Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

Полезные ссылки


Северная Корея

The News
Генетический социализм PDF Печать E-mail
Автор: В.Авдеев   
29.03.2011 16:28

«Уже будучи детьми, мы отличаем красивых люден от безобразных, - за­долго до того, как приобретаем опыт таких вещей или с помощью сравнения образуем эстетическое чувство. Такие различения мы делаем инстинктивно, поскольку носим образ нашей расы в самих себе». Фриц Ленц.

С чувством огромной радости и глубокого удовлетворения все реакционное человечество встре­тило известие из Шотландии об эпохаль­ном открытии в области генетики. Группа ученых во главе с доктором Ианом Виллмутом получила положительные резуль­таты в области клонирования млекопита­ющих. В процессе эксперимента получена овца, представляющая полную копию сво­ей матери.

Схема эксперимента проста как все гениальное. Из вымени взрослой овцы бе­рется клетка и выращивается в лаборатор­ной культуре и течение шести дней. Па­раллельно у другой овцы изымается нео­плодотворенная яйцеклетка. Затем с по­мощью электрического разряда клетка донора сплавляется с «пустой» яйцеклет­кой, воспринимающей таким образом чу­жой генетический код. Она помещается в матку третьей овцы, которая служит сур­рогатной матерью.

Общественное мнение многих стран встревожено тем, что удачный эксперимент может быть проделан и над человеком. Отдельные наиболее приглянувшиеся эк­земпляры человеческой породы отныне можно будет воспроизводить в огромных количествах, будто на ксероксе. Целый пласт морально-этических проблем обес­покоил пытливые умы людей генерирую­щих общественное мнение. Ватикан и иные светские штабы борцов за общечеловечес­кие ценности в смятении. Оптимисты пред­вещают клонирование гениев науки и куль­туры, а пессимистам уже мерещится зловещая фигура Гитлера.

Увы, носителям либерально-демократического мировоззрения всегда не хватало воображения.

Почему один Гитлер, а не миллион Гитлеров? И это не вопрос оголтелого сатаниста, а любого человека, знакомого с теорией вероятности, ведь история полу­чила свое развитие лишь потому что вся власть была сконцентрирована в руках од­ного человека. То же справедливо в отно­шении Сталина, и еще очень многих иных исторических личностей. Лучший и наигуманнейший способ избавления от любой диктатуры раз и навсегда, это не уничто­жать диктаторов, а наоборот плодить их легионами. Равные в честолюбии, способ­ностях и воле к власти они будут вынуж­дены придти к взаимному соглашению. И чем их будет больше, тем вероятность до­стичь мира и согласия будет выше, ибо возможность одному претенденту на геге­монию перебить всех конкурентов будет меньше. Деревни, населенные Неронами, Калигулами и Тамерланами, по-русски на­зываемые Нероновками, Калигуловками и Тамерлановками, будут не опаснее обыч­ного фермерского двора. Зато пассионарная энергия этих людей, уловленная усло­виями вынужденного договора, будет на­правлена на благие созидательные цели и это даст огромный эффект.

Только сейчас, в век генетической ре­волюции, отчетливо стали ясны слова про­зрения гениального русского консерватив­ного мистика XIX века Константина Леонтьева, сказавшего: «Зло на просторе ро­дит добро».

Совершенно очевидно, что энергетика отдельных диктатур, помноженная на ог­ромные количества их носителей даст пе­реход в совершенно иное качество, сверх­человеческое качество. Это уже не будет простое скопище сильных личностей, это будет уже другая раса, мыслящая иными категориями и живущая по иным законам. Сыворотку для лекарства готовят на осно­ве яда.

Однако теперь посмотрим на эту про­блему через призму конкретной филосо­фии современного русского национализма конца века и конца тысячелетия.

Все грандиозные идеологии всех вре­мен и народов создавались на основе обоб­ществления некоей сущности, контроль над которой давал бессмертие создателю этой идеологии и несметную власть над всеми кто складывал эту общую сущность из своих личных сущностей. Христос обоб­ществил любовь и надежду на спасение, Конфуций достиг эффекта обобществив пространство этикета и церемоний, Эпи­кур объединил всех в удовольствии, Буд­да напротив в отказе от желаний. Комму­нисты обобществили частную собствен­ность на средства производства, национа­листические режимы Европы первой половины XX века обобществили националь­ное чувство, сделав его общим достояни­ем, в чем их несомненная заслуга. Совре­менный мир живет за счет обобществле­ния правового и информационного пространств. И даже такой страстный анар­хист как Макс Штирнер, создавший свою теоретическую утопию в начале XIX века на полном отрицании государства и Бога, водружая свое помпезное «Я» надо всем и вся, в конце своих логических построений был вынужден признать необходимость со­юзов эгоистов на добровольной основе. Он сам не заметил как прекрасным образом обобществил эгоизм отдельных эгоистов, заложив теоретические основы корпора­тивного государства, которое на практике через сто лет осуществил другой анархист Бенито Муссолини, называвший себя фа­шистом.

Таким образом, живучесть любой иде­ологии зависит от того, сколь глубока и обширна степень обобществления ею не­коей сущности, сколь основательно она вторгается в саму природу человека, зат­рагивает его помыслы, инстинкты, сам ар­хетип.

И теперь, если исходя из этого крите­рия, мы проанализируем все глобальные идеологии с древнейших времен и до на­ших дней, мы увидим, что все они фенотипичны и затрагивают генотип лишь от­части. Однако современная биологическая наука доказала, что поведение человека на 80% обусловлено его генотипом, а лишь на 20% его фенотипом, то есть влияние среды сказывается на индивиде в четыре раза слабее, чем влияние его же наслед­ственности. Основываясь на этих простей­ших умозаключениях, мы предлагаем со­здать принципиально новую идеологию, каковой еще не было в истории. Мы пред­лагаем оставить фенотип человека вообще в покое, сосредоточившись полностью на его генетике.

Мы предлагаем обобществить весь ге­нофонд нации и на основе этого обобще­ствления построить общество генетичес­кого социализма, со всеми вытекающи­ми отсюда социокультурными и расово-биологическими последствиями.

Государство, построенное на основе ге­нетического социализма, будет по своей форме и сути евгеническим государством.

Коммунистические и либерально-де­мократические доктрины предлагали и предлагают улучшить человека за счет улучшения среды его обитания, за счет об­разования, гуманизации отношений в об­ществе и так далее. Мы же, напротив, хо­тим предложить улучшить среду обитания человека за счет улучшения его генетики.

Коммунистические и либерально-де­мократические доктрины эволюционны, а доктрина генетического социализма рево­люционна. На месте современного челове­ка она предлагает создать сверхчеловека, из современной расы - сверхрасу.

Различия между сверхчеловеком буду­щего и современным homo sapiens, должны будут быть такими же как между сред­ним цивилизованным человеком наших дней и человекообразной обезьяной. Это должно быть существо иного типа и качества.

Теперь, исходя из этих соображений, если вы внимательно проанализируете всю литературу по так называемой «Русской идее», вы без труда обнаружите, что вся эта обширнейшая литература буквально хромает в расовом отношении. Русская идея, создаваемая легионами теоретиков из века в век, никогда прежде не имела расо­вого измерения. Отвечая на обширный спектр сложнейших эзотерических, космо­логических, правовых, философских и эс­тетических вопросов она никогда не пыта­лась раньше мыслить категориями расы. В принципе это понятно - ведь природно ода­ренный русский народ из поколения в по­коление давал физически, умственно и нравственно здоровых людей в огромных количествах. Русская идея всегда была обеспечена в избытке человеческими ре­сурсами. Именно поэтому любые фанта­зии и блажения теоретиков удавались на русской почве с неизменным успехом. Обращение в христианство с последующим принятием гегемонистской концепции Тре­тьего Рима, создание русской концепции государственности в форме православной монархии, выход на мировую арену при Петре Великом, вселенская проповедь ком­мунизма при большевиках, покорение кос­моса, конфронтация со всем капиталисти­ческим миром, миссионерское воительство во многих направлениях науки и искусст­ва - все это удавалось путем принесения огромных жертв русским народом. Зем­ная проекция русской идеи сводилась к торжеству принципа почвы над принципом крови, только потому что русской крови самого высокого качества всегда было в избытке. Гуманисты и тираны в нашей стра­не с поразительным единодушием, овеще­ствляя свои утопии, никогда не обращали никакого внимания на то хватит ли людей, которых следует принести в жертву их фантазиям. Человеческий ресурс, причем, что самое страшное совершенно дешевый, во всех этих концепциях подразумевался, как нечто само собою разумеющееся. Ти­раны собирали армии, а святоши вербова­ли толпы паломников, и на все находи­лись люди.

Поколения русских воинов, первопро­ходцев и заложников великих идей щедро питали своей кровью почву русской идеи, но всех этих потоков жертвенной крови, увы до сих пор было не достаточно, что­бы наконец взошла сама идея крови. Идея русской крови, идея русской расы.

На долю нашего поколения выпала наконец великая миссия - создать Русскую расовую идею. Идея крови наконец возьмет спой реванш над идеей почвы. Русская идея впервые получит законченность и самодостаточность, обретя свое уникальное ра­совое измерение. Русское расовое мышле­ние будет неповторимым и не похожим ни на одно расовое мышление, существовав­шее до него.

Эта миссия увы, не подарок Провиде­ния, но суровая реальность нашей этно­культурной жизни. Впервые в своей мно­готрудной истории русский народ столк­нулся с вырождением, как в качественном, так и в количественном отношении. Наш народ впервые ощутил неспособность удер­живать столь огромные пространства. Идея почвы надорвала идею крови. И именно ввиду неразумной расточительности Рус­ской идеи. Глобальный пересмотр всего комплекса проблем, связанного с Русской идеей, это не каприз наших передовых со­временников, это суровое требование вре­мени. Должны быть пересмотрены сами основы мировоззрения, сами критерии его эффективности. Русский мир с сего дня должен утверждаться на иных основани­ях, не на общности почвы, как это было раньше, а на общности крови.

Тяжелейшее экономическое положе­ние, демографический спад, экологическая катастрофа, утеря всяких моральных ори­ентиров людьми всех возрастов и соци­альных слоев, и все это в условиях слож­нейшей геополитической ситуации, когда на наши пространства готовы хлынуть по­токи расовонекомплементарных этносов, готовых поработить нас и растворить в сво­ей крови.

Классические патриоты, воспитанные на православной патетике, идеях соборно­сти, монархии и коммунистическом интер­национализме стыдливо призывают рус­ский народ к спокойствию и гражданско­му согласию. Но о каком спокойствии и гражданском согласии может идти речь, когда народ вырождается со скоростью пол­тора миллиона человек в год. Патриоты прежней закваски объективно готовят мо­гилу русскому народу. Только радикаль­ный национализм, порвавший со всеми фи­лантропическими доводами прежней пат­риархальной патриотовщины, способен решить все демографические и расовые проблемы русского народа.

Всю старую убогую патриотовщину необходимо окатить волной гигантского потрясения, так чтобы самая ее гнилая часть моментально испустила дух, а спо­собная трезво мыслить и действовать, объе­динилась с нами под знаменами револю­ционного национализма.

Никаких восстановлений СССР или Российской империи, никакого братства народов на русских костях. Нам нужно только Русское государство, построенное на основе рациональной расовой полити­ки. Все компромиссы с перебежчиками из отживших свой век лжепатриотических ла­герей приведут лишь к усугублению, и дальнейшему вырождению нации.

Вся идеология прежних патриотов сво­дилась к следующей квинтэссенции «Ни пяди нашей земли». Отныне нашим же лозунгом будет: «.Ни капли нашей кро­ви». Это вовсе однако не означает, что мы санкционируем разбазаривание наших земель, напротив своей стратегической за­дачей мы полагаем возврат всех наших тер­риторий вплоть до Аляски включительно, но не истощая ресурсов народа, не измы­ваясь над ним. А сейчас свою идеологию мы предлагаем проиллюстрировать гени­альной фразой современного русского православного патриота В. М. Острецова, заявившего как-то, что «судьба русской земли без русского народа его не интересует». И хотя по общему характеру убеждений этот человек стоит на устаревших позициях православно-соборной Русской идеи, тем не менее сложнейшая культурно-историчес­кая ситуация в стране позволила ему выс­казать столь радикально-националистичес­кую мысль.

Итак, рассмотрев вкратце причины воз­никновения расового аспекта в Русской идее, перейдем к обозрению концепции генетического социализма, в связи с откры­тиями шотландских генетиков.

Суть генетического социализма сводит­ся к тому, что государство берет на себя всеобщий контроль и управление демог­рафической политикой. Клонирование, то есть репродуцирование наиболее полноцен­ных в физическом, духовном и нравствен­ном отношении людей дает возможность в краткие сроки укрепить генетическую мощь нации. Не формирование идеологи­ческих доктрин становится неотъемлемым правом государственной политики, а со­здание условий для рождения максималь­ного количества расово-чистых граждан. Вся генетическая информация обо всех гражданах государства берется на офици­альный учет и контроль, с целью выбора оптимального партнера для брака. Созда­ются евгенические суды, институт чистокровия, банки спермы и т. д. За счет клонирования, люди наиболее одаренные во всех отношениях от природы воспроизво­дятся во все больших количествах, а на­следственно отягощенные, наркоманы, дебилы, гомосексуалисты, рецидивисты сте­рилизуются. Таким образом в условиях евгенического государства мнимая фикция естественного отбора устраняется и заменя­ется отбором искусственным. Право деторождения получают только здоровые люди, а люди одаренные получают исключитель­но право быть увековеченными в челове­ческом материале любое количество раз, напротив все генетически нежелательные элементы, самим фактом своего существо­вания негативно сказывающиеся на жизнен­ных силах расы, лишаются права деторож­дения медицинским путем.

Расовоевгеническая пропаганда Третье­го Рейха заявляла, что не каждая женщина может иметь мужа, но зато каждая может стать матерью.

Расовоевгеническая пропаганда новей­шего евгенического государства объявит, что каждая женщина может быть матерью, но не каждая может передать по наслед­ству свой генотип.

Идеологи прежних государств, озабо­ченных проблемой качества населения, были вынуждены прибегать к радикальным методам сокращения нежелательных элементов, за что неизменно получали обвинения в фашизме и тоталитаризме и т. д. Термин «этническая чистка» бросает в дрожь большую часть человечества. Од­нако открытие клонирования людей позво­ляет с легкостью обойти это юридическое неудобство выдвигаемое современными демократиями мира. Теперь даже генетичес­ки нежелательные элементы могут быть утилизированы полностью. Как мы помним из основы эксперимента, суррогатная мать является носительницей генов других отца и матери, и воспроизводит на свет ребенка не имеющего никакого отношения к ее соб­ственной генетике. Этот принципиальный аспект меняет полностью всю евгеничес­кую практику, а также ее правовую базу. Речь может вовсе и не идти о принужде­нии. Многие женщины теперь как и ранее хотят иметь детей от кумиров. Только те­перь мы предлагаем ей иметь детей не от кумира, а даем возможность воспроизвес­ти на свет самого кумира непосредствен­но. Разве откажется, к примеру дикарка, собирающая милостыню в метро, произве­сти на свет Пушкина или Шварценеггера? О каком принуждении здесь может идти речь, когда от желаюших просто не будет отбоя. Таким образом всякая потребность в этнических чистках отпадает полностью. Генетически нежелательные и расовонепривлекательныс представители рода люд­ского могут быть использованы для вос­производства более ценных людей не отя­гощая их своей негодной генетикой. Ме­нее ценные люди могут быть использова­ны для репродуцирования более ценных, причем с их собственного согласия. Полу­чается нечто вроде безотходного расового воспроизводства, и весь генетический брак’ может быть утилизирован.

