обмунди­рование. За ударниками сохранялось денежное содержание, в случае смер­ти родственники получали пенсию. Принимая присягу, ударники давали клятву и особую подписку беспрекос­ловно выполнять приказания началь­ников, невыполнение которой жесто­ко каралось.

Ударные части получили особые зна­ки отличия — черный череп с костя­ми на погонах, красные кружки с чёрным андреевским крестом на пра­вом рукаве. Георгиевские части на погонах имели узкую георгиевскую ленту. Моряки-ударники носили чёрный погон с белым кантом и бе­лым черепом с костями. У доброволь­цев частей смерти на правом рукаве нашивался красно-чёрный шеврон, вместо кокарды — череп с лавровым венком на скрещённых мечах. Жен­ский батальон наряду с шевроном по­лучил парадные белые погоны с крас­но-чёрным просветом.

Были у ударных частей и свои знаме­на, чаще всего красно-чёрные, сим­волизирующие победу или смерть, борьбу и нежелание жить, если по­гибнет Родина. Например, батальон смерти Зимнего дворца в Император­ской Капелле имел красно-чёрное знамя с белым черепом на скрещённых мечах и надписью «Луч­ше смерть, чем гибель Родины».

Естественно, наличие таких частей не устраивало рвущихся к власти боль­шевиков и левых с их пораженчески­ми лозунгами. Воспользовавшись дву­личностью Керенского во время Корниловского мятежа и подавив его, большевики приступили к массиро­ванной агитации и травле ударных час­тей. Началась повсеместная ликвида­ция добровольческих частей, а с 25 октября начались аресты ударников на фронтах. Последним ударом был при­каз пришедших к власти большевиков и левых эсеров о рас­формировании ударных частей 14 но­ября 1917 года.

Однако ударники попытались после переворота захватить власть, подняв восстание юнкеров и ударников в Пет­рограде 11 ноября 1917 года под ло­зунгом «Спасение Родины и Революции». Восстание было жесто­ко подавлено. И сейчас на Петроград­ской стороне Петербурга стоит ору­дие, стрелявшее в те дни по юнкерам Владимировского училиша.

Так закончился первый, столь недол­гий период существования Доброволь­ческой армии. Но борьба не закончи­лась и красно-чёрные знамена подня­лись на Дону, в армии генерала Кор­нилова и других соединениях, боров­шихся против бредовых идей иудо-большевизма. Добровольцы сохрани­ли свои символы — красно-чёрный шеврон. Адамову голову, добавив ещё один — бело-сине-красный шеврон, ставший символом белого движения.

Победа или смерть! Россия превы­ше всего!

Санкт-Петербург

 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100