Home №15 ЕКАТЕРИНА II В КРЕМЕНЧУГЕ. ИСТОКИ НОВОРОССИИ

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

ЕКАТЕРИНА II В КРЕМЕНЧУГЕ. ИСТОКИ НОВОРОССИИ PDF Печать E-mail
Автор: Е. Коловрат   
30.08.2010 15:38

В этом году исполнится 214 лет событию, которому до сих пор современными историками уделялось явно недостаточно внимания. Имеется в виду знаменательная поездка императрицы России Екатерины Великой, правление которой называют золотым веком, на Юг России. Проездом в Крым Екатерина II посетила находящийся в центре Русского Поднепровья Кременчуг и, несмотря на то, что гостила в нем всего три дня, впечатление о городе сохранила надолго. Также во время пребывания в нем успела провести ряд подготовительных мероприятий для разрешения важнейших проблем того времени, что нашло свое отражение в воспоминаниях современников и последующих важнейших для всего мира событиях.

С правлением Екатерины II связан и расцвет Кременчуга, когда он в 1765 году стал вначале губернским городом Новороссийской губернии и в 1783 году центром Екатеринославского наместничества, созданного из двух губерний — Новороссийской и Азовской. Необходимость появления наместничества с центром в Кременчуге возникла в связи с включением в 1783 году Крыма в состав России, когда земли, лежащие южнее запорожских, стали российскими. Указом Екатерины от 30 марта 1783 г. 22 января 1784 г. из двух губерний, Новороссийской и Азовской, было создано Екатеринославское наместничество. Административный центр края — Екатеринослав — предусматривалось построить возле большого поселения запорожских казаков Половца. Временно, пока построят Екатеринослав, центральным городом наместничества назначен Кременчуг. В нем находились: управление наместничества, палаты и присутственные места, здесь жил сам наместник. Правителем был И. М. Синельников. В апреле 1784 года состоялось торжественное открытие Екатеринославского наместничества. Пять лет Кременчуг был наместническим центром. В это время произошли события, оставившие значительный след в истории. Таким образом в годы правления Екатерины II по ее указу, до постройки в ее честь южнее Кременчуга Екатеринослава как центра одноименного наместничества, из этого города, удобно лежащего на пересечении старинных путей, управлялись обширнейшие территории, относящиеся не только к нынешней Украине, но и часть из тех, которые являются сегодня традиционными территориями, населенными казаческим этносом России.

Возвышение Кременчуга связано и с деятельостью известного российского главнокомандующего фельдмаршала Григория Потемкина, с благословения императрицы превратившего город в важнейший форпост на Юге России и назначившего в 1786 году генерала А. Суворова командиром Кременчугского корпуса, а также с организацией Потемкиным приезда в город весной 1787 года Екатерины II.

Государыня имела намерение посетить Малороссию и Крым еще в 1783 году сразу же после присоединения Крыма, чтобы осмотреть территорию, которой правил ее могущественный фаворит, и приобретенные богатства. Но из-за эпидемии и разразившегося на новых землях мора это намерение она осуществила лишь в 1887 году когда уже назревала русско-турецкая война. А накануне, когда окончательно был утвержден план путешествия царицы, инспекционную поездку по маршруту Кременчуг — Елисаветград — Херсон — Симферополь — Феодосия — Борислав — Кременчуг совершил сам Потемкин, чтобы подготовить территории и население к встрече императрицы.

Ранней весной работы по встрече, к которой кременчужане готовились целый год, были закончены и город замер в ожидании. К этому моменту жители платили специальные налоги, которые шли на благоустройство города, строительство причалов, триумфальных ворот, путевого дворца, сада, на устройство фейерверков, иллюминаций, увеселительных мероприятий, содержание свиты императрицы ее прислуги. Многие богатые кременчужане добровольно участвовали в мероприятиях своими капиталами. В помощь жителям применялись колодники, засыпавшие болотистые места, перекрывавшие соломенные крыши на деревянные, белили дома «самою лутчею глиною». Устанавливались заборы и фонари, устраивались дороги и тротуары. Город разбили на участки, где за работами наблюдали квартальные и ежедневно рапортовали городничему.

30 апреля 1787 года галеры, которые плыли из Киева, бросили якорь около Кременчуга. На главной из них под названием «Днепр» и находилась царица. По преданию гребцами на ней были казаки из ближайшего к Кременчугу казаческого селения Келеберда, основанного выходцами из черкесской земли. И когда эти лучшие в ту пору на Днепре рыбаки и мореплаватели, предки которых доходили в казаческих походах до турецких берегов, прямо на галере узнали, что вольную Келеберду должны передать во владение князю Потемкину, они бросили весла и, встав на колени перед царицей, умоляли сохранить их статус вольных казаков. И Екатерина II, увидев перед собой на коленях таких молодцев, тут же выполнила их просьбу.

