Home №5 ИНТЕРВЬЮ С ПАТРИАРХОМ ЕВРОПЕЙСКОЙ РАСОЛОГИИ ГАСТОН-АРМАН АМОДРЮЗОМ

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

ИНТЕРВЬЮ С ПАТРИАРХОМ ЕВРОПЕЙСКОЙ РАСОЛОГИИ ГАСТОН-АРМАН АМОДРЮЗОМ PDF Печать E-mail
Автор: В.Авдеев   
27.03.2011 20:15

Редколлегия журнала «Наследие предков» имеет честь представить своим читателям эксклюзивное интервью с патриархом европейской расологии — господином Гастон-Арман Амодрюзом (Швейцария). Г-ну Амодрюзу 77 лет, однако он ведет весьма активный и продуктивный образ жизни. Мировую известность ему принесло создание между­народной правой организации «Новый европейский порядок» ( НЕП). Это произошло в Цюрихе 28-30 сентября 1951 года. Г-н Амодрюз и его соратники создали Высший институт психососматических, биологических и расовых наук в Лозанне, а также издают ежемесячный информационный бюллетень «Курье дю континан», где дается обзор наиболее интересных сообщений правых изданий из разных стран. Современная европейская расовая концепция дана в книгах г-на Амодрюза: «Мы —другие расисты» (Монреаль, 1971) и «Выживут ли белые народы?» (Лозанна, 1976). Первая его русская публикация, «Социально-расовый манифест», являющаяся программным документом европейского расового движения, была помещена в газете «За русское дело» №8 (52), 1997 года. Мы глубоко признательны г-ну Гастон-Арман Амодрюзу за внимание к нашему молодому изданию и добрые пожелания России. Журнал «Наследие предков» и впредь намерен держать пальму первенства в деле пропаганды европейской расовой мысли.

Владимир Авдеев: Мы знаем, что движение «Новый Европейский поря­док» было основано в 1951 г. Расскажи­те, пожалуйста, когда Вы впервые осоз­нали необходимость расовой концеп­ции истории человечества? Под влия­нием каких факторов? Какие эмоцио­нальные впечатления были основой этого духовного переворота?

Гастон-Арман Амодрюз: Что каса­ется меня, то главным фактором моей расовой ориентации до войны были про­изведения Гобино. И мой случай не един­ственный. Для других эту роль сыграл Ваше де Ляпуж. Кстати, эти предшествен­ники принадлежали к тому идейному те­чению. которое восходит к глубокой древ­ности. Но только после войны я понял. что эта проблема имеет и политическое измерение. Я считал расизм национал-со­циалистов оправданным, но полагал, что в еврейском вопросе были перекосы (один из моих друзей детства был еврей). Нюр­нбергский процесс выявил не только патологическую жажду мести (Шейлок тре­бовал свой фунт мяса), но и стремление к мировому господству, что подтвердилось впоследствии, a сегодня выражается в принятии «антирасистских» законов во многих странах.

В.А.: Каковы сегодня перспективы развития расового движения в Европе?

Г-А.А.: В теоретическом плане, инту­итивный расизм древности стал сегодня научным. Он представляет собой не что иное. как приложение биологических за­конов наследственности к человеческим обществам с точки зрения человека, при­надлежащего к определенной расе. Хотя судебные преследования могут на какой-то момент придушить выражение этой идеи. они никогда не помешают ей разви­ваться по своей собственной логике.

И она будет лучше всего развивать­ся в тех странах Европы, которые мень­ше всего затронуты «антирасистскими» репрессиями мондиалистского лобби. Она будет выражаться в книгах и брошюрах, в газетных статьях, в речах и даже в про­стых беседах. Она достигнет наибольшей эффективности распространения, если расисты будут периодически совещать­ся, чтобы достичь согласия по новым воп­росам, которые мировая история ставит каждый день.

Вспомним сначала, что человечество делится на большие расы. Согласно неко­торым авторам, их пять; Жорж Монтандон насчитывал девять: пигмоидов, тасманоидов, негроидов, веддо-австралоидов, америндоидов, эскимоидов, монголоидов, лапоноидов и европеоидов. Очень часто американских индейцев и эскимосов причисляют к монголоидной или желтой расе, а лопарей - к европео­идной или белой (отметим, что веддо-австралоидами Монтандон называл темно­кожий субстрат населения Индии, в част­ности. тамилов). Большая белая раса, в свою очередь, подразделяется на три вет­ви: семитские, тюрко-татарские и евро­пейские народы. Наш расизм это расизм европейских народов.

Мы знаем, что европейские народы живут не только в Европе, но геополити­ческие причины накладывают на Европу миссию служить бастионом белой расы.

