Home №3 АРАТТА

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

АРАТТА PDF Печать E-mail
Автор: Юрий Шилов   
29.03.2011 22:41

«Аратта — это гора, преисполненная мудрости;

она подобна вечерней заре, идущей к своему дому

изгоняющей тьму пред своим светлым ликом;

Она подобна Луне, вздымающейся на небеса,

лицо которой источает сияния.»

Из шумерской поэмы III тыс. до н.э.

“Энмеркар и верховный жрец Аратты”


Принято полагать, что арии за­ложили основу индоевропей­ской цивилизации. Но это не так. Ибо пять арийских племен, дос­тигнувших Инда из долин Днепра, Дона, Кубани, Волги, Урала нарекли свою но­вую родину Бхаратой — «Божествен­ной Аратой»; есть в Индии и провин­ция Арата. Всё это — в честь прекрас­ной страны, породившей также шумер­скую Аратту, иранскую Аратту — Арту, этрусскую Артану, древнерусскую Арту — Арсанию, легендарный греческий Ортополис и доныне бытующую укра­инскую Артаплот. Это все восприем­ники действительно древнейшей в мире цивилизации (государственнос­ти), традиция которой наилучше сохра­нилась в Бхарате — Индии.

Из доиндийских Аратт — «кочевав­ших» с конца VII тыс. до н. э. центров индоевропейского мира — наилучше известна шумерская, сопоставленная недавно одним из украинских археологов-триполиеведов с городищем Шахри-Сотхе (на границе Ирана и Аф­ганистана). Данная Аратта в низовьях р.Хильмунд представляла собой уру (аналог будущих древнегреческих по­лисов и древнерусских «городов и весей»). Некогда выходцы из этой Аратты основали известный шумерс­кий Урук, верховный жрец которого Энмеркар попытался затем через сво­его коллегу из Аратты добиваться под­чинения былой метрополии. Для ис­полнения столь нечестивого замысла, Энмеркар на какое-то время склонил на свою сторону Инанну, верховную бо­гиню-покровительницу Аратты...

Много раз носил гонец приказы и отговорки от одного к другому жре­цу. Потом последовали обмены дара­ми: зёрна пострадавшей от страшной засухи Аратте на материалы и масте­ров для обустройства храма Энлиля в Уруке. А там уж Инанна вновь обра­тила лик к своему изголодавшемуся народу, оросила дождем поля и реки Аратты — устроила там празднество в честь воскресения своего возлюблен­ного Думузы... Оканчивается же по­эма поучением Энмеркару, что дела следует улаживать не войной, а миром.

Есть основания полагать, что не только Урук, но и другие города — государства Шумера выводили себя из Аратты. На древнейшее её место­положение указали глиняные таблич­ки с протошумерскими письменами, более сотни которых найдено уже в Подунавье. Однако наибольшей историко-археологической сенсацией пос­ледних лет стало открытие московс­ким шумерологом А.Г.Кифишиным надписей Каменной Могилы в пойме Молочной (у Мелитополя). Наряду с десятками строк древнейшей в мире летописи, учёный обнаружил также своеобразные географические карты верхнепалеолитической и последую­щих эпох, так и непонятным ранее гео­графическим сводам из библиотек Шумера. Анатолий Георгиевич выдви­нул следующую концепцию зарожде­ния Аратты:

Примерно к XII тыс. до н. э., ещё во времена таяния ледника и суще­ствования мамонтов, была сакрализована благоприятнейшая для охотни­ков территория от Крыма до Карпат, от Подолья до Подунавья. Этот квад­рат, праобраз аратто-арийской Вары, был разграничен жрецами и проч. наподобие «мальтийского креста»: противолежащие концы поочерёдно становились то охотничьими угодиями, то заповедными зонами... С это­го-то и началось становление «Солнцеподобной» Аратты. Из её многочис­ленных святилищ вскоре выделилась Каменная Могила — уникальное, по­добное пчелиным сотам, геологичес­кое образование: холм из песчанико­вых плит, образующих бесчисленные пещерки, гроты, навесы. На протяже­нии ХII-III тыс. до н.э., а местами и до середины I тыс. н.э., они были едва ли не сплошь покрыты довольно реали­стичными изображениями,символами и — примерно с середины VII тыс. до н.э. — письменами. А.Г.Кифишину удалось расшифровать календар­ное обозначение 11582 г. до н.э., а также указания на мифологические даты начала XX тыс. до н.э.

Между тем с IX тыс до н.э. на Ближнем Востоке, особенно на тер­ритории «полумесяца плодородных земель» вдоль восточного побережья Средиземного и южных побережий Черного, Каспийского, Аральского мо­рей, — началось становление нового хозяйственно-культурного типа. На смену присвающему (охоты и собира­тельства) всё интенсивнее внедрялось производящее хозяйство (скотовод­ство и земледелие). Разворачивалась так называемая «Великая неолитичес­кая революция» (Г.Чайлд), породившая земную цивилизацию (государствен­ность).