Русское евгеническое государство, ос­новываясь на своих интересах, будет заин­тересовано в том, чтобы воспроизводить на свет в максимальных количествах предста­вителей классической русской расы, харак­терным отличием которой является светлый цвет волос, голубые глаза, грациальное ат­летическое телосложение, а также иные ра­совые признаки, хорошо известные всему миру, благодаря русскому народному фоль­клору и эпосу. Задачей генетического со­циализма в условиях Русского государства будет максимальное приближение расового типа русских люден к классическому рус­скому расовому типу, который сформиро­вался еще на заре цивилизации и начал под­вергаться загрязнению и искажению лишь со времен монголо-татарского ига, а также романовской и большевистской объедини­тельных политик.

Как известно из истории и этнологии, жизнь любого этноса протекает между дву­мя полюсами, один из которых метисация, и а другой - напротив, крайнее дистанцирование от иных этносов, инстинктивное или сознательное желание охранить себя от смешения. Для обозначения этой вто­ром тенденции выдвинут весьма удачный термин - миксофобия.

В условиях торжества генетического социализма, когда обобществлен весь ге­нофонд нации и есть возможность управ­ления им, то в интересах жизнеспособнос­ти всей нации возникает возможность гло­бального управления обоими этими про­цессами, подмешивая в необходимых про­порциях нужную ценную кровь и вымывая дурную, деградировавшую. Возникает пер­спектива управления пассионарностью эт­носа, с целью его оптимизации. Таким об­разом, за счет управляемой модификации, этнос может существовать сколь угодно долго, избегая старения и деградации.

Нужно понять простую вещь, что жес­ткость предлагаемого искусственного от­бора не идет ни в какое сравнение с жест­костью отбора природного и человек сво­ей цивилизационной деятельностью и фи­лантропическими химерами сам нарушил природные соотношения.

Судите сами, во время одного полово­го акта мужчина изливает в женское лоно до 500.000 сперматозоидов, однако же зачатие происходит усилиями лишь одно­го единственного. Хотелось бы посмотреть в глаза хотя бы одному гуманисту и борцу за общечеловеческие ценности, которому пришло бы в голову обвинить женский организм в фашизме и недостатке демок­ратии по отношению к мужским сперма­тозоидам, потому что они дескать сегрегированы в правах. Добавьте сюда и дру­гие цифры, средний европейский мужчина зачинает одного-двух детей за всю жизнь, хотя ресурс половых актов у нею превы­шает 10.000 раз за всю жизнь.

Получается простая статистика, орга­низм одного мужчины рассчитан на вос­произведение за всю свою жизнь всего на­селения земли, однако в действительности мы этого естественно не имеем. Абсолют­ный рекорд был установлен одним турец­ким султаном в XVu веке, произведшим с помощью своего гарема на свет более 700 детей. Если же обратиться к мифологии, то здесь рекорд принадлежит индийскому богу Кришне, родившему 100.000 детей от 10.000 жен, согласно преданию. Это подлинные предтечи генетического социа­лизма.

Если мы обратимся к мифологии на­родов и их священным писаниям, то без труда увидим, что все они без исключения объясняют свое происхождение от первых пар людей. Пример библейских Адама и Евы является лишь одним единственным из целого ряда подобных же. Это может означать лишь одно - что все народы вы­водят свою родословную из расовой гомо­генности или именно генетического социа­лизма. Все народы первоначальный этап своего развития представляют в виде расо­вой чистоты. Идеальный расовый тип лю­бого народа воспеваемый им в эпосе все­гда один единственный. Что уже само по себе говорит о многом. Идея генетическо­го социализма, этнической общности - это мифический идеал каждого народа.

Понятие золотого века, ставшее столь популярным в трудах современных куль­турологов, философов и религиеведов да­леко не эзотерическое по своей сути, а глу­боко расовое. Золотой век - это символ расовой чистоты и природного здоровья несмешанного народа. Эзотерики заняты подменой, говоря о каком-то мистицизме и сверхъестественном чутье якобы прису­щем людям, жившим в золотом веке и впоследствии утерянном. Напротив, чело­век живший в золотом веке был абсолют­но антимистичен, он был естественен как животное, не знающее хандры и сомнений. Это было просто идеальное животное, сво­бодное от груза духовного самоедства, жи­вущее в полной гармонии со своими ин­стинктами, наивысшее проявление которых возможно лишь в условиях расовой одно­родности соплеменников.

Поэтому инстинктивно до сих пор каж­дый человек желает, чтобы все его сограж­дане были похожими на него не только духовно, но и физически. Генетический социализм - это мечта каждого, реальное воплощение которой возможно теперь в результате изобретения клонирования. Клонирование наиболее расовочистых, здоровых, талантливых людей абсолютно морально, а главное абсолютно необходи­мо в условиях современного массового вырождения. Отныне все народы получат свое священное право вернуться к своему единственному расовому идеалу, столь страстно воспеваемому народными сказа­ниями.

Король готов Теодорих, живший на рубеже V и VI веков, прославился как един из первых создателей расовогигиенических законов, направленных на поддержание ра­совой однородности своих подданных. Все очень просто - он был свидетелем так на­зываемого Великою переселения народов, и его расовых последствий.

Современный хаос и всеобщее смеше­ние неизбежно породят появление новых Теодорихов, благо теперь таких стороже­вых псов, оберегающих чистоту людскою стада можно создать сколько угодно. И все это при жизни одного поколения. Уже сегодня мы можем изменить коллективный портрет народов и даже целых рас, с це­лью их облагораживания.

Русское евгеническое государство, по­строенное на принципах генетического со­циализма, поставит свой единственный за­дачей, чтобы весь русский народ стал вновь похож на былинных богатырей и ска­зочных красавиц. Чтобы дивные арийские лица, исполненные духовности, совершен­ства, достоинства и самодостаточности, можно было увидеть не только на карти­нах гениального русского художника Кон­стантина Васильева, но и просто па улице. Никакого генетического брака, никаких па-родин на человека. Боги и герои вновь дол­жны сойти на землю.

В основу своей внешней политики но­вое русское государство положит принцип предоставления всем желающим иностран­цам не политического убежища, но убе­жища генетического. Если человек утомил­ся жить в условиях плавильного когда общечеловеческих ценностей и желает уве­ковечить свой генофонд, мы пойдем ему навстречу и избавим от необходимости плодить героев комиксов с равными пра­вами. Все лучшее и благородное получит почетные привилегии. Порода решает все. Дорогу породе!

Официальной расовой политикой но­вого Русского государства будет нордизация, то есть процентное, а главное - ка­чественное увеличение носителей норди­ческой крови в русском народе.

Кровь никогда не бывает виновата, во всем всегда виновата только примесь:

Дурная генетика как и вода, всегда ищет куда бы ей вытечь. Деятельность многих государств тому наглядное до­казательство, поэтому поговорим немно­го об экономической, социальной и юри­дической специфике евгенического го­сударства, основанного на принципах ге­нетического социализма, которое будет многократно дешевле любой демократии и тирании.

Современное государство пугает сво­их граждан немыслимыми карами за неуп­лату налогов, потому что оно вынуждено контролировать жизнь каждого человека от самого рождения до смерти. В услови­ях же генетического социализма в задачи государства входит лишь один раз прокон­тролировать выбор супругов и больше почти не вмешиваться в жизнь будущего ребенка за ненадобностью. Поскольку мотивация в поведении любого человека на 80% обусловлена его генотипом и лишь на 20% фенотипом, то в условиях господ­ства генетического социализма необходи­мость постоянного контроля индивида со стороны государства соответственно сокра­щается до 20%. Проанализировав генофонд родителей потенциального гражданина государства, объем усилий по контролю над личностью сокращается как минимум в 4 раза по сравнению с существующими де­мократиями. Кроме того любое классичес­кое государство проводит политику улуч­шения качества своих сограждан через улучшение условий их жизни, а генети­ческий социализм исходит как раз из прин­ципиально противоположных соображе­ний, он рассчитывает улучшить условия жизни своих сограждан через улучшение их генетики. С учетом приведенных про­порции между влиянием генотипа и фено­типа на жизнь человека, таким образом по­лучается, что и социальная политика в ус­ловиях генетического социализма будет как минимум в четыре раза эффективнее по сравнению с обычным государством. Бре­мя прямых и косвенных налогов на граж­дан так же, как мы уже показали, сокра­щается как минимум в четыре раза.

И если раньше деньги уходили на под­держание жизни в обреченных, то теперь государство направит свои ресурсы на по­вышение числа способных и одаренных граждан, что в конечном счете приведет и к обогащению самого государства. Мощь любого государства объективно оценива­ется не только совокупной мощью его граждан, но и уровнем их социальной орга­низации. Евгеническое государство будет неуклонно стремиться к постоянному по­вышению уровня жизни, качества стандар­тов, уровня профессионализма и всех иных критериев общественной жизни. Те день­ги, которые раньше направлялись государ­ством на поддержание жизни в негодных гражданах, или на принудительное удер­жание в правовом поле потенциальных рецидивистов и извращенцев, теперь мо­гут быть направлены на развитие культу­ры, искусства, науки, образования, орга­низации досуга.

Лучшим доказательством в пользу эко­номической целесообразности генетичес­кого социализма без учета естественной мо­рально-правовой оценки может служить сенсационное сообщение, недавно облетев­шее российские газеты. Сексуальный ма­ньяк показал своей жертве паспорт, слов­но бы демонстрируя свои извращенческий знак качества, что он сын того самого Чикатило, погубившего 58 ни в чем не по­винных детей. Этот факт из современной российской жизни как никакой другой прекрасно иллюстрирует тезисы Чезаре Ломброзо о том, что любая преступность обусловлена в первую очередь наследствен­ными факторами.

Автор этого эссе сознательно не ут­руждает себя морально-этической аргумен­тацией в адрес сторонников запрещения смертной казни. Апологеты открытого об­щества и сторонники иных общечелове­ческих ценностей затейливо сочетают в своем мозгу разгул социальной некрофи­лии с экономической целесообразностью. Что ж взовем к подобной аргументации и мы. Пусть все кто желает сохранять жизнь отпетым маньякам-извращенцам, просум­мирует совокупность затрат частных лиц и всего государства в целом, связанных с судебными расходами, компенсациями и выплатами родственникам жертв, оплатой похорон, оплатой деятельности следствен­ных органов, содержанием пенитенциарной системы и так далее.

Поэтому всем гуманистам и иным всечеловекам мы предлагаем отныне брать на содержание за свой счет всех приговорен­ных к смертной казни. Это будет вполне справедливо, ибо гуманизм за чужой счет всегда дурно пахнет.

В условиях же генетического социализ­ма подобных проблем нет и быть не мо­жет. Все извращенцы будут мгновенно сте­рилизованы, а наиболее опасные в соци­альном плане умерщвлены.

Общество, основанное на принципах генетического социализма, исходит из расовогигиенических соображений того ха­рактера, что добродетели нельзя научить, для нее надобно родиться. Юридически-правовая статистика самым жестким обра­зом констатирует, что вся современная крайне разветвленная и усложненная сис­тема тюремного исправления нисколько ни­кого не исправляет. Рожденный преступ­ником всегда будет стремиться совершить преступление.

Поэтому в условиях генетического со­циализма впервые представляется возмож­ным разрешить извечное чаяние свободо­любивого человечества - избавление от тем­ниц и неволи. Генетически обусловленное существо - человека нет никакой надоб­ности наказывать. В условиях торжества генетического социализма будут существо­вать лишь три вида наказания: внушение, стерилизация и эвтаназия.

Помимо упразднения дорогостоящей пенитенциарной системы, возникает воз­можность сокращения иных форм конт­роля и регуляции со стороны государства. Юриспруденция отмирает одной из пер­вых, Многочисленные судебные процес­сы, длящиеся годами и отнимающие много денег у налогоплательщиков, отойдут в об­ласть преданий. Приговор евгенического суда на основе люстрации генетической карты обвиняемого займет всего несколь­ко минут и позволит избежать судебной ошибки. Извечный принцип «каждому - своё» в условиях обобществления генофон­да нации получит новое моральное вопло­щение. Конституция отменяется за нена­добностью, целая рать юристов-правоведов распускается. Основой социальной регуля­ции между людьми становится договор. Государство больше не выполняет функ­цию жандарма в правовом пространстве, принуждая подданных вступать в отноше­ния друг с другом только при его непос­редственном посредничестве.

Огромнейшее количество государ­ственных институтов, в виде бесконечных комиссий, инстанций, министерств, упраз­дняется. Легионы чиновников, осуществ­ляющих тотальный контроль за всеми сто­ронами повседневной жизни граждан, ос­таются не у дел. Контроль за правовым пространством больше не является преро­гативой государства, отныне в его функ­ции входит лишь контроль генофонда на­ции, выбор оптимальных партнеров для брака, управление демографической поли­тикой, подбор кандидатов на клонирование и стерилизацию. Избавляясь от балла­ста чиновников евгеническое государство таким образом вновь удешевляется, а сте­пень отчуждения индивидов от власти, на­оборот таким образом уменьшается. Со­кращая численность и структуру власти, генетический социализма положительно ре­шает вопрос коррупции и повышает эф­фективность управления в целом. Всевластью чиновников приходит конец, насту­пает всевластие природы.

Генетический социализм подразумева­ет всеобщую гласность генетической ин­формации. Каждый член общества может легко справиться о задатках и наклоннос­тях главы государства. Правовое понятие медицинской тайны отменяется раз и навсегда.

Наконец безумно дорогая практика всей современной политической жизни в условиях генетического социализма стано­вится совершенно ненужной. Предвыбор­ные кампании, политическая реклама, вы­боры, референдумы, опросы обществен­ного мнения: все эти постоянные разори­тельные манипуляции сходят на нет, ибо в условиях евгенического государства власть всегда и везде принадлежит лучшим, на которых остановила свой выбор сама при­рода. Никакие фальсификации обществен­ного мнения, никакое зомбирование не бу­дут иметь место. Наконец политическое пространство совершенно прекращает свое существование в жизни общества. Зачем каждому бороться за свои права, когда само общество генетического социализма только и держится за счет того, что каж­дому предоставляет его права, на которые он имеет право от природы. Политика ста­новится бесполезном в обществе, которо­му нет никакого делало политики. Ника­кие политические oграничения и пресле­дования невозможны в условиях генетичес­кого социализма. Вы можете быть фашис­том, анархистом, кришнаитом, зеленым, единственно чего вы не можете - это быть голубым. Евгеническое государство рас­сматривающее вас с точки зрения генети­ческой ценности, на все ваши призывы и лозунги реагирует как на блажь или фор­му проведения досуга. Генетическому со­циализму не страшны никакие внутренние политические и социальные потрясения, ибо государство прекрасно понимает, что нормальный человек не может захотеть исходя из неких идейных соображений, чтобы его соседями по дому стали уголов­ники, бомжи, наркоманы и совратители малолетних, а ненормальных людей в ус­ловиях генетического социализма просто не существует. Они все вычищены. Сте­рилизация и эвтаназия были предложены в качестве радикального средства для по­строения идеального государства еще Пла­тоном.

Социология и психология давно уже установили, что тягу ко всякого рода бун­тарству имеют преимущественно люди с неуравновешенной психикой и отклонени­ями в сексуальной сфере. В результате французской и русской большевистской революций в первую очередь были прекращены уголовные преследования гомо­сексуалистов. Всякие разговоры о свобо­де и равенстве, о декретах о мире, это все­го лишь ширма, дымовая завеса, предназ­наченная защитить в первую очередь тех, кто эти революции делал. То же самое произошло в Германии в 1918 г. с уста­новлением Веймарской республики. В 1991 году демократы, сокрушившие коммунис­тический тоталитаризм и Советский Союз, первым делом легализовали гомосексуализм, а уж потом замялись рыночными от­ношениями. Видно было уже невтерпеж. Вообще, если присмотреться к демокра­тии со времен Древней Греции, то без труда можно увидеть, что она все время хо­дит рука об руку с гомосексуализмом. Они как в сказке «двое из ларца, одинаковых с лица».