Когда шлюпка, медленно отделившаяся от галеры, пристала к берегу, залпы возвестили о том, что императрица ступила на кременчугскую землю. Встречать ее вышел не только весь город, но и весь цвет дворянства и купечества Малороссии. Многие прибыли из других краев. Нарядная толпа криками и возгласами выражали свою радость. В тот солнечный весенний, но символически по-летнему теплый день все вокруг радовало глаз. Как писал французский посол граф Сегюр, «даже светлая прелестная зелень на болоте». В праздничной обстановке покрытые позолотой кареты медленно двинулись по мостовой мимо полков, отдавших честь, и толпящихся граждан. Среди сопровождавших и ехавших верхом узнавали генералов, царских министров, среди которых были выдающиеся полководцы и государственные деятели: А. Суворов, П. Румянцев, М. Кутузов, Г. Потемкин, Безбородько, И. Храповицкий. В свите были послы и высшее духовенство.

Свои впечатления о Кременчуге Екатерина II высказала одной звучной фразой: «Жаль, что не тут построен Петербург!». В своих письмах виновница торжества писала: «...я провела три дня в большом красивом и прелестном доме, выстроенном фельдмаршалом князем Потемкиным близ прекрасной дубовой рощи и сада, в котором есть грушевые деревья такой вышины и толщины, каких я отроду не видела и все в цвету. Я думаю, что бесспорно здесь прекраснейший климат в целом Российской империи. Кременчуг прекраснейшая местность, какую только я видела в своей жизни. Мы нашли здесь расположенных в лагере 15000 человек превосходного войска, какое только можно встретить. Я здесь дала бал, на котором было, по крайней мере, 800 человек.»

А так об этом вспоминают те, кто сопровождал императрицу в этом путешествии: «По высадке в Кременчуге иная картина представилась взором ее... Дом обширный, красивый, построенный и расположенный по вкусу Екатерины, английский сад, в котором волшебным образом князь Потемкин посадил огромнейшие деревья; прекрасный вид, украшенный тенистой зеленью, цветами и водой; 15 тысяч вновь снаряженного войска; собрание всего дворянства губерний в богатых нарядах и купцов, съехавшихся со всех концов империи; наконец, повсеместное движение после трехмесячного покоя и близость цели этой необыкновенной поездки, занявшей внимание Европы; вот чем открылись эти новые зрелища».

Зрелища были действительно великолепные, так как в парке находился дворец, художественно оформленный молодым местным художником из семьи иконописца Владимиром Боровиковским. Его талант был замечен. Приглашенный в столицу Боровиковский вскоре станет одним из самых известных портретистов России, получит за свои портреты в 1795 году звание академика, а в 1802 году — советника Петербургской академии художеств. Среди его многочисленных портретов высшего света Российской империи будут и портреты Екатерины II и ее сына Павла I.

В Кременчуге рядом с дворцом с росписями Боровиковского был устроен пруд с купальней, дно которого было выложено мрамором, и прекрасным павильоном. Для услаждения императрицы в Кременчуг заранее прибыл итальянский композитор, дирижер и педагог Джузеппе Сарти, назначенный директором Екатеринославской музыкальной академии, который во главе оркестра и хора из 186 человек давал концерты. Волшебные звуки музыки сопровождали Екатерину в столь понравившемся ей городе везде. Это были и оркестры, и пение многоголосого хора и вокал. Заслуга в этом не только Сарти, но и первого виолончелиста оркестра «Ла Скала» Александро Дельфино, приглашенного в консерваторию будущего Екатеринослава, или, как говорили в то время — Музыкальную академию, в качестве преподавателя, и выдающегося русского скрипача Ивана Хандошкина, и прежде всего талантливых учеников академии, в несколько месяцев столь преуспевших в пении.

