Home №2 БОЛЬШЕВИСТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ и СССР

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

БОЛЬШЕВИСТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ и СССР PDF Печать E-mail
Автор: Павел ТУЛАЕВ   
08.04.2011 20:02

Обзор новых и впервые опубликованных в России книг представляет Павел ТУЛАЕВ

Главный парадокс исторического познания состоит в том, что углубляясь в одно и то же событие, со временем откры­ваешь в нем все новые и новые грани. Было время, когда мы изучали коммунизм по Ленину и по Джону Риду, потом по «Краткому курсу ВКПб» Сталина. Затем скандальную славу получили работы Троцкого и его последователей. Теперь мы постигаем смысл Октябрьского переворота через призму белогвардейской литературы. Современных исследований боль­шевистского режима у нас почти нет, если не считать за таковые опусы в духе «академика» Исаака Минца. Вся «советоло-гическая» литература выходила до сих пор на Западе: это и обобщающие труды русских философов-эмигрантов: от Бердяева до Зиновьева, и свидетельства очевидцев Солоневича и Солженицина, высланных за пределы Отечества за правду-матушку, и специализированные штудии Джона Биллингтона, Ричарда Паипса, Энтони Сатгона и многих других. То, что появилось у нас в последние годы, можно в целом охарактеризовать как начало переосмысления прошлого, как первые попытки новой систематизации и подачи исторических материалов.

Неискушенному читателю может даже показаться, что научная литература о ком­мунистической эпохе у нас в избытке, что публикации о большевисткой революции и СССР — более, чем достаточно. Книж­ные магазины и уличные развалы пестрят обложками изданий типа «История Оте­чества» и «Россия в XX веке», всевозмож­ными учебниками и пособиями для школь­ников, абитуриентов, детей и взрослых. Од­нако все эти «краткие курсы» и «книжки с картинками» на самом деле с полным до­верием воспринимать нельзя. Можно по­благодарить их авторов за популяризацию и критику известных фактов, но всерьез изучать историю по ним строго не реко­мендуется.

Откройте, например, роскошно издан­ный том «История России. XX век», М. «Аванта», 1995, 670 стр., вышедший в серии «Энциклопедия для детей» (тексты, заметим, в нем отнюдь не детские). Внешне монография более, чем привлекательна. На мелованой бумаге большим форматом вос­производятся цветные плакаты и рисунки советского времени, впервые печатаются ред­кие фотографии из немецких архивов, яр­кие иллюстрации современных художников. Но едва углубившись, вы замечаете, что большая часть объема уделена таким поли­тикам как Ленин, Троцкий, Дзержинский, Коллонтай. Герои Белого движения пода­ны куда более скромно. Едва ли не треть всех картинок составляют карикатуры: вот Государь тащит за собой на поводке, как щенка, общипаного двуглавого орла; вот «союз истинно-русских людей» с дубинами прячется за деревьями аллеи; вот красноар­меец, протыкающий штыком, как шашлык, белогвардейцев во главе с Врангелем; тут же примитивные штудии Маяковского и от­талкивающие плакаты Кукрыниксов; далее Хрущев с кукурузой и полудебильный Брежнев. Все подано с насмешкой, с издев­кой, с хохмой, будто XX век для нас — не трагедия, а сплошной анекдот. И ни слова о таких великих ученых, как Циолковский, Жуковский, Королев. Ни одной фотогра­фии Стаханова, Гагарина, Улановой, Рери­хов, Коненкова... Наука, искусство, музы­ка, религиозная жизнь — вообще в энцикло­педии (!) не представлены. Зато есть по­дробные материалы с фотографиями о дис­сидентах: Сахарове, Даниэле, Орлове, как есть и памятник доносчику Павлику Моро­зову. Спрашивается, кто же автор такого убогого и однобокого видения мира? Напи­сал все тексты некий г-н Майсурян, соста­вила сборник — г-жа Исмаилова. Рецензи­ровал книгу — г-н Иоффе. Комментарии, как говорится, излишни.

ОТЛЕНИНА ДО СТАЛИНА

Примерно в том же ключе русская ис­тория XX века подана во многих изданиях либерального и диссидентского толка. Они поверхностны, схематичны, идеологичны. Разве что некоторые из них менее карика­турны и пошлы. В этом море политичес­кой и социологической шелухи редко встретишь перл, достойный внимания.

В качестве примера относительной уда­чи «советской исторической науки» в деле изучения послереволюционного периода можно назвать серию биографий больше­вистских вождей, написанных генералом Волкогоновым : «Ленин», «Троцкий» и «Сталин». В этом же ряду стоит био­графическое жизнеописание гениального полководца XX века — «Жуков», принад­лежащее перу Николая Яковлева, авто­ра исторических исследований «Август 1914» и «ЦРУ против СССР». Вышедшие в свет уже в годы «перестройки», эти кни­ги разных по духу и стилю авторов, хотя и вызвали немало критических замечаний, имеют устойчивый читательский спрос и не залеживаются на книжных лотках.

Ленин всегда был в центре идеологи­ческих баталий. Поворачивая его наследие то одной, то другой гранью, коммунисты под ленинским знаменем долго лавировали между рифами реальных проблем и катак­лизмов. Но всему свое время. Хотя бронзо­вые и мраморные памятники «самому жи­вому из всех живых» по-прежнему указуют народу путь в «светлое коммунистическое завтра», а забальзамированное тело «вождя мирового пролетариата» пока еще покоится в мавзолее на Красной площади, облик Вла­димира Ильича Ульянова интересует пуб­лику скорее как исторический казус.

Один из завершающих ударов по «без­упречной» репутации вождя коммунистов и основателя СССР был нанесен книгой Александра Солженицына «Ленин в Цюрихе». Затем вышли скандальные за­метки Владимира Солоухина «Перечи­тывая Ленина» и их продолжение «При свете дня», с анализом фактов больше­вистского варварства и обвинением авто­ра из 23 пунктов, предъявленного к КПСС. Потом — пародийные «Рассказы о Лени­не» Г.Иванова-Ивановского, с политической точки зрения, весьма опасные, ибо их чтение вызывает удушающий смех и колики в животе. Когда же критические статьи и пародии, пошли бурным пото­ком во всех печатных изданиях, а стихий­ные демонстранты принялись свергать вче­рашнего идола с многочисленных поста­ментов, государству пришлось вмешаться и призвать взбунтовавшийся народ ува­жать «памятники культуры».

Отказ от ритуального поклонения Ле­нину привел к более трезвому исследова­нию его эпохи. Цельной панорамы ленин­ского периода советской истории, однако, пока так и не создано. Одни пишут о НЭПе, другие — о революционной эстетике, третьи — о жидо-масонском заговоре.