Хотя будущее Европы кажется сегод­ня более мрачным, чем когда-либо, гря­дущий век станет свидетелем решающей битвы за выживание наших народов. Может быть, придется пройти через фазу катастроф. Победа достанется тем. кто будет сражаться без передышки. Наро­дам легче будет придти к расовому со­знанию, когда их поразят беды и несчас­тья. Деградация материальных условий всегда была предпосылкой подъема жи­вых существ на высшую ступень.

В.А.: В вашей книге «Мы — другие расисты» Вы очень точно определили типологические ошибки расового дви­жения. Мы считаем Вас мэтром расо­вой философии, поэтому мы хотели бы знать, какие типологические ошибки, с точки зрения профессионального на­блюдателя, может совершить русское расовое движение в момент своего про­буждения? Что Вы нам посоветуете, чтобы предостеречь нас от этих оши­бок и помочь нам их избежать?

Г-А.А.: Классические уклоны, опи­санные в книге «Мы — другие расис­ты», регулярно повторяются. Разумеет­ся, их список не полон. Несомненно, но­вые обстоятельства породят другие ук­лоны, как в России, так и в других стра­нах. В общем же следует сохранять бди­тельность и быть готовыми к пересмот­ру своих решений с учетом опыта. Сле­дует также не позволять случайным со­юзникам увлечь вас за собой.

В Новом Европейском порядке с 1951 по 1991 год (год, когда ассамблею в последний раз удалось собрать легаль­но) мы всегда побуждали наших членов, друзей и симпатизирующих работать в существующих организациях (партиях и т. д.), даже если они не придерживаются нашей линии, но чем-то более предпоч­тительны, чем другие, чтобы иметь кон­такты и аудиторию. Но мы никогда не советовали создавать партию без доста­точной финансовой основы (выборы сто­ят дорого, не следует истощать скудные ресурсы немногих идеалистов). Благода­ря этому мы не несем ответственности за ошибки этих организаций, а они мо­гут игнорировать «опасные» идеи от­дельных своих членов.

В.А.: Каковы, на Ваш взгляд, главные критерии современного расового движения? Каковы допустимые пределы синтеза (разных течений расовой мысли) и когда такой синтез недопус­тим и следует сохранить различие ра­совых философий (с учетом националь­ной специфики)?

Г-А.А.: Этот вопрос требует особо­го внимания. Во-первых, следует разли­чать научные законы и структурные ги­потезы. Структурная гипотеза заключа­ется в объяснении явлении через структуру Вселенной, в частности. Земли. Ас­троном объясняет свои наблюдения че­рез систему галактик, физик дает более детальные объяснения на уровне атомов. но все эти объяснения остаются гипоте­тическими, т. е. степень их достовернос­ти выходит за рамки научных законов. Эти законы черпают свою достоверность из сделанных наблюдении, а структур­ные гипотезы служат только для пояс­нений. Древние греки объясняли види­мое движение планет наличием прозрач­ных сфер, совместимых с их геоцентри­ческой системой. Со времен Коперника эта гипотеза оставлена, но этот пример показывает, как ложная гипотеза может хорошо объяснять правильные наблю­дения и законы, позволяющие предви­деть движение небесных тел.

Научный расизм основывается на за­конах природы, в частности, на биоло­гии наследственности. Он предоставля­ет каждому свободу прибегать к струк­турным гипотезам, так сказать, к космо­логии по своему выбору. Этот момент имеет решающее значение для сотруд­ничества расистов - христиан, агности­ков и атеистов (или сторонников какой-либо другой религии или метафизичес­кой системы). В самом деле: христианин верит в сотворение мира, агностик в этом сомневается, а атеист это отрицает. По­скольку этот спор неразрешим, потому что находится за пределами возможного опыта, атеисты и христиане могут пре­красно сотрудничать, если они не будут навязывать друг другу свои метафизи­ческие убеждения (Кант показал в своей первой антиномии, что есть столько же аргументов в пользу начала мира, сколь­ко в пользу вечности Вселенной, так что никакое решение этой проблемы невоз­можно).

Здесь мы и находим предел любого допустимого синтеза: взятие на воору­жение научных методов и отказ от навя­зывания метафизических убеждений.

В плане политической борьбы допу­стимо сотрудничество со случайными со­юзниками в определенных вопросах (мы, например, поддерживаем римского папу, когда он осуждает аборты). Надо просто сохранять свободу и право расторгнуть союз, когда не станет условий, позволив­ших его заключить.