Известно, что в Кременчуге, встречаясь с казаками ликвидированной в 1775 году после Пугачевского бунта Сечи Запорожской, императрица дала торжественное согласие на восстановление войска, для поселения которого вскоре определено было место на полуострове Тамани, также относящейся к наместничеству. По инициативе Потемкина тут же начало создаваться оформленное указом 8 января 1788 года «Войско верных казаков». Таким образом богатое арийской историей Поднепровье дало начало новому традиционно арийскому казаческому и заодно уже своеобразному арийскому новороссийскому этносам. В огромной степени начало это положил в предыдущем столетии великий малороссийский гетман Зиновий Богдан Хмельницкий, своим подвижничеством давший толчок возрождению в Малой Руси Веры Русской, а заодно и возрождению Руси Великой. В свою очередь Богдан Хмельницкий выступил продолжателем дела своих предшественников Петра Сагайдачного и других малороссийских гетманов, вставших на защиту Веры Русской от ненавистного малороссийскому народу католичества на Русских землях. И в бурную эпоху Богдана Хмельницкого кременчугская земля, относящаяся к исполнявшему роль гетманской столицы Чигирину, славилась тем, что давала половину сотен в казаческий Чигиринский полк — гвардию гетмана. Сам Кременчуг в то время был сотенным городом Чигиринского полка, к которому были приписаны и легендарный гетман и его старшина.

После бурной встречи Екатерины с громом пушечных салютов, с исполнением специально написанной Д. Сарти кантаты, с показательным строем суворовской дивизии, с военными оркестрами, возгласами тысяч людей, после последующих пышных приемов местной знати, балов Потемкин предложил императрице посмотреть маневры «рядовой российской дивизии». Искусство войска, продемонстрированное, Суворовым, поразило не только всех гостей, но и самого Потемкина, великого мастера празднеств и представлений.

Екатерина II спросила Суворова, какой он желает награды. На что он ответил: «Я, чай. Матушка, от тебя всем доволен: разве прикажешь за квартиру заплатить три рубля с полтиной». Этим А. В. Суворов подчеркнул императрице о состоянии офицеров армии, которые на протяжении многих месяцев не получали денег.

На обратном же пути к столице Потемкин еще раз продемонстрировал государыне войска Суворова. На этот раз дивизия была поставлена лагерем на поле Полтавской битвы, чтобы напомнить не только присутствующим, но и миру о великой победе Петра Великого. Гостей расположили на вершине кургана и маневры в точности воссоздали Полтавскую битву. Причем российской стороной командовал генерал-майор Михаил Кутузов. Во время русско-турецкой войны 1768-74 годов, участвуя в боях, в 1774 году под Алуштой Кутузов был тяжело ранен в висок и правый глаз, а в 1784 году после производства в генерал-майоры ему как опытному военачальнику, ученику и соратнику Суворова, накануне путешествия императрицы было поручено формирование Бугского егерского корпуса в виду очевидного начала очередной русско-турецкой компании.

Второй смотр войск, собранных Суворовым для участия в маневрах, прошел столь же блестяще, все участники его снова отмечены, а Потемкина, расчувствовавшись, Екатерина провозгласила «светлейшим князем таврическим». Было это не где-нибудь, а в Центре Новороссии того времени — Кременчуге, представлявшем собой важнейший опорный пункт на Юге Империи.

