Home №21 КРЫМСКАЯ ВОЙНА. «Позорное поражение»? Нет! Всего лишь относительный неуспех

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

КРЫМСКАЯ ВОЙНА. «Позорное поражение»? Нет! Всего лишь относительный неуспех PDF Печать E-mail
Автор: Иванов И.Г., Абакумов А.В.   
05.07.2010 21:29

 

Ещё сравнительно тёплый южнокрымский осенний день 13‑го (25‑го по новому стилю) октября в пространстве между Балаклавой и Чёрной речкой оказался не таким уж ясным, как это можно было бы предполагать тогдашним безоблачным утром. Повсеместно распространился пороховой дым в результате выстрелов, разрывов пушечных ядер и гранат, поле битвы заволокло также и гарью от вызванных ими пожарищ!

Шёл ожесточённый бой между русскими и англо-турецкими (и подходившими к последним на помощь – французскими) войсками. Бригада лёгкой английской гвардейской кавалерии во главе с генерал-майором Джеймсом Браденеллом, седьмым графом Кардиганом, понеся огромные потери, возвращалась после своей знаменитой и далеко не вполне удачной атаки на свои исходные позиции с 2‑я захваченными у русских артиллеристов орудиями. Однако и этими символическими трофеями британцам не удалось тогда удовлетвориться. Их атаковали с фланга Бугский, Одесский и Новоархангельский эскадроны Сводного малороссийского уланского полка, возглавляемого подполковником Василием Михайловичем Еропкиным. Пришлось таки «британскому льву» бросить свою жалкую «добычу», едва унеся ноги под прикрытие подошедшей французской пехоты. Украинские кавалеристы вынудили «кардигановцев» бросить свои «трофойные» пушки, кои незамедлиьельно были нашими уланами отвезены на русские позиции. И при этом немало английских «лёгких» конногвардейцев было взято в плен.

По оценке большинства современников, именно уланы Новороссии проявили наибольшую эффективность и воинское мастерство со стороны русских войск в Балаклавском бою, который явился одним из этапов 150‑летней давности малоуспешного для тогдашних «атлантистов» 2‑го (после 1812 г.) военно-стратегическокого похода главных сил Западной Европы против Исторической Руси (в греческой интерлитеризации – России).

Вернёмся, однако, на многие месяцы назад. К событиям предшествующим и этому, и всем прочим перипетиям означенной (Крымской) войны!

В сер. XIX в. Великобритания и Франция сумели в значительной степени вытеснить Россию из ближневосточных рынков и подчинить своему влиянию Блистательную Порту. Император Николай I предпринял попытку договориться с Соединённым Королевством о разделе сфер влияния на уже упомянутом Ближнем Востоке, но безуспешно. В попытке же противостоять всё более усиливающемуся (при благоприятствовании официального Стамбула) приоритету в турецких делах Лондона и Парижа перед Санкт-Петербургом, царь решил «нажать» на турок. Правящие круги «Коварного Альбиона» и только что воссозданной «Галло-Римской империи» всячески способствовали, в свою очередь, расширению и обострению данной дипломатической напряжённости. Как правящие круги, так и общественость Англии и Франции всячески рассчитывали ослабить Русского Медведя и даже забрать у него Крым, Кавказ, Царство Польское и др. территории.

Более того, у новоявленного императора французов Луи Буонапарте (Наполеона Третьего, он же Наполеон Малый) разыгралось непомерное чувство реванша за 1812 – 1814 годы. Поражение дяди (Наполеона Первого, иначе Наполеона Великого) не давало покоя амбициозному новоиспечённому монарху с карикатурной внешностью. Раскиданные вдоль Старой Смоленской дороги «благородные» галло-романские кости «вопили к полному отмщению». Император Луи был готов использовать любой (даже самый ничтожный !) повод к открытию военных действий против «жандарма Европы».