Но современная генетика уже доказала, что гомосексуализм, равно как и все иные сексуальные отклонения обусловлены наследственностью. Очистив генетический мусор, вы защищаете общество от всех пepманентных революционеров, сотрясателей устоев, переоценшиков ценностей и иных социально, психически и сексу­ально опасных индивидов. В условиях генетическою социализма ни Ленин, ни Чикатило нс могут появиться в принципе, общество застраховано от них, не создавая ни тюрем, ни лагерей, ни полити­ческого сыска, не контролируя прессу и телевидение. На смену гильотине и на­ручникам приходят скальпель и лазер­ный луч.

Вообще с расологической точки зрения свобода и демократия —это несов­местимые вещи. Свобода в расовом понимании - это свобода для тех, кто имеeт на нее право, а демократия — это сво­бода для тех, кто на нее никаких прав не имеет. Поэтому общество при генетическом социализме не демократично, но именно свободно. Генетический со­циализм - это реставрация идеи, а глав­ное, инстинкта родства. Это идея сво­боды и общности, ибо при поражении об­щности, поражается и отдельно взятая лич­ность.

В условиях генетического социализма с новой силой и чувством зазвучат такие прекрасные слова как община, род, вече, земство. Сейчас мы понимаем их в музейно-экспонатном смысле, произнося эти слова, мы мысленно листаем в голове ста­рые пыльные книги, и в этом наша беда. Мы должны ощущать эти слова кровью, расовым чутьем. Вне своей породы, вне своей расы нет и не может быть свободы. Свобода это тоже расовое понятие, ибо представители разных рас свободны по-своему. Одни свободны в творчестве, другие в войне, третьи в наживе. Генетический социализм - это коллективный эгоизм. Это когда если вас обидели, то бросив все дела, к вам на выручку спешат сто, потом тысяча, затем миллион ваших со­племенников, которыми руководят не ло­гические доводы абстрактного конститу­ционного права, и ни нормы морали, но инстинкт кровного родства. Нет ничего прочнее, а главное рациональнее инстинк­та крови. Он никогда не лжет, и сам не ведает заблуждений. Современные худоумные теоретики, навесившие на себя мод­ный ярлык традиционализма все время хотят внушить нам, что древний первобыт­ный человек был мистичен и иррациона­лен. Чушь! Древний человек был зоологи­чески рационален. Что может быть логич­нее, рациональнее, стройнее общего ин­стинкта крови у нападающей волчьей стаи?

Кровь никогда не лжет, лжет только примесь. Heт ничего печальнее, чем наблю­дать за человеком, барахтающимся меж двумя потоками крови, текушими в его жилах, особенно когда эти потоки архетипически не сходятся. Такие люди от рож­дения моральные утопленники.

Особенно смешно наблюдать за тем, как в определенных современных интел­лектуальных кругах, претендующих на эзотеричность, уже выстроилась очередь записываться в арийцы. Наблюдаешь за ними и видишь как кошерные арийцы, соблюдающие шариат, принялись уже ма­стерить свою Русскую идею, замешанную на евразийстве, космизме, коммунизме, христианстве, рериховщине и тому подоб­ной pacовонесваримой околесице.

Генетический социализм покончит раз и навсегда с этим маскарадом ублюдоч­ных идей, замешанных на нечистой кро­ви. Расовый апокалипсис рано или поздно закончится. Не нужно бороться с бредо­выми идеями, затуманивая свой мозг кри­тикой - этим извечным уделом импотен­тов, нужно просто пресечь те генетичес­кие потоки; что производят на свет эти идеологические расовые яды. Изобретение клонирования теперь наконец-то позволит поднять качество человеческой породы, без ущерба количеству. Клонирование на­конец-то позволит увеличить прослойку носителей культуры в обществе, так что­бы никакие катаклизмы истории не позво­лили сорвать покров культуры ни с одно­го народа. Мы нисколько не противимся повышению культурно-цивилизационного уровня и у других народов, но будем ду­мать сами только о русском народе.

Теперь нужно заметить, что расовоевгеническая утопия идеального государства зародилась очень давно. Первым глубоким теоретиком в этом вопросе считается Пла­тон, в целях улучшения качества народо­населения он обосновал применение стерилизации и даже эвтаназии. Идеи арис­тократизма и расовой гигиены в античнос­ти активно пропагандировали многочислен­ные ордена пифагорейцев. В Иране и Спар­те расовая селекция была возведена на уровень государственной политики. В Греции в расовом ключе мыслили философские школы киников, стоиков и даже эпику­рейцев. У Страбона и Геродота мы без труда найдем расовые оценки и не толь ко у них. В социальных утопиях Китая еще со времен Конфуция вопрос ставился од­нозначно - не как и изменить мир, а кто должен это сделать? В древнем Риме ар­битр изящества и служитель муз Меценат, человек сделавший свое имя нарицатель­ным в мире высокого искусства мыслил абсолютно расово, что нашло свое отра­жение в политике и эстетике ранней импе­рии. Сочинения Цезаря, Цицерона, Таци­та, Ювенала, Марпиала, Вергилия, Гора­ция пестрят размышлениями расологического характера. Указы императоров Не­рона, Веспасиана, Адриана, Диоклетиана можно охарактеризовать как основы ра­сового правоведения, которые в сегодняш­нем мире известны под названием таких наук как социобиология и биополитика. Сочинения императора Юлиана дают нам яркий пример расовой эзотерики, которая в наше время отчасти представлено такой дисциплиной, как сравнительное религиоведение.

Древний мир всегда мыслил расо­во и к этому выводу приходит любой серьезный историк и культуролог. Лишь христианство породило метисацию идей и ценностей, да и то лишь в жизни белого человека. «Нет ни эллина, ни иудея» - осколки этой расовой бомбы, брошенной апостолом Павлом, до сих пор ранят сознание людей. Эти­ческое смешение под эгидой общече­ловеческих ценностей лишь ускорило гниение расовых инстинктов. Меж тем как современная генетика до сих пор не нашла этот самый ген общечелове­ческих ценностей. Коммунизм — также расовая провокация.

Коммунизм и фашизм одинаково чуж­ды сознанию полноценного белого челове­ка, ибо по форме правления они являются типичными воплощениями восточной деспотии. Свобода — вот основа творческой ре­ализации белого человека, и любые формы правления, основанного на угнетении сво­бод, приведут лишь к деградации белой расы. Еще Пифагор учил, что подлинный хозяин своего духа должен бороться как с демок­ратией, так и с тиранией.

Изучая труды таких философов как Кант, Шопенгауэр, Ницше, Шпенглер и многих других, можно придти к безоши­бочному выводу, что стань они сегодня сви­детелями сообщения об успехах доктора Иана Виллмута, то аплодисменты востор­га были бы их единственной реакцией.

Однако проиллюстрируем наши поло­жения сформулированные в начале эссе выдержками из великолепного русского ученого-генетика Н. К. Кольцова, творив­шего на заре советской эпохи. Добавим также, что расовоевгенические работы в Советской России курировал народный комиссар просвещения А. В. Луначарский. Учитывая ограниченность объема нашего сочинения, увы откажем себе в удоволь­ствии лишний раз процитировать Плато­на, или немецких и американских расологов начала ХХ века, также известных ра­дикальностью своих взглядов. Остановим­ся на констатации воззрении русской со­ветской евгенической школы.

«Очень часто идеалом для человечества выставляется «наибольшее счастье наиболь­шего числа людей». Если такой идеал по­ставить в основу евгенической политики, то биолог мог бы указать верные пути к его достижению... Гибкость и приспособляе­мость организма во всех отношениях с евге­нической точки зрения представляется наи­более целесообразной... Великие светочи искусства и изобретатели должны оставлять человечеству в наследие не только свои произведения, по и свои наследственные таланты. Люди, неспособные к восприятию современных знаний и современной куль­туры, должны мало-помалу уступить место представителям более совершенного по ус­тройству мозга типу.

Будущий человек должен быть непре­менно снабжен от природы этой способ­ностью, которой не хватает еще у массы людей, лишенных coбственной  инициати­вы, инертных исполнителей. Конечно, бу­дущий человек не должен быть слишком односторонен. Он должен также быть снаб­жен и здоровыми инстинктами, сильной волей, врожденным стремлением жить, любить и работать, должен быть физичес­ки здоров и гармонично наделен всем тем, что делает его организм жизнеспособным. Этот новый человек - сверхчеловек, homo creator - должен стать действительно ца­рем природы и подчинить ее себе силою своего разума и своей воли. И если при этом он не всегда будет чувствовать себя счастливым, будет порою страдать от не­насытной жажды все новых и новых достижений, все же, я полагаю, эти страдания святого недовольства - невысокая цена за ту мощь и за кипучую работу, которые выпадут на его долю... Евгеника — религия будущего и она ждет своих пророков.»

Итак, как видите, русские евгенисты предрекали создание новой расы, нового типа человека. Что характерно, этот ги­гантский аптропотехнический эксперимент вовсе не мыслился как нечто противное человеческому естеству, или как форма ог­раничения свободы. По этому поводу Н. К. Кольцов ясно указывал: «Сохранение представителен активного типа имеет аб­солютную генетическую ценность вне за­висимости от их временного фенотипического образа мыслей».

Из этого следует, что общество гене­тического социализма может предоставить своим гражданам такую свободу, которой не могло предоставигь еще ни одно госу­дарство, именно потому что оно измеряет качество человека, не политическими, а генетическими критериями. Государство в данном случае вообще не вмешивается в ваш образ мыслей, оно генетически про­контролировало вас тогда, когда вас еще не было на свете, поэтому гнет с его сто­роны вы вообще почти не ощутите.

Основная политика в расовом вопро­се, проводимая евгеническим государством, согласно Н. К. Кольцову сводится к сле­дующему: «В современном государстве каж­дый гражданин может требовать в распре­делении различных благ равной доли для себя лично, но государство, задающееся ев­геническими задачами, должно поставить наиболее ценных с его точки зрения про­изводителен (имеется в виду сугубо зоо­логическое, а не экономическое понима­ние этого термина - прим. авт.) в такие условия, которые обеспечивали бы для них особенно многочисленное, в сравнении со средними людьми, потомство. Благодаря подъему культуры и распространению идеи равенства, борьба за существование в че­ловеческом обществе потеряла свою ост­роту и благодетельный естественный от­бор почти прекратился. Культурное государство должно взять на себя важную роль естественного отбора и поставить сильных и особенно ценных людей в наиболее бла­гоприятные условия. Неразумная благотворительность приходит на помощь слабым. Разумное, ставящее определенные цели евгеники государство должно прежде все­го позаботиться о сильных и об обеспече­нии их семьи, их потомства. Лучший и единственно достигающий цели метод расовой евгеники, это - улавливание цен­ных по своим наследственным свойствам производителей: физически сильных, ода­ренных выдающегося умственными и нрав­ственными способностями люден и поста­новка всех этих талантов в такие условия, при которых они не только сами могли бы проявить эти способности в полной мере, но и прокормить и воспитать многочислен­ных производителей: физически сильных, одаренных выдающимися умственными и нравственными способностями людей и по­становка всех этих талантов в такие усло­вия, при которых они не только сами могли бы проявить эти способности в полной мере, но и прокормить и воспитать многочислен­ную семью, и притом непременна преиму­щественно в сравнении с людьми, не выхо­дящими за среднюю норму».

Если бы Н. К. Кольцов знал о воз­можностях клонирования людей, то есть возможности воспроизведения наиболее наследственно одаренных в любых ко­личествах, он несомненно приветствовал бы внедрение этого генетического изоб­ретения в государственном масштабе. Наш великий ученый-расовед естествен­но предложил бы использовать это нов­шество и в качестве мощного оружия за борьбу русского народа на внешнепо­литической арене.

Судите сами: «Между тем проведение в жизнь евгенического идеала в высокой степени зависит от того, осуществляется ли он всем человечеством или отдельны­ми враждующими между собой нациями. В интересах этой борьбы нация должна отказаться от многих достоинств общече­ловеческою идеала и испортить его жела­тельными в других отношениях чертами».

Принятие на вооружение русским на­родом теории генетического социализма в кратчайшие сроки поставит его в макси­мально выгодные условия по отношению ко всем другим народам земли. Но для этого необходимо отказаться от общече­ловеческих ценностей. Или реальная геге­мония или меланхолия от обладания при­зрачными идеалами. Таков сегодняшний выбор. Русские - это или народ-раб или народ-господин. Третьего не дано. Мещан­ский покой и страусиная застенчивость приведут нас только к расовой гибели. Мы или разрозненное сокращающееся стадо трусливых обывателей, или увеличиваю­щаяся сверхраса, наделенная потрясающими способностями и историческим бес­смертием. Стратегическая цель генетичес­кого социализма в России - это создание на земле Русского миллиарда. На доктри­ну идеологов «нового мировою порядка» о «золотом миллиарде», мы идеологи «русского расового порядка», ответим док­триной «русского миллиарда». Пришло время становиться не породой чеховских рефлексируюших интеллигентов, а поро­дой Богов и героев, носящих в самих себе свою ценность. А общечеловеческие цен­ности мы оставим дегенератам, гомосек­суалистам, наркоманам и иным предста­вителям подобной генетической конституции.

Наш генетический социализм - это кота можно все и все сразу.

Сегодня в ряде стран уже идут дебаты о запрещении клонирования. Просто у них уже нечего клонировать. Нам же лучше. «Да здравствует демократия! » - так нуж­но чаще ободрять самоубийц.

Корифеи нарождавшейся русской ра­совой гигиены однозначно оправдывали практическую евгенику, то есть антропотехнику. М. В. Волоцкой писал: «Мы дол­жны быть последовательными. Стерили­зация, конечно, есть мера искусственная: но не искусственна ли и вся та обстановка, все те условия, среди которых живет со­временное цивилизованное человечество, и если мы не хотим или не можем стряхнуть с себя созданную нами же искусственность и вернуться к природе, то чтобы избежать вырождения, мы должны прибегнуть к ле­карствам вроде стерилизации».

Доктор П. П. Викторов тогда же, в на­чале XX века, детально разработал все эти­ческие аспекты практической евгеники. «Что касается этической стороны вопроса, то стерилизация наследственно опасных при отсутствии злоупотреблений нисколько не противоречит ни индивидуальной, ни об­щественной нравственности, так как и в том и в другом случаях мы содействуем благу человечества, не нанося при этом вреда ин­дивидууму, охраняя наше личное благо и благо нашего ближнего в общественном со­юзе, мы должны в равной мере охранять и блага нашего ближайшего потомства, кото­рое генетически носим в самих себе».

С учетом современной ситуации в мире можно констатировать со всей очевиднос­тью, что дегенерация в начале XX века не шла ни в какое сравнение с тем глобаль­ным вырождением, которому подвержена белая раса сегодня. Клонирование — это ответ современной евгеники на насущные расовые проблемы и не более того; сред­ство несомненно более радикальное чем стерилизация. Но существует зримое от­личие. Если стерилизация наследственно опасных относится к сфере предохрани­тельной расовом гигиены, то клонирование наследственно одаренных следует отнести на счет позитивной антропотехники. Таким образом, современная евгеника позволяет негативные методы постепенно вытеснить позитивными. На смену выбра­ковке худших идет активное репродуци­рование лучших, что как вы сами понима­ете, многократно гуманнее. И если уж рус­ская евгеника оправдала с этической точ­ки зрения стерилизацию, то теперь новой русской евгенике не составит особенно труда оправдать клонирование.

