Home №6 НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ДРЕВНОСТЬ

Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ДРЕВНОСТЬ PDF Печать E-mail
Автор: Павел Тулаев   
27.03.2011 12:31
Индекс материала
НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ДРЕВНОСТЬ
СЛОВАРИ И ЭНЦИКЛОПЕДИИ
СОВРЕМЕННАЯ ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ
ВЕРА И ИДЕОЛОГИЯ
ДРЕВНИЕ СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА ЛИТВЫ. ЖЕМАЙТИЯ.
Все страницы

Данная публикация продолжает обзор «Исход к истокам», помещенный в первом номере «Наследия предков». За последние годы вышло большое количество книг и журналов по индоевропеистике, истории ариев, мифологии и быте древних славян, об истоках Руси и ведической традиции. Не все они равноценны, не все заслуживают внимательного изучения, не все попали в наш кругозор. Охватывая единым взглядом все эти новые издания, нельзя не заметить главного — в своей совокупности они свидетельствуют о резко возросшем интересе современного читателя к родовым корням, к исконным ценностям и архетипам, о весьма серьезном увлечении молодого поколения архаикой. А если учесть опыт становления сравнительно недавно появившихся неоязыческих общин и дружин, то можно говорить о наступающей Консервативной Революции.

ОТКРЫТИЕ КЛАССИКОВ И ОРИГИНАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ

Когда официальную коммунистическую идеологию СССР сменила доктрина национальной государственности, в России были перепечатаны классические труды русских историков. Несколько изданий выдержали «История государства Российского» Н.М. Карамзина, «Курс лекций по русской истории» В.О. Ключевского, исторические сочинения СМ. Соловьева, Н.И. Костомарова и др. К этому же списку следует добавить фундаментальные исследования в области древней истории патриарха отечественной науки В.Н. Татищева, выдающегося этнолога и языковеда В.И. Даля, знаменитого белогвардейского идеолога П.Н. Милюкова, популярного автора нач. XX в. А. Нечволодова, профессора-эмигранта Г.В. Вернадского и др. Все это имена первой величины, крупнейшие авторитеты, без знания которых современное истолкование прошлого может оказаться неполноценным.

В.Н. Татищев (1686-1750) был одним из первых русских ученых, кто всерьез занялся изучением русских древностей. Первая книга его «Истории Российской» (М. Ладомир, 1994), состоящей из 48 глав, целиком посвящена дохристианскому миру. Татищева интересовало прошлое скифов, сарматов, готов, аланов, варягов, русов, славян западных, северных, восточных и южных. Он жил в одну эпоху с известным английским мыслителем Э. Гиббоном, чья «История упадка и разрушения Римской империи» недавно переиздана. Однако, следуя традиции, заложенной М.В. Ломоносовым, Татищев не просто пересказывал античные источники и данные западноевропейских авторов, а выстраивал родовую перспективу наших предков. Благодаря четкой структуре, ясной подаче материала и полному именному указателю, современный читатель легко может прочитать интересующие его разделы (например, Гл. 30 «Русь, Рутени, Роксания, Роксалания и Россия»), найти упоминания легендарных князей (Вандала, Гонсорика, Рюриковичей), а также древние топонимы. Тем, кого заинтересует личность В.Н.Татищева, рекомендую прочитать его биографию в серии «ЖЗЛ», написанную А.Г. Кузьминым.

К кругу незаслуженно забытых знатоков древностей относится Е.И. Классен, автор «Новых материалов для древнейшей истории славян вообще и славяно-русов дорюриковского времени в особенности» (СПб., 1995, ротапринт с изд. 1854). Будучи по происхождению немцем, он стал русским дворянином, преподавателем гражданского права, попечителем Академии и членом Комиссии по коронации Николая I. Высокообразованный Классен собрал и прокомментировал множество фактов по древней истории на ведущих европейских языках. Обобщая многочисленные данные, в том числе иллюстративный материал, он дает иногда по пять-шесть переводов подлинников. Не все факты и гипотезы Классена проверены современной наукой, однако то направление, которое он задал, не осталось без последователей. Если подходить к его «Материалам» критически, можно найти среди них ценные сведения.

