Home №22 БЕЛАЯ АРМИЯ В КОМИ КРАЕ

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

БЕЛАЯ АРМИЯ В КОМИ КРАЕ PDF Печать E-mail
Автор: М. В. Таскаев   
09.05.2014 20:53

(Окончание. Начало в №21)

«Зелеными» в годы гражданской войны называли: а) армейских дезертиров (укрывавшихся в лесах, отсюда и название); б) сторонников вооруженного нейтралитета, в конечном итоге заканчивавшегося военным конфликтом с одной из главных враждующих сторон гражданской войны. Летом 1919 г. зеленые в Коми крае появились не только на Удоре. По донесению полковника В.Ахаткина, «настоящая «Зеленая Армия» имелась в вычегодских и сысольских лесах. 24 августа 1919 г. Ахаткин определял ее численность до трех тысяч человек [59]. Большинство зеленых в Коми крае являлись дезертирами Красной Армии, и скрывались в лесах вокруг своих родных населенных пунктов в основном по двум причинам:

а) вследствие временного поражения красных на значительной территории Коми края летом и осенью 1919 г. (красные были вынуждены оставить бассейн р.Печора, Удорский и верхневычегодский районы);

б) сельскохозяйственных посевно-уборочных кампаний. В целях пресечения дезертирства и ужесточения дисциплины командование красных пошло на кардинальные меры в дер. Буткан Яренского уезда, например, в мае 1919 г. была расстреляна группа зеленых - дезертиров из Вашко-Мезенского советского полка [60]. В.Ахаткин сильно завышал численность зеленых, на самом деле их было не более нескольких сотен. В мае 1919 г. Усть-Сысольская ЧК и отряд коммунистов провели облаву на зеленых в лесах под Усть-Сысольском, были пойманы 49 чел., отправленных под трибунал в Котлас [61].

После мобилизаций среди местного населения численность первого Северного Мезенского полка белых в январе 1920 г. составляла 2766 чел., учитывая тыловое интендантство. Подразделения полка размещались следующим образом. 8 Пинежскому стрелковому полку были приданы 2 и 4 рота мезенцев, два взвода пулеметной команды, взвод связи 311 солдат и 20 пулеметов. В Важгорте размещалась учебная команда, 3 рота, артбатарея, команда разведчиков 283 чел., три орудия, 13 пулеметов. В Нюхченско-Выйском районе оперировали 1, 5, 6и 9 роты мезенцев, четыре взвода пулеметной команды, взвод связи, разведкоманда и артбатарея всего 806 чел., четыре орудия, 41 пулемет. В Пыссе и Кослане были раскварти рованы 7 и 8 роты, пулкоманда 445 солдат, 24 пулемета. В Кослане имелась, кроме того, резервная рота в 173 штыка. В Койнасе располагалась школа телефонистов полка38 солдат. В Усть-Вашке находились нестроевая рота, взвод связи, штаб, околоток, музкоманда, комендатура 278 солдат. В Венденге рота солдат в 255 штыков, кроме того между Венденгой и Лоптюгой были еще 177 солдат при трех пулеметах [62]. В феврале 1920 г. из общего состава полка на Удоре, т.е. непосредственно в Коми крае оперировали 1707 чел. [63].

Основная масса удорского населения весной и осенью 1919 г., несмотря на попытку образования «зеленого «правительства»», в большей степени поддерживала белых (за исключением отдельных волостей, например, Ертомской). В апреле 1919 г. политкомиссар Вашко-Мезенского полка А.Багин так писал в своем донесении большевистскому руководству Яренского уезда: «Необходимо отметить враждебное отношение населения Удоры к Красной Армии и ее действиям. Были случаи шпионажа и передачи сведений противнику. В Чупрово крестьяне сигнализировали фонарем белым об обходе их красными. Были случаи укрывательства белогвардейских шпионов в деревнях...» [64]. Пытаясь объяснить в 1920-х гг. такое отношение крестьянства к Красной Армии, военный комиссар Яренского уезда И.В.Епов в своей статье «Как зарождался белогвардейский фронт на Удоре» писал: «Местное население почти целиком настроено против нас. У многих в рядах белых то сын, то отец, то какой-либо родственник. Население было явно на стороне белых» [65].