Предлог вскоре нашелся

Это был спор между Православным и Католическим высшим духовенством из-за Христианских Святынь в Палестине, находившейся во владении османов. В феврале 1853 г. Николай I отправляет в Константинополь светл. князя А. С. Меншикова, который потребовал от султана (титулуемого на Востоке «великим падишахам») особого покровительства Русского Императора для православных подданых оттоманского владыки. Вскоре британское правительство заключает с Наполеоном Третьим соглашение о совместном противодействии русским претензиям к Турции. В мае того же (1853‑го) года Стамбул отвергает требования Санкт‑Петербурга, следует разрыв дипломатических отношений, в Дарданеллы входит Британо-Французский флот.

21 июня (3 июля) войска Российской Империи вступают в Зап. Молдавию и Валахию, формально находящихся под сюзеренитетом султана. Поддерживаемый западными союзниками, «великий падишах» требует немедленного вывода русской армии князя М. Д. Горчакова из Дунайских княжеств. Следует многонедельный обмен протестами  и 27.09.(09.10.) 1853 г. начинается война.

На Дунайском театре военных действий против 82 тысяч штыков и сабель Горчакова турки выдвинули почти 150‑тысячный контингент Омер- паши, но атаки османов у Четати – 25.12.1853 г. (06.01.1854 г.), у Журжи – 22.01. (03.02.) 1854 г. и у Кэлэраша – 20.02. (04.03.) 1854 г. были отбиты. Да ещё русская артиллерия уничтожила Дунайскую флотилию османов.

В Закавказье туркам и курдам Абди‑паши (100 тыс. штыков, ружей, сабель и ятаганов) первоначально могли оказать сопротивление лишь немногочисленные (ок. 5 тыс. солдат) гарнизоны Ахалцыха, Ахалкалаха, Александрополя и Эривани, так как главные силы Кавказской Линии были заняты борьбой против адыгов и Имамата Шамиля. Русское Командование было вынужденно срочно перебросить из Крыма морем одну усиленную 16‑тысячную пехотную дивизию. Кроме того, было сформировано армяно-грузинское ополчение (ок. 10.000 чел.). Эти мероприятия позволили довести численность российских войск, противостоящих Оттоманской империи на Закавказском направлении, до 30 тыс. солдат и ополченцев. Руководство всеми этими силами было доверено армянскому князю ген. В. О. Бебутову.

Сорокатысячные главные (на данном фронте) силы турок пошли на Александрополь, а Ардаганский их отряд (18 тыс.) попытался через Боржомское ущелье прорваться к Тифлису, но был сперва отражён, а затем разбит 14 (26) ноября 1953 г. под  Ахалцыхом 7‑тысячным отрядом ген. кн. И. М. Андронникова. А 19.11. (01.12.) того же года основные войска князя Бебутова (11 тыс. штыков и сабель) рзгромили главные (на Закавказском направлении) османские силы при Башкадыкларе.

Русский Черноморский Флот блокировал турецкие корабли в их портах. 18(30).11. 1853 г. произошло Синопское сражение,  уничтожившее всю тогдашнюю турецкую военно-морскую мощь на просторах «Кара-Дениза» (Чёрного моря). Спасся бегством лишь пароход «Таир».

Все эти поражения османов ускорили вступление в войну на их стороне Великобритании и Франции. 23.12.1853 г. (04.01.1854 г.) большая англо-французская эскадра вошла непосредственно в Чёрное море. Девятого (двадцать первого) февраля 1854 года Россия объявила войну Французской империи и Соединённому Королеству. 11(23) марта русские войска, форсировав Дунай у Браилова, Галаца и Измаила, сосредоточились в Северной Добрудже.

10(22).04. 1854 г. эскадра союзников бомбардировала Одессу. Достоин упоминания подвиг прапорщика артиллерии Щёголева, который во главе добровольцев из местных рыбаков (и с небольшим подразделением местного гарнизона) на самодельных плотах огнём из лёгких орудий отразил атаку английского корабля (прилично его повредив) «Тайгер». В июне – июле того же года союзники (гл. о. французы) высадились в Варне, а превосходящие силы их объединённого флота (34 линкора, 55 фрегатов – большинство судов паровые) блокировали наш (14 парусных линкоров, 6 таковых же фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) Черноморский флот в Севастопольских бухтах.