Действительный член Императорского Русского военно-исторического общества Александр Нечволодов, автор «Сказания о Русской земле» (СПб. Ч. 1-4, М. Сварог, 1997), выпустивший свой многолетний труд накануне первой мировой войны, писал в иной манере. Он не вдается в научные дискуссии по поводу отдельных спорных фактов, не увлекается цитированием источников, а дает широкую панораму отечественной истории: от эпохи расселения ариев и древних мифов до царствования М.Ф. Романова. Первый раз его книга попала мне в руки в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле. Это был роскошный фолиант большого формата, с золотым тиснением и великолепными иллюстрациями. Когда в 1991 г. у нас вышло первое ротапринтное издание Нечволодова, я не глядя приобрел его и... весьма огорчился из-за крайне низкого качества печати (заказ Уральского отделения «Русской энциклопедии» при содействии «Православной книги»). Это, конечно, не помешало углубиться в суть книги, получить удовольствие от писательского таланта Нечволодова, но ощущение было такое, будто я приобрел другую книгу, а не ту, что была уничтожена по приказу красных комиссаров в эпоху гражданской войны. И вот состоялось второе рождение «Сказаний о Русской земле». В.П. Шевчук, подготовивший к печати новую редакцию книги, очень бережно отнесся к исходному материалу и воспроизвел его с максимально возможным качеством. Можно поздравить тех читателей, кто впервые откроет для себя Нечволодова, а вместе с ним и сам дух исконной Руси.

Настоящим событием для современного читателя стали «Очерки по истории русской культуры» П.Н. Милюкова в 3 томах (М. Прогресс, 1993). По университетским курсам, популярным журналам и телевидению мы знали Милюкова как крупного политического деятеля, публициста, основателя партии кадетов, редактора газеты «Речь», ставшего одним из лидеров Белого движения в эмиграции. Советские критики называли его «апологетом империалистической политики царизма». Позже мы узнали Милюкова как талантливого историка первой мировой войны и российских революций. Теперь все желающие имеют возможность ознакомиться с фундаментальным культурологическим исследованием Милюкова. Его «Очерки» (первое издание - Париж, 1937, второе — Гаага, 1964)— это не простая хронология событий. По складу ума и манере изложения Милюков аналитик и социолог. Ученого прежде всего интересуют новые научные открытия, отчего сама история предстает в качественно ином виде. Первая часть его труда посвящена обобщению данных о территории, населении, экономике, сословиях и государственных началах России. Он отказывается от «всемирно исторической» точки зрения и настаивает на необходимости рассматривать весь русский мир как единый национальный организм. Милюков изучает географические особенности Евразии, данные антропологии, археологии, расологии. В центре его внимания пути русской экспансии и колонизации: от освоения речных путей до завоевания Сибири. Вторая часть посвящена истории церкви, религии и литературы. Здесь содержатся размышления о национальном характере и метафизике, о типах религиозности, о язычестве и Православии, о судьбах русского сектантства и т.д. до эпохи секуляризации, обмирщения культуры и моды на беллетристику. В третьей части дан обзор культурных стилей различных эпох, тонкие искусствоведческие наблюдения и заметки: от особенностей отечественной архитектуры до мира искусств и социалистического реализма. П.Н. Милюкова можно считать одним из апостолов современной русской культурологии. Во всяком случае, порядочный специалист не будет игнорировать то, что до него сделано «апологетом русского империализма».