Время от времени появляются неиздан­ные при коммунистах документальные очерки современников революции. Их можно разделить условно на три катего­рии: воспоминания контр-революционных деятелей Белого движения, нейтральных или беспартийных людей, а также про­тивников ленинского режима из левого лагеря. Понятно, что оценки событий в них совершенно различны и порой дохо­дят до полярности. Одни считают Рево­люцию незаконной, другие — преданной, третьи видят в этих событиях — роковое «Красное колесо» судьбы, приведшее к власти в России горстку фанатиков-заго­ворщиков.

Вышло уже несколько фундаменталь­ных изданий, пытающихся обобщить тра­гический опыт революционных лет. Это и «Архив русской революции» в 22 то­мах, под редакцикй Г.В.Гессена, где со­браны печатные труды и свидетельства современников событий, как правого, так и левого лагеря; и более однородная серия из 10 книг «Белая Россия»; и сборники писателей-эмигрантов, содержащие мемуа­ры и литературные сочинения.

Весь этот информационный поток едва ли по силам переварить даже специалис­ту историку. Поэтому для начала мы ре­комендуем познакомиться с альбомом «Бе­лая Россия», составленным генерал-лейтенантом С.В.Денисовым, сотруд­ником генштаба контрреволюционной ар­мии. Впервые изданный Главным Прав­лением Зарубежного Союза Русских Воен­ных Инвалидов в 1937 году в Нью-Йо­рке, он выдержал несколько эмигрантских переизданий, и теперь выпущен репринтом на Родине. Альбом представляет со­бой справочник-путеводитель по истории Белого Движения. Он состоит из пяти частей: 1.События, предшествовавшие Февральской революции в России. 2. Яв­ления, приведшие ко второму (октябрь­скому) перевороту. 3. Белая идея. 4. Бе­лое движение. Его возникновение и даль­нейшие видоизменения. 5. Первый пери­од Белого Движения (включает хроноло­гию важнейших событий борьбы и био­графические очерки руководителей Белого Движения). Альбом иллюстрирован по­ртретами вождей, картами и схемами. В конце имеется список основных источни­ков, главным образом воспоминаний и свидетельств участников событий.

Желающие более подробно разобрать­ся в истории Белого Движения на юге России, могут обратиться к одноимен­ной книге В.Матасова. Она впервые выпущена в эмигрантском издательстве «Monastery press» в Монреале в 1990 году.

Из мемуарной литературы особый ин­терес представляют «Очерки русской сму­ты» ген. А.И.Деникина и «Воспоми­нания ген. барона П.Н.Врангеля», вы­шедшие в разных изданиях. Они ценны не только как исторические источники, но и с точки зрения военной науки. Сюда же можно отнести и книги ген. П.Н.Крас­нова: «От двуглавого орла к красно­му знамени», «Лярго», «Великое войско Донское», «Венок на могилу неизвест­ного солдата Имперской Российской армии». Написанные в художественном ключе, все они исторически вполне до­стоверны, как достоверны мемуары и других казачьих атаманов — Шкуро, Донского, Филимонова, помещенные в общий сборник «Трагедия казаче­ства: Воспоминания белых генералов», М. «Молодая гвардия», 1994.

Отдельно следует обратить внимание на пока еще не изданное в России насле­дие замечательного военного стратега и историка — Н.Н.Головина. Будучи главой Зарубежных высших военно-научных кур­сов в Париже (1927-1939) и в Белграде (1931-1944), ставших по сути русской военной Академией, генерал-лейтенант Го­ловин написал более 30 монографий и 100 публикаций на 8 языках мира. За рубежом наиболее известны: «Из истории кампании 1914 года на Рус­ском фронте» (в 4-х томах, Париж, 1926-1940), «Военные усилия России в Миро­вой войне» (в 2-х томах, Париж, 1939). У нас переиздана пока только его «Наука о войне» (1938), которая открыла серию военно-исторических трудов под ред. И.С.Даниленко, выпускаемую с 1995 года Академией Генштаба РФ. Для нашей же темы наиболее важно 5-ти томное из­дание (в 12-ти книгах) Н.Н.Головина «Российская контр-революция в 1917-1918 гг.», вышедшее в эмиграции.

Страшным фактам антирусского гено­цида посвящено исследование истори­ка С.П.Мельгунова «Красный террор в России. 1918-1922», выпущенное впе­рвые в Берлине в 1923 году и переиздан­ное у нас в 1990 году. Мельгунов анали­зирует кровавую машину чекистов и ко­миссаров, систематизирует имеющиеся у него данные и дает их хронологию. Быв­ший народник-социалист стал в эмигра­ции убежденным противником советской власти. В Германии и во Франции он опуб­ликовал около десяти монографий по рус­ской истории XX века, издавал патрио­тические сборники и журналы, возглавил союз «Союз борьбы за свободу России» и «Координационный центр антибольше­вистской борьбы». Значение книги о крас­ном терроре состоит в том, что она доку­ментально разоблачает античеловеческий режим Коминтерна, который создал свою легерно-террористическую систему до прихода к власти Сталина и Гитлера.

Говоря об эмигрантской литературе о большевисткой революции, нельзя обой­ти вниманием книги, посвященные роли масонства и еврейства. Из классики, пере­изданной в пост-коммунистической Рос­сии следует в первую очередь упомянуть:

«Масонство и русская революция» Григория Бостунича, «Люди и ложи» Н. Берберовой, «Евреи в России и в СССР» Андрея Дикого. Тему анти-русского заговора из современных авторов наиболее глубоко разработали: Александр Дугин «Конспирология», Москва, 1992; Михаил Назаров «Заговор против Рос­сии», Потстам, 1993; Юрий Бегунов «Тайные силы в истории Росии». С-Пб, 1995; Тодор Дичев «Зловещий заго­вор, М.1995; Олег Платонов «Терно­вый венец России. Тайная история масонства: 1731-1996», М.1996 (Изда­ние 2-е исправленное и дополненное). Проблема «жидо-масонского заговора» на­столько сложна и запутана, что мы оста­вим ее здесь без комментариев, передав исследовательскую инициатаву читателю.

К относительно нейтральным источ­никам о начале Советов, можно отнести воспоминания А.М.Терне «В царстве Ленина», опубликованные у нас в 1991 году издательством «Скифы». Будучи частным лицом, волею судьбы оказавшимся в эпицентре исторических событий, Терне поставил перед собой задачу нарисовать живую картину со­ветской жизни начала 1920-х годов. В его очерках мы находим и портреты большевистских вождей, и описание новых государственных учреждений, и обзор промышленности, и зарисовки изреволюционных будней, и размышления о коммунистических нравах. В своих оцен­ках Терне резок и нелицеприятен. Его ин­тересует правда, а не пропаганда. Тех же, кто «хотят обязательно видеть какие-ни­будь хорошие стороны советской жизни», автор отсылает к материалам, где боль­шевики сообщают сами о себе.