На Дунае русские войска осадили крепость Силистрию, но 9(21).06  фельдмаршал И. Ф. Паскевич-Эриванский отдал приказ об отходе за Дунай. Престарелый «Светлейший Князь Варшавский» вдруг возомнил из себя «нового Кутузова» и стал «заманивать» турецкие и француские войска в «глубину новороссийских скифских степей». Противник не поддался на сей «грандиозный» маневр, но совсем не потому, что разгадал «гениальные планы» николаевского фельдмаршала. В начале июля 3 французские дивизии всё‑таки вышли из Варны для того, чтобы совместно с турками окружить те из русских войск, которые ещё не завершили паскевичевскую передислокацию. Однако здесь у галло-романского воинства вышла определённая неувязочка. Массовое заболевание холерой заставило этот экспедиционный корпус повернуть обратно к Варне. Вернее, в холерные бараки варненских французских полевых госпиталей !

Чистоплотность «остроумных галлов» вплоть до Новейших Времён была, как известно, отнюдь не на высоте. Что и сыграло «злую шутку» (да ещё в условиях специфичности западнобалканских субтропиков) с означенными тремя дивизиями.

Паскевич понял нецелесообразность своего «стратегическо плана» и в конце июля повернул было движение своих войск обратно «на Балканы», но тут вмешалась «третья сила». Австрийцы потребовали от России (под угрозой начала военных действий) очистить Валашское и Западно-Молдавское княжества, что и было фельдмаршалом (с санкции С.‑Петербурга) выполнено. К сентябрю месяцу вся Дунайская армия отошла за Прут. Зап. Молдова и большая часть Валахии в августе-сентябре 1854 г. оккупировали негативно-нейтральные (по отношению к России) австрияки.

Тем же летом на Балтике английская и французская эскадры вице-адмиралов Ч. Нейпира и А.‑Ф. Парсиваля-Дешена в составе 11 винтовых и 15 парусных линкоров, а также 32 пароходо-фрегатов, заблокировала Русский Балтийский флот (26 парусных линкоров, 9 пароходо- и 9 парусных фрегатов) в Крондштадте и Свеаборге. Союзники не решились атаковать эти военно-морские базы из-за русских минных постановок, впервые применённых в боевых условиях. Тогда союзники начали блокаду побережья и подвергли бомбардировке ряд населённых пунктов в Финляндии. 26 июля (7 августа) 1854 г. 11‑тысячный англо-французский десант высадился на Аландских островах и осадил Бомарзунд, который после разрушения артиллерийским огнём крепостных укреплений – сдался. Попытки же союзников десантироваться в Экенесе, Ганге, Гамлакарлябю и Або оказались неудачными. Осенью 1854 г. обе эскадры покинули Балтийское море.

Ещё менее успешными были действия союзников на Беломорском театре военных действий. Их эскадра бомбардировала Соловки, где получили отпор от монахов, и Колу. Попытка же нападения на Архангельск полностью провалилась.

На Дальнем Востоке оборону Петропавловско-Камчатского держали его гарнизон (ген.-майор В. С. Завойко), фрегат «Аврора» c приданным ему военным транспортом «Двина» (под общим началом капитан-лейтенанта И. Н. Изыльметьева), 47‑й флотский экипаж и местные ополченцы. Всю эту сводную полковую группу (930 чел. и 6 батарей береговой обороны – 39 орудий плюс 29 корабельных пушек) возглавил Завойко. 18 – 24. 08 (30.08 – 05.09) 1854 года защитники Петропавловска отразили нападение британо-французской эскадры (3 фрегата, 1 корвет, 1 бриг и 1 пароход – 214 орудий) под командованием контр-адмиралов Прайса и Феврие де Пуанте. Высаженный (после подавления огнём корабельной артиллерии союзников 2‑х русских батарей) ими южнее города десант (500 – 600 морских пехотинцев) был отброшен контратакой русского отряда (231 чел.). 24 августа англо-французы снова подавили 2 батареи под Петропавловском и высадили новый десант (970 морпехов и моряков) западнее столицы полуострова. Группа защитников города (360 чел.) сначала задержала противника на Никольской горе, а затем его остановила и сбросила в море. В ходе этих боёв потери союзников составили до 450 чел., русских же – чуть более 100 бойцов. 27.08 (08.09) 1854 г. британские и французские корабли покинули район Петропавловска.