Сын знаменитого ученого В.И. Вернадского — Г.В. Вернадский родился и начал свою научную деятельность в России. Однако продолжить ее ему пришлось в эмиграции, точнее в изгнании, ибо взгляды исследователя значительно расходились с доктриной большевиков-интернационалистов. Г.В. Вернадский стал одним из идеологов движения «евразийства». Он жил сначала в Праге, а затем в США, где стал профессором Йельского университета. На Западе Вернадский считался крупнейшим специалистом по русской истории. И вот, наконец, его признали в России. В 1997 г. в издательстве «Аграф» начала выходить серия трудов ученого под общим названием «История России». В нее вошли отдельными томами книги «Древняя Русь», «Киевская Русь», «Монголы и Русь», «Россия в средние века», «Московское царство». В этой же серии вышел учебник Г.В.Вернадского «Русская история», по которому выучилось не одно поколение американских советологов. В других изданиях в разное время вышли отдельные статьи теоретика «евразийства», а также биография В.И. Ленина. Учитывая специфику «НП», отдельно следует сказать о томе «Древняя Русь». Здесь содержится серьезное методологическое введение, обзор историографии, а также главы, посвященные киммерийской и скифской эпохе, сармато-готскому периоду, гуннам и антам, аварам,хазарам, булгарам,варяжскому и византийскому влиянию, началам Киевской Руси. То, что у ранних классиков русской исторической мысли было лишь намечено, у Г.В. Вернадского доведено до полной ясности и изложено в краткой, доступной форме. Для особо требовательных читателей и специалистов имеется современный научный аппарат: список литературы, необходимые сноски, карты, схемы, авторская библиография.

Изучение древней истории невозможно без знания источников: археологических, письменных, устных, то, что передается в живой народной традиции. Долгое время в советской науке господствовала школа книжников-текстологов. У нее немало заслуг. Академиком Л.М. Тихомировым было издано полное собрание русских летописей. Ученики Д.С. Лихачева опубликовали немало сочинений православных авторов на древнерусском и церковнославянском языках. Для эпохи, когда господствовала идеология атеизма, это был настоящий подвиг. Однако, русский мир никогда не сводился к церковности. Не только быт и весь жизненный уклад, но и сама религиозность были гораздо богаче, разнообразнее. Древнерусскую культуру невозможно понять без изучения того, что неточно называют язычеством. В связи с этим первостепенную важность приобретает исследование фольклорного материала: народных сказаний, песен, прикладного искусства.

В России сильная этнографическая школа сложилась к концу XIX — началу XX вв. Ее лидерам А.Н. Афанасьеву, А.С. Фаминцыну и М. Забылину, долгое время замалчиваемым противниками изучения язычества, мы уделили внимание в обзоре «Исход к истокам» («НП» № 1). Сейчас нам есть, что добавить. Прежде всего тут следует упомянуть серию публикаций по календарной традиции, народной мифологии и искусству заговора.

Календарь всегда был и остается основой нашей жизни, как для язычников, так и для православных, как для верующих, так и для неверующих. Смена годовых циклов, времен года, месяцев, недель и дней — один из главных законов мироздания. Большевики пытались было нарушить этот закон, ввести шестидневку вместо семидневной недели, но долго эта авантюра не продержалась. Любой деревенский житель или городской любитель народных традиций знает, что весь жизненный уклад русских людей строится по календарному принципу. Само слово «уклад» содержит имя бога Лада (Лады), хранителя закона гармоний и ритмов. Советский писатель Белов, написавший книгу о народном быте, очень удачно назвал ее «Лад». Все традиционные праздники, обычаи, крупные события так или иначе связаны с календарем.

Описанию календарного цикла с изложением соответствующих мифов и обрядов посвящен классический труд А.А. Коринфского «Народная Русь. Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа». М., 1901. Недавно он был переиздан в ротапринтном варианте редакцией газеты «Град Китеж» при участии журнала «Свет» (Воронеж, 1995), а в отредактированном - издательством «Русич» (Смоленск, 1995). «Мать-Сыра-Земля», «Небесный мир», «Огонь и вода», «Крещенские сказания», «Страстная неделя», «Радоница — Красная горка», «Троица — Зеленые святки», «Ярило», «Иван Купала», «Свадьба-Судьба», «Рождество Христово», «Злые и добрые травы», «Молодость и старость», — таковы лишь некоторые названия глав из книги, подтверждающей глубокую взаимосвязь между исконно русской и православной верой. В одном ряду с исследованием Коринфского можно поставить «Церковно-народный месяцеслов на Руси» И.П. Калинского, выпущенный «Худ. литературой» в серии «Забытая книга», а из современных этнографов тут следует назвать имя А.Ф.Некрыловой, составителя уникального фольклорного сборника «Круглый год. Русский земледельческий календарь». Специалистам порекомендуем также познакомиться с брошюрой П. Глобы «Календарь Ариев» ( Минск, «Хварна», 1994).