Англосаксонские страны на рубеже XIX и XX веков дали миру науку под названием евгеника, Германия развила ее, назвав расовой гигиеной. Настал: черед России дать свою версию названия науки, призванной улучшить и облагородить че­ловеческую породу.

Наша русская наука получит совершен­но русское название - человеководство. В области внешней политики мы должны неуклонно проводить одну единственную идею под лозунгом «Кто против Рос­сии - тот против белой расы». Сегод­ня Россия - это форпост белой расы, ее Ноев ковчег. Не будет России - не будет белых людей вообще. Белая Америка уже не существует, а Белая Европа не будь России, будет сметена пробуждающимся Китаем или разграблена ордами воинствующих исламистов. Именно от силы и жиз­неспособности России и русского народа зависит сейчас, быть белому человеку или нет. И политический радикализм этой идеи должен быть доведен до предела.

Общество генетического социализма, позволяющее развиться новой науке - человеководству до ее естественных соци­ально-обусловленных пределов даст воз­можность, кроме всего прочего, решить еще множество проблем.

Современный человек тратит огром­ную часть времени своей жизни на обще­ние с бюрократической системой, а так­же расходует свое время на общение с не­нужными ему по сути людьми. Объясне­ния с дураками, выявление подлецов и пре­дателей, годы проведенные в неудачном браке, или же годы посвященные нелю­бимому занятию, вечные самоугрызения. Генетический социализм если не полнос­тью, то во всяком случае в значительной степени разрешит эти проблемы. Вы не будете тратить свою жизнь попусту, из-за чего ее интенсивность и насыщенность повысятся. Эта проблема особенно акту­альна в России, где гигантский потенциал народа поколениями расходуется на по­иски, заблуждения, выяснение отношений, преодоление бюрократических препят­ствий и устранение исторической неспра­ведливости, когда на подлинное дело, для которого рожден человек, даже у счаст­ливцев и баловней судьбы остаются счи­танные часы.

Homo creator - сверхчеловек, творец, большая часть жизни которого посвящена свободному, а главное продуктивному твор­честву - вот наш евгенический идеал. Не человек с болезненной амбицией, но че­ловек с естественной самореализацией -вот наш критерий человеческого счастья. Генетический социализм - таким образом - это еще и решение извечной проблемы человеческой экзистенциальное™. Генети­ческий социализм заинтересован в само­выражении каждого здорового человека, ибо это залог его существования как сис­темы. Реализованный человек не может быть опасен для общества ни при каких обстоятельствах, так как сам является за­щитником и частью этого общества. Обобществляя генетический фонд нации гене­тический социализм ни в коем случае не претендует на уравниловку своих граждан в экономическом плане. Свободы здесь распространяются и на сферу частной соб­ственности. Каждый может владеть чем угодно и существенное снижение бремени налогов делает перспективу владения соб­ственностью заманчивой и осуществимой для каждого.

В современном мире человек подчас тратит больше сил, чтобы удержать соб­ственность, нежели он истратил на то, что­бы завладеть ею. Уменьшение бремени налогов, опасности криминала, бюрокра­тических проволочек только облегчают владение собственностью. Любая форма на­следства в условиях генетического социа­лизма вообще не будет облагаться ника­кими налогами. Человек не должен пла­тить ни гроша за то, что принадлежит ему уже по праву рождения. Генетический со­циализм не заинтересован в пролетариях, они опасны для нею, ибо способны пере­метнуться в любую сторону, будто сорняк - перекати-поле, Только человек-хозяин, собственник, которому есть, что терять, интересен для общества генетического со­циализма, ибо любая собственность нуж­дается в цивилизованном и гарантирован­ном праве преемственности, а именно это и является основой социальной устойчи­вости любого общества. Генетический со­циализм обобществляет только генофонд нации, управляя им в целях здоровья и про­цветания нации, остальные виды жизнеде­ятельности лежат в области частных инте­ресов граждан. В обществе генетического социализма нет и не может быть пробле­мы наркотиков, подростковой преступно­сти, распространения фашизма, порногра­фии и искусства, оскорбляющего челове­ческое достоинство. Никто не будет рас­пространять то, что не пользуется ника­ким спросом. Генетический социализм ус­траняет не следствие, а причину, в этом его принципиальное отличие от всех изве­стных правовых моделей. Общество сопро­тивляется наплыву расовой порчи не си­лой законодательных актов, которые мо­гут исчезнуть в одночасье, но силой здо­ровых расовых инстинктов, которые не­изменны. Генетический социализм - это небывалый рост национализма, который не нужно стимулировать в случае надвигаю­щейся внешней опасности, как это часто бывает. Общество, основанное на идее кровного родства, не нуждается в патрио­тических стимулирующих лозунгах, им движет качественно иной объединяющий признак. Границы государства приходят и уходят, а общая кровь остается.

Генетический социализм — это одно­временное осуществление идеалов как те­оретиков левого, так и правого политичес­кого спектра. Идеал левых - свобода, а идеал правых - порядок, но и то и другое осуществляется и условиях генетического социализма на практике безо всякого ущер­ба для одних и других. Генетический со­циализм - это и свобода и порядок одно­временно. Всякая политическая борьба в результате становится бессмысленной, по­литика постепенно отмирает, как форма жизнедеятельности. Политическое мышле­ние, всякая лозунговость, минутная комп­рометация или случайный успех исчезают за невостребованностью.

Наконец, нужно коснуться и весьма важного вопроса тонкого плана. Если го­сударство стоит за клонирование, то есть воспроизведение одинаковых в генетичес­ком плане людей, это вовсе не означает, что они будут совершенно похожи во всем. Нужно помнить, что существует еще 10% влияния фенотипа, то есть внешних усло­вий, которые невозможно воспроизвести даже для двух близнецов с максимальным подобием. Наконец, одинаковым людям не могут достаться одинаковые души, ибо ев­геника - это совершенно языческая наука, основана на вере в переселение душ. На­конец, одинаковые в генетическом плане люди могут воспроизводиться в разное вре­мя и в разных условиях, поэтому астроло­гические и геофизические факторы также обособят людей, наделив их разными ха­рактерами и судьбами. Антропотехнические опыты над людьми запрещает, как известно, больше всего христианская цер­ковь, ибо боится конкуренции. В языче­стве люди подобны Богам, и вправе сами решать свою судьбу. Поэтому ни одна язы­ческая религия никогда не запрещала сте­рилизацию, не запретит она и клонирова­ние, ведь ни один языческий Бог не отка­жется от того, чтобы как можно больше людей походили на него. Язычество ант­ропоморфно по своей сути, Боги в нем это квинтэссенция человеческого.

Напомним еще раз слова русского ге­ния Н. К. Кольцова: «Евгеника - что религия будущего и она ждет своих пророков». А мы уже сегодня, если сами того захотим, можем стать свидетелями но­вого евгеническою рассвета над необъят­ными просторами русской вольницы.

 

 

 
Троя-Илион и этногенез славян PDF Печать E-mail
Автор: Юрий Шилов   
29.03.2011 12:25

Общеизвестна история Ифигении — дочери героя Троянской войны Агамемнона, — чуть было не отданной в жертву за попутный ветер до Трои, но перенесен­ной богиней Артемидой в Тавриду. Спе­циалисты-мифологи знают также об «Ахилловом беге» (нынешняя Тендровская коса) напротив устья Днестра, а также о пристанище душ Ифигении, Ахилла, Патрокла, Елены на острове Левка (ныне Змеином) напротив устья Дуная. Странное тяготение малоазийской Трои, с падения которой в конце II тыс. до н. э. принято начинать исто­рию Европы, именно к Северному При­черноморью!

В середине XIX в. русские иссле­дователи А.Д.Чертков, Ф.Воланский,  Е.Классен поставили вопрос об этнолингвистических связях гомеровской Трои с праславянским миром. Откры­тие в конце того же века В.Хвойком необычайно яркой археологической культуры средиземноморского круга (но с заметными соответствиями в сла­вянской орнаментике и др.) у с.Триполье под Киевом придало весомость данному исследовательскому направ­лению. Однако мировая научно-рели­гиозно-культурная традиция — осно­ванная на «Истории» Геродота, Библии, «Повести временных лет» Нестора, и доныне отводящая славянам низшую ступень цивилизованности среди наро­дов Европы — воспрепятствовала раз­работке наметившегося было направ­ления даже в самой России.

Тем не менее, фактические данные продолжали накапливаться — ив 50-х годах XX в. украинские археологи С.Н.Бибиков и В.Н.Даниленко пришли к выводам о малоазийском происхож­дении трипольской культуры и о её постоянных контактах с ближневосточ­ными цивилизациями IV-III тыс. до н. э. Это придало новый импульс гипотезе Черткова и др., однако на протяжении 60-80 гг. её разрабатывали лишь непро­фессионалы: Н.З.Суслопаров и А.П.3нойко.

Затем задело принялись языковед С.И.Наливайко и археолог Б.Д.Михай­лов — первый из которых предполо­жил некую связь между Трипольем и Троей, а второй указал на возможность непосредственных контактов после­дней с уникальными святилищами Ка­менной Могилы под Мелитополем. Ос­новными аргументами Михайлову по­служили каменномогильские изобра­жения кораблей 3000-1400 гг. до н. э. критского типа, а также некие письме­на. Приступив к их дешифровке, выда­ющийся шумеролог А.Г.Кифишин от­крыл здесь не только древнейшую на Земле летопись, охватывающую — по крайней мере — VII-III тыс. до н. э., но и её фрагментарные копии в будущей Троаде и в Шумере... В те же годы Ю.А.Шиловым был исследован могиль­ник III-I тыс. до н.э. у с.Кайры (между низовьями Днепра и Каменной Моги­лой), в котором обнаружились древней­шие из ныне известных воплощения Зевса Талейского (критского) и Апол­лона Таргелия (гиперборейского), а так­же переход основного арийского мифа о змиеборце Индре в грекоскифский миф о пришлом Геракле и местной змееногой богине.

Наконец, Л.И.Акимова в своём обоб­щающем труде «Троянский мир в ан­тичной мифоритуальной традиции» (Со­кровища Трои. — М., 1996) пришла к вы­воду о том, что: «Те две «славы», ради которых Зевс устроил величайшую вой­ну, «слава отца» и «слава матери», име­ют особый, ритуально-героический смысл. Они — славы мертвых во имя живых. Слава такого рода чрезвычай­но укоренена в этнопсихологии славян, имя которых, возможно, связано с дан­ным понятием. Очевидно, славяне име­ли прародину на той северной терри­тории, которая стала центром создания будущей «истории Трои».»

Итак, специалисты различных профи­лей и с разных позиций подходят к од­ной и той же теории — которая и выд­вигается ниже на основании известной теперь совокупности фактов.

Около 6200 г. до н. э. группа жре­цов малоазийской прародины индоев­ропейских народов предприняла экс­педицию вокруг Черного моря с целью поиска земель для предстоящего рас­селения (обусловленного демографи­ческим взрывом и проч. последствия­ми укоренения молодого производя­щего хозяйства). Оказавшись в райо­не существовавших с XII или даже ра­нее тыс. до н. э. святилищ Каменной Могилы, они скопировали там (ясно, что не без содействия местных жрецов) на­чало вышеуказанной летописи — а воз­вратившись домой, поместили эту ко­пию на барельефе Праматери в специ­ально построенном храме (23/VII по­селения у Чатал-Гуюка, раскопанного Дж.Меллартом). Этот документ и свя­занные с ним обстоятельства следует считать не только древнейшим на Зем­ле договором о сосуществовании раз­личных народов (восточносредиземно-морских праиндоевропейцев и севе-ропричерноморских палеоевропейцев), но и основой земной цивилизации (в государственном, как будет показано ниже, её понимании).

Помимо письменных данных, имеют­ся также находки специфических сосу­дов, останков людей и животных, ука­зывающие на посещение Каменной Могилы и прилегающего Поднепровья выходцами из Восточного Средизем­номорья вообще и Чатал Гуюка в част­ности. Вслед за означенной экспеди­цией потянулись и переселенцы,создав­шие на протяжении VI тыс. до н.э. та­кие археологические культуры Подунавья как старчевскую, керешскую, а северо-восточнее — буго-днестровскую, сурско-днепровскую и приазовскую (включившую в свой ареал и Каменную Могилу). Их носители стали древнейши­ми земледельцами и скотоводами Ев­ропы — причем на базе культуры Кереш сложилось их этнокультурное, пра-индоевропейское в своей основе ядро, надписи и городища которого застав­ляют считать его древнейшим в мире государством Араттой.

В середине V тыс. до н. э. случи­лась вторая значительная миграция из малоазийской прародины в Подунавье, вследствие чего здесь возникла древ­нейшая индоевропейская археологи­ческая культура Винча. Вследствие та­кого натиска, центр праиндоевропейской Аратты смещается к Днестру, Бугу, а затем и на Правобережье Днепра — где на базе буго-днестровской культу­ры складывается трипольская. Культу­ра Триполья — это апофеоз древней­шего, притом общинного (а не классо­вого, как развитые Шумер, Греция и др.) государства Аратты.

Основой государственности трипольской Аратты был материнский род. Племена группировались в уру (Шумер) или же полисы (Греция), известные в последующей Руси как «города и веси». Араттские города площадью до 500 га и с населением до 40 тыс. человек имели концентрическую планировку (обычно с тремя внешними улицами-«стенами» и центральной площадью-майданом) и окружались селами, полями и угодья­ми. По прошествии примерно трёх, на четвертом поколении истощенные зем­ли заменялись поднятием целины, стро­ительством в её зоне нового полиса — и ритуальным самосожжением ста­рого [см. выше высказывания Акимо­вой о специфическом схождении сла­вы славян и троянцев, о северном ис­токе последних]... Соседом-антиподом земледельческо-оседлой Аратты стал скотоводческо-кочевой Ариан (ямная, среднестоговская и др. культуры) — сложившийся под воздействием первой преимущественно в степях Днепровс­кого Левобережья.

В XXIV-XXII вв. до н. э. случился Огигосов потоп и произошли суще­ственные этнокультурные пертурбации — в частности, утверждение семитской династии Аккада в праиндоевропейском Шумере, сложившимся вследствие выхода трипольской Аратты на свою малоазийскую прародину через Кавказ и Северную Месопотамию. Прекрати­лись периодические экспедиции шумер­ских жрецов к пращурским святилищам Шу-нуна (Руки Владычицы или Камен­ной Могилы), свмитизированный Урук повел экспансию против иранского форпоста Аратты (у совр. Шахри-Сотхе). Однако к этому времени южная часть ставшей патриархальной Аратты (у сёл Усатово и Маяки на Одесщине) уже освоила морской путь в Малую Азию — откуда, в частности, доставлял­ся металл.

Исследователи обнаруживают вза­имосвязи между гиперборейским пра-отцом Пелазгом древнейшей, протогре-ческой ещё мифологии, — а также ми­фическими Атлантом, Ахелоосом, Бо-рисфеносом, Кентавром и легендарным царем Огигосом. Третий-пятый из них — несомненные предтечи Ахилла, Борис-фена (Днепра) и Гандхарвы (воплощав­шего древнейшую в мире, арийскую конницу). Таким образом обнаружи­вается тождественность поздней­шей, притом преимущественно юж­ной Аратты с мифическими Пелазгией и Гипербореей — «Сверхсеверной» прародиной близнецов Аполлона и Ар­темиды, а также их матери Латы (см. П.В.Тулаев. «Родные боги» в журнале «Наследие предков» №3). Важно от­метить, что помимо аратто-пелазгийского или индоевропейского Пелазга, Гандхарва — образ сугубо арийский; Ахилл (а также, вроде бы, Атлант и Огигос, Артемида и Аполлон) — греческий; Борисфен же — славянский (ибо хоть и объясним греческим «С севера теку­щим», однако же несомненно тожде­ственен среднеднепровским притокам Берестенке, Берестовке и еще десятку подобных, а также доминирующим в этой области берестовым лесам и Бе­ресте (совр. Брест), Берестейщине и т.п. Несомненна также тождественность гиперборейско-греческой Латы и славян­ской Лады). В связи с такой этно-культурной триадой следует вновь обратить­ся к выводам Акимовой. Констатируя общепризнанное присутствие в гоме­ровской Трое трех этносов — аттичес­кого, критского, этрусского, — исследо­вательница замечает, что ведь изначаль­но и «в Троаду пришли с севера некие три племени, давшие филиации в Аттику (или Аркадию), Крит и Этрурию. Обрат­ное предположить невозможно.»