С начала VII тыс. до н.э. лидером становления древнейшей на Земле ци­вилизации становится западная око­нечность «полумесяца плодородных земель», в особенности малоазийское поселение Шуэден-на-Ки-Дуг (совре­менный Чатал-Гуюк). Английский ар­хеолог Дж.Мелларт раскопал здесь — на прародине индоевропейских пле­мен — «жреческий квартал», где на протяжении тысячелетия было соору­жено более 40 храмов. Они представ­ляли собой довольно большие одно­комнатные помещения с алтарями и настенными изображениями календарно-зодиакальных сцен; южная сте­на при этом уподоблялась белому эк­рану, который совместно с люком в потолке над нею служил для наблю­дений за кульминациями небесных светил.

Интенсивное земледелие в сово­купности с примитивной мелиораци­ей привело к а) демографическому взрыву и б) засолонцеванию орошае­мых полей. На данную катастрофу наложилась и геокосмическая, обуслов­ленная перепадами солнечной актив­ности и вулканическими извержения­ми в Средиземноморье... И вот, ввиду таких обстоятельств, жрецы-правите­ли Шуэден-на-Ки-Дуга («Руки-зако­на степи Земли Всеблагой», по рас­шифровке Кифишина) около 6200 г. до н.э. совершают разведочную экс­педицию вокруг Чёрного моря с це­лью выявления районов для расселе­ния. Неизвестно, обошла ли экспеди­ция все побережья, побывала ли и в других регионах — однако факт по­сещения его Каменной Могилы (Шунуна по А.Г.Кифишину, открывшему вышеуказанный факт и произведше­му все излагаемые здесь дешифров­ки) не вызывает сомнений.

К данному открытию отечествен­ные археологи подходили давно и с различных позиций. Ещё в 30-е годы В.Н.Даниленко начал раскопки не только полузасыпанных гротов Камен­ной Могилы, но и одновременного с её святилищами многослойного посе­ления возле неё. Позже исследователь обратил внимание на то, что именно на этом поселении уже в VI тыс. до н.э. впервые в мире появился одомаш­ненный крупный рогатый скот, а спе­цифические каменные сосуды имеют аналоги лишь в Чатал-Гуюке. Тогда же, в 60-70-х годах Д.Я.Телегин в содру­жестве с антропологами показал сосуществование с VII тыс. до н.э. (если не раньше) в низовьях Днепра как палеоевропейских потомков охотников за мамонтами, северными оленями и проч. (вспомним гипотетическую Аратту тех далёких времён!), так и восточ­но-средиземноморских пришельцев. О.Н.Бадер предположил (и безрезуль­татно тогда попытался склонить к этой мысли А.Г.Кифишина), что среди со­тен и тысяч рисунков и знаков Ка­менной Могилы немало подобий шу­мерским или же протошумерским письменам... Однако час открытия пробил лишь в 1994-1996 годах, ког­да Кифишин, заинтригованный автором данной статьи и предоставленными им публикациями В.Н.Даниленко и Б.Д.Михайлова (директора музея-заповедника «Каменная Могила»), посе­тил этот «самый выдающийся памят­ник Древнего Мира, неизмеримо пре­восходящий своим значением любой из доныне известных нам памятников времён становления земной цивили­зации». Ибо здесь, обрамляя древней­шие в мире списки мифических и ле­гендарных правителей — Энлиля, Думузи и многих других — впервые рас­сказано о происхождении сущего...

Странствующие жрецы малоазий-ского Шуэден-на-Ки-Дуга скопирова­ли невиданые доселе письмена (здесь же, в приднепровском Шунуне, изоб­ретённые) и, возвратившись на роди­ну, запечатлели их на рельефе Пра­матери Сущего (из храма N°23/VIII, по Мелларту). Её нынешняя радиокарбонная дата 6200 до н.э. (до Рожде­ства Христова) может считаться, с известной долей условности, началом всемирной цивилизации-государствен­ности. Ибо спустя короткое время в новом — уже не малоазийском, а придунайском центре расселяющихся ин­доевропейских племён — возникает первая в мире держава, назвавшаяся Араттой. Возможно, в честь более ран­ней (ещё не государства, а только страны, обжитой охотниками постлед­никовой эпохи), упомянутой выше.