Одним из авторитетов в области народной мифологии является В.И. Даль. Его исследование «О повериях, суевериях и предрассудках русского народа» перепечатано в 1996 г. издательством «Литера» в Санкт-Петербурге. Содержание книги Даля вполне традиционно. Им дан обзор народных сказаний о домовых, оборотнях, ведьмах, русалках, привидениях, кладах, общие данные о гаданиях, порче и заговорах. Во вторую часть книги составитель включил материалы по русской демонологии других менее известных исследователей от А. Харитонова до А. Иванова. В этом же питерском издании в 1997 году вышел сборник «Русское колдовство, ведовство, знахарство». В нем собран разнообразный этнографический материал о чародействе, волшебстве, народной медицине. Заговоры, былины, сказки, исследования поданы калейдоскопично, не всегда уместно. Особенно это касается народных поверий и примет. Более логично составлен дореволюционный сборник «Нечистая, неведомая и крестная сила» С.В.Максимова, выдержавший два новых издания. В первом томе выпуска «Русского духовного центра»(М., 1993) распределены по главам известный нам низший «пантеон» и демонология, во втором описаны православные праздники, примерно по тому же принципу, что и у Коринфского.

В академическом ключе народная мифология анализируется в «Избранных трудах» Д.К.Зеленина, перепечатанных в 1995 году «Индриком» с вводной статьей Н.И.Толстого по истории развития отечественной мифологической школы. В «Очерках русской мифологии» Зеленина нет места ненаучным домыслам, литературным обобщениям и любому романтизму. В частностях на автора целиком можно положиться, однако в целом позитивистско-критический метод привел Зеленина к формалистической подаче живописных материалов, к сухости языка, что навевает скуку и отбивает всякое желание углубиться в источники. Вся его книга посвящена покойникам, «умершим неестественной смертью» и русальским обрядам. В научном заключении и тех, и других мертвецов профессор называет «неудовлетворенными, тоскующими», подразумевая, по-видимому, что остальные люди жили и умерли с полным удовлетворением. Прочие этнографические сведения можно найти во втором томе «Избранных трудов» Зеленина. В нем помещены исследования об истории колонизации, обрядовой одежде, народных присловьях и анекдотах, новых веяниях в фольклорной поэзии. Издание содержит подробный указатель научной литературы и предметно-тематический индекс.

Совсем в ином стиле написаны сочинения знаменитого писателя-традиционалиста Ю.П. Миролюбова, собранные его почитателями в двух книгах под названием «Сакральное Руси» (М., Ассоциация Духовного Единения «Золотой век», 1996). Многие слышали его имя в связи с тем, что Миролюбову приписывается авторство «Велесовой книги». Однако, мало, кто читал достоверные труды этого талантливого автора. Для граждан Советской России это было практически невозможно, ибо Миролюбов жил и печатался заграницей. Его биография переполнена путешествиями и приключениями. Родившись на Юге России, он учился в Варшавском и Киевском университетах. В годы революции воевал в войсках ген. Деникина, а после гражданской войны оказался сначала в Африке, затем в Чехословакии (Праге) и Бельгии. После второй мировой войны Миролюбов жил в США, где редактировал русский журнал «Жар-птица». Умер он в 1970 году от воспаления легких, на пароходе по пути в Германию. В двух томах «Сакрального Руси» собраны наиболее важные работы ученого, разделенные на шесть книг:

1. «Ригведа и язычество»;

2. Русский языческий фольклор. Очерки быта и нравов;

3. Материалы к предистории русов;

4. Русская мифология. Очерки и материалы;

5. Русский христианский фольклор. Православные легенды;

6. Славяно-русский фольклор. Я не буду перечислять названия самих очерков, их около трехсот. Замечу лишь, что по широте охвата, стилю и энергетике они чем-то напоминают очерки Н.К.Рериха. Та же духовная твердость, правдивость, обращенность к истокам и верность традиции.