Поскольку изначальное арийско-греко-славянское этнокультурное единство обнаруживается уже в Пелазгии-Гиперборее, то не следу­ет искать его прародину В малоазийской Троаде — а нужно при­знать прародиной долину Борисфена с её Араттой и Арианом. По­скольку большая часть населения двух последних осталась в Северном Причерноморье (дав начало софиевской и среднеднепровской,катакомбной и ингульской археологическим культурам), то можно предполагать проявления родственных связей миг­рировавшей и автохтонной частей в последующие времена — в частности, в скифо-античные.

Итак, если и не славянские, то праславянские племена вместе с некоторы­ми же прагреческими и арийскими пле­менами XXIV-XXII вв. до н. э. морским путем переселились из совр. Одесщины в Троаду (отстроенную около 2390 г. до н. э. после полувекового пребы­вания в руинах). Этот уже известный маршрут уходил, по-видимому, и даль­ше — на острова Делос (куда сбежала гиперборейская Лато-Лада) и Крит (где обитал Зевс Талейский). В XVII-XI вв. до н. э. (задолго до, а затем сразу же после Троянской войны) большая часть праславянских лелегов, брежан, венедов, др. переселилась из Троады в Этрурию, получив здесь имя этрусков — среди которых впервые появляются русы. Не­которые из них, в особенности венеды, стали постепенно продвигаться «Янтар­ным» и проч. путями на север — к При­балтике и на Левобережье Дуная, — где римско-византийские авторы качала 1 тыс. н. э. зафиксировали их как несом­ненно славянские племена (которые по неверной традиции, как указано выше, принято считать древнейшими). Данных для разработки вышеочерченной схе­мы накопилось достаточно, особенно с учетом «неподдающейся расшифров­ке» троянско-этрусской письменности — которую Ф.Воланский и Е.Классен убедительно читали на основе славян­ских языков. Мы же сосредоточим вни­мание на взаимосвязях переселенцев в Трою со своими оставшимися в Поднепровье сородичами.

Среди специфических троянских легенд имеются мотивы с поднепровскими аналогиями:

Место для Трои на холме Ата выб­рал прародитель Ил, — там, где нашел пропавшую было корову и куда упал брошенный Зевсом палладий атлантиды Электры, прародительницы троянцев.

Этот фаллосовидный фетиш был сде­лан из костей Палланта, отца(?) богини Афинм. В этом цикле присутствуют па­раллели А(рат)те и Ил(оэн)у — как име­новался предтеча Аполлона, почитав­шийся после этрусками. Это «Солнеч­ное» божество аратто-пелазгийского происхождения породило, вероятно, се­мантический ряд родственных гречес­ких Эллена, Елены. Гелиоса (прароди­теля, виновницу Троянской войны, бога Солнца), а также гелонов и Гелона, сла­вянских Ильи и Галуни. Палладий, при всей своей мужской природе, обнару­живает и женскую принадлежность — что может быть сопоставлено со спе­цификой культовых статуэток причерноморской Аратты первой половины III тыс. до н. э. Они имели вид фаллоса, трансформированного из образа бо­гини-матери. В целом,данный мифоритуальный узел сопоставим с Троей-III (около 2390-2220 гг. до н. э.), воссоз­данной после пожара.

20-летний промежуток разрушений между Троей III и IV может быть сопо­ставлен с такими пертурбациями, как северная экспансия шумеро-аккадско-го царя Нарамсина для захвата мало-азииско-северомесопотамских торго­вых путей, и участие в отпоре этой экс­пансии арийско-хурритского союза племен Северного Причерноморья. В памятниках от Высокой Могилы (Днепро-Ингулецкое междуречье) до Стоунхенджа (Великобритания) прослеже­но, что примерно в это же время — в XXIII в. до н.э. — культ Луны в святи­лищах-обсерваториях сменяется куль­том Солнца. Это обстоятельство со­поставимо с переходом имени Фебы, луноподобной матери Латы, в эпитет её солнце подобного внука Аполлона, сме­няющего также Илоэна. При этом имя Артемиды — дочери Латы и близнечной сестры Аполлона — можно трак­товать как Арте-м(атер)-Иду, «Араттскую мать Иды» (богини жертвоприно­шении у ариев, а у греков — одноимен­ных гор жертвоприношений у Трои, на Крите и в Аттике). При этом означен­ные выше миграции сопоставимы с сю­жетом о бегстве гипербореянки Латы с новорожденными детьми на остров Делос — от гнева Геры, законной суп­руги Зевса.

Живший а V в. до н.э. «отец исто­рии» Геродот с удивлением описал пре­дания о странствиях гиперборейцев на Делос для поклонения храмам Артеми­ды и Аполлона. Для его греческих со­отечественников такая традиция была уже позабыта. Но они продолжали хранить миф о сражении гиперборе-янки Опис с Орионом и его псом. В Троаде данный сюжет связывался с образами Артемиды, Гесперид, Зое (две последних — богиня восхода и атлантиды, хранительницы яблони, плод кото­рой послужил поводом для ссоры бо­гинь и провокации ими Троянской вой­ны), а также Кефала, Тмфона и Зевса — душа которого представлялась а виде «золотого пса». Уникальное соответ­ствие кругу данного мифоритуала об­наружено в одном из многих изобра­жений Каменной Могилы: женщина, вос­седающая над поверженным псом, по­ражает мечом копьеносца.

Считается, что наименование Троя древнее Илиона (как некий пращур Трос древнее вышеупомянутого Ила), и что первое обусловлено не толь­ко отмеченной выше троичностью её этнокультурного состава и т.п., но так­же трехчастностью её крепостных стен. К последнему мы ещё возвра­тимся, а сейчас завершим наше рас­смотрение вопроса о схождении Трои с Трипольем. Такое схождение представляется поначалу случайнос­тью — поскольку название современ­ного населенного пункта под Киевом было избрано для дефиниции одной из многих археологических культур произвольно. Никоим образом не ут­верждая (пока что?) связь между их жителями, следует всё же настаивать на родственности их имен — охватывающих, к тому же, некий этап арийско-греко-славянского единства. Дело в том, что Триполье следует трактовать не как «Три поля», а как «Три полиса». Такой вывод напраши­вается при взгляде на карту прилега­ющей местности: Триполье располо­жено посередине между двумя при­мыкающими к Днепру же Трахтемировским и Ходосовским городищами, а от него самого на сотни километ­ров расходятся три «змиеаых вала». Кроме того, полисы-«защиты» лежат в основе родства славянского Купалы,арийского Гопалана, гиперборейско-греческого Аполлона.

«Пуп Земли» Омфана и Геракл по­родили восприемника Ила — «влады­ку каменных людей» Лаомедонта. Ему приписывается сооружение кре­постной стены вокруг Трои-IV (2200-2000 гг. до н. э.), за южными ворота­ми которой было обнаружено клад­бище с антропоморфными стелами, подобными распространенным в это же время в Северном Причерномо­рье. Эту каменную стену построили боги Посейдон и Аполлон, а также герой Эак — участок которого не выдержал испытания змиями. Вторая легенда данного цикла повествует о том, как странствуя между своими подвигами по угону быков Гериона и битвой с амазонками, Геракл ока­зался в Трое — где заслужил от Лао­медонта пару божественных коней тем, что спас его змееподобную дочь Гесиону от змия. Не получив обещан­ной награды, герой собирает греков и учиняет Трое разгром, а Гесину вы­дает замуж за сына Эака, имя кото­рого — Теламон — означает «ремень для ношения (различных предме­тов)». Указанный разгром непосред­ственно предшествовал Троянской войне, случившейся в правление сына Лаомедонта — Приама. Подобную ле­генду, в передаче Геродота, расска­зывали «живущие у Понта эллины» о происхождении агафирсов, гелонов и скифов. Одноименные родоначальни­ки этих племен были рождены змееногой богиней днепровских «Плавней»-Гелеи от брака с Гераклом — ко­торый, гоня быков Гериона, забрел в ее пещеру в поисках своих пропав­ших коней. Оставляя богиню рожать, герой подарил будущим сыновьям лук и пояс с подвешенной к нему чашей. Отзвуки данной легенды доныне бы­туют применительно к змиевой пеще­ре острова Перун в низовьях Днеп­ра. К тому же Геракл(ос), «прослав­ленный (богиней) Герой (герои)», — пелазго-греческий аналог славянско­го Ярослава.

И в троянеко-греческой, и в скифо-античной традиции вышеочерчен-ные легенды с участием Геракла от­носятся примерно к середине II тыс. до н. э. или ко временам Трои V-VI (2000-1700-1250 гг. до н. э.). Тогда же в Днепро-Донском междуречье (у г.Бельска Полтавской обл.) мог воз­никнуть Гелон — после Троянской войны и отстраивания Илиона (око­ло 800 г. до н. э.) на месте разру­шенной гомеровской Трои-VII (1250-1020 гг. до н. э.) ставший крупней­шим, по тем временам, городищем Европы. Вероятно, Гелон — удивлявший Геродота «скифо-эллинским» диалек­том, храмами и Дионисийскими мисте­риями на греческий манер, был цент­ром полиса, наиболее унаследовавше­го былую Аратту (в форме княжества Арсании со столицей Артой существо­вавшей в Поднепровье в составе Ки­евской Руси). Если гелоны были остат­ками прагреческой ветви Аратты, агафирсы — ветвью её фракийских потом­ков, а скифы — потомками иранского ответвления ариев, то славяне могли скрываться под именами геродотовс-ких борисфенитов [см. выше об эти­мологии Борисфена-Днепра], невров (обитавших в бассейне Непры-Припяти), «скифов» — сколотов («солнечный» этноним которых, присущее им священ­ное золото, прародитель Таргитай [ср. с эпитетом гиперборейского Аполло­на Таргелия, с малоазийским «Побеж­дающим Солнце» Таргелиусом, с Тархом Тараховичем древнерусских ска­заний и проч.] находят специфические соответствия в Трое-Илионе) и др.

В монографиях Б.А.Рыбакова «Язычество древних славян» н «Язы­чество древней Руси» приводится не­мало этноисторических данных, кото­рые хорошо согласуются с вышерассмотренными и при дополнительных исследованиях могут более точно рас­пределиться в своём происхождении между Араттой, Арианом и производ­ной от первой Пелазгией-Гипербореей. Наиболее показательные из доныне бытующих в Поднепровье мифоритуалов сконцентрированы вокруг Рахманского Великдня, который отмечается на 25 день после обычном Пасхи. Спе­цификой данного празднества являют­ся: модель именно арийского курга­на (с крашенными яйцами по числу по­минаемых покойников, соответствую­щих здесь арийскому «Мертвому яйцу» Мартанде, рожденному круглым и крас­ным) и легенда о переселении лучших из людей (б)рахманов за Синее море (где они ежегодно поджидают плыву­щую с родины скорлупу пасхальных яиц, дабы воссоздать из неё Праяйцо), а также богатейшая орнаментика яиц-писанок с явными реминисценциями змееногих и парных богинь, трипольских и ингульских свастик, крестов, звезд, крито-микенских бегущих волн и т.п.

В отредактированной церковью и самодержавием, а также научным скеп­сисом древнерусской литературе сви­детельств о троянско-праславянских связях сохранилось немного. Заман­чиво связать именно с Троей упоми­нающиеся в «Слове о полку Игореве» тропу Трояню чрес поля на горы, вечи Трояню, землю Трояню, седьмой век Трояни. Еще заманчивее признать под­линной «Влесову книгу» с её этрусско-подобными письменами, рассказами о странствиях славян между этрусским Семиречьем, Карпатами, приднепровс­кими Киевом и Галунью. Между тем, об­щепризнанны в ученом мире лишь сви­детельства «Повести временных лет» об отождествлении якобы древнейших славян с нориками (частью подунайских, поздних венедов) да некая тради­ция Скифии в Руси, якобы древнейшей государственности восточных славян.

Очерченная Выше теория про­исхождения праславян и их государ­ственности во взаимосвязях с поднепровской Пелазгией и малоазийскои Тропдой середин III-II тыс. до н. э., причем из ядра индоевропейского, древнейшего в мире государство Аратты, — рано или поздно займет надлежащее место в исследовани­ях и культурно-исторической иерархии цивилизованных народов Земли.

 

Бореады — сыновья Борея, бога северного ветра, преследующие Гарпий. Середина VI века до н.э.

 

 

 
Мировоззрение древних славян PDF Печать E-mail
Автор: Федоров B.М.   
29.03.2011 12:19

Духовная жизнь древних славян обычно рассматривается как проявления язычества. В связи с различными характеристиками данного термина возникает необходи­мость уточнение смысла и содержание понятия «язычество».

Термином «язычества» обознача­лись не-еврейские религии со стороны «богоизбранного народа», который в силу этого и называется народом как таковым. Другие племена это «чуждые народы», «языки» (точный славянский пе­ревод через греческий с древнееврейс­кого языка). Религии этих народов в Библии получили название «язычество», вне зависимости от того, какие это были религии: монотеистические, дуалистичес­кие или политеистические. С точки зре­ния талмудического иудаизма все неев­рейские религии являются языческими (в том числе христианство, в различный его проявлениях, и ислам).

Христианство, в свою очередь, счита­ет язычниками всех, кто не исповедует единого истинного Бога, хотя, собствен­но религиозным считается и поклонение силам природы.

С другой стороны, индийские иссле­дователи подразумевают под языче­ством поклонение «агаме», распростра­ненное и по сей День среди неарийских народов Индостана, «дасью», которые исповедуют так называемую «черную» религию.

В связи с изложенным представля­ется вполне корректным различение между, во-первых, верованием и религи­ей, как особой формой так называемо­го общественного сознания, которая не всегда имеет Бога (даосизм), и во-вто­рых, язычеством как особым типом дея­тельного мировоззрения (неоязыче­ством) и ведическим мировоззрением, которое было присуще древним славя­нам и не было религиозным ни по каким свойствам.

Религия в ее, например, монотеисти­ческом воплощении, предполагает «транс­цендентную имманентность» Бога по отношению к миру. Поэтому Бог явля­ется причиной мира, абсолютом. В та­ком случае характеристика отношений между человеком и Богом, как писал Мартин Бубер, является одной из глав­ных для религии. Отсюда «неизлечимый» дуализм, поскольку Бог (в иудаизме и хри­стианстве и исламе) целиком в мире не растворяется. Эта «дуалистическая фан­тазия, — по словам Ф.Ницше, — оторвала Бога от природы и превратила его во врага жизни», поскольку он сверхъестестве­нен для «естественного», т.е. жизни.