Летом 1919 г. положение на Северном фронте резко изменилось. Союзники под давлением общественного мнения своих стран были вынуждены отозвать свои войска с Севера России. Никакие отговорки не могли более задерживать союзные войска на территории России: 1-ая Мировая война закончилась и германская опасность полностью сошла на нет; зима прошла и «суровые зимние условия» более не мешали морской навигации, а следовательно, и эвакуации. Поражение армий А.В.Колчака на Восточном фронте ускорило уход союзных частей с Севера России, понявших всю тщетность усилий разгромить большевиков военным путем. В целях прикрытия эвакуации и создания зоны безопасности перед Архангельском в августе 1919 г. началось наступление союзников и белогвардейцев. Несколько полков Красной Армии были разгромлены на Северной Двине, в том числе Ижмо-Печорс кий и Вашко-Мезенский, состоявшие в основном из коми (зырян). В сентябре 1919 г. начался уход союзников из Архангельска. Главнокомандующий союзными войсками на Севере России У.Э.Айронсайд предложил Северной Добровольческой армии эвакуироваться вместе с союзниками, но Е.К.Миллер ответил отказом, «...постановив защищать Северную область... до последней капли крови». Рядовая масса белогвардейцев восприняла решение Миллера как «бонапартизм тыловых генералов, которые на крови фронта хотят построить свою славу» [66]. Осенью 1919 г. Северная Добровольческая армия белых предприняла наступательные операции на ряде участков Северного фронта, в том числе в Коми крае. Основные боевые действия в Коми крае в октябре-ноябре 1919г. связаны с Особым Вычегодским добровольческим отрядом капитана (впоследствии подполков ника) Н.П.Орлова, который был сформирован в Архангельске из пленных красноармейцев Ижмо-Печорского и Вашко-Мезенского полков. Первоначальная численность отряда не превышала 260-280 чел., из них 50 унтер-офицеров и офицеров [67]. Перед Орловым была поставлена задача: выйти в глубокий тыл противника на Вычегде через Удору и, расстроив советские коммуникации, взять Яренск, Котлас и в районе Усть-Сысольска соединиться с частями 10-го Северного Печорского полка. С целью восстановления земских институтов власти на десоветизированной территории в отряде находился с несколькими чиновниками бывший председатель Усть-Сысольской Земской управы кадетствующий правый эсер С.О.Латкин, назначенный уполномоченным ВПСО с правами начальника Вологодской губернии.

Одновременно с Н.П.Орловым на верхневычегодском направлении развернула боевые наступательные действия нижнепечорская группировка 10-го Северного Печорского полка. В середине ноября 1919 г. три роты белых под командованием поручика И.Вяткина и подпоручика А.Г.Иванова со стороны Троицко-Печорска и Усть-Ухты начали продвижение на верхнюю Вычегду. 13 ноября сводный отряд Вяткина в 300 штыков при 11 пулеметах и двух орудиях взял Вольдино, где размещалась основная верхневычегодская база красных. Население ряда верхне-вычегодских волостей встречало белых торжественно. В некоторых волостях встречу организовывали, как это ни парадоксально звучит, местные коммунисты. Так, «Егор Мамонтов, член РКП(б) с ноября 1918 г., являясь председателем Усть-Немского ВИК (волисполкома М.Т.), при нашествии белых со стороны Печоры указания УИК (уездисполкома М.Т.) и Ревкома не выполнил, скрыл их и эвакуацию не организовал. 14 ноября в 7 утра собрал собрание граждан Усть-Немской волости и организовал встречу белогвардейцев, послал навстречу делегацию в составе 4 человек до Пожега 70 верст. Говорил против Советской власти, передал белым 57 пудов хлеба, заготовленного для рабочих по постройке зимовок по волоку на Ксенофонтово. Передал белым 14 винтовок, полученных от местной организации РКП. Избил нескольких рабочих, требовавших хлеб» [68]. В 1925 г. коммунист П.Н.Игнатов так писал о пребывании белых в Усть-Неме и, в частности, о действиях начальника усть-немского гарнизона подпоручика В.П.Щекина: «Никаких репрессивных мер к коммунистам или сочувствующим советской власти и вообще к населению не применялось... При Щекине мы, коммунисты, чувствовали себя хорошо и ходили спокойно и свободно» [69].В Усть-Куломе, узнав о скором подходе белых, устроили общеволостное собрание граждан, на котором присутствовала в том числе и волостная ячейка РКП(б) в полном составе (118 чел.). Собрание решило встречать белых торжественно, выслать навстречу им делегацию с хлебом-солью во главе с коммунистом Уляшевым. Из 118 усть-куломских большевиков только четверо выступили против такой затеи и поспешили скрыться в лесах, остальные коммунисты надеялись на милостивое обращение и предпочли остаться в селе. В течение трех дней в Усть-Куломе звонили в колокола, пока наконец в село не вступил отряд подпоручика А.Г.Иванова [70]. Большая часть усть-куломских большевиков добровольно перешла на службу к белым, среди них были служащие местного почтово-телеграфного отделения вместе со своим начальником В.Н.Бобровым. Телеграфисты помогли белым восстановить телефонно-телеграфную связь по всей верхней Вычегде, и Бобров за усердие был представлен к Георгиевской медали 4 ст. Возмущенные беспринципным поведением большевиков, усть-куломцы написали на них донос белому командованию, отмечая, что «слепые коммунисты, т.е. второстепенные расстреляны, шайка же [главных] коммунистов, среди которых находится... Бобров и его жена и остальные служащие телеграфа [продолжают работать при белых ]» [71].