Кстати, изучение подобного рода ком­мунистических материалов может быть весьма полезным, если читатель обладает необходимым запасом знаний и не дове­ряет каждому печатному слову. Для кри­тического чтения можно порекомендовать «Портреты революционеров» Льва Троцкого, впервые выпущенные у нас «Московским рабочим» в 1991 году. В сборник вошли очерки о Ленине, Стали­не, Бухарине, Луначарском, Зиновьеве, Каменеве, Воровском, Горьком и других большевистских вождях. По яркости био­графические очерки Троцкого-Бронштей-на можно сравнить лишь с «Силуэтами» Анатолия Луначарского, только стиль «со­ветского Робеспьера» куда злее и беспо­щаднее. Перу Троцкого принадлежат еще, помимо несметного количества революци­онных статей, речей , документов и соб­ственного жизнеописания, две объемных биографии Ленина и Сталина, но их в наше время штудировать будет разве что какой фанатик или узкий специалист.

Гораздо больший интерес вызывает нынче фигура Сталина. Несмотря на все попытки принизить его роль в истории, оболгать и очернить, в сознании простого народа Сталин остается одним из наибо­лее популярных советских вождей. По­ртреты Генералиссимуса можно неизмен­но встретить и на массовых демонстраци­ях оппозиции, и на первых страницах пат­риотических газет, и на окнах такси. В переполненном общественном транспор­те, где «глас народа» звучит неподдельно искренне, нередко можно услышать реп­лики типа: «Эх, Сталина бы сейчас...».

О Сталине в годы «перестройки» вы­шло немало книг и статей. Однако бес­пристрастный взгляд не может не заме­тить, что подавляющее большинство этих публикаций имеют разоблачительный, а не исследовательский характер. Они от­рыжка, обратная сторона того же «стали­низма», только со знаком минус. На этом фоне выгодно выделяются издания доку­ментально-исторического характера.

Так, например, в книге «Иосиф Ста­лин в объятиях семьи», собраны пись­ма Иосифа Виссарионовича к родным, к его матери, жене, дочке и сыновьям. В письмах Сталин предстает как любящий сын, заботливый муж, строгий отец.

Заботясь о своем личном окружении, Сталин привечал всех верных соратников и держал на дистанции сомнительных партийцев-конкурентов. Он, как извест­но, вообще, недолюбливал открыто-демо­кратический стиль управления и предпо­читал скрытую тактику аппаратных ин­триг. Эта тактика привела к постепенно­му уничтожению «ленинской гвардии», «троцкистов», «правой оппозиции», и по­родила «орден сталинистов». Механизм функционирования национал-больше­вистского ордена можно понять через де­ловую переписку Сталина с Моло­товым, его боевым соратником и зака­дычным другом, выпущенную бывшим «Политиздатом».

Более объемное представление о лич­ности вождя можно получить из сборни­ка: Сталин: в воспоминаниях совре­менников и документах эпохи,М. 1995, 736 стр., составленного Михаилом Лобановым. В ней приведены не только документы, переписка, мемуары и иссле­дования, но даже стихи Иосифа Джуга­швили. Книга разбита на главы: Сосо, Коба, От революции — к абсолютной влас­ти, Котлованы и народ (30-е годы), Ве­ликая Отечественная, Итоги жизни и борь­бы. Завершается сборник статьей соста­вителя «Великий государственник» и послесловием О.Дмитрия Дудко «Из мыс­лей священника о Сталине».

Живучесть мифа о Сталине как муд­ром вожде и легендарном герое подтверж­дает переиздание его знаменитой «Крат­кой биографии». Она вышла в Брянске, в 1993 году, тиражом в 10 тысяч экзем­пляров. Хотя, по сравнению с миллион­ными тиражами 50-х годов, это кажется немного, но сам факт говорит за себя. Ведь никому же сейчас не прийдет в голову переиздавать стереотипную биографию В.И.Ленина.

В разных вариантах переиздаются и избранные труды Генералиссимуса. Из­вестный коммунистический идеолог Ричард Косолапов опубликовал в издатель­стве «Палея» сборник «Слово товари­щу Сталину» (1995). Он открывается статьей вождя «По поводу смерти Лени­на» и завершается «Напутствием идущим вслед». Книга включает многие ключевые работы основателя ВКП (б) и СССР:

«Октябрьская революция и тактика рус­ских коммунистов», «Стратегия социалис­тической индустрии», «О недостатках пар­тийной работы и о мерах по ликвидации троцкистских и иных двурушников», «Экономические проблемы социалимза в СССР», несколько знаменитых бесед, об­ращений и тостов Сталина — «За здоро­вье русского народа», «За здоровье скром­ных людей», «Мы победили».

Весьма ценны для постижения побе­доносного метода вождя документы, со­ставившие сборник «Неизвестный Ста­лин», изданный «Русским словом» в 1994 году. В середине 1950-х годов долж­но было завершиться издание знаменито­го многотомного собрания сочинений ос­нователя ВКП(б). Но, как многие помнят, оборвалось оно на 13-м томе, со статья­ми, датированными 1934 годом. А куда девались остальные тома, охватывающие 1935-1953 годы? Период немалый, и, пря­мо скажем, любопытный. Уникальные ма­териалы государственной важности попа­ли, оказывается, в США, где и пребыва­ли до тех пор, пока их не вызволили от­туда мужественные члены Праворадикальной партии. Брошюра «Неизвестный Ста­лин» как раз и содержит часть наиболее важных материалов, похищенных «отца­ми перестройки». Редактор-составитель сборника Игорь Дьяков включил в изда­ние размышления главы Советского госу­дарства по поводу статьи Ф.Энгельса «О внешней политике русского царизма», о «капиталистическом окружении» и так на­зываемой «политике невмешательства». Здесь есть «Речь Сталина на выпуске ака­демиков Красной Армии», его выступле­ния на «приеме металлургов», перед колхозниками-ударникамии и рабочими-ста­хановцами. Нашлось место для выступ­лений периода Великой Отечественной войны: на Красной площади и на приеме по случаю Победы. Наконец, в сборнике можно прочитать деловые письма вождя в редакцию газеты «Правда», в Детиздат, президенту ГДР Вильгельму Пику, позна­комиться с абсолютно неизвестными на­шим современникам беседами и интервью Сталина с Гербертом Уэлсом, Эллиотом Рузвельтом, его ответами на вопросы аме­риканских и японских журналистов. Уди­вительно не то, что мы не знаем сталин­ского наследия, ведь оно было умышлен­но сокрыто о наших глаз. Удивительно то, что это наследие во многих моментах остается актуальным.