Традиционной магии посвящены сборники текстов «Русское чернокнижье» (М.,1991), «Встану я благо-словясь. Лечебные и духовные заговоры» (М.,1992), «Русские заговоры» (М., 1993). Предвидя возможное обвинение в симпатиях к «черной магии», замечу, что «чернокнижниками» на Руси называли не «черных магов» в их современном представлении, а хранителей древних, «языческих» знаний. Православные священники видели в волхвах, знахарях и чародеях своих конкурентов, они считали священной только Библию и сопутствующую ей литературу. Им и в голову не могло прийти сравнивать древнерусскую магию с классической «Атхарваведой» (собрание индийских заговоров I тыс. до н.э.), а ведь многое и тут, и там совпадает не только по духу, но и буквально. Магия слова, основанная на внушении и гипнозе — это великая тайна, мощное оружие, которым издревле пользовались наши предки. Не случаен поэтому и высокий интерес к заговорам со стороны современных ученых: этнографов, психологов, военных, политиков, имиджмейкеров и рекламодателей. Классическими трудами в данной области стали исследования Е.Н. Елеонской «Сказка, заговор и колдовство в России» (М., 1994) и Н. Познанского «Заговоры. Опыт исследования, происхождения и развития заговорных формул» (М., 1995). Обе дореволюционные книги перепечатаны издательством «Индрик».

Подтверждением того, что древние знахари и ведуны не были чернокнижниками и сатанистами, являются «травники», сборники традиционных народных знаний о лекарственных и чудодейственных свойствах растений. Несколько таких «травников» изданы в приложении к знаменитому «Домострою» Сильвестра. «Травники» были своеобразными предшественниками медицинских книг, собранием рецептов и профилактических рекомендаций. Современные астрологи, изучив влияние планет на растения (См., например, Астрологический травник. Минск, 1994, составитель Г.В. Семенова), обнаружили, что эти данные давно были известны традиционным целителям, они-то и содержались в «волховских травниках».

В христианскую эпоху в опалу попали и народные музыканты. Их церковные критики называли «лицедеями», «богохульниками», «одержимыми бесами». Действительно, скоморохи позволяли себе во время выступлений острые словечки и даже антицерковные высказывания. Древнерусская летопись сохранила упоминание о том, как новгородский гусляр «нача плясати и играти да жидовскую веру ругати». Существует даже легенда о том, как скоморох поспорил с христианским философом. Она полностью излагается в дореволюционной книге А.С. Фаминцына «Скоморохи на Руси», переизданной в Санкт-Петербурге в 1995 г. Однако было бы глубоко неверно сводить оценку народной музыкальной культуры к противостоянию язычества и церковности. Музыка изначально была неотъемлемой частью быта, обрядов и священных ритуалов наших предков. Особую касту составляли гусляры-сказители, хранители народной памяти (у украинцев — бандуристы). В античные времена они заменяли историков и литераторов. Значение эпической поэзии для нас также велико, как для греков песни Гомера. Лишь значительно позже европейские гусли, родственные еще более древней арфе, сменила восточная балалайка. Об этом можно подробно прочитать в книгах Фаминцына «Гусли. Русский народный музыкальный инструмент» и «Домра и сродные ей музыкальные инструменты русского народа», переизданных под одним переплетом с упомянутой книгой о скоморохах.

В качестве примера современного исследования по отечественной этнологии можно привести книгу главы семиотической школы академика Н.И.Толстого «Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике». М. «Индрик», 1995. Труды выдающегося современного слависта отличаются научной добросовестностью, скрупулезностью, великолепным знанием источников. В сборнике его научных трудов собраны статьи по общим вопросам этнолингвистики, архаическим ритуалам, символике предметов и действий, славянской демонологии, фразеологии, семиотике малых форм фольклора. Многим будет интересно познакомиться с его статьями о балкано-славянских обрядах, о магическом круге жизни, об «облике дьявольском», о топонимии и картографии фольклора. Вместе с тем Н.И. Толстой унаследовал у семиотиков-позитивистов холодный академизм и стремление к узкой специализации, ведущие к рассечению исконно живого этнографического материала на свод цитат, фрагментов, комментариев и критических замечаний. Желающим овладеть более оригинальным материалом можно посоветовать выбрать необходимые источники в подробном списке литературы, помещенным в конце сборника Н.И. Толстого.

 



Обновлено 27.03.2011 13:49
 
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100