В Закавказье, в связи с французскими подкреплениями на Балканах, Закавказская армия турок (под началом Мустафы Зариф-паши) была усилена до 120 тыс. аскеров и в мае 1854 г. перешли в наступление против 40‑тысячного русского корпуса ген. кн. В. О. Бебутова. 04(16) июня 34.000 наступавших из Батума османов были разгромлены в бою на р. Чорох 13‑тысячным отрядом кн. Андронникова. 17(29).07 русская усиленная бригада (3.5 тыс. штыков и сабель) во встречном бою на Чингильском перевале разбили 20‑тысячный турецкий Баязетский отряд и 19(31) июля заняла собственно Баязет. Главные силы кн. Бебутова были задержаны вторжением в Вост. Грузию абреков Шамиля, и смогли перейти в наступление лишь в июле. Одновременно на Александрополь двинулись главные силы османов (60 тыс. аскеров). 24.07 (05.08) 1854 г. турецкая Закавказская армия была разгромлена и перестала существовать как активный военно-стратегический элемент.

Крымский театр!

02(14).09. 1854 г. союзный флот начал высадку у Евпатории 62‑тысячного франко-британского контингента сухопутных сил. Крымская армейская группировка наших войск (возглавляемая генерал-адьютантом светл. кн. А. С. Меншиковым) насчитывала всего 33.6 тыс. штыков и сабель. Она оказала упорное сопротивление явно превосходящим силам противника в сражении на р. Альма, но вынуждена была отступить сначала к Севастополю, а затем и к Бахчисараю.

На поле Альминской битвы началась военная карьера Н. Г. Столетова, в будущем активного участника завоевания Средней Азии, затем Командующего Болгарским Народным Ополчением в Русско-Турецкой войне 1877 — 1878 гг., а впоследствии генерала-от-инфантерии, курировавшего в Российском Генеральном Штабе проблемы (в коих к тому времени Николай Григорьевич станет большим специалистом) Востока, кавалера ордена Св. Георгия.  Столетов в 1854 г. добровольцем поступил (в связи с анго-французским вмешательством в войну на стороне Турции против России) на военную службу сразу же после окончания Московского Университета. На Альме Николай Григорьевич (по воспоминаниям современников) встречался с артиллерийским подпоручиком Л. Н. Толстым (боевой путь которого начался несколько ранее, на Кавказе, а затем продолжился на бастионах Севастопольской Обороны), будущим гением русской и мировой литературы.

Командование союзников (в лице французского маршала А. Сент‑Арно и британского генерала Ф.‑Дж. Раглана) не решилось атаковать Северную сторону Севастополя. Оно предприняло обходной маневр и, разминувшись с войсками Меншикова на марше, подошли к городу с юга. Гарнизон Севастополя насчитывал ок. 18 тыс. чел. военнослужащих cухопутных сил и моряков. Возглавили оборону:  талантливый военачальник вице-адмирал, генерал-адъютант Владимир Алексеевич Корнилов и вице-адмирал, Командующий Черноморским Флотом России Павел Степанович Нахимов. Во время маневрирования противостоящих друг другу полевых армий (сил Сент-Арно – Раглана, с одной стороны и Меншикова, с другой) гарнизоном и населением Севастополя были развёрнуты новые укрепления. К сооружению оборонных объектов были привлечены даже арестанты, по отношению к которым В. А. Корнилов отдал приказ :  «Кандалы прочь !». Он и выступил с зажигательной речью перед гарнизоном, моряками и горожанами.

Так началась 349‑дневная защита основной базы Черноморского Флота России от войск неприятельской коалиции.

Главнокомандующий в Крыму А. С. Меншиков, к которому подошли подкрепления, атаковал 13(25) октября позиции турок и англичан с тыла (под Балаклавой). «Светлейший» предполагал если не разгромить противника, то хотя бы сорвать намечавшийся им штурм города и порта. Обозначившийся, как нами было показано в самом начале этой статьи, в Балаклавском бою успех не был развит, но свою «программу-минимум» (на счёт окончательного срыва «первого» штурма Севастополя) Меншиков таки выполнил.