Другая сторона популярности вождя получила выражение в «Сталиниаде» Юрия Борева. «Сталиниада» — это сбор­ник устных рассказов, кратких воспоми­наний, литературных и ходячих анекдо­тов о Сталине. По нему видно, какое мес­то занимал «великий вождь» в жизни со­ветских евреев. Известный «антисемитизм» Сталина стал предметом многих сюжетов «интеллигентского фольклора», где такие авторы как Илья Эренбург, Соломон Михоэлс, Иосиф Мандельштам рисуют Ста­лина как коварного и хитрого тирана.

ТРЕТИЙ РЕЙХ ПРОТИВ СССР

Чрезвычайно сложному узлу противо­речий, связанных с историей взаимоотно­шений СССР и нацистской Германии, по­священ сборник документов «Красная Ар­мия и Рейхсвер. Тайное сотрудниче­ство: 1922-1933», Москва, «Советская Россия», 1992. В книге, изданной под редакцией Ю.Л.Дьякова и Т.С.Бушуевой, собраны секретные материалы доказываю­щие, что в обход Версальского договора 1919 года в СССР в глубокой тайне стро­ились и действовали совместные советско-германские военные заводы, аэродромы, танковые и авиационные школы. Цвет бу­дущего Вермахта обучался в СССР, а вер­ховное командование РККА, позже фи­зически уничтоженное Сталиным, прохо­дило стажировку в Германии. Эти факты нельзя не назвать сенсационными для современного читателя. Только возникает законный вопрос: если наиболее интенсивный период взаимоотношений Рейхсвера и Красной армии падает на период, пред­шествовавший приходу Гитлера к власти, то зачем было ставить на обложку книги название «Фашистский меч ковался в СССР»? Это неточно по целому ряду прин­ципиальных соображений.

Вопрос о смысле военно-политической игры между Гитлером и Сталиным еще бо­лее запутывается после ознакомления с кни­гой «Оглашению подлежит. СССР-Гер­мания: 1939-1941. Документы и ма­териалы»,»Московский рабочий», 1991год. Все эти секретные протоколы о намерениях, меморандумы, письма послов, записи переговоров, наконец, сам пакт «Молотов-Риббентроп», где говорится о необходимости сотрудничества и совпаде­нии стратегических интересов, должны были привести к нерушимой дружбе меж­ду Россией и Германией, а результатом их стала агрессивная война Германии против СССР. Кому она была выгодна?

Скандально известный перебежчик из ГРУ в ЦРУ Владимир Резун, бессовест­но выступающий под псевдонимом наше­го национального гения генералиссимуса Суворова, в серии книг, заброшенных с Запада, пытается доказать, что война была нужна СССР. В «Ледоколе», имеющем под­заголовок «Кто начал вторую мировую вой­ну?» он утверждает, что Сталин использо­вал Гитлера как таран, чтобы пробить путь коммунистической революции на Запад. В продолжении этого очерка, под названием «День-М», Резун высказывает свою гипо­тезу о планах захватнической войны со сто­роны СССР. Цель обеих книг, как, впро­чем, и других опусов Резуна, огласить за­данную англо-американскую интерпрета­цию исторических событий. Резун возла­гает на русских вину за трагедию, от кото­рой они сами более всех пострадали.

Этой же по сути пропагандистской цели служат труды Уолтера Лакера и Ала­на Буллока. Уолтер Лакер историк и политолог с богатой биографией. Он один из ведущих западных советологов, специ­алист по тоталитарным движениям в XX веке, автор более двадцати книг, в част­ности нашумевших у нас «Россия и Гер­мания: наставники Гитлера», Ва­шингтон,.1991 и «Черная сотня: про­исхождение русского фашизма», Мос­ква, «Текст», 1994. Лакер — главный ре­дактор журнала «Современная история», выходящего в Лондоне, содиректор лон­донской библиотеки им. Винера, Предсе­датель Международного научного совета Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне. В своих идео­логизированных исследованиях, полных грубых фактологических ошибок и про­извольных толкований, он пытается убе­дить читателя, что в появлении нацизма виноваты якобы русские черносотенцы. По Лакеру получается, что не Запад взрас­тил германского империалиста и русофо­ба Гитлера, а православные монархисты. Уолтер Лакер, выпускающий в России книги на средства мондиалистского «Фон­да Сороса», больше всего на свете боится стратегического союза двух братских на­родов: русского и немецкого, поэтому он делает все, чтобы дискредитировать этот возможный союз, свести его к «антисеми­тизму», к «заговору Гитлера и Сталина».

Ветеран-исследователь гитлеризма, анг­лийский историк Алан Буллок, вообще рассматривает главных вождей СССР и Третьего Рейха едва ли не как одну лич­ность. В итоговом труде «Гитлер и Ста­лин. Жизни и власть», объемом более тысячи страниц, который в русском из­дании 1994 года занял два тома, сэр Бул­лок прослеживает жизненный путь Адоль­фа Шикльгрубера и Иосифа Джугашвили параллельно, так, будто они были бра­тьями-близнецами, постоянно державши­ми друг друга в курсе своих мыслей и планов, и координировали все свои по­ступки. Такой неординарный подход дал возможность автору высветить любопыт­ные закономерности и факты, на кото­рые прежние исследователи почти не об­ращали внимания. Но за морем частнос­тей не видно главного: не Сталин и Гит­лер породили Друг друга, а катастрофи­ческое падение Российской и Германской империй, втянутых в первую мировую вой­ну. Кто победил в результате нового гран­диозного передела мира? Почему США одновременно помогали и СССР и нацист­ской Германии? Кто, наконец, выиграл от очередного столкновения двух главных ев­ропейских держав? На эти ключевые во­просы современной истории Алан Бул­лок не дает ясного ответа. И это после многочисленных исследований о подлин­ных причинах интернациональной рево­люции, о роли банкиров с Уолл-стрита в выдвижении Гитлера, о тайных силах, под­талкивавших мир ко Второй мировой вой­не, о негласном сговоре 88-овцев и сио­нистов. Все это есть, например, в трудах известного американского экономиста и социолога Энтони Саттона. У нас пока издана только одна его книга: «Как Ор­ден организует войны и революции», М. 1995 (рецензию на нее и материалы обсуждения см. в сборнике «Русская пер­спектива-1996»), остальные исследования Саттона читал лишь узкий круг специалистов.