Продвижение белых по верхневычегодским волостям было беспрепятственным. Массовые репрессии в отношении коммунистов и активистов советской власти развернулись в Керчомье, когда туда вступил небольшой отряд белых в количестве 11 чел. Керчомцы арестовали 32 коммуниста и активиста советской власти (по другим сведениям, около 50 чел.), 14 арестованных впоследствии были освобождены, остальные же подверглись расстрелам, унижениям и истязаниям. По данным С.В.Вайровской, были арестованы 39 коммунистов, из них 16 чел. расстреляли [72]. Согласно сведениям краеведа А.А.Цембера, были расстреляны 9 чел. [73]. Е.Г.Королева и А.А.Попов писали в своей монографии о белом терроре в селе: «В Керчомье кулаки поймали 17 партийных и советских работников, до потери сознания бичевали нагайками, обливали холодной водой при 25-градусном морозе, истерзанных до полусмерти заставляли плясать под гармошку на глазах жен и детей истязаемых» [74]. Часть керчомских коммунистов и активистов советской власти перешла на службу к белым. В селе был организован партизанский белый отряд под командованием В.Ф.Гичева, производивший глубокие разведки в сторону Гайн и Чердыни.

В последних числах ноября 1919 г. отряд подпоручика А.Г.Иванова (по разным данным от 80 до 200 штыков) дошел до Усть-Сысольс ка, завершив тем самым верхневычегодское наступление 10-го Печорского полка. Сообщая читателям об успехах войск в Коми крае, архангельская газета «Русский Север» в номере от 28 ноября 1919 г. писала: «Нашими частями, перешедшими в наступление, с боем заняты Помоздино, Воздино, Скородумское, Вильгорт, Усть-Кулом, Усть-Нем и гор.Усть-Сысольск, где вошли в связь с партизанами капитана Орлова. Население всюду встречает наши войска колокольным звоном и хлебом-солью, видит в лице нас спасителей от гнета и варварства большевиков, красноармейцы переходят к нам и изъявляют готовность служить в наших войсках».

30 ноября группировка штабс-капитана В.Шульгина заняла крупное с.Искор в 34 верстах от Чердыни (по данным Е.Г.Королевой и А.А.Попова, белые развивали наступление в Чердынском уезде двумя направлениями: четыре роты на Искор и четыре роты на Купчик по УстьУсольскому тракту) [75]. Решающее сражение между красными и «печорскими бородачами» (так называли в Чердыни коми белогвардейцев) произошло 30 ноября 1919 г. под Искором, в ходе которого белые были разбиты и отошли на Север. Председатель Пермской губчека П.И.Малков в своем донесении Ф.Э.Дзержинскому 2 декабря 1919 г. писал о результатах боев в Чердынском уезде: «Противник вел наступление в несколько раз превосходящими силами под прикрытием бомбометов, минометов, артиллерии, при большом количестве пулеметов. Белогвардейцы широким фронтом подходили на 30 верст к Чердыни. 30 ноября под Искором наши части одержали блестящую победу: противник потерял 200 убитыми, в том числе 15 офицеров, несколько пленных с офицером, один пулемет, несколько винтовок. Наши потери: 20 убитых, 25 раненых» [76]. На самом деле потери 10-го Печорского полка составили 34 чел. убитыми и 12 ранеными, вместо 15 офицеров погибли в бою двое начальник 1 пулеметной команды подпоручик В.П.Алашев и комроты прапорщик С.И.Иванов [77].