Первая бомбардировка Черноморской Твердыни, начатая 05(17).10. 1854 г. (тогда же всё-таки был объявлен и штурм !), не достигла цели. По приказу Меншикова тремя неделями ранее было затоплено (чего не обнаружила разведка союзников !) несколько старых кораблей у входа в Севастопольскую бухту, что затруднило участие в штурме города-порта англо-французского флота. Это вынудило Ф. Дж. Раглана и ген. Ф. Канробера, который заменил умершего А. Сент-Арно, отложить начавшийся было штурм на несколько дней. Балаклавская же неудача британцев и турок продлила данную «отсрочку» на неопределённое время.

Окрылённый трудностями союзников под Севастополем, Балаклавой и (в результате бури !) на Чёрном море, светлейший князь 24 октября (5 ноября) значительными силами перешёл в наступление против англичан у Инкермана. Британцам с помощью французов удалось нанести Обсервационной армии (русским крымским войскам вне Севастополя) поражение.

Тогда же при посредничестве Австрии в Вене велись переговоры между воюющими сторонами. Второго (четырнадцатого) декабря 1854 года Габсбургская монархия объявила о своём союзе (хотя и без непосредственного вступления в войну !) с Великобританией и Францией. 16 дней спустя открылась конференция послов Соединённого Королевства, Российской, Французской и Австрийской империй, но никакого результата достигнуто не было и переговоры прервались в апреле 1855 г. В «процессе» же означенных переговоров антирусская военная коалиция пополнилась ещё одним участником – Сардино-Пьемонтским королевством, объявившим России войну 14(26).01. 1855 г. В Крым был направлено 15 тыс. итальянцев.

Переговоры переговорами, а военные действия шли своим чередом. В Евпатории сосредоточилось 35.000 аскеров Омер-паши. 5 (17) февраля 1855 г. 19‑тысячный отряд ген. С. А. Хрулёва попытался овладеть этим оккупированным городом, но данный штурм был турками отбит. А. С. Меншиков был отставлен от должности и заменён ген. кн. М. Д. Горчаковым. 23 марта началась 2‑я бомбардировка Севастополя союзниками, выявившая их подавляющее превосходство в количестве боеприпасов. Но героическое сопротивление гарнизона и жителей города (даже детей, собиравших и подносивших ядра, доставлявших еду на передовые позиции), снова вынудило противника отложить штурм. Генерала Франсуа Канробера сменил энергичный Жан‑Жак Пелисье, сторонник решительного штурма. 12(24) мая 16‑тысячный французский корпус высадился в Керчи, корабли союзников опустошили азовское побережье. Однако их десанты под Арабатом, Геническом и Таганрогом были отражены. В мае – 3‑я бомбардировка Севастополя, противник вытеснил защитников города из восточных передовых укреплений.

6(18) июля 1955 г., после 4‑й бомбардировки Севастополя, союзные войска предприняли штурм бастионов Корабельной Стороны города. Однако и этот натиск противника был отбит. 4(16) августа произошло неудачное для нашей армии сражение на Чёрной речке. Тогда же Пелисье и бриг. генерал Симпсон (сменивший умершего Раглана) произвели 5‑ю бомбардировку Севастополя, а 27 августа (8 сентября), после 6‑й бомбардировки, предприняли общий штурм города.

С падением же Малахова кургана, русские войска вечером того же дня оставили южную часть Севастополя и перешли на его Северную Сторону. Оставшиеся корабли были затоплены.