До нашего поколения лишь 50 лет спустя, после отмены грифа секретности и в связи с юбилеем Победы, стали дохо­дить документы,без знания которых не­возможно составить объективную карти­ну прошлого. Часть такого рода материа­лов собрана немецким историком Рейн-гардом Рюрупой в книге «Война Герма­нии против Советского Союза: 1941-1945» на основе документальной экспо­зиции города Берлина. Автор бесстраст­но подобрал наиболее ценные факты, ис­точники, фотографии, карты о смысле и характере гитлеровского нашествия. Сбор­ник охватывает все основные этапы вой­ны: от формирования образа врага, разра­ботки планов нападения и первых дней афессии, до контрудара Советской армии, поражения Вермахта и взятия Берлина. Он содержит также разделы о немецком ок­купационном режиме, о нацистской по­литике истребления местного населения, коллаборационизме, партизанском движе­нии, работниках немецкого и русского тыла и даже о быте солдат обеих армий. Небольшие по объему документы и пись­ма даются целиком, более объемные — во фрагментах. Это не уменьшает ценности книги, а наоборот, делает ее более ясной и доходчивой. Одним из главных досто­инств издания Рюрупы является его объ­ективность. Наряду с фактами жестокос­ти и геноцида даются вполне достовер­ные биографические справки руководи­телей Вермахта с их фотопортретами. После прочтения книги не остается ни малейшего сомнения в том, что война Гит­лера против СССР готовилась заранее, что ее главной причиной были традиционные геополитические интересы Германии. Это была война за новое жизненное простран­ство, которое нацисты изначально искали на Востоке. Агрессивная, захватническая, империалистическая по сути война велась против русских и славян вообще, а про­тив оседлавшего их «иудо-большевизма» в частности. Международная закулиса умело разыграла карту Гитлера как ко­зырную, сумев столкнуть в кровопролит­ной, взаимоистребительной бойне своих главных противников Третий Рейх и Со­ветский Союз.

Другая малоизвестная сторона собы­тий 1941-1945 года раскрывается в иссле­довании Л.Л. Мининберга «Советские евреи в науке и промышленности СССР в период второй мировой вой­ны», М.1995. Книга Мининберга по сути является энциклопедическим справочни­ком, где обобщаются и систематизизуются все данные о евреях — участниках вой­ны против Гитлера. Она содержит разде­лы: о конструкторах, о научных иссле­дователях, об организаторах производст­ва, о руководстве наркоматов. Приложе­ния так и называются «Евреи — Герои со­циалистического труда», «Евреи — награж­денные орденом Ленина», «Евреи — руко­водители промышленности, строительст­ва, транспорта, ученые и конструкторы». Издание целиком основывается на совет­ских архивах и достоверных документах, имеет полную библиографию. Если бы такую книгу выпустил не-еврей, его на­верняка бы обвинили в антисемитизме, но еврей-автор и не скрывает, что его задача только и состояла в том, чтобы выделить из общей массы людей только своих.

А сколько еще документов о Второй мировой войне остается за пределами на­шей компетенции? Книга о Русской осво­бодительной армии и ее борьбе против Сталина и Гитлера, биографии генерала Власова, воспоминания об участии в вой­не вождей Белого движения генералов Краснова и Шкуро, документы о выдаче американцами Сталину плененных Белых казаков и власовцев... Только одна «Биб­лиография Освободительного Движе­ния Народов России в годы Второй мировой войны (1941-1945)», состав­ленная участником событий и эми­грантом М.В.Шатовым, насчитывает 2449 (!) названий документов. Составлен­ная на основе американских архивов, она вышла в Нью-Йорке еще в 1961 году. А у нас? У нас только что завершилось изда­ние 10-томного монстра «История Вели­кой отечественной войны», который на­столько же объективен, насколько недав­ние, еще свежие в памяти, коммунистичес­кие справочники и энциклопедии, где на первом месте идеи Маркса-Ленина-Стали­на, ведущая роль КПСС и не всегда скромные личные соображения авторов.

Западные советологи, в отличие от здешних «слепо-глухо-немых» аппарат-чи­ков от науки, выращенных не без помощи самого Запада, по своему служебному дол­гу обязаны знать не только перечислен­ные документы, не только книги Саттона и подобных ему авторов, но весь корпус фундаментальных исследований на темы, о которых они пишут. Международный «стратег» Лакер, «самый известный совре­менный историк» Буллок и платный агент Резун, не могут не знать, что за убийст­венным механизмом всех войн и револю­ций XX века скрывается невидимая рука заокеансих финансовых воротил. Это им, банкирам с Уолл стрита, всегда был выго­ден хаос в Европе, или, как они сами гово­рят, в «старом мире». Мировой закулисе самоистребление «старого мира» нужно для того, чтобы на его развалинах построить свой, «новый мир», а точнее, «новый ми­ровой порядок».

РОССИЯ В КОНЦЛАГЕРЕ

Что действительно представляет из себя этот «новый мир» часто не ведают даже те люди, которые становятся жертвами оче­редного эксперимента. Так, мы только в последние годы начали узнавать правду о советском режиме. На Западе информация об СССР никогда не была секретной. Вся эмигрантская литература, включая бело­гвардейскую и власовскую, все опусы и ра­зоблачения так называемых «диссидентов», начиная от Троцкого и кончая Бродским, весь здешний «самиздат», даже выходив­ший тиражом в десяток экземпляров, всег­да были доступны ведущим западным «советологам» и просто любопытствующим читателям, ибо все это попадало на полки открытых библиотек, переводилось на иностранные языки и становилось предметом внимательного изучения. У них, а не у нас. У нас же вся более или менее ценная информация тщательно скрывалась как опас­ная для режима.

С Запада в СССР подбрасывалась в первую очередь та литература, что была вы­годна «мондиалистам»: какие-нибудь про­кламации IV Интернационала, политичес­кие требования национальных меньшинств и борцов «за права человека» с видом на выезд в Израиль, бездарные романы вроде «Доктора Живаго» и реформистские проек­ты в духе академика Сахарова. Для спец­служб, занимавшихся нашим «просвещени­ем», крайне важна была направленность и дозированность информации.

Традиционная белогвардейская литера­тура, о которой мы говорили выше, была безусловно опасна для Советов, ибо она содержала неопровержимую критику боль­шевистской власти, Коминтерна, происков Запада, указывала на традиционные пути Возрождения. Однако еще более опасны для Совдепии были размышления новых рус­ских националистов, патриотов России, про­шедших через ленинско-сталинские лагеря, и узнавших все «прелести» коммунистичес­кой власти на своем собственном опыте.