Большая группа офицеров и солдат 10-го Печорского полка была представлена к наградам «в воздаяние доблестного поведения в боях» на верхневычегодском и чердынском направлениях. Так, Георгиевским крестом 3 ст. был награжден старший унтер-офицер М. Пыстин, который «будучи опасно ранен, остался в строю и принял участие в бою». Старший унтер-офицер Л.Чуркин, младший унтер-офицер П.Рочев и ефрейтор М.Филиппов были награждены Георгиевским крестом 4 ст. «за то, что в бою 30 ноября 1919 г. при д.Искор под действительным и сильным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем противника, за убылью офицеров, приняв командование на себя, восстановили порядок в части». Георгиевской медалью 4 ст. был награжден санитар А.Терентьев, «выказавший выдающееся самоотвержение и мужество, оказывая помощь раненым». Командующий Печорским районом полковник В.Ахаткин получил орден Св.Равноапостольного и Великого Князя Владимира 4 ст. с мечами и бантом. Таким же орденом были награждены подпоручик (с 2 января 1920 г. поручик) А.Г.Иванов и поручик И.Вяткин. Орденом Св.Станислава 3 ст. с мечами и бантом был награжден подпоручик В.М.Цикин, воевавший на верхневычегодском направлении. Штабс-капитан В.Шульгин был произведен в капитаны [78].