Такого рода дуализм согласно О.Шпенглеру принимает магическую на­правленность в теологии иудо-христианства(1): радикальное различие между созданным (миром) и несозданным (Бо­гом). Абсолют — это не мир. Мир не является божественным, он не тело Бога, он не является вечным или изначальным. Это не эманация первопричины, и свято­стью а тем более священностью, он не обладает. Действительность, следова­тельно, предстает в виде двойственнос­ти. Этим миром правит антагонизм абсо­лютных добра и зла (борьба Света и Тьмы). Он предстает в виде арены, на которой развивается борьба, но смысл ее находится вне мира. Этот смысл не­понятен человеку, страшен для него и поэтому сознание человека подчиняет­ся божеству. Происходит это постоль­ку постольку и мир, и человек являются просто местом преобразования Тьмы в Свет, зла в добро. Для человека это оз­начает возможность (по милости Бога) искупить свою изначальную первоначаль­ную греховность. Необходимо подчер­кнуть, что религиозный дуализм, борьба противоположностей (Бога и сознающе­го свое совершенство человека) пря­мехонько приводит к атеизму, к идее ре­волюционного уничтожения и Бога, и мира, т.е. к сатанизму.

Впоследствии такого рода дуализм нашел свое проявление в различных си­стемах знания. В философии — это ду­ализм «вещи в себе» (точнее «вещи для себя») и сознания, в науке поиск истины (системы знания), независимой от воли сознания людей и т.д. Таким образом, под влиянием религиозного мировоз­зрения подлинный мир стал восприни­маться как сказка, нечто иллюзорное, поскольку Бог, прежде всего в-монотеистических религиях, утверждает себя в виде единственной, а потому абсолют­ной, реальности. Творение мира в этих религиях не понимаются как нечто обя­зательное, неизбежное для Бога, а про­сто как беспричинное действие, простая «щедрость от доброты» Его.

Современное понимание язычества выражают такие мыслители, как Ален де Бенуа, Юлиус Эвола, Рене Генон. Они трак­туют язычество прежде всего как вос­становление связи с прошлым, рассмат­риваемым как нечто непреходящее, веч­ное, основываясь на мысли Хайдеггера, что прошлое — всегда будущее. Это предполагает частичное принятие древ­них индоевропейских религий, но духов­ное принятие, т.е. стремление обнаружить в них нечто, что принадлежит современ­ности, принадлежит наследникам этой религии. Дело в том, что боги (центры ценностей) и верования проходят, а сис­темы ценности (вера в них) остается. Проще говоря, язычество понимается как некая религиозная ценностная система, утверждающая священность и святость Бога, поскольку неверие (любое) есть признак разрушения в человеке специ­фически человеческого. Язычество в этом смысле есть противодействие хри­стианству, которое идее Бога придало болезненный характер, а не позитивно-радостный.

Данное понимание язычества навеянно иудо-христианской трактовкой язы­чества, как религии, присущей сознанию древних греков и римлян, а потому про­тиворечиво. В частности подчеркивает­ся, что человек устанавливает религиоз­ное отношение между собой и космо­сом, выражаемое в рассуждениях Пла­тона об отношениях между ощутимым и сверхчувственном, рассуждения впос­ледствии продавших августианство. Че­ловек может, в связи с этим, по Платону, реализовать себя, только усвоив боль­шую часть вечных идей. Это способство­вало развитию личности ответственной, не пренебрегающей своим долгом чести, личности героической, не боящейся гре­ха (в трактовке христианства). Человек провозглашается потенциальным Богом, поскольку Бог есть символ архетипа че­ловеческого бытия, нечто деятельное. Поэтому судьба, например, не есть фа­тум (жесткая система зависимостей, на которую никак нельзя повлиять челове­ку), a amor fall, т.е. нечто достойное люб­ви человека и его ответственности, по­нимаемых как деятельность.

Беря за образец так называемое ан­тичное язычество, неоязычники стремят­ся обосновать свои взгляды, борясь тем не менее с религиозным монотеизмом, который, по их взглядам, является откро­венным дуализмом. На самом же деле считают они, может существовать недуалистический монотеизм, отождествляю­щий абсолютное бытие с миром и не противоречащий политеизму. Важно, что­бы божественное само по себе, как та­ковое, могло в разных своих сторонах соответствовать разным богам.

Под божественностью здесь пони­мается божественность природы. Одна­ко в связи с этим возникает вопрос, как понимать указанную характеристику природы, как к ней относиться: покло­няться ей вплоть до самоуничижения и самоотрицания, или воспевать ее так, чтобы божественность превратилась «в утверждение жизни и восторг перед ней»? (Ф.Ницше).

На этот вопрос, исповедуя религиозность, вразумительно ответить, на наш взгляд, невозможно, ибо любой тип религиозности предполагает поклонение сверхъестестественному, в надежде умилостивить его, с тем, чтобы через самоуничижение добиться спасения, смысл которого сводится к непосредственному потреблению райского бытия.

Чтобы ответить на данные вопросы, представлявтся необходимым обратить­ся к тому периоду жизни древних славян, когда сама их жизнедеятельность не нуждалась ни в каком удвоении мира, ни в каком дуализме бытия, или в единстве и борьбе «противоположностей», присущих, якобы, реальному миру.

Древние славяне рассматривали себя в неразрывной связи с Природой, которая творит сама себя. Силы, так понимаемой природы олицетворялись ими в виде Триглава-Сварога, по-разному воплощающегося в своих ипостасях: Сварог-Дажьбог дает все для жизни, Сварог-Род есть прародитель человече­ства. Поэтому славяне считали себя происходящими от Бога (Природы), внукамиДажьбога. Это единобожная вера в знание, познание сил Природы, т.е. ведическое мировоззрение, а не языческая религия. Древние язычники (с точки зрения иудо-христианства): египтяне, греки, обладая предметно-художественным мышлением, с трудом постигали возможность отношения к природе с позиции шания и познания, поэтому предпочитать верить в сверхестественное, хотя и в анропоморфном его виде.

Сегодня никто не будет отрицать факт, что славяне принадлежат к индо­европейским народам — ариям, обитавшим на широкой полосе евразийских степей от Польши до Урала и ставшим земледельцами. С Урала арии стали про­ткать в Иран, Индостан и Малую Азию. По мнению индийского ученого, знато­ка санскрита во всех его формах, Тилакa, предки индийцев, арии, покинули Арктиду (арктические земли) 10-8 тыс. лет тому назад. (2)

Время существования Арктиды (материка, который сейчас находится под водами Северного Ледовитого океана), это та эпоха, когда духовные и интеллектуальные способности человека были намного выше теперешних. Эти люди обладали, как показал советский исто­рик Б.Поршнев, особыми парапсихологическими способностями. Термин «арья» носил духовно-нравственный смысл, и обозначал принадлежность человека к цивилизации «Бхарата-варша», основанной на духовных принципах, так сказать антитехнократических. Позднее, с началом переселения ариев, термин «арья» стал обозначать расовость и эт­ичность, с помощью которого пытались отличить потомков этой культуры от разного рода инородцев, например, дасью в Индостане и шудры.

Антитехнократичность жизнедея-тельности ариев, вернувшихся из Индии на просторы от реки Ра (Волги) до Карпат, проявилась в том, что они из кочев­ников превратились в земледельцев. Кочевники, по мнению А.Вармунда (3), нaxoдятcя не в человеческих отношени­ях с природой, а в животных. Любой пастух живет за счет стада и также, как и стадо, земля для него являются предме­том объедания,потребления и простым носителем энергии.

По мнению автора этой книги нео­литическая революция, породила трудо­вые отношения между человеком и зем­лей. Труд является, по Вармунду, пока­зателем разрыва естественных взаимо­связей: земля превращается из предме­та труда (собиратели и рудокопы) в ору­дие труда. Другими словами, земля выс­тупает в виде машины, что в последствии повлекло за собой промышленную ре­волюцию, и пашня становится основой те­ории и техники, а последняя изменяет мир, делая его удобным для человека (рас­терявшего к этому времени парапсихические и биоэнергетические способнос­ти. - В.Ф.), она — гуманизированная при­рода.

На наш взгляд, А.Вармунд, отметив важность кочевого образа жизни как самостоятельного этапа развития чело­вечества, делает не совсем адекватные выводы относительно земледелия. Дело в том, что труд действительно есть раз­рыв естественных взаимосвязей челове­ка и природы (космоса) и он послужил началом технократизации жизни челове­чества. Но в славянских языках суще­ствует слово «работать»: созидать, творить, совершать деяния на основе есте­ственных взаимосвязей с природой (кос­мосом). Земледелие не просто поддер­живает количественно солнечную энер­гию на Земле, но и увеличивает ее коли­чество, ибо из одного зерна выращива­ют 30 зерен, в виде колоска, например, пше­ницы, а не просто травы, которая дает урожай 1:1. Это также верно, как из 1 кг железа, нельзя произвести 30 кг же­лезных гвоздей. Основа накопления лю­бого богатства есть прирост живого ве­щества, аккумулирующего не энергию Земли через производство, формы, как это делает промышленность, а энергию Солнца. Таким образом, технику нужно рассматривать как гуманизированную природу, но с обратным знаком, т.е. как средство сделать жизнь человека удоб­ной в смысле потребительском, но не необходимо — созидательном.

Наши предки славяне не могли себе позволить столь кощунственного, несыновьего отношения к матери-земле, к природе, космосу, ибо считали себя вну­ками Дажьбога, его прямыми естествен­ными потомками, продолжателями в свя­щенном деле увеличения «разумности» во Вселенной.

Каждый из них осознавал свое не­посредственное генетическое родство с природой, Космосом и свое действи­тельное влияние на Природу и Космос-Современные ученые согласны в том, что Космос арьи-славяне понимали как дей­ствие созидательных и разрушительных сил, стабилизируемых некой третьей си­лой — Триглавом.

Если плоскостно рассматривать вза­имоотношение Прави-Нави-Яви (4), то вырисовывается модель (см. рисунок).

Миром правит Правь, она является законами, истиной Сварога, творца всего, что есть. Правь управляет, следит за по­рядком как над видимым (явью), так и над невидимым (навью). Душа, как осо­бое проявление Сварога, осуществляет управление, контроль над людьми, родом человеческим, являясь одновременно ипостасью триединства: Душа, Мощь и Плоть. Триглав един в трех ипостасях Свентоаида, Перуна и Сварога не возвы­шается над троицей «Мир» и над трои­цей «Душа», а как бы является связыва­ющим звеном, охраняя единение их. На наш взгляд пространственная модель триединства навеяна понятием времени, понимаемого как летящая стрела (биб­лейское время), и не фиксирует циклич­ности, «коло», столь характерного для верований древних русов.

Более приемлемым подходом мож­но считать рассуждения А. К. Белова, где он говорит уже о вертикальном времени, о пространстве сторон света, о первоначальных четырех стихиях (огонь, вода, небо, земля), о простран­ственной ориентации человека (вперед, назад, вправо, влево). При этом им подчеркивается, что стрела времени харак­теризует состояние изменения чего-то, а циклическое время характеризует це­лое само по себе, что и является под­тверждением равновесия процессов, происходящих во Вселенной. Едине­ние вертикальной и горизонтальной плоскостей не дает третьей части Триглава. Ее А. К. Белов находит в так на­зываемых бинарных оппозициях. Они являются, на языке гегелевской фило­софии, «единством и борьбой проти­воположностей», (5) которые бесконеч­но повторяются и в малом и в боль­шом, в каждом явлении мира. Данные рассуждения А.К.Белова, а также В.И.Скурлатова, очень интересны, но глав­ное возражение против них называет именно «плоскостность» данной мо­дели, навеянная гносеологичностью, когда человек просто смотрит на него.

Из этого затруднения попытался выйти А.Иванченко. (6) Он считает, что нельзя приписывать древними славя­нам суеверный страх древних греков перед возможностью познать законо­мерности космоса (поэтому они и зап­ричитали о «борьбе противоположно­стей» как проявлении хаотичности, энтропийности). Славяне признавали, в от­личии от них, сущность соразмерности взаимодействии и взаимозависимостей в природе в виде Триглава.

Противоположности не могут всту­пать в борьбу между собой (мужское и женское должно бы тогда драться между собой, а не взаимодействовать ради своего продолжения). В элект­ричестве положительные заряды не устремлялись бы к отрицательным, что­бы создать энергию действия.

Взаимоотталкиваются не противопо­ложности, а однородности, поскольку их слияние имело бы своим результатом бесплодие.

В любом отрезке, части природы все­гда идет созидание из двух третьего. Но данное конкретное триединство может неприрывно развиваться, только при наличии некоей производной двух взаимодействующих противоположностей, которая является проявлением чего-то еще, более высокого порядка (иерархич­ность Вселенной от тонко-материально­го к грубо-материальному). Поэтому нельзя говорить о наличии только плю­са и минуса как полюсов организации материи. Например, Земля имеет четыре экваториальных полюса (точки равноден­ствия и солнцестояния), а также два по­луденных и два полуночных т.е. восемь полюсов. Их соразмерное взаимодей­ствие и обуславливает все движения на­шей планеты в пространстве. Древние Славяне впервые открыли закон сораз­мерности (гармонии) — осьмву.

К числу особых знаний о мирозда­нии следует отнести модель Вселенной, а также знание о форме нашей планеты, зафиксированные в дохристианской кни­ге «Лад Сварожья», которой более трех тысяч лет до Р-Х. По представлениям древних славян земля должна иметь яйцевидную форму. Внизу, за полуден­ным кругом (экватором), должно быть вместилище силы постоянства. А матка силы животворной (энергия) должна быть круглой, иначе не будет равномер­ного вращения Земли вокруг своей оси.

Эти рассуждения основывались на принципе, гласящем, что малое повторя­ет в себе большое и наоборот. Поэтому яйцо, понимаемое как основа жизни, дол­жно повторять и форму, и структуру планеты.

Примерно поэтому же принципу строились представления о Вселенной. Малого Сварожья (Малого Космоса или Мира и Антимира). Здесь все строится по принципу, говоря современными тер­минами, совместного бытия мира и ан­тимира (наша часть малого Сварожья и другая часть Малого Сварожья). Оба они в п-мерном пространстве предста­ют как два взаимосвязанных триедин­ства внутри гиганского восьмигранника и все эти части Вселенной удерживают­ся как бы в «яичной скорлупе», образу­ющей такую силу энергии, благодаря которой сохраняется порядок движения небесных тел во всем Малом Сварожье. В этой же книге говорилось о наличии в нашем Коле Яриле (солнечной систе­ме) десяти планет: девять постоянно дви­жутся каждая по своей дороге (орби­те), а десятая носится по Колу Ярила то там, то сям и называется Странником. За седьмым, считая по удаленности за Ярилом, Эмитом (Ураном) находится восьмая планета со спутником, Рогач, поскольку у нее как бы четыре светя­щихся рога. Девятая, самая крайняя в Коле Ярила, планета Колдун.

Таким образом, древние славяне име­ли возможность многомерного воспри­ятия многомерного мира, которое, конеч­но, и, плоскостно отражали на чертежах «Чертами и резами» (плоскостными бук­вами).

Здесь мы подходим к сложной и очень важной во всех отношениях про­блеме наличия у славян своей собствен­ной письменности, существовавшей за­долго до христианских просветителей Кирилла и Мефодия.

Знания эти, конечно, намного старше знаний так называемых «исторических» цивилизаций. Древние арии, славяне по-видимому имели возможность не толь­ко вести себя по законам космоса, но и имели соответствующие знания, фикси­руемые в виде особой азбуки, грамоты букв, имеющей всеясветный смысл и яв­ляющийся источником знаний всех «ис­торических» цивилизаций.

Примером этого может служить го­род Аркаим. Его искали и знаменитый астроном Делиль, которому индийские жрецы указали реальную родину Ариев — место откуда они расходились по земле, и Петр I, и Екатерина II (которая, кстати, указывала, что несомненно руси­чи имели свою письменность еще до введения христианства), и многие другие.

Можно предположить, что арии ушли с прародины, затонувшей в Северном Ледовитом океане — Арктиды на Урал, обосновались в стране «Ариана Вэджа» (арийский простор) в южноуральских степях. Они основали, по некоторым дан­ным, пятнадцать ветвей арийского дре­ва народов, разошедшихся по всему северному полушарию нашей планеты, принося с собой культуру и процвета­ние.