Одним из таких патриотов был Иван Лукьянович Солоневич. Выходец из бе­лорусской крестьянской семьи, он прошел драматический жизненный путь, где было все: от войн и революций — до тюрем и ссылок. За непокорный характер только чекисты три раза приговаривали его к смертной казни и трижды покушались на него за границей. А сколько испытании ему довелось перенести в гитлеровском Рейхе и в годы странствий беженца. При­званием Солоневича стала борьба за сво­бодную православную Россию, об этом его книги и публицистика. Самая знаменитая книга Солоневича — «Народная монархия», где помимо общих размышлений о судь­бах отечества содержится продуманная про­грамма возрождения. В эмиграции несколь­ко изданий выдержали личные воспоми­нания о пережитом «Россия в концлаге­ре». Эти документальные свидетельства, описывающие советские лагеря 30-х годов, вышли намного раньше всемирно извест­ного произведения Солженицына, по силе и правдивости они ему не уступают, но почему-то не получили международного резонанса. В отличие от других книг на ту же тему «Россия в концлагере», по утверж­дению автора, не просто описывает совре­менную русскую трагедию, она ее объяс­няет. Глубокие размышления содержатся в книге очерков «Диктатура импотен­тов. Социализм: его пророчества и их реализация». Изданные впервые в Буэнос-Айресе в 1949 году, они перепе­чатаны два года назад новосибирским «Бла­говестом». «Диктатура импотентов» вскры­вает волчью сущность революционеров. Реальный социализм автор называет «ок­купационным», его экономику «современ­ной формой рабства», а планы коммунис­тов — «сапожными», ибо наркомы все де­лали по своим догмам-выкройкам. В но­вом сборнике очерков Солоневича «Дик­татура сволочи», Москва, «Русское сло­во», 1995, составленном и отредактиро­ванном Сергеем Жариковым, объединена поздняя публицистика непримиримого антикоммуниста. В 1948 году Иван Соло­невич начал выпускать в Буэнос Айресе популярную народно-монархическую газе­ту «Наша страна», которую после кончи­ны главного редактора в 1953 году про­должают регулярно издавать его соратни­ки. «Наша страна» — до сих пор одно из наиболее последовательных патриотичес­ких изданий русского зарубежья.

«Архипелаг ГУЛАГ» Александра Со­лженицына, по жанру также принадле­жащий к так называмой «лагерной прозе», в отличие от книг Солоневича не требует дополнительной рекламы. Запад сделал из труда Солженицына — символ диссидент­ской литературы, а из его автора — ораку­ла XX века. Действительно, «Архипелаг ГУЛАГ’ — это целая энциклопедия лагер­ной жизни: тут и свидетельства жертв, и портреты палачей-охранников, и подроб­ное описание режима невольников, и дета­ли их быта. Здесь есть даже словарь ла­герных терминов и географическая карта мест лишения свободы, ведь ГУЛАГ — это целая страна, со своими коммуникациями, законами и традициями, со своими князь­ками и героями, и не случайно он назван «архипелагом». Вся наша страна после ре­волюции стала походить на ГУЛАГ. И заслуга Солженицына в том, что, поняв это, он не побоялся донести правду до людей. Солженицын долго был кумиром Запада, не видевшего в советской действи­тельности ничего, кроме ГУЛАГА. Не по­нятно только, почему он резко изменил свое отношение к нобелевскому лауреату после его добровольного возвращения в пост-коммунистическую Россию?

О советской жизни, во всех ее измере­ниях, написано очень много. Тут нельзя не упомянуть и военные воспоминания мар­шала Жукова, и мемуары Ильи Эренбурга, и документально-художественные ро­маны Алексея Лосева, и свидетельства о пережитой эпохе Дмитрия Лихачева, и авто­биографическое повествование Олега Вол­кова. Но сколько бы книг мы не перечис­лили, список все будет неполным. Воспо­минаний не только много, они к тому же еще очень разные, по смыслу и по имею­щимся в них оценкам. Поэтому, как нам кажется, важно научиться читать эти кни­ги непредвзято, как индивидуальные сви­детельства. Пройдут годы и время само рассудит, кто был прав, а кто виноват.

ИТОГИ ТРАГИЧЕСКОЙ ЭПОХИ

До сих пор мы говорили об исследова­ниях на частные темы, хотя сами эти «час­ти» весьма и весьма объемны: революция, воина, лагерная жизнь, биографии выдаю­щихся личностей. Но вот уже и вся «со­ветская действительность « ушла в про­шлое. Она сама стала частью русской ис­тории, далеко не лучшей ее частью. У мно­гих появилось желание осмыслить «совет­ский период» в целом, дать ему общие ха­рактеристики. Западная «советология» дав­но уже занималась этим. В качестве све­жих примеров можно привести недавно переведенные у нас книги: «История Со­ветского Союза» Джеффри Хоскинга, «Лицо тоталитаризма» Милована Джчласа. «О природе СССР» Эдгара Морена, «Холодная война: историчес­кое недоразумение?» Ивана Вандена Берге, «КГБ: история внешнеполити­ческих операций от Ленина до Горба­чева» Кристофера Эндрю и Олега Гордиевского (перебежчика), а также «Утопия власти. История Советско­го Союза с 1917 года до наших дней» эмигрантов Михаила Геллера и Алек­сандра Некрича (в 4-х томах). А вот у нас обществоведы едва начали мыслить пост-коммунистическими категориями. Недаром говорится: «Большое видится на расстоянии»

Впрочем, само понятие «западная сове­тология» условно. Ведь среди ученых и писателей, занимавшихся исследованием проблем коммунистической империи, ока­залось немало выходцев из России: Бердя­ев, Федотов, Ильин, Сорокин, Зиновьев, Климов, Авторханов, те же Солоневич и Солженицын. А круг «евразийской литера­туры»? А «сменовеховцы»? А «новопоко-ленцы»? Правда, в трудах по русской фи­лософии истории очень много общих раз­мышлений, религиозного и идеологическо­го характера, и мало обзорно-аналитичес­ких материалов.

Отечественная школа мысли изначаль­но отличается от западной. Она идеалис­тична, и склонна скорее изъясняться в им­перативно-сослагательном наклонении,не­жели заниматься скрупулезным изучением реальных фактов и их систематизацией (см. сборники-антологии «Русская идея», 1992; «Россия и Европа», 1992; «Рус­ский космизм», 1993; «Русская идея», 4.1-2, 1994). Действительность интересует русских мыслителей больше с экзистенци­ально-эстетической и космической точки зрения, то есть преломленная через лич­ность, а не в своей непосредственной дан­ности. И все же есть несколько авторов, чьи обобщающие исследования коммунистичес­кой системы в России заслуживают упоми­нания в нашем обзоре.