Кременчуг был достойно представлен в справочных изданиях того времени. «Словарь географический Российского государства, описывающий азбучным порядком географически, топографически, гидрографически, физически, исторически, политически, хронологически, генеалогически и гералдически все губернии, города и их уезды; крепости, форпосты, редуты, слободы и проч. и проч.. Собранный Афанасием Щекатовым. Ч. III. Москва, 1804.» среди прочего в пространном описании Кременчуга сообщает: «... а когда Генерал-Поручик Хорват вывел из Цесарии несколько тысяч разных народов для поселения в здешних пустых местах: то учинен он ротным городом, а после в 1764 году учреждено в нем Губернское Правление, которое переведено из Елисаветградской крепости, где находилась до тех пор Провинция. Губерния сия, под наименованием Новороссийской, до прошедшей с Турками войны была очень не велика, но после оной, приобретением вновь земель, истреблением Запорожской Сечи и обращением козаков Запорожских в поселян, переведением иностранцев, населена столько, что составляла хотя не очень еще многолюдную, но обширную Губернию. В 1784 году при открытии Екатеринославского Наместничества, приписан к которому уездным и, по новости Губернскаго города Екатеринослава, было в нем Губернское Правление сего Наместничества, пока устроился вышеозначенной Губернский город; а в 1796 году, при уничтожении Екатеринославскаго Наместничества, приписан стал к Малороссийской Губерниии, по том уже к Полтавской Губернии уездным.» Там же об этом городе «расстоянием от Санктпетербурга в 1602, Москвы 872 верстах» в числе прочего сказано и следующее: «Город Кременчуг достоин примечания еще и по тому, что в 1787 году блаженная и вечнодостойныя памяти Императрица Екатерина Вторая, предприняв Высочайшее путешествие в Полуденной край России, 30 Апреля изволила удостоить оной Своим посещением, пробыв в оном до 3 Мая. Нынешний Кременчугской уезд пространством гораздо более прежнего... Селений, в оном заключавшихся, 8 местечек, 6 слобод, 12 сел, 4 деревни; в них имеется 39 церквей, 1 монастырь, Епархии Малороссийской Переяславской. Жителей, тутошних поселян, Государственных, помещичьих, с отставными людьми, старшинами и козаками, более двадцати тысяч душ. «Как сообщает изданный в Москве в 1843 году « Всеобщий географический и статистический словарь», Кременчуг «при Екатерине II был главным городом Новороссийской губернии, и князь Потемкин хотел основать в нем академию музыки. В 1784 г., при открытии Екатеринославского наместничества, приписан к нему уездным городом, но по новости губ. города Екатеринославля, губернское правление наместничества долго оставалось в Кременчуге; в 1796 г. при уничтожении Екатеринославского наместничества, он был приписан к Малороссийской губ. и потом уже к Полтавской. Теперь в Кременчуге расположена главная квартира инспектора резервной кавалерии. В городе... до 18 000 об. п. жителей, 6 церквей, 34 фабрики и завода ... Кременчуг производит весьма значительную торговлю, особенно по Днепру... Жители Кременчуга Малороссияне и Русские; много Евреев. Из заводов замечательны канатные и сальные. В 1787 г. в Кременчуге была Екатерина II.» Изданный в 1863 году «Географическо-статистический словарь Российской империи» к информации о назначении Кременчуга губернским городом в 1765 году добавляет: «в это время здесь жил кн. Потемкин-Таврический, имевший здесь каменный дворец, от которого остались только следы фундамента...». Из других источников известно, что с пребыванием князя Потемкина связано не только обустройство города, превращение его в административный и культурный центр Поднепровья с шагами по организации в нем под руководством Джузеппе Сарти первой в Российской Империи музыкальной академии, позднее перенесенной в Екатеринославль и Санктпетербург, но и основание в нем соответствующего европейскому уровню издательского дела. В 1765 году Г. А. Потемкин перевез в центр Новороссийской губернии свою личную типографию, состоявшую по тому времени из трех станков, позволявших печатать не только книги, но и географические карты, дворянские грамоты. «Русский энциклопедический словарь, издаваемый проф. С.-Петербургского университета И. И. Березиным, посвященный Е. И. В. Государю Наследнику Цесаревичу», изданный в 1878 г. уже сообщает о Кременчуге: «... множество фабрик и заводов: табачных, кожевенных, пивных, свечных, сельскохозяйственных машин и других. Значительная торговля табаком, хлебом и друг. Шерстяная ярмарка... Основан в 1571 г., 1765-89 г. главный город Новороссийскаго края.»

Навязано мнение, что Екатерина и члены ее правительства ехали в Крым отдыхать и развлекаться, что ради этого ее фаворитом были построены многочисленные «потемкинские деревни», ставшие впоследствии именем нарицательным всяческой показухи, но ... императрица никогда не забывала об интересах своей страны, а путешествие это имело цели великие и определяющие для российской политики. Воспоминаниями современников развенчивается навязанный своекорыстными иностранцами миф о «потемкинских деревнях», а история доказывала, что далеко не деревнями явились миру ставшие впоследствии важнейшими культурными, промышленными и торговыми центрами Юга России: Кременчуг, Екатеринослав, Симферополь, Севастополь, Одесса, Херсон, Николаев и множество других известных населенных пунктов. Приоритетное их развитие наметилось именно в то время прозорливостью Екатерины II и ее приближенного Потемкина.

После такой активности, привлекшей внимание Европы всей и мира в целом, Турция, обеспокоенная усилиями позиций России на Черном море, ранее вообще называемом Русским морем, начала в августе 1787 года военные действия. Обученные Суворовым и Кутузовым войска из Кременчуга, представлявшего собой важнейшую российскую военную базу на Юге, направлялись к местам военных действий, успешно отбили атаки врага и сыграли свою историческую роль в развязанной Турцией, рассчитывающей застать Россию врасплох, при содействии австрийской и французской дипломатий войне. Потемкин, используя опыт кременчужан при встрече императрицы, в течении считанных недель организовал в городе строительство судов для усиления флота на Черном море. Дубравы в качестве резерва для строительства флота были описаны вблизи Кременчуга еще по указу Петра I. И уже к весне 1788 года, всего за полгода, было направлено в район боевых действий свыше 60 судов. А до конца 1790 года флот получил 120 — 130 судов.