В конце октября 1919 г. Особый Вычегодский добровольческий отряд капитана Н.П.Орлова вышел на нижнюю Вычегду. 29 октября фактически без боя были заняты Айкино и Шежам. Население встретило белых колокольным звоном. Советская власть была упразднена, и в Айкино и Шежаме состоялись выборы в восстановленные земские учреждения. С появлением белых на Вычегде Яренский и Усть-Сысольский уезды были объявлены на осадном положении. Большевистское руководство уездов сосредоточило на нижней Вычегде, между Яренском и Усть-Вымью, около 1000 чел. и рассчитывало ударом с двух сторон разбить уступавший по численности белогвардейский отряд. Однако красноармейцы не испытывали желания сражаться за большевиков. Часть наступавших со стороны Яренска красноармейцев разбежалась по дороге, другие сложили оружие при стычке с противником у Гама (3 ноября), а остатки отряда отступили назад в Яренск. Белые захватили Гам, затем Межог, а 6 ноября г. Яренск, где была восстановлена власть уездной земской управы. Красные отступили вниз по Вычегде. Из Яренска Н.П.Орлов двинулся вверх по Вычегде, где повторилась та же история. 12 ноября в Тыдоре красноармейцы отказались выходить из казарм для обороны села от белых; часть их сдалась, остальные разбежались. 13 ноября сдались красные в Усть-Выми; почти все они вступили в ряды белых, а один из их командиров, военспец А.О.Прокушев, был восстановлен в чине штабс-капитана царской армии и возглавил наступление белогвардейцев на Сысоле. 15 ноября 1919 г. отряд фельдфебеля С.Е.Завьялова занял Усть-Сысольск, где была восстановлена уездная земская управа, и усиленный местными добровольцами, продолжил движение на юг (командование над отрядом принял А.О.Прокушев). 17 ноября он занял Ыб, Межадор, 19 ноября Визингу. Все это время красные в панике отступали. Некоторые из них сумели закрепиться в Чукаибе, иных удалось остановить лишь в Прилузье, а отдельные комиссары и ответственные совработники убежали до Вятки. В связи с этим большевистское руководство в Усть-Сысольском уезде 19 ноября 1919г. издало приказ, где, в частности, говорилось:»... Многие трусливые презренные людишки, не отдавая отчета в своих действиях, всем жалким существом своим, безумным бегством помогают белогвардейской сволочи... Задерживать провокаторов, шептунов и предателей,... сеющих панику, арестовывать и направлять в ревком для предания суду трибунала. Сопротивляющихся расстреливать на месте» [79]. В это же время белые, двигаясь со стороны Троицко-Печорска, захватили всю верхнюю Вычегду. Практически вся территория Коми края в ноябре 1919 г. находилась в руках белых, за исключением Прилузья и верховьев Сысолы. Обычно в публикациях о гражданской войне в Коми крае при разборе причин поражения красных осенью 1919 г. говорилось о плохой подготовке войск, предательстве отдельных командиров, скверном вооружении и т.п. [80]. Огромную роль в победе белых сыграло также настроение населения на советской территории, не дождавшегося обещанного большевиками равенства и справедливости и поэтому обратившемуся к новым претендентам на власть белогвардейцам. В заключении военно-следственной комиссии красных о причинах сдачи белым Яренска и Усть-Сысольска прямо указывалось на «сочувственное отношение населения к белогвардейцам», как на один из способствовавших этому факторов [81]. Позднее, после разгрома белых, в Яренском уезде провели опрос об отношении жителей к белым и красным. От руководите лей Сереговской волости прибыл ответ: «Сочувствие к белым имела 3-я часть населения, но (в связи с) чем оно выражалось, толком сообщить не можем, понять совершенно невозможно». Из соседней Серегово-Горской волости сообщили: «Сочувствие белым было (у) более половины населения. Чем оно вызываемо, исполком даже понять не может» [82]. На самом деле симпатии к себе белогвардейцы вызвали обещанием быстро улучшить снабжение товарами и продуктами, а также прекращением большевистских реквизиций. На заселении Северо-Двинского губревтрибунала было доложено, что «настроение крестьян антисоветское... Белые для привлечения населения раздают ему весь хлеб с ссыпных пунктов» [83]. Котласский комитет РКП(б) сообщал, что « население Яренска видит в белых избавителей от тягот, наложенных войной. Коммунистов выдают белым» [84]. «При белых население выдавало коммунистов (так было в Яренске, Жешартской, Гамской, Айкинской, Коквицкой волостях)», отмечалось в сводке Яренского укома по партработе за ноябрь декабрь 1919 г. [85]. Известны случаи, когда даже дети указывали белогвардейцам, где прячутся большевики [86]. Весьма показателен такой факт. Отряд нювчимских рабочих-добровольцев Красной Армии, стоявший в Семуково (на нижней Вычегде) и узнавший о взятии белыми Усть-Выми, решил выбираться из возможного окружения. Опасаясь расправы со стороны крестьян, которые поддерживали белогвардейцев, нювчимцы во время отступления выдавали себя за белых. В деревнях, оставленных советской властью, отряд «освободителей от большевизма» встречали шаньгами, выносили продукты, приводили для расправы не успевших бежать коммунистов или приносили списки последних. Так было в Ипатово, Шиладоре, Чухломе. В конце концов рабочие лесными тропами благополучно вышли к Чукаибу и соединились там с основными силами красных [87].

Из Коквицкой волости в ответ на упоминавшийся опрос сообщили: «Вызывалось сочувствие обещанием белыми достаточно хлеба и проч. товаров и продуктов и свободной торговли хлебом и проч. и восстановлением частной собственности». О том же информировали исполкомы Айкинской и других волостей. Примечательно, что «сочувствие к белым было как со стороны кулачества, так и со стороны середняков и бедняков» [88]. Крестьянские сходы в массе своей вырабатывали примерно такие резолюции: «Мы, крестьяне села Керчомского, единогласно протягиваем руки защитникам трудового крестьянства Белогвардейцам, единодушно призываем к себе на защиту нашего села, в чем входим мы в согласие без всякого сопротивления с нашей стороны и вполне надеемся, что белогвардейцы возьмут нас под свою защиту от вторичного вторжения красных» (из протокола общего собрания граждан с. Керчомьи от 18 ноября 1919 г., из 613 домохозяев села присутствовали 512) [89]. В волостях ситуация складывалась по-разному: где к белым «радушно отнеслось большинство» (Серегово-Горская волость), где «в меньшинстве сочувственно» (Гам) или «особого сочувствия населения к белым не наблюдалось» (Часово) [90]. Но то, что поражение большевиков, сама перемена власти была встречена с равнодушием повсеместно, оспаривать не приходится.