На Балтике в 1855 году британо-французский флот под командованием адмиралов Р. Дандаса и Ш. Пено ограничился блокадой побережья и бомбардировкой Свеаборга и др. городов. На Тихоокеанском театре военных действий, ввиду угрозы нападения на Камчатку ещё более мощной (по сравнению с предыдущим годом) союзной эскадры, Петропавловск по приказу Иркутского ген.-губернатора Н. Н. Муравьёва-Амурского был в апреле эвакуирован. «Потоптавшись» же перед опустевшим городом, англо-французские корабли двинулись на юг, попытались было высадить десант у бухты Де‑Кастри, но потерпели неудачу. На Дунайском театре активных военных действий в 1855 – 1856 гг. не велось. Русскими – с оглядкой на постоянную угрозу вмешательства в военные действия оккупировавших Валахию и Зап. Молдову австрийских корпусов, а турками – из-за слабости своих, расположенных в данном регионе, войск. Да и «оставленный» австрияками узкий «зазор» в дельте Дуная для контакта российских и османских сухопутных сил не оставлял возможностей для широких маневренных операций.

На Чёрном море союзники, сразу же после занятия ими южной части Севастополя, высадили десант в Новороссийске, а также захватили Кинбурнскую косу.

В Закавказье корпус ген. Н. Н. Муравьёва (ок. 40 тыс. чел.) весной 1855 г. оттеснил Баязетский и Ардаганский отряды турок к Эрзеруму и блокировал 33‑тысячный гарнизон крепости Карс. Чтобы помочь османам, англо-франкоцузский флот высадил в Сухуме 45‑тысячный корпус Омер-паши, но это самое на то время лучшее турецкое войско встретило упорное сопротивление 23 – 25 октября (4 – 6 ноября) на р. Ингури русского отряда под командованием грузинского князя ген. И. К. Багратиона-Муханского, насчитывавшего (за вычетом полков, отправленных князем на Батумское направление) 9 тыс. бойцов. Противник был остановлен на р. Цхенисцкали. В тылу корпуса Омер-паши развернулось сопротивление грузин и абхазов. 16 (28) ноября 1855 г. турецкий гарнизон Карса капитулировал. Генерал Николай Николаевич Муравьёв был награждён новым императором Александром II  Орденом св. Георгия 2‑й степени и пожалован почётной приставкой к своей фамилии «Карский». Омер-паша отступил назад к Сухуму, откуда в феврале 1856 г. его корпус был эвакуирован в Трапезунд.

В кон. 1855 г. возобновились переговоры в Вене, которые затем продолжились в Париже, где и был 18(30) марта 1856 г. подписан мирный договор. Севастополь обменивался на Карс, Россия утрачивала свои позиции в Валахии, Зап. Молдавии и Сербии, теряла свой берег Дельты Дуная, лишалась права держать военный флот на Чёрном море, обязывалась не восстанавливать укрепления на Аландских оcтровах.

Причин такого неудачного окончания войны было много!

Здесь и устаревшее вооружение (Русская Армия была обеспечена, в основном, гладкоствольными ружьями против винтовок у союзников), что в значительной степени снижало дальность стрельбы. Да и скорострельность у штуцеров (пускай и однозарядных) была всё-таки выше, чем у ружей. Важным военно-морским преимуществом Великобритании и Франции перед Россией явилось незначительное число в военно-морском Флоте последней к началу Крымской войны паровых судов. У англичан же и французов «чистых» парусников среди боевых кораблей оставалось, к тому времени, значительно меньше половины. Не было ещё в Российской Империи (кроме всем известной «ровной трассы» Петербург – Москва и строящейся линии Петербург – Варшава) железных дорог, что затрудняло подвоз всего необходимого для ведения военных действий. Да и рекрутская система комплектования войск в реалиях 3‑й четв. ХІХ столетия себя уже изжила. В т. ч. и в России.

Главня же тогдашняя язва нашей страны – крепостнический социальный строй, с каждым годом (во 2‑й четверти и в середине «Века Научно-технического Прогресса») замедлявший темпы роста Русского Народного (Национального) Хозяйства, увеличивая его (обозначившееся вскоре после окончания наполеоновских войн) отставание от экономик Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландов, Дании, северных штатов США, Пруссии и ряда др. германских государств, чешской и австрийской «составляющих» империи Габсбургов. Застойный характер тогдашнего частного феодального земвлевладения (производивший большую часть товарного зерна), основанного на принудительном (не только барщинном, но в значительной степени также и оброчном) труде помещичьих крестьян тормозил хозяйственное развитие России. В одних отраслях нашей тогдашней экономики имел место незначительный рост, а в других – абсолютный застой.