Аркаим, окончательно открытый 20-24 июня 1987 года, построен по принци­пу свастики и золотого сечения и вы­полнял функцию города, храма и обсер­ватории. Он расположен по координа­там 52039" северной широты и 600 вос­точной долготы. (В точках, подобных расположению Аркаима, по всему 520 северной широты находят города-обсер­ватории). Города, построенные по типу Аркаима, уже открыты в Прибалтике, на Севере, в Печорах, в Сибири, в Крыму, на Кавказе.

Секрет Аркаима состоит в том, что он открывается не для каждого: его энергетика настолько своеобразна по своей силе, что некоторые люди, побы­вавшие около него, лысеют, у многих де­вушек, никогда не рожавших, начинается лактация. По ночам бывает какое-то све­чение из земли.

Поскольку Земля не является абсо­лютным шаром, а похожа на яйцо, то в точках пересечения ее реальной фор­мы с воображаемой абсолютно шаро­образной формой наблюдают неорди­нарные свойства пересечения «дыхания» Земли и Космоса, которые для невежд часто бывают разрушительными.

Анализируя «Золотое сечение» круга Аркаима, можно выявить и сокровенный смысл свастики не только как символа «Золотого сечения», необходимого для проектных и строительных работ. Если смотреть за горизонт из города-обсер­ватории Аркаим перед рассветом, то в начале появится один вертикальный луч, потом можно увидеть духовного воина с мечом, до того момента, пока Солнце не поднимается на 15 градусов.

Сходными свойствами обладает и знаменитое Куликово поле. Здесь обнаружен шаблон, по которому изготов­лялись треугольные плиты, используемые для указания пределов угла между точ­ками восходов Солнца в дни летних и зимних солнцестояний.

Эти плиты с углом в 1200 при верши­не и по 300 при основании, составленные между собой основаниями, образуют ше­стиугольник, со вписанным в него рав­носторонним треугольником — «громо­вой знак» по древнеарийским и древне-славянским поверьям. (Появление «гро­мового знака» относится по подсчетам современных ученых к 9-му тысячеле­тию до н.э.).

Шаблон имеет 3-й хордовых среза, один из которых, помеченный треуголь­ными зарубками, имеет сторону «вось­миугольника» (осьмаги), являющийся зна­ком Солнца, еще более раннего, чем «гро­мовой» шестиугольник.

Арии, их потомки славяне-солнцепок­лонники, понимали Солнце не религиоз­но, а как животворный источник нашего космоса (малого Сварожья). Все пред­меты обихода, а также культа отражали и выражали это миросозерцание. Изве­стно, что славянские избы имели низкую крышу в виде равнобедренного треу­гольника с теми же углами 120' и 30', но на торце ее имелось маленькое круглое отверстие, через которое в дни зимнего солнцестояния солнечный луч указывал на противоположной стенке а сенях, что «солнце шло на лето, а зима — на мо­роз».

В раскопках, произведенных в Горчаковском лесу у села Медвин выявле­но, что в середине 3-его тысячелетия до н.э. славяне уже владели письменным языком, что видно на двух прямоуголь­ных столбах, на которых чертами и резами, праславянскими буквами, выбиты по принципу правой спирали, письмена, и еще не разделенные на слова, в переводе на современный русский язык, гласящие, что «Будет Голунь сердцем сердца нашего», т.е. административной столицей русичей.

Фонетическим письмом в то вре­мя (шестнадцатом веке до н.э.) кро­ме русичей владели еще этруски и род­ственные им троянцы. Надгробная над­пись на могиле Энея, найденная польским ученым Фаддеем Воланским и относя­щаяся к середине 12-ого века до н.э., сделана спиральной строкой, не разделена на отдельные слова, хотя русичи уже более, чем за 3 столетия до этого, писали прямой, слева направо и текст был разделен на слова. Это говорит о том, что троянцы позаимствовали у русичей азбуку и сам характер письма. (7) Еще древнегреческий историк Диодор Сици­лийский писал: «Хотя вообще эти буквы называются финикийскими, ибо их при­везли пеласги Эллинам из страны фини­кийцев, они могли бы называться пеласгическими, поскольку пеласги пользова­лись ими раньше финикийцев» (8.67.1). Современный украинский историк и фи­лолог Н.З.Суслопаров в статье «Рас­шифровка наидревнейшей письменнос­ти с берегов Днепра» однозначно счи­тает, что Кадм, привезенный финикийца­ми в Грецию, познакомил дорийцев с той фонетической письменностью, которая давно уже была у пеласгов-троянцев, пе­реселившихся через остров Крит а Па­лестину, где их стали называть филистим­лянами.

Важно отметить, что у славянского рунического письма («черты» и «резы») и старославянского литературного об­щий словарный состав, а также полное совпадение многих грамматических форм самой стойкой части языка.

Знания и верования древних славян, прямых потомков ариев, были ведическими и имели выражение в праславянском письменном языке, который имел несколько исторических типов. (8).

Расхожее мнение, что Кирилл и Мефодий самостоятельно создали славянскую письменность, не выдерживает критики.

По словам Черноризца Храбра (бол­гарский монах, живший на рубеже IХ-Х зв н.э.) «Прежде убо словени не имеху книг, но чертами и розами чтеху и чадаху». Это докириловское письмо назы­вается «черты и резы».

В житиях Кирилла отмечается, что будучи в Корсуне (Крым) он видел у одного русского Евангелие и Псалтырь, написанные русскими письменами, кото­рые он быстро научился понимать, «к своей беседе (к своей болгаро-македонской речи), прикладывая различные пись­мена, гласные и согласные», сказав, что многому они его удивили («мнози ся ему днвляху»).

Свидетельств существования у рус­ских людей своей письменности много. Нас сейчас более интересует мировоз­зренческий вопрос, ибо ясно, что навя­занная русским людям кириллица (гла­голица) несла с собой идеологический заряд. Дело в том, что во времена Ви­зантии знания древних славян, выражен­ные в книгах, уже вызывало у христиан страх и ужас, ибо, например, в книгах по медицине, рассказывалось не только о лекарствах и снадобьях, но и о биоэнер­гетике. Более того, буквы, предшествую­щие «чертам и резам», можно было мно­гомерно воспринимать так, что можно было, открыв книгу, увидеть во всем объеме живого человека, что-то чертив­шего, а готовый чертеж как бы встает между ним и читающим книги, написан­ные этими буквами. Особенно воспри­имчивы к многомерному многоцветно­му восприятию этих первоначальных букв были дети 3-5 лет, здоровые физически, социально и духовно.

Христианская церковь все это объя­вила волхованием, ведьмичеством, за что ведьм сжигали на кострах, а волхвов и ведунов разрубали, вдоль и попалам. Христианству было очень выгодно вне­дрять на древней Руси еще не вполне ставший славянским болгарский язык, поскольку народ не должен понимать все то, что читалось с амвонов церквей, а заодно так было легче вытравить па­мять о своем уникальном прошлом. Тем не менее христианство не смогло унич­тожить напрочь ведическое мировоззре­ние у русских людей, хотя оно вынужде­но было «уйти» в фольклор, в так назы­ваемое двуверие (народные верования и официальное православие), а правосла­вие вынуждено было свои праздники примерять к ведическим и т.д.

Любое мировоззрение, присущее тому или иному народу, этносу есть не просто выражение его души, но и спо­соб мышления, осуществление нрав­ственных и интелектуальных качеств. Все это проявляется в так называе­мых верованиях, которые намного глуб­же и шире религиозных. В целом ве­рования древних славян и русских прежде всего можно свести к не­скольким принципам: убеждение в единстве сущности и существования (причина мира не отделяется от мира, нет дуализма), воспевание триединства (Триглава) по всем уровням бытия, по­нимание Бога как Вседержителя.

Русские, как уже подчеркивалось, мыслили себя потомками Бога, они вну­ки Дажьбога, попечителя землевладель­цев оральщиков, сеятелей. (9) Хотя Бог для них был повсюду, храмы не были местом умилоствования, а были места для посвящения Достойных, (место, где через выжигание зла, осуществлялось очище­ние для прихода космической энергии). Дело а том, что не сделав добрых дел, нельзя было доложить о своей причас­тности к духовной, опрятности т.е. пока­зать степень своей святости (разумнос­ти). Субстанции было три вправь», «навь», «явь», которое не отделялись от сил природы и поэтому проявлялись в ней: «Правь» и «Явь» как бы в пре­делах наших скоростей, а «Навь» в других пределах скоростей, в «том мире». Поэтому пантеон богов был скорее всего символом сил природы, влиявших на человека.

Как уже отмечалось. Три глав есть плоскостная модель Вселенной. При многомерном подходе «высший» и «низ­ший уровень, «извне», «изнутри» «снару­жи» становятся понятиями отосительными, ибо каждая точка, уровень, угол вы­полняет свое предназначение,будучи не­прерывно соединенным со всем другим.

Поэтому можно говорить о иерар­хии Богов, зафиксированной на данный момент времени. С другой стороны, если под Богом понимать как то, что управ­ляет низшем, вливая свою энергетику в него с тем, чтобы жизнестрой на данном уровне смог созреть и обрести дар (воз­можность) созидать жизнь по законам Космоса, то можно говорить о Богах различных явлений, стихии и сил космо­са. Например, Ра-Бог Солнечности, тот Свентовид Бог богов, тот который мно­жит небесный жизнестрой. Перун-Бог планеты Земля, громовержец Сварог-Бог огня, он Бог защитности через вооруженности (в том числе искусством и се­мейственностью), Велес Бог любви и гра­мотного уважения к природе и т.д.

Древние славяне осознавали себя таковыми, поскольку славили богов, «ко­торые суть — отцы наши, а мы сыны их». Они считали необходимым быть достой­ными их чистотой тела и душ наших, которые никогда не приносили человечес­ких жертвоприношений. «Мы имеем ис­тинную веру, которая не требует челове­ческих жертв. Это же делается у варя­гов» (10).

Дощечка II 1 рассказывает о том, «что положено Дажьбогом а Прави, нам неведомо». Явь же творит жизнь нашу и если отойти от нее, то будет смерть. Явь это текущее, то что сотворено Правью. Эту мудрость мы узрели а себе, и это дано как дар богоа и это требует­ся нам, ибо делать это — значит следо­вать Прави. Если же пренебречь Явью, Правью и Навью, то тогда мы будем не­достойными внуками Дажьбога, ибо быть достойными его означает слиться в бо­гах в единую Правду, ибо «велик ум бо­жественный, ЕДИНЫЙ с нами». (Подчёр­кнуто мной - В.Ф.).

Если Бог творит жизнестрой по уму своему, а древние русичи-славяне имеют с ним единый ум, то это означает ощу­щение радости бытия, осознание зако­номерности перехода души в Навь для творения и созидания уже в Ирии (Раю), чтобы все собирать в зак­рома Сварога небесного, ибо то богатство иное, не состоящее из праха. Даже павший герой чтил­ся пиршествами, играми (Тризна), за него радовались, что он по­пал в Ирий. Небесный Сварог в таких случаях молвил воину «иди сюда до красы той вечной! Там видишь ты деда и бабу,.. теперь они могут возрадоваться о тво­ей вечной жизни».

Работая каждодневно, защи­щая себя от врагов, славяне вели себя в быту соответствующим образом: пели хвалу Дажьбогу, Перуну, праотцам, перед сном мы­лись и молились. Причем нужно заметить, что древние славяне от­личали себя от злых язычников (дощечка 1В-а), от греков, посколь­ку греки не богов почитают, а людей высеченных из камня, по­добно мужам. «А наши боги — суть образы» (дощечка III 22).

Знания, которыми обладали древние русичи, как уже говори­лось, выражались на особом языке. Об этом повествуется в дощечке III 8/3: «Они (греки) говорили, что устано­вили у нас письменность, чтобы мы при­няли ее и утратили свою. Но вспомните о том Иларе, который хотел учить наших детей и должен был прятаться в домах наших, чтобы мы не знали, что он учит наши письмена и то, как приносить жер­твы богам нашим». При этом указывает­ся дата хранения русичами своих свя­тынь под игом греков, захвативших Сурож в 3 в. до н.э. и вот тысяча триста лет мы храним наши святыни, а ныне жены наши говорят, что мы утратили разум свой, что мы блаженные», (дощечка III 2-1). Следование требованиям богов при­давало уверенность и радость самой жизни древних русичей.

Символом солнцесвета являлась сва­стика (удвоенный знак Солнца), он был символом очистительного начала, идуще­го из космоса.

Очищению огнем и водой (11) был посвящен великий праздник Купала. В этом празднике проявилось исконное одухотворение нашими предками при­роды, поскольку боги и есть роды духи. Дух — род понимался как нечто неотде­лимое от природы, нечто вечное, внутреннее присущее ей так же, как и свет, неот­делимый от солнца.

Ярило, Перун не боги в религиозном смысле, а властители священной ярости, которая потрясала врагов победным кличем и избавляла воина от чувства боли.

Мать Земля одаривала силой воина, а духи предков оберегали живущих на земле от разного рода напастей.

Купала олицетворяла собой совокуп­ление мужского солнечного начала и женского земного, совокупление, угод­ное роду. Дело здесь не только в не­обходимости поддерживать существо­вание своего рода племени в физичес­ком здравии (зачатие в эти дни счита­лось и считается самым здоровым). Обряды Купалы были разнообразны: прыжки через костры, пробегание меж­ду ними, омовение и др. Вода, как и огонь для древних русичей была священной. В нее нельзя было плевать, на ней и с ней можно было осуществлять гадания, наговаривания и т.д. Это связано с тем, что свойства воды все еще полностью и по сей день не изучены. Удалось за­фиксировать, а древним славянам это было известно давно, что вода облада­ет долговременной памятью живого су­щества — она способна переносить, со­хранять энергетику.

Ведическое мировоззрение, жизне­деятельность на его основе не преры­вались и не исчезали со времен введе­ния христианства на Руси. Наличие вои­нов-монахов при храмах и есть доказа­тельство этому. При общеславянском храме Свентовита в Арконе, существо­вал подобный отряд «Золотые пояса».

В 1168 году внук Владимира датс­кий конунг Вальдемар разрушил Аркон, но величество так и не исчезло: «Сло­во о полку Игореве» перенасыщено ведическими образами. В битве при Калке гибнет вольная богатырская дружи­на под предводительством Александра Поповича, в рядах которой был Тимо­фей «Золотой пояс», в летописи Отме­ченный особо. Особую роль в битве на Куликовом поле сыграл князь ведун Боброк-Волынскии, о чем пишется в ле­тописи православного монаха Софрония Рязанца. Он же описывает момент, когда великокняжеское знамя пало (на нем изображен лик Спаса), а московс­кая Дружина была полностью уничтоже­на. В этот момент внезапно прозвучали призывы к старым славянским богам, имена которых православный монах ле­тописец не только хорошо знал, но и квалифицированно (по степени значи­мости) приводит в своем рассказе. Этот призыв означал не только поиск покро­вительства и благославления высших сил космоса, но и готовность христианских воинов превратиться в древних славян­ских воинов.

Воин славянин, носитель ведическо-го мировоззрения, мог попасть в Рай (Ирий) после своей физической гибели, предварительно уничтожив как можно больше врагов, поэтому он был свиреп в бою и неудержим. Воины — христиане внезапно превратились в воинов — ведунов. Летописи отмечают массовую ис­терию, когда люди сходили с ума, а са­мые крепкие из них на яву грезили об­разами и символами величества.

Быстрая смена мировоз­зрения и действие на его ос­нове могли произойти только при наличии в этот момент осо­бых авторитетов, которым во­ины-христиане могли бы бе­зусловно довериться. Этим авторитетом и оказались но­сители «Золотых поясов», ве­дущие свою родословную еще со времен Аркана и на­много раньше.