Белый режим не оправдал надежд местных жителей. Вместо оживления хозяйственной жизни, улучшения снабжения и всего остального, что обещалось новыми властителями, последние занялись репрессиями против наиболее активных деятелей свергнутой советско-большевистской власти. Каратели из числа местных жителей пользовались случаем и для сведения личных счетов. По данным исследователей, в Яренском уезде белые расстреляли 84 чел.; в ряде случаев расстрелы сопровождались издевательствами над арестованными. В Коквицкой волости в разных селениях при белогвардейцах были расстреляны 24 чел. В имеющихся публикациях сообщается также о репрессиях белых в Усть-Сысольском уезде, в том числе в Усть-Сысольске и на Сысоле [91]. Это произвело тягостное впечатление на население. Крестьяне, особенно в Яренском уезде, где Орлов реквизировал для транспортных нужд своего отряда до 1400 подвод с лошадьми, стали воспринимать белых так же негативно, как ранее большевистские продотряды. «Классовое самосознание граждан уезда, в связи с произведенным насилием и зверствами белых, увозом хлеба, мануфактуры, лошадей и проч. более прояснилось, и симпатии к Советской власти растут», отмечали большевистские руководители Яренского уезда [92]. Коквицкий волисполком в начале 1920 г. доложил, что «настроение массы в период оккупации белыми до расстрелов у большинства было в пользу белых; в настоящее время в связи с расстрелами настроение масс подавленное, и в период возвращения красных было у большинства скрытно радостное» [93].

Настроения коми крестьян встревожили белых, командование которых отреагировало на изменившиеся симпатии жителей строгими приказами: «Всякое выступление кого бы то ни было, распространение ложных слухов, агитации и преступные явления будут караться по всем строгостям военного времени. Население не должно забываться и проявлять свои темные стороны, явно характеризующие симпатии нашему противнику» [94]. Этот приказ касался жителей Помоздинского района, но сходная ситуация сложилась и в других местах Коми края.