Начать будет лучше всего с книги Юрия Изместьева «Россия в XX веке», Нью-Йорк, «Перекличка», 1990. Это, по­жалуй, единственная до сих пор работа, где дается обзор современной истории нашего отечества с традиционно русской точки зре­ния. Ученик проф.С.Г.Пушкарева, обобщив необходимые документальные, научные и литературные источники, прослеживает цепь основных вех и событий в России текущего века: от краха Империи Романовых до за­стойных времен Брежнева. Особенно цен­ными представляются те разделы книги, где излагаются события, получившие в совет­ский период ложное освещение: о боль­шевистском перевороте, Белом движении, формировании русской эмиграции перво­го и второго поколений, о войне между Сталиным и Гитлером, Власовском дви­жении, а также о закулисной междуна­родной политике и борьбе в кремлевских коридорах власти. Хотя исследование Иэместьева и не доведено до наших дней, оно вносит существенный вклад в пони­мание нашего времени. Написанный живым, ясным языком, этот научный труд, безус­ловно, станет одной из настольных книг молодых русских патриотов, как только он будет переиздан на Родине автора.

Предбольшевистскому периоду «рус­ской революции», которую правильно было бы назвать «антирусской», посвящено зна­менитое «Красное колесо» Александра Солженицына. Составленное из доброго десятка книг оно излагает историческую канву по ключевым «узлам». Узел Пер­вый — «Август 1914-го», узел Второй «Ок­тябрь 1916-го», узел Третий «Март 1917-го» и т.д. По Солженицыну революция в России в той или иной форме была неиз­бежной, ибо все общество, и даже многие государственные институты, были прони­заны насквозь духом нигилизма и самоот­рицания. Солженицын описывает реальные события в романизированном стиле. Это делает его книгу одновременно и увлека­тельной для любителей художественного чтения, и неудобоваримой для тех, у кого нет времени углубляться в беллетристику.

Проблему смысла русского коммуниз­ма разработал Николай Бердяев. К Ни­колаю Бердяеву можно относиться по-раз­ному, и как к личности, и как к филосо­фу, но нельзя итерировать того факта, что именно он стал одним из первых глубоко задумываться над идейными корнями боль­шевистской доктрины. В работе «Исто­ки и смысл русского коммунизма» мыслитель доказал, что идеология большеви­ков неразрывно связана с русским народ­ничеством и социализмом XIX века. Имея христианско-нравственные и утопические корни, большевизм даже экономическую теорию Маркса переварил на свой лад. Книга Бердяева не отвечает на все вопро­сы, связанные с причинами русской катас­трофы, имевшей не только идейные исто­ки, но она помогает преодолеть распространеный ныне однобокий взгляд на ре­волюцию как следствие одного лишь заго­вора антирусских сил.

Философско-исторические оценки при­роды большевистской революции и совет­ской власти можно найти и в трудах дру­гих мыслителей XX века. Авторы знаме­нитой книги «Из глубины», переизданной вместе со сборником «Вехи» в начале 1990-х годов, дали религиозную характеристи­ку кризиса. С.А.Аскольдов, Н.А.Бердя­ев, С.Н.Булгаков, А.С.Изгоев, П.Б.Стру­ве и С.Л.Франк показали, что с христи­анской точки зрения, революция была со­блазном, искушением, восстанием темных сил. «Духами русской революции» были бесы. те самые, что подвигнули Достоев­ского на одноименный роман-памфлет.

Богослов Сергей Булгаков позже раз­вили эту мысль в своих работах «Карл Маркс как религиозгный тип» и «Душа социализма». Атеистическая революция не есть отрицание религии , она сама — новая вера, новый миф, только с иной перспек­тивой. Подробно об этом можно прочи­тать также в работе С.Л.Франка «Рели­гиозно-исторический смысл русской ре­волюции», у А.Ф.Лосева в его «Диа­лектике мифа», в размышлениях О.П.­Флоренского и других мыслителей пра­вославного вероисповедания.

У Г.П.Федотова мы находим ряд ста­тей историософского характера: «Револю­ция идет», «Новая Россия», «Сталинократия» Написанные в эмиграции на рубеже 1920-1930-х годов, они содержат даже некоторый политологический ана­лиз. Так, в «Новой России» он описывает положение в СССР различных классов и социальных слоев населения: крестьянст­ва, рабочих, служащих, нэпмэнов, пытает­ся понять место партии большевиков в строительстве «новой культуры» и ее со­держание. Федотов, хотя и понимает не­избежность обновления жизни, в целом коммунизм не приемлет.

Близкую к Федотову позицию зани­мали некоторые либералы, например П.Н.Милюков, чье фундаментальное 3-х томное исследование «Очерки по ис­тории русской культуры» (включая советский период) в 1993 году впервые вышло на Родине. Выдающийся мыслитель и политик считал, что «русская револю­ция была неизбежна», но относился к ней весьма критически.

Еще дальше пошли «евразийцы» Н.Трубецкой, П.Савицкий, П.Сувчин-ский и другие, выпустившие в 1920-х го­дах в эмиграции серию брошюр и статей с заявкой на новую идеологию. Долго томив­шиеся в спецхранах они недавно переиз­даны с сборниках: «Пути Евразии», 1992, «Мир России — Евразия», 1995, а также в некоторых патриотических журналах. «Евразийство» сначала оправдывало совет­скую власть, а затем пошло на диалог с ней и само стало приобретать черты не­окоммунистической доктрины. Аналогич­ный путь прошли Рерихи, Устрялов, Алексей Толстой и некоторые другие интеллектуалы-«попутчики», выступившие за революционное обновление России.

Из всех эмигрантских мыслителей наиболее последовательные и продуман­ные антикоммунистические позиции за­нял Иван Александрович Ильин. Будучи образованным философом, юрис­том, богословом и страстным патриотом, он не мог принять и простить антирус­ские но сути эксперименты интернаци­оналистов и масонов. Критике комму­нистической власти посвящены его ста­тьи «Русская революция была катас­трофой «, «Русская революция была безумием», «Политическое наследие революции», «Конкретный урок со­циализма», «Большевизм как соблазн и гибель», «Возникновение и преодо­ление большевизма в России», назва­ния которых говорят сами за себя.

Основатель русской социологии Пи-тирим Сорокин, тоже эмигрант, рассмат­ривал и саму революцию, и порожденный ею режим с точки зрения позитивистской методологии, которую можно условно оха­рактеризовать как структурный функцио­нализм. В своих ранних работах: «Бой­ня: революция 1917 года», «Современ­ное состояние России» и «Социология революции» большевистский переворот он оценивал критически, как общественную катастрофу. В более же поздних трудах, «Человек и общество в бедствии», «S.O.S.: значение нашего кризиса», осо­бенно в знаменитом эссе «Взаимное сбли­жение Соединенных Штатов и СССР к смешанному социокультурному типу» (они еще пока не переведены целиком на русский язык), русский американец коми-зыряцкого происхождения изложил свою теорию «конвергенции». Он находил в зре­лом социализме немало положительных черт и рассматривал СССР как одну из естественных форм существования много­национального государства.