В результате своей поездки в Кременчуг — признанную миром столицу Новороссии того времени и присоединенный накануне Крым Екатерина уже вскоре добилась того на Черном море, что на рубеже предыдущего и начала ее столетия начинал Петр I, и чего он успел добиться на Балтике. Ведь не даром же и само ее путешествие задумано было так, чтобы при нем склонны были думать, что Россия собирается завоевать Турцию, Грецию и некоторые другие страны. «Петро прима. Катарина секунда!» заговорили в мире. Как описывал общественную жизнь России того времени выходец из Харьковской губернии автор многих исторических произведений Григорий Петрович Данилевский, чьи предки происходили из казаческой старшины и были в свое время возведены в дворянство, с началом второй — Потемкинской — войны после первой — Румянцевской — у всех на устах были имена Потемкина и Суворова, особенно последнего.

Российских патриотов тянуло на Дунай, к месту военных действий, где, казалось, так близко осуществление новой великой Восточной системы, бессмертного «греческого прожекта» светлейшего, изгнание турецких орд из Европы и всеми желанное воцарение на древнем византийском престоле второго внука императрицы, Константина. Так нареченный в честь последнего Палеолога, павшего при разгроме турками Византии, малолетний внук Екатерины в то время был нарочито окружен греками. Его кормилица, слуги и даже товарищи игр были природные жители Греции. В Петербурге был в тех же целях устроен греческий кадетский корпус. И некоторые жители Эллады писывали августейшему отроку просительные письма, с титулом: «Кротчайшему греческому самодержцу, Константину Третьему». В Херсоне на городских триумфальных воротах в честь Светлейшего Князя Потемкина-Таврического дворянством были начертаны знаменательные слова «Путь в Византию». «Византия! Изгнание новых моавитян и возрождение через Россию, падшей и забытой империи Палеологов!» — так восторженно писал об устремлениях большинства просвещенных россиян Г. П. Данилевский в повествующем о начавшейся вскоре после пребывания Екатерины в столице новых земель Кременчуге русско-турецкой войне 1787 -1791 гг. историческом романе «Потемкин на Дунае (1790-й год)».

Период с 1789 по 1820 г. характеризуется как эпоха великих потрясений. Революционные идеи распространились по всему миру. В этот период писали огромное количество докладов, где излагались геополитические идеи. В ответ на возвышение России в мире появились русофобские идеи «против оставления деспотизму», где Россия представлялась воплощением деспотизма. Появилось особое понимание отношений Восток-Запад, противоставление: Земля — Море, или Россия — Англия. Франция по данному вопросу заняла промежуточную позицию «уравновешивающей цивилизации» между Землей и Морем, противоставляя себя как «морской» ориентации Англии, так и «сухопутному деспотизму» России. Европа при этом рассматривалась как центр мировой цивилизации и всемирной истории, а Россия с ее евроазийской миссией как ее периферия, задворки, и угроза миропорядку.

В 1791 году в примечательной анонимной английской статье, озаглавленной «Русская военная угроза», излагались основы англо-саксонской враждебности по отношению к России. Россия уже явно рассматривалась как враг, так как ее целью было в тот момент устранение влияния Оттоманской империи в регионе Черного моря и на Балканах. Здесь видны первые признаки фактического сговора между Лондоном и Турцией, между «морской» англо-саксонской цивилизацией и Великой Портой. Далее уже утверждалось, что продвижение России к Константинополю угрожает: Египту (в Англии тогда предвидели строительство Суэцкого канала) и торговле со странами Ближнего Востока. По мнению англичан, существование Оттоманской империи и ее присутствие на Балканах гарантирует равновесие в Европе. Оттоманскую империю считали заслоном от России, которую подозревали в намерении завоевать Индию. В других статьях, опубликованных в 1792-93 г.г., английские обозреватели высказывались в пользу союза между Францией, Англией и Турцией — как полюса свободы, направленного против консервативного союза Австрии. Пруссии и России. Следуя избранной политике сохранения равновесия сил на континенте, ведущие страны Запада во многом придерживаются сложившегося во время становления Новороссии курса и по сей день.

Таким образом все эти балы, приемы, смотры, которые были неспроста организованны в до поры малоизвестном Кременчуге, показали миру не что иное, как силу и мощь русской армии, готовность ее к войне с Турцией, успехи в освоении южных земель, а значит сыграли огромную роль в укреплении международного авторитета России. Пышно обставленная поездка по новым землям была не только демонстрацией мощи и силы, но и своего рода вызовом, брошенным уверенной в своем народе, в себе и своем окружении Екатериной II всему миру, явно не желавшему в то время дальнейшего возвышения России.

 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100