Этим положением умело воспользовались большевики. Руководство красных в сжатые сроки сосредоточило немалые силы (на яренском направлении до 1400 штыков при трех орудиях и 14 пулеметах, на усть-сысольском до 1830 штыков и сабель) против занявших Коми край белогвардейцев [95]. Наиболее упорные бои разгорелись под Яренском, который дважды переходил из рук в руки. О событиях тех дней под Яренском сохранились интересные воспоминания комроты красных матросов Г.А.Шишкина, написанные в 1968 г.: «Нашему отряду приказали немедленно выступить в поход. Командующим Яренской группой войск (фронтом) назначен бывший лейтенант царского флота Мякишев, комиссаром Швецов, начальником штаба Петраков (бывший офицер)... В Козьмине нам сообщили, что был ночью небольшой отряд конников, белые или красные неизвестно. В Козьмино мы ночевали, оставили там отдел снабжения, пополнили фураж и выступили на село Лену... Противник, безусловно, знал о нашем приближении. На подступах к Ирте он встретил нас пулеметным и ружейным огнем. Мы с ходу ответили тем же. Отряд Бердникова пошел в обход, чтобы отрезать путь отступления противнику, но противник, должно быть, ожидал этого маневра, стал поспешно отступать, отстреливаясь с пулеметов, установленных на санях крестьянских подвод. Деревня Микшина Гора, протяжением около восьми верст, была нами занята, как и Ирта. Враг постоянно отстреливался, не вступая в бой. Наш командующий Мякишев и комиссар Швецов со штабом остановились в Ирте. Мы, не доходя три версты до Яренска, перегруппировались, посовещались и, по совету Коковкина, решили мою четвертую роту послать в обход и наступать со стороны кладбища. Отряд Бердникова должен обойти справа около деревни Ландыш, остальные должны наступать двойными цепями спереди. К нашей роте придали команду связи. Все три группы заняли исходные позиции и по общему сигналу пошли в наступление. Была темная ночь. Мы с начальником команды связи Ступиным удачно сняли живьем, без выстрела, двух часовых дозора противника. С этой стороны враг, должно быть, нас не ожидал. Мы беспрепятственно вошли в город. Наше громкое «ура» довершило исход боя. Неприятель в панике бежал от своих позиций под покровом ночи. Около 50 человек сдались в плен. Дальше Яренска заняли только одну деревню Ландыш, в одной версте от города. Ну, на этом и успокоились, дальше не пошли. Вот что значит глупая беспечность. Прибыл Мякишев со штабом, были поставлены заставы. В первый же день мы освободили арестованных советских работников, которых белогвардейцы еще не успели утопить в реке. Командование решило продолжать наступление через три дня, так как к этому времени должен подойти обоз с боеприпасами из Сольвычегодска. Но противник опередил нас, перерезал дорогу посреди Микшиной Горы и захватил этот обоз 28 подвод. Отбить его нам тогда не удалось. Противник получил подкрепленье с Удоры через Чорву, окружил нас в Яренске с трех сторон, начал интенсивный обстрел города. С чердаков и колокольни застрочили пулеметы по нашим патрулям и связистам, создался ад кромешный. Близко к нашим заставам и цепям враг не подходил и только обстрели­вал ся. Создалось затруднительное положение. К нашей позиции, которую занимала рота, пришел командир отряда В.Шустов, говорит мне: «Гриша, пойдем в штаб»... Приходим в штаб, где в окнах пулями выбиты стекла. Мякишев, Швецов, Петраков, Красиков и другие сидят на полу, так как ниже окон каменную стену пули не пробивают. Мы страшно возмутились поведением командования, когда заметили их в нетрезвом состоянии. Штаб занимал помещение винного склада. Шустов спрашивает: что будет дальше? Мякишев отвечает: будем отступать. Швецов ему вторит: да, мы должны отступить, а ты как думаешь? Да, поскольку создалось такое положение, благодаря нашей бездарности, придется отступить и то только один исход через реку, говорит Шустов. Было решено начать отступление перед рассветом, в 7 часов утра. У нас было кроме своих более ста крестьянских подвод с возницами, которые попрятались по дворам. Нужно было всех собрать, в каждой из трех подвод придать бойца, указать направление и т.д. Перед рассветом началось наше отступление (злые языки назвали наше отступление исходом евреев из Египта). Пока переходили мост через Яренгу противник обстреливал из пулеметов, но прицел был взят высоко, жертв было немного пять коней и несколько человек ранено. Наша рота шла в авангарде, на санях стояли пулеметы. Отойдя от Яренска версты три, нас нагоняет группа человек сорок всадников. Я поворачиваю коня, подъезжаю к ним, спрашиваю, кто такие? А что, растак твою мать, разве не видишь, что свои? А белые или красные? Конечно, белые, слепой черт! Даю команду, дать очередь из «максима». А ведь различить в то время одинаково одетых белых и красных можно было только по звезде и кокарде. Заслышав стрельбу, среди возчиков началась паника, начали обгонять друг друга по льду озера, лед стал подламывать ся, хорошо, что было неглубоко. Кое-как навели порядок. Хорошо, что противник не сумел воспользоваться нашим замешательством. Вместо 29 верст от Яренска до Лены мы прошли 49 верст по бездорожью, большую часть лесами» [96].

28 ноября 1919 г. в сражении под с.Лена белые были разбиты, потеряв в бою до 140 чел. убитыми и пленными. В конце ноября 1919 г. красные окончательно заняли Яренск, 2 декабря Гам и Айкино. Белые, лишившись погибшего в ленском бою командира Н.П.Орлова, отступили с нижней Вычегды на Удору. На Сысоле в те же дни белые потерпели поражение под Чукаибом и Межадором и оставили Усть-Сысольск, отступив на верхнюю Вычегду. 2 декабря красные появились в Усть-Сысольске, 4 декабря в Усть-Выми. Началось наступление красных на верхневычегодском направлении. В районе Небдино советский штаб предпринял новую попытку окружить врага. Бои под Небдино шли два дня, 8-9 декабря, в условиях 40-градусного мороза. Красным противостоял сводный отряд белых под командованием подпоручиков А.Г.Иванова и В.М.Цикина. В боях красные понесли существенные потери до 85 чел. убитыми, ранеными и обмороженными. Белые завышали потери противника, оценив их от 40 до 250 чел. только убитыми. За боевые отличия в небдинских боях значительная группа белогвардейских солдат была награждена орденами и медалями. Так, старший унтер-офицер 10-го Печорского полка Ф.Лудников получил Георгиевский крест 2 ст. за умелую стрельбу из пулемета, а старший унтер-офицер И.Сметанин был награжден таким же крестом за то, что «под действительным и сильным пулеметным и ружейным огнем противника, примером отличной храбрости и мужества ободрил и увлек стрелков за собою вперед, захватив при этом у неприятеля действующий пулемет». Георгиевскими крестами 3 ст. была награждена группа из 12 стрелков 10 полка во главе со старшим унтер-офицером И.Терентьевым за то, что «8 декабря 1919 г. при дер. Небдино, находясь в заставе и будучи окружены противником, пробились и присоединились к своей части» [97]. 9 декабря белые оставили Сторожевск. После этого в военных действиях наступил перерыв.

