Бессмертие героя Печать
Автор: А. Широпаев   
27.03.2011 14:00


В начале своего творческого пути Васильев отдал дань формальным поискам, модернистским увлечениям. Но в один прекрасный день произошло событие, после которого Васильев стал тем Васильевым, который вошел в историю русского искусства. По воле Провидения, он увидел журналы по искусству Третьего Рейха, попавшие в Россию во время последней войны. Эти репродукции вдохновили Васильева, пробудили голос его крови. Личность и творчество Константина Алексеевича служат ярчайшим подтверждением глубокого родства русского и германского народов. Германское искусство помогло Васильеву открыть Русь, но не штампованно-лубочную, азиатско-узорчатую, дурашливо-балалаечную, навязываемую нам деятелями типа еврея Моисеева с его ансамблем «Березка». Нет, Васильев пробился к Руси подлинной, изначальной, арийской — с синими грозовыми очами, одетой в сталь. Васильев будил расовые архетипы Русского народа, освобождал их от вековых наносов — и этого ему не могла простить жидокоммунистическая система.

К тому времени, когда Васильев заявил о себе, уже сложилась кэгэбэшная двухполюсная структура контроля над искусством. Белютин, получивший широкую известность после скандала с Хрущевым в Манеже, концентрировал вокруг себя «левых», авангардистов, а Глазунову, попавшемуся на крючок Лубянки, была отведена роль лидера «русской правой». Таким образом, неучтенный Васильев с арийской прямотой вломился на уже поделенное поле.

Немедленно рядом с Васильевым возникли два еврея — Комар и Меламид, одни из лидеров московского андеграунда. Они, что называется, «пасли» Константина Алексеевича, водили его по всевозможным тусовкам. Об этих типах стоит рассказать подробнее. Комар (настоящая фамилия Гельман) окончил Строгановское художественное училище. В училище и в армии был секретарем комсомольской организации. Известен как педофил. Проживал в элитном доме у метро «Аэропорт» в Москве. Рассказывают, что однажды, после того, как жена не пустила его пьяного ночевать домой, он изнасиловал старуху-консьержку. Дело замяли. По словам знающих московских художников, известные авангардистские выставки в кафе «Синяя птица» Комар-Гельман устраивал с помощью КГБ Фрунзенского района Москвы. Второй агент темных сил, Меламид, происходил из культурной еврейской семьи, тоже закончил Строгановку. В настоящее время оба живут в Нью-Йорке, один из небоскребов которого украшает громадная неоновая реклама: «Гельман и Меламид: покупаем души».

Однако душу Константина Васильева сатана купить не смог. И по мере того, как художник приобретал все большую популярность, находил поддержку среди русских военных и писателей, его выставки встречали все большее неприятие режима и сионистских кругов. В 1976 году жизнь Константина Васильева оборвалась. Официальная версия случившегося такова: погруженный в раздумья, художник шел рядом с железной дорогой и получил смертельный удар по голове монтировочным брусом, свесившимся с платформы проходившего состава. Непонятно только: почему в таком случае «брус» ударил Васильева многократно да еще под разными углами?

Константин Васильев остался собой и разделил участь других русских гениев, уничтоженных жидовской мафией: Пушкина, Лермонтова, Есенина, Гумилева, Шукшина... Памятником Васильеву будет грядущая светозарная арийская Русь, просиявшая на его полотнах.


SOL INVICTUS

Приветствуйте Братья

Черное Солнце встающее,

Огненный Вихрь вторжения

Арийского Бога идущего!

Светлая Кровь пробуждается

Сквозь адские путы творения.

К Небу огонь приближается,

Уничтожая забвение.