Так, например, ежегодный сбор хлебов (главная из «подотраслей» нашего тогдашнего Народного Хозяйства !) в империи увеличился со 155 млн. четвертей в 1806 г. до 216 млн. в 1861 г., однако в рассчёте на душу населения за 60 лет он не возрос [ Сахаров А. М.   Экономическое развитие России в 1‑й половине 19 в. //  Большая Советская Энциклопедия. 2 изд. Т. 50. – М., 1957 г.].  Площадь же посевных площадей  увеличилась (гл. о. за счёт степной полосы) примерно в это же время (1802 – 1861 гг.) с 38 млн. дес. и до 58 млн. Т. е., урожайность зерновых культур даже несколько снизилась. Среднегодовой же рост Валового Внутреннего Продукта России за 1815 – 1857 гг. не превышал 1.5 – 2%. Что было гораздо ниже тогдашних темпов развития британской и французской экономик!

Крепостное состояние многих из тогдашних представителей нашей Русской Цивилизации тем более отвратительно, что иноплеменники (турок Яхья Кутайсов, негро-абиссиноидид Ибрагим Ганнибал, еврей Карл Нессельроде, грузинский азнаури Давид Гурамишвили и пр., и пр.) владели «по закону» русскими полурабами, коих могли (особенно в период «крутого» крепостничества 1712 – 1797 гг.) продавать, менять на породистых собак, закладывать в ломбард, проигрывать в карты. Что уже говорить о многочисленных потомках «выходцев из Золотой Орды»!

Конечно, крепостничество при Императоре Николае I было уже несколько иным, более регламентированным в духе позднего феодализма. В отличие от 2‑й половины перода правления Петра I, а тем более – от эпохи царствования «матушек-импаратриц»! Но и в умеренной своей форме, крепостная зависимость оставалось вопиющим фактором тогдашней Русской Жизни. Оскорблявшим самую душу нашего народа.

Никому нельзя было продавать или проигрывать в карты ни одного еврея, населявшего Российскую Империю. Он был лично свободен. А русского крестьянина (как и др. представителей коренных народов Нашей Страны), выходит, было можно. Пускай даже (как Чичикову при Николае І!) «только лишь на выезд-переселение»! Этой мерзости был положен конец через пять с половиной лет после падения южной части Севастополя.

Теперь о людских потерях противоборствующих сторон в Крымской войне!

Русские военачальники Корнилов, Нахимов, Истомин погибли на бастионах Севастополя. Лорд Раглан и маршал Франции Сент-Арно умерли в постели, хотя и на «театре военных действий». Но вовсе не от смертельных ранений ! Потери французского воинского котингента были в значительной степени от кишечных инфекций.

Отомстивший (хотя всего лишь частично!) за своего великого дядю Луи Наполеон Буонопарте III  будет впоследствии разбит Германией и навсегда лишится трона. Тогда же (в 1870 г.) Парижский Трактат будет денонсирован Российской Империей.

Русская Армия потеряла 522.000 человек.

Турки – до 400.000.

Французы – 95.000.

Англичане – 22.000.

Сколько было убито, ранено, заболело и попало в плен сардино-пьемонтцев остались неизвестным, но ориентировочно – пор. 2 — 4 тыс. чел.

Так что потери сторон в Крымской (именуемой в западной историографии Восточной) войне оказались «тютелька в тютельку». Так где же многотысячекратно за прошедшие 150 лет озвучиваемое западными и дем.-отечественными публицистами «позорное поражение Царской России» ? Тем паче, что заключительным аккордом оного «позора» оказалось взятие (!!!) русскими крупной крепости Карс.

Имел место всего лишь общий (на фоне всего спектра вооружённого противоборства всех задействованных в нём сил) относительный неуспех Русского оружия после напряжённой и упорной борьбы с коалицией противников.

Мы чтим память Русских Воинов, совершивших великие подвиги в этой войне. Их слава – Слава Русского Народа !

Об этом надо помнить.

 

Обновлено 26.03.2011 01:57
 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100