Обе стороны получили возможность перегруппировать свои силы. 17 декабря 1919 г. приказом Е.К.Миллера в Усть-Куломе началось формирование 14-го Северного Вычегодского стрелкового полка на базе остатков Особого Вычегодского добровольческого отряда Н.П.Орлова. 1 и 2 батальоны полка размещались на верхней Вычегде, 3 на Удоре. Штаб полка находился в Усть-Куломе. Командиром полка был назначен полковник Бараев бывший начальник связи 10-го Северного Печорского полка. В период формирования полком временно командовал штабс-капитан А.О.Прокушев. Стремясь ускорить комплектование новой боевой единицы, командование включило несколько рот 10-го Северного Печорского полка в состав 14-го. В формируемый полк вошли также керчомский партизанский отряд под командованием подпоручика Л.А.Ботнева численностью в 120 чел. и уездный отряд белой милиции из 40 чел. Мобилизация крестьянства на верхней Вычегде дала две маршевые роты в несколько сотен человек [98]. В феврале 1920 г. в 14-ом Северном Вычегодском полку насчитывалось 1628 штыков и сабель (из них на Удоре 609, они размещались в Кривом Наволоке и Венденге) [99]. Полковые подразделения на верхней Вычегде находились в Усть-Куломе, Аныбе, Лун-Поке, Керчомье, Усть-Неме. В Помоздино размещалась каврота поручика Вяткина из 10-го Северного Печорского полка. В оперативном отношении 14 полк подчинялся штабу Печорского района и непосредственно начальнику Усть-Куломского боевого участка капитану В. Шульгину. В начале января 1920 г. командующий Печорским районом полковник В.Ахаткин посетил Усть-Кулом с инспекцией и обещал Прокушеву всевозможную помощь оружием, обмундированием, продовольствием.

Офицерский состав 14-го полка состоял в основном из бывших красных командиров: прапорщик А.С.Евдокимов был в свое время комроты Вашко-Мезенского советского полка, прапорщик Р.П.Кук дезертировал из рядов Красной Армии, штабс-капитан К.Г.Калинин командовал ротой в Ижмо-Печор ском советском полку, прапорщик С.П.Коннин был военспецом в усть-сысольском уездвоенкомате, подпоручик В.П.Щекин тоже. Исключение составляли печорские офицеры, которые приказом командования были переведены в 14 полк, например, подпоручик В.М.Цикин командир 2 батальона 14-го полка воевал с красными с самого начала гражданской войны по идейным соображениям, то же относится к прапорщику И.Г.Силину, подпрапорщику С.Е.Завьялову и др.

В начале 1920 г. в Коми крае согласно постановлению ВПСО было начато формирование так называемого национального ополчения, призванного служить охраной тыла армии. Ополчение формировалось в Печорском уезде. 19 февраля 1920 г. (в день падения Северной области) начальник Печорского национального ополчения заурядный капитан К.Терентьев сообщал в Архангельск из Краснобора, что им сформированы на Печоре две роты ополченцев. 1 рота размещалась в Усть-Цильме (85 чел.), 2 повзводно в Красноборе, Галово, Щельяюре и Мохче (90 чел.).

3 и 4 роты находились в стадии формирования. Набор в ополчение производился на добровольной основе, записывались прежде всего сыновья зажиточных крестьян, но находились желающие и из других сословий [100].

В итоге в течение 1918-1920 гг. на территории Коми края располагались следующие белогвардейские соединения (табл. 6).

В последний месяц существования Северной области численность подразделений белой армии на территории Коми края достигала 8720 чел. Но рост численности не означал автоматически рост боеготовности и морального состояния войск. Северная область находилась накануне краха.

Английские танки МК-V состояли на вооружении Русской северной армии генерала Миллера

 

Таблица 6[101] Численность подразделений Северной Добровольческой армии в Коми крае

 

 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100