С такой оценкой вряд ли согласился бы другой выходец из нацменьшинств, рус­скоязычный чеченец Абдурахман Авторханов, проживающий с 1943 года на Запа­де. Известный всему миру прежде всего своими книгами о Сталине, Брежневе, Анд­ропове и Горбачеве, о технологии совет­ской власти, «партократии» и положении исторической науки в СССР, советолог-классик назвал одно из своих последних исследований «Империя Кремля. Совет­ский тип колониализма». Не случайно, кстати, оно вышло в 1990 году не в Мос­кве и не в Петербурге, а в Вильнюсе. До­казывая историческое и юридическое пра­во на самоопределение всех народов быв­шей Российской Империи, начиная от ук­раинцев и кончая «крымскими татарами», он выносит в эпиграф клеветнические сло­на В.И Ленина о «типичном русском бю­рократе», который, по его убеждению, есть в сущности «шовинист», «подлец» и «на­сильник» Книга Авторханова приобрета­ет особый смысл в контексте нынешнего развала СССР, повсеместных региональ­ных конфликтов на национальной почве и,в частности, кровопролитной русско-чеченской войны.

Скандальный интерес в современной России вызвали книга другого «кремленолога» и эмигранта Григория Климова: его трилогия «Князь мира сего», «Имя мое легион», «Протоколы Советских муд­рецов», мемуары «Берлинский Кремль» Написаны они в жанре психологического триллера, но основываются на реальных фактах большевисткого режима. В отли­чие от Авторханова, стоящего на позици­ях лининского интернационализма, «шовинист» Климов ищет причины советской трагедии не в характере царских бюрокра­тов и не в биографиях вождей послеста­линского периода, а в особенностях руко­водителей того исторического отрезка вре­мени, когда закладывались основы комму­нистической государственности. Будучи крупным специалистом по еврейскому во­просу, по психическим и прочим анома­лиям, Климов сумел показать обратную сторону «ордена» Красной звезды. Вен­цом творчества разведчика-разоблачителя, получившего признание лучших спецслужб мира, стали диалоги «Красная каббала» выпущенные издательством «Русское сло­во» в 1994 году.

К жанру разоблачительной литерату­ры можно отнести и книгу «Логика кош­мара» (М.,1993) современного историка, постоянного автора газеты «Русский вест­ник» А.М.Иванова. Она охватывает всю драму советской истории от первых жертв красного террора до убийства Сталина. Красной нитью через всю книгу проходит мысль о заговоре масонов и сионистов, вли­яние которых на развитие СССР, по мне­нию автора, имело весьма значительное воз­действие.

Еще одну независимую точку зрения на опыт коммунистического строительст­ва в СССР мы находим в трудах известно­го философа и писателя Александра Зи­новьева. В 70-е годы он вынужден был эмигрировать на Запад, где выпустил свои знаменитые книги «Зияющие высоты», «Светлое будущее». На­писанные в сатирическом ключе, они вы­звали одновременно с восторгом читате­лей шквал негодования советских властей. Последние исследования Зиновьева о Со­ветской России; «Коммунизм как ре­альность» (1980) и «Кризис коммуниз­ма» (1990) совсем иного рода. Во-первых, они рассматривают коммунистическую доктрину и действительность не с точки зрения критики, а с точки зрения понима­ния. Автор берет отдельные принципы социализма и смотрит, как они воплоща­лись в каждой из клеточек общественного организма, избегая односторонности. По­лучается подробная картина советской жизни, своеобразной, но не такой уж аб­сурдной, какой она ему виделась вначале. В послесловии «От коммунизма — к колониальной демократии», специаль­но написанном для русского издания 1994 года, Зиновьев, подводит общий итог ос­новных этапов развития России в XX, включая «катастройку», и приходит к па­радоксальному выводу, что «советский период истории был не провалом, а, на­оборот, самым значительным процессом».

Наконец, есть еще один автор, кото­рого нельзя не упомянуть в нашем обзоре. Это наш современник — писатель Эдуард Лимонов, урожденный Савенко, автор скандально-хулиганского романа «Это я — Эдичка» (и еще двух-трех десятков книг), глава Национал-Большевистской партии, издатель а вангардной газеты «Лимон­ка». Лимонов интересен тем, что ему, сыну советского офицера и простой русской жен­щины, прожившему полжизни в эмигра­ции, удалось, вернувшись в перестроечную Россию, создать оригинальный неокоммунистический стиль. В художественной форме он достаточно ярко выражен в автобиографической книге «У нас была ве­ликая эпоха» (см. также его послесловие «Воспоминания русского панка»). В поли­тике — это газета, названная в честь автора и его атакующей идеологии (вышло уже 47 номеров). Лимонов пытается пробудить ностальгию по советскому времени, под­крашивая старые социалистические мифы эстетикой неореализма, пост-аванграда, но­вых левых и новых правых.

Такова общая картина в современном книжном мире, который мы назвали «Боль­шевистская революция и СССР». Картина эта, конечно, неполная, недостаточно ре­льефная. Мы обошли вниманием такие об­ласти как Живопись, музыка, искусство кино, спорт, ибо нельзя объять необъят­ное. Но даже такая весьма предваритель­ная и пестрая картина дает гораздо более точное представление о том, что представ­ляло собой наше Отечество в советский период истории, чем те учебники и псев­доисследования, которые до сих пор про­даются и тиражируются миллионами эк­земпляров.

Читатель, просмотревший наш обзор, может спросить: «Так где же все-таки ис­кать правду? Кто ближе стоит к истине: Белые, Красные или стоящие над идеоло­гической схваткой советологи?» Это смот­ря к какой истине, — ответим мы. Если Вы ищете Царства Небесного, то Вам нечего сомневаться, ибо адекватная Церковная оценка советской власти была дана с пол­ной ясностью в анафеме Патриарха Тихо­на. Если Вы ищете обновления мира и зем­ной справедливости, то Вам следует вни­мательно перечитать документы эпохи, то что называется первоисточники. А если Вы беспристастны, и Ваше внутреннее «Я» молчит, как голос Будды, не замыкайтесь на специальных исследованиях, докумен­тах и воспоминаниях. Читайте саму исто­рию, как открытую книгу, и истина Вам откроется в полноте и многообразии.

 

 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100