Письменность придунайской Аратты — уже более 50 лет изучаемая спе­циалистами Румынии, Болгарии, Венг­рии, а теперь и России — открывает пред нами строй, неизвестный «исто­рическому материализму» или марк­сизму. Опираясь также на археологи­ческие данные, можно судить, что го­сударственность Аратты вырастала из периода не «военной», а (впервые вы­деленной и названной Ю.А.Шиловым) «священной демократии» — когда не воин, а священнослужитель («перво­бытный интеллигент») возглавлял сво­их соплеменников. Кроме того, это го­сударство не было классовым и ра­бовладельческим, а было оно общин­но-иерархическим или же «первобыт­но-коммунистическим». Не вызывает сомнений, что в Аратте тоже были свои трудности и противоречия, одна­ко же в фольклоре и священных кни­гах индоевропейских народов Аратта-Бхарата-Арта-Ортополис-Артаплот остается аналогом Золотого Века и Божественного Миропорядка.

Одновременно с возникновением придунайской «Солнцеподобной стра­ны (земледельцев)» Аратты — гораз­до более известной ныне под услов­ным названием «археологическая культура Старчево-Кереш» — до Шунуна (на Левобережье низовьев Днеп­ра) протянулись родственные «Буго-днестровская», «сурско-днепровская» и «приазовская» архологические куль­туры. Это были пока ещё безгосудар­ственные, первобытнообщинные фор­посты индоевропейской Аратты. С се­редины V тыс. до н.э. они стали ба­зой для перемещения её центра на Правобережье Днепра, особенно на территорию между Бугом, Синюхой и Росью.

Из глиняных табличек подунайской Аратты известно, что в середине V тыс. до н.э. бог земных недр Кулла и бо­гиня степей Гатумдуг (имя которой от­крывает мифологическую летопись Каменной могилы или Шунуна — «Руки-закона владычицы») прекрати­ли ссоры и объединились против на­шествия с юго-востока «воинов боги­ни Ишхары» (очевидно, предтечи хурритской Ужхары и арийской Ушас). Таким образом, а также сменой гос­подствующих археологических куль­тур и проч. засвидетельствован при­ток в Европу второй значительной волны индоевропейских племён с их малоазийской прародины. Пришель­цы утвердились в Подунавье и приле­гающих областях, породив культуры Винча-Лендель и т.п., тогда как род­ственные им предшественники смес­тились ближе к Поднепровью, поро­див культуры Кукутени-Триполье (по названиям современных населённых пунктов, где впервые были обнаруже­ны археологические памятники соот­ветствующих типов).

Сместившись к Днепру, центр го­сударства Аратты достиг в IV тыс. до н.э. апогея своего развития. Укрепи­лась система уру-полисов — автономных городов, окруженных полями, уго­дьями, сёлами. Площадь этих городов достигала 300-500 га, они имели по несколько тысяч одно-трёхэтажных домов с хозяйственными пристройка­ми и помещениями, до 20-40 тысяч жителей. В центре находилась боль­шая площадь-майдан, окружённая обычно тремя улицами (причём вне­шний ряд домов соприкасался и об­разовывал подобие крепостной сте­ны) и менее регулярными застройка­ми; строения были каркасные, в ос­новном деревянные, обмазанные и рас­крашенные в белые и красноватые тона. Каждое жилище имело алтарь — глиняное возвышение округлой, крестообразной или человекоподоб­ной формы, уставлявшийся разнооб­разной посудой, моделями святилищ чатал-гуюкского и других типов, а так­же статуэтками различных богинь. Судя по надписям, особенно почита­лись Инанна и некие её близнецы (предтечи Артемиды и Аполлона?). В аэрофотоснимках и геомагнитных пла­нах некоторых поселений угадывают­ся символы Солнца, Змия-вседержи­теля и «стопы Вишну». Одесским ар­хеологом К.В.Зиньковским выявлен поразительный обычай периодическо­го (очевидно, после истощения окре­стных полей и перенесения полиса в иной, необжитый район) самосожже­ния араттских городов и сел. Данный мифоритуал был изначально связан с институтом Спасительства (ритуаль­ного, прилюдного самоубийства пре­старелых вождей, становившихся та­ким образом «посланниками к богам» и снимавшими общественные проти­воречия между бытием-и-небытием), заложив затем основы учения о «дне Брахмы» — вселенских циклах само­зарождения сущего из «золотого (ог­ненного) зародыша», прохождения че­рез четыре больших периода — юги, и сгорания-обновления во имя сле­дующего витка развития...

Надписи приднепровского Шу-нуна и его северомесопотамского тёзки засвидетельствовали генетичес­кую связь Аратты и Шумера. Первая из них примерно в то же время, в се­редине IV тыс до н.э., стимулировала и формирование ариана-общности степных скотоводов-кочевников, через земли которых пролегал путь из «Солнцеподобной» в «Страну»; а также на малоазийскую прародину всех этих индоевропейских народов.