Что же касается современных геопо­литических вопросов, в частности, тех, которые затрагивают русский народ, от­метим, прежде всего, что распад СССР позволил на какое-то время американс­кому правительству установить свою диктатуру над двумя третями планеты. А поскольку это правительство подвер­жено сильному влиянию экстремистско­го еврейского лобби, оно навязало мно­гим странам «антирасистские» и «анти­ревизионистские» законы, чтобы затк­нуть рты тем, кого Всемирный Еврейс­кий конгресс считает опасными. Поэто­му Новый Европейский порядок был вы­нужден приостановить свою деятель­ность, которая заключалась в том, что раз в два года проводились конферен­ции, на которые приглашались писатели, журналисты, издатели и политики соци­ал-расистского направления.

Поскольку эта ситуация является не­посредственным следствием исчезнове­ния СССР, всякое усиление России, по­зволяющее ей вернуться на мировую политическую сцену, сразу же принесло бы облегчение. Русская армия еще су­ществует и достаточно сильна, чтобы вести хотя бы оборонительную войну. В этих условиях все, что усиливает Рос­сию, ослабляет мировую американскую диктатуру. Россия может использовать капитал накопившейся ненависти к США. Можно представить себе голубую меч­ту японца сбросить атомную бомбу на Нью-Йорк. У Саддама Хуссейна при­мерно такие же мечты... Что же касается расистского течения в России, то оно должно было бы, как мне кажется, под­держивать все временные решения, ко­торые могут положительно повлиять на нынешнюю ситуацию, и посвятить себя в первую очередь распространению идей. Речь идет, прежде всего, о том, что­бы убедить меньшинство людей, способ­ное думать и предвидеть.

В.А.: Каковы наиболее интересные тенденции и перспективы современ­ных расовых наук? Речь идет о незави­симых дисциплинах, научных школах, философских концепциях. У каких из них есть будущее?

Г-А.А.: В научном плане особенно интересна биология наследственности, в частности, изучение близнецов (см. ра­боты Ганса Эйсенка, который недавно умер в Англии, а также американца Ар­тура Иенсена).

В.А.: Можете Вы, хотя бы в рас­плывчатой, поэтической форме ука­зать на симптомы грядущей победы белой идеи?

Г-А.А.: Отчаяние логично лишь в том случае, если человек уже мертв. Пока он жив, он может бороться, а сна­чала поразмыслить, какие средства име­ются для этой борьбы. Природа всегда вела биологическую политику, устраняя существа, не способные решить пробле­му выживания. Впервые человек имеет возможность применить биологическую политику, черпая вдохновение у приро­ды: расовую политику и евгенику. Ра­зумеется, биополитика должна быть рас­считана на несколько поколений. Речь идет о долгосрочной задаче, в решение которой каждый человек хорошей расы должен внести свой вклад. Конечная по­беда будет за теми, кто умеет опираться на вечные законы природы. Победа ан­тирасистского, антиарийского и просто антибелого мондиализма — временная. Она приведет к расовому хаосу и краху обществ. Придется подождать, пока при­рода с помощью катастроф не устранит все то, что недостойно жить. Возрожде­ние станет тогда фактом выживания хо­рошей расы.

В.А.: Каковы Ваши геополитичес­кие прогнозы с учетом нынешней си­туации в мире (метисации, вырожде­ния и т. д.) ? Последние века не только загрязнили нашу кровь, но также ис­казили наш арийский архетип. Что делать, чтобы возродить этот архе­тип?

Г-А.А.: Как мы скоро увидим, у на­ших противников нет никаких шансов установить долговечный режим. Они явно неспособны решить основные про­блемы, такие как защита целостности на­родов, наркомания, преступность, без­работица, уничтожение природы, упадок культуры и морали, снижение рождае­мости (желаемое и организованное) бе­лых народов и т. д. Раса не только в про­шлом, она в будущем, это новый тип че­ловека, который сумеет решить пробле­мы выживания народов. И этот тип об­разует общность, но более сознательную и более сильную, чем была когда-либо.

В.А.: Что Вы думаете о возмож­ности создания «сверхрасы» на основе современной белой расы и «сверхчело­века» как социобиологи ческого фено­мена?

Г-А.А.: Такая возможность есть. Именно она является предметом евгени­ки. Каждый народ имеет естественную элиту. Евгеника создает благоприятные условия для ее воспроизведения и пре­пятствует воспроизведению слабых и де­фективных элементов. Естественная эли­та каждого народа — это его высшая раса будущего.

В.А.: Придумайте сами вопрос со­временных русских расоведов и дайте на него ответ.

Г-А.А.: Первый ответ на любой воп­рос сводится к хладнокровному раз­мышлению, даже если человек находит­ся в смертельно опасной ситуации. Толь­ко эта способность может позволить вы­жить в случае катастрофы. Я понимаю, что у русских расистов есть много воп­росов, и думаю, что один из них таков:

Какие задачи из тех, что предстоит ре­шить, являются первоочередными? Исхо­дя из вышеизложенного, я отвечаю на него:

«Сохранить и укреплять Россию».

 

 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100