Был и другой путь — морской, свя­зующий причерноморскую часть Арат­ты («усатовская археологическая культура позднего Триполья» совре­менной Одесщины) с Малой Азии. Очевидно, что Огигосов поток конца III тыс. до н.э. стимулировал пересе­ление многих «усатовцев» в малоазий­скую Троаду, письменные источники которых засвидетельствовали затем племена лелегов-пелазгов-венедов и др., до и после Троянской войны переселявшихся оттуда в Италию и да­лее в Прибалтику и Поднепровье. Что касается шумерской ветви Аратты, то она была в значительной мере семитизирована и трансформировалась в Вавилонию. А вот арийская (индои­ранская, как условно называют уче­ные) ветвь укоренилась на протяже­нии II тыс. до н.э. в Иране и в Индии, сохранив там доныне пиетет пред дунайско-днепровско-хильмундской Араттой; в Бхарате-Индии она суще­ствует поныне.

Свой краткий очерк хочу завер­шить указанием наиболее очевидных свидетельств сохранения араттской традиции в восточнославянской куль­туре.

Прежде всего вспомним о том, что княжество(?) Арта-Арсания сохраня­лось в составе Руси до монгольского нашествия, а Артаплот (река и долина на Полтавщине) существует поныне. Во времена древнегреческого «отца истории» Геродота и запечатленных им преданий середин II-I тыс. до н.э. образ этого государства проступает в именах родоначальников племен Поднепровья: Колаксай (иранский Сколах-шайя) и Арпоксай — цари сколотов, Гелон — основоположник одноимен­ного города; отцы первых двух — Таргитай и третьего — Геракл. Кола­ксай — это «Солнце-царь»; Арпоксай, возможно, несколько искаженное «Царь Арты»; Гелон родственен Илиону (Трое) — «Солнцу». Так что здесь вполне вероятны праславянские и др. кальки с «Солнцеподобной» Аратты. Почитание Таргитая (скиф.) и род­ственных ему Таргелия (пелазгийско-греч. эпитет Иллояса-Аполлона, род­ственника слав. Купалы), Тарха Тараховича (рус.) и многих других было широко распространено в индоевро­пейском мире. То же можно сказать о пелазгийско-греческом Геракле — «Герой прославленный» или же Ярос­лаве. Богиня Гера родственна герман­скому «Году»-Иару, а также славянс­кому Яриле; особенно близка ей Бе­лорусская Ярила, представлявшаяся белой девушкой на белом коне, со снопом и человеческой головой в ру­ках... Всё это имеет соответствия в восточнославянской этнографии. В том числе и упомянутые выше лелеги-пелазги. Оба этнонима — самоназ­вание и греческий перевод — озна­чают «аисты» или «лелеки» (по-укра­ински). А эллины (по имени легендар­ного родоначальника), отпочковавши­еся всё от тех же араттов-лелегов-пелазгов, получили от последних прозви­ще греков («гракнив», по-украински «грачей») за преобладающий цвет во­лос. То обстоятельство, что греки счи­тали родоначальника Пелазга гипер­борейцем указывает на тождество ле­гендарной «сверхсеверной» Гипербореи с приднепровской Араттой.

Сказанного достаточно для поста­новки вопроса об общем Араттском корне и славянской, и греческой, и скифской (поздней арийской) культур; о наибольшей сохранности этого кор­ня именно в славянской культуре. Тем более, что в её Леле и Ляле с их Крас­ной Горкой хранится живая память о доиндоевропейских ещё Энлиле и Нинлиле, первого из которых шумеры потом называли Кургалем — «Горой великой», предтечей наших курганов, на которых преимущественно и праз­днуется Красная Горка. К её, а также Великдней, атрибутам относятся кра­шеные и расписные яйца — в орна­ментике которых на Украине сохра­няется множество специфических композиций, восходящих к «Триполью»- Аратте.

Помимо обычного Великдня (Пас­хи) на Украине сохранились и другие, заведомо дохристианские: Навский или Мрецкий, а также Рахманский Великдень — созвучный вышеупомяну­тому аратта-арийскому «дню Брах­мы». При этом предания о лучших из пращуров и людей вообще рахманах соответствует брахманам, а Велик сле­дует понимать не столько как «Вели­кий», сколько как «Велесов» (произ­водный от аратто-арийского Валы). Согласно легендам, «рахманы ушли из Украины за Синее море» (скорее, с ча­стью араттов в малоазийскую Троаду, нежели с частью ариев в индийскую Бхарату); поэтому скорлупу крашанок-писанок надлежит бросать в реки, сте­кающие в Чёрное море — чтобы за­морские (б)рахманы, увидав плывущую по волнам скорлупу, знали о наступ­лении Великдня на оставленной ро­дине и могли слепить из этой скорлу­пы одно гигантское яйцо — прооб­раз «Золотого зародыша мирозда­ния», о котором было упомянуто выше.

 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100