Ведическое мировоззре­ние, выражавшее непосред­ственную связь, взаимодей­ствие человека, достойного этого, с Космосом, существо­вало задолго до возникно­вения современной технокра­тической цивилизации. Оно ни­когда не исчезало и не исчез­нет, если человечеству удаст­ся преодолеть ограниченность своего технократизма.

 

1. Иудo-христианство как териин, оспа­ривается и иудеями, и христианами. Истори­чески под иудо-христианами понимаются пер­вые христиане-евреи, пошедшие за апостолом Павлом. В идеологическом плане под ним по­нимают общность теологическую, на которой настаивают некоторые современные церков­ные деятели.

2. В ведической литературе много описа­ний полярных реалий и астрономических явле­ний Крайнего Севера. См. Бонгард-Левин и Грантовский «От Скифии до Индии». М.1977г.; «Древность. Арьи. Славяне.» М. 1996.

3. А. Вармунд. «Закон кочевого образа жизни и современное господство евреев». Бер­лин 1987 г.

4. «Техника молодежи» № 8, 1977, статья В.И. Скурлатова.

5. А.К. Белов. Славяно-горицкая борьба. Изначалие. М. 1993г., С.49-50.

6. А. Иванченко. Путями великого россия­нина, ж. «Славяне», выпуск №1-4. М. 1991.

7. См. Г.С Трнневич. Праславя некая пись­менность. М. 1993 г. (17). ж. «Киев* 1986, Не 9.

8. Бояее подробна об этом см. Г.С. Гриневич. Праславянская письменность. М. 1993 г.

9. «Влесова Книга» дощечка III 23. «мы - отца нашего Перуна сына и Даждьбога вну­ки».

10. «Влесова книга», дощечка II 7а. До­щечка II 4г гласит: У Лукоморья всякий день обращаем взор к богам, которые есть Свет, его же мы называем Перун, Даждьбог, Яр и ины­ми именами.

11. Огонь есть сын Ярила, а вода — живи­тельная сила Матери Сырой Земли.

 

 
Бус Белояр PDF Печать E-mail
Автор: А. Асов   
29.03.2011 12:15

 

Рождение Буса Белояра по Боянову гимну и песням Златогора (20 апреля 295 года). Рождественская звезда и приход волхвов/.

И грянул глас руса, коего на­ставлял сам князь Старый Бус отец Боянов. О том, как Бус, отец младого волчка, сражал­ся, врагов повергая, - Златогор баял.

Хороши Златогоровы гимны! Истин­но лепы! Он пел, как в глубине Сварги для князя Буса (при его рождении) вздымалась эта Чигирь-угорь, Зеленая Звезда. И глядя в Отлязь Стожары, сорок чародеев узрели, что меч Яра Буса до Киева славен кудет!

Старый Бус рек о том, как идти но пути Прави (295-368 гг. н.э.)

Муж Правый восходил на амвеницу, и рек о том, как идти по Пути Прави. И слова его с деяниями совпадали. И о нем, о Старом-Бусе, говорили, что он творил требы и был лепым, так же как деды наши. И рекли о Бусе, как о Побуде. И так же время Бусово весь­ма прославляли.

И тогда наши жрецы о Ведах заботились. Они говорили, что их у нас ник­то украсть не должен, если мы имеем берендеев наших и Бояна. И потому даже не знавшие прежде ныне знают все о том, откуда мы произошли...

И вот заря светит нам, и утро идет к нам, и так мы имеем вестника, ска­чущего по Оварге. И рекли мы хвалу и славу богам!

О роде Белояров, в коем явился Бус Белояр.

И вот берендеи приходили к нам и говорили, что великие утеснения име­ют они от ягов, которые пришли по сле­дам гуннов.

И так Белояр им сказал подождать. И пошел к ним, и пришел неожиданно к ним с пятью тысячами. И бил ягов, и разогнал их во все стороны, как блаженных. И мы забрали у них коров и быков, а дочерей, юношей и старцев наших ос­вободили. И мы, русичи, гордились на­шим походом и держались один за од­ного. Бились до смерти правой.

И муж рода Белояра переходил на ту сторону Ра-реки и упреждал там синьских купцов, идущие к фряженцам, поскольку гунны на острове своем под­жидали гостей-купцов и обирали их.

И было так за полстолетия до Алдореха. А еще раньше, в древности, род Белояров был сильным. И от гуннов торговцы прятались за мужами Белояровыми.

И рекли, что дают серебро и два коня золота, чтобы пройти и избежать угрозы гуннском, и так пройти мимо го­тов, также суровых в битве, и дойти до Непры-реки. И кони у них бесчис­ленны, и дважды берут они дань.

Из-за того купцы, стекавшиеся к нам, вернулись в Синьскую Землю и не приходили уж никогда более.

Русколань Бусова сотворилась пос­ле поводы над гуннами у Нспры-реки.

И вот Брали гунны (нашу землю), и жгли (наши нивы), и бежали мы от оных. (И они нас) брали на работы, чтобы собирать снопы для чужих.

(И это прекратилось) после того, как была битва у Непры-реки. Ибо мы - племена русичей! И мы (русы, борусины, суренжане, анты...) и костобокие Русколань тогда сотворили. И так было, и так будет. И Будет Русь хранима, и не будет по иному! И Мармару - наше несчастье - (мы не смеем славить) и выть отщепенцами. И от роду нашего Побуд (Бус) это всем борусам (и русам установил).

После гуннов другой враг - Германарех пришел, потом языги. Бус пове­лел и мы потекли на них. Белобог по­вел наши рати и конницу.

И вот после гуннов другой враг Германарех пришел на нас с Севера. Он внучатый внук Отореха.

И oн посылал на нас своих воинов с рогами на лбах. А враги говорят нам, чтобы мы шли на них. Но мы не ста­нем воевать на оба поля, ведь и гунны, и готы - враги, и мы не можем разде­лить между ними - кто из них первый.

И вот языги пришли на нас с Танаиса и Таматархи с сильною конницей и бесчисленной ратью. И тьма за тьмой потекла и продолжала течь на нас. И не имели мы иной помощи, кроме как от Буса.

Бус повелел нам - и удесятерились силы, и потекли мы на них. Это Белобог повел наши рати и конницу. И тут мы увидели бывших в лесах волшебников, пришедших к рати и взявших мечи. И видели мы кудесников, творящих великое чудо, как из перстов, поднятых к небу, встают рати небесные. И текут они на врагов и ввергают иx в могилу. И тут мы увидели Птицу великую, ле­тящую к нам.

И Бросается на врагов, бьет крыль­ями Матерь Сва и кличет нам, чтобы мы шли за землю нашу и бились за оча­ги нашего племени, ибо мы - русичи.

Собирайтесь и теките, Братья наши, - племя за племенем, род за ро­дом! И боритесь с врагами на земле нашем, как и надлежит нам и никогда иным. Здесь и умрите, но не поворачи­вайте назад! И ничто вас не устрашит, и ничего с вами не станется, потому что вы в руках Сварожьих. И он поведет вас во всякий день к схваткам и сражениям многим!

И каждый раз, когда приходил враг на нас, мы сами брали мечи и одержи­вали победы.

Мы разбили Германареха. Амал Венд бога Буса и семьдесят князей рас­пял на крестах (21 марта 368 года).

И была повержена Русколань от готов Германареха. И он взял жену от рода нашего и убил ее. И тогда вожди наши потекли на него и Германареха разбили.

Но потом Русь вновь выла повер­жена. И Бога Буса и семьдесят иных князей распяли на крестах. И смута ве­ликая была на Руси от Амала Венда. И тогда Словен собрал Русь и повел ее. И в тот раз готы были разбиты.

И мы не позволили Жале никуда течь. И все наладилось. И радовался дед наш Дажьбог, и привечал воинов — многих наших отцов, которые одержи­вали победы. И не было бед и забот многих, и так земля готская стала нашей. И так до конца пребудет.

И роды русские стали селиться в городах, которые прежде были готски­ми, и стали воевать с греками и други­ми без конца. И там Русь билась до времени. И пали многие воины, кото­рые приходили на Русь от греков. И сидели мы по Дону и Донцу, а после по­шли к Днепру и Дунаю, и там была мирная жизнь.

 

 

 

 

Обновлено 29.03.2011 12:19
 
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСАНДРОМ ИГОРЕВИЧЕМ АСОВЫМ PDF Печать E-mail
Автор: Павел Тулаев   
29.03.2011 12:10

25 февраля 1997 РЕДАКЦИЯ ЖУРНАЛА “НАУКА И РЕЛИГИЯ”

Павел Тулаев. Уважаемый Алек­сандр Игоревич, Вы один из выдаю­щихся современных знатоков древ­ности. Говорят, что все публикации, выходившие под именами Асова, Барашкова, Буса Кресеня принадлежат одному и тому же лицу.

Александр Асов. Да, это правда.

П.Т. Как Вы объясняете эти псев­донимы?

Прежде всего, Асов — это не псев­доним, это моя родовая фамилия. Я знаю много поколении Асовых по сво­ему родословному древу. Все мои предки по отцовской линии были Асовыми. Вторая моя фамилия, которую я использую Барашков. Она мне тоже не чужда. Это фамилия, которую носят многие мои родственники. Ее носила моя мать. Для журнальных публикаций нельзя было использовать одну фами­лию, поскольку в нем печаталось мно­го моих статей. Кроме того, я мог бы назвать и другие псевдонимы, под которыми я печатался.

П.Т. Какие, если не секрет?

А.А.Например, Бусов, Горский. Дру­гие открывать не стану, скажу только, что бывали номера, в коих мной было написано до десятка статей. Но имя Бус Кресень — это иное. Это имя, ко­торое я получил в славянской общине при посвящении. Все люди нашего кру­га носят особые имена, данные при по­священии. Скажем, Белов — это Сели-дор, Егоров — Велигор и т.д.

П.Т. Понятно. Следующий вопрос — о «Книге Велеса». Ведь Вы стали известны широкому кругу людей, именно благодяря публикации этого древнего источника. Причем вышло несколько его изданий. Они у меня имеются: и «Русские веды», и «Велесова книга» с Вашими коммента­риями, и «Звездная книга Коляды». Почему Вы уделяете столько внима­ния именно этому литературному па­мятнику?

А.А. «Велесова книга» это подлин­ный памятник древнерусской литерату­ры, единственная книга европейской жреческой традиции, которая дошла до наших дней и имеет большое значение для истории всей Европы, для всех на­родов. Она столь же значительна, как «Веды Индии» и «Авеста».

П.Т. Как я понимаю, Вы нисколь­ко не сомневаетесь в подлинности «Велесовой книги». Однако есть уче­ные, которые все же считают ее под­делкой. Поэтому не могли бы Вы привести наиболее весомые аргумен­ты в защиту ее оригинального про­исхождения, дабы переубедить наи­более упорных скептиков.

А.А. Об этом я подробнейшим об­разом пишу в своих исследованиях. Аргументы многочисленны: лингвисти­ческие, мифологические, исторические. Кроме того, документ уже известен около двухсот лет. Сейчас, после вы­хода всех этих изданий можно обосно­ванно говорить, что мы своих оппонен­тов победили. У них было достаточно времени для того, чтобы обосновать свою концепцию. В частности, в распо­ряжении О.В.Творогова, написавшего единственную работу по теме, которая имела научный вид, было четыре года на анализ. Не будучи лингвистом, он ра­нее выступил с сугубо языковедческой работой, где допустил грубые ошибки, непроститльные даже для студентов. На эти ошибки ему было указано, но он не ответил, а значит признал свое пора­жение.

П.Т. Насколько я знаю, он сде­лал это по поручению Д.С.Лихачева.

А.А. Да, именно так. Но нашим оп­понентам не удалось привести доста­точно весомую аргументацию. Мы мо­жем с уверенностью говорить о нашей победе. Почему? Потому что их отзы­вы написаны не профессионально, их опровержения — голословны. Кроме того, была защищена кандидатская дис­сертация по «Книге Велеса» Синичиной Жанеттой. Ее поддержала кафед­ра славяноведения Латвийского госу­дарственного университета во главе с доктором филологических наук Сидяковым. Он, кстати, тоже бывший сотруд­ник Пушкинского дома и работал с Д.С.Лихачевым.

П.Т. В защиту «Велесовой книги» выступал и академик Ю. К. Бегунов.

А.А. Он, будучи доктором филоло­гических наук, не только рецензию на­писал, но и сам переводил некоторые тексты, еще до моих работ. И, кстати, за это был уволен из Пушкинского дома. Вот какие методы применяют наши оп­поненты в научном споре.

П.Т. Но, как известно, что есть немало ученых, поддерживающих Вас.

А.А. Мои работы переводятся на несколько языков: на хинди, на англий­ский, на сербский.

П.Т. То есть Вы убеждены, что уже нет оснований для каких-либо сомне­ний в подлинности «Велесовой кни­ги»? Она научно доказана, как неког­да была доказана подлинность «Сло­ва о полку Игореве»?

А.А. Голословная критика будет продолжаться, ибо некоторые склонны к критике в силу своего характера. Научного спора нет, есть необоснован­ные выпады некоторых газет антирус­ской направленности и политически ан­гажированных псевдоученых.

П.Т. А исторические факты, изло­женные в книге, подтверждаются про­фессиональными историками? Ведь шрифт можно подделать, но реаль­ное содержание подделке не подда­ется.

А.А. Можно подделать даже сами дощечки, но дело не в этом. «Книга Велеса» — это как Библия, Авеста или Ригведы, и трудно себе представить гения, который бы создал эти произве­дения. Даже если мы представим себе невозможное: что был такой человек, который создал культуру целого на­рода. то ему все равно понадобились бы десятки лет, для того, чтобы создать подобное произведение. Что по срав­нено с этим подделка дощечек! Ска­жем, есть в Кузнецке некий Бикмуллин, который вырезал подобные дощечки из дерева, и экспертизе трудно будет оп­ределить их подлинность.

П.Т. А найдены ли какие-либо другие аналогичные памятники той же эпохи, написанные на том же языке?

А.А. Найдены более древние, напри­мер, «Боянов гимн», маленький, но очень важный по своему содержанию.

П.Т. Есть доказательства, что он написан независимо от «Книги Веле­са» и они были найдены в разных местах?

А.А. Этот гимн ныне хранится в биб­лиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

П.Т. Это тот самый, которым ин­тересовался перед смертью Г.Р.Дер­жавин?

А.А. Да.

П.Т. А существуют ли другие, бо­лее крупные памятники?

А.А. Есть, но они пока нам не дос­тупны. Есть, например, «Перуница», один из обширных памятников. Он по объе­му больше «Книге Велеса». Есть так­же определенные следы, подтвержда­ющие существование «Песен Златогора о Коляде венедском». Буквально на прошлой неделе мы обратились в Центральный архив хранения историко-документальных коллекций,где,по на­шим предположениям и по установлен­ным следам,хранились перечисленные рукописи, а также рунические источни­ки. Известно, кто с ними работал.

П.Т. У меня как раз есть вопрос по рунам. В одной из своих лекций Вы упомянули о рунической коллек­ции Анны Ярославны, русской коро­левы Франции. Не могли бы Вы рас­сказать более подробно об этом.

А.А. Это жреческая библиотека. В Новгороде, как известно, были язычес­кие храмы. Христианство там утверди­лось не сразу и с трудом. Довершал дело христианизации Севера ни кто иной как отец Анны — Ярослав Муд­рый. И то, какого вероисповедания была его дочь это, еще большой воп­рос.

П.Т. Известно, что она была лов­кой наездницей, хорошим охотником и метким стрелком, подобно Артеми­де и амазонкам.

А.А. Да, у нее было много досто­инств, помимо легендарной красоты и знания православной византийской культуры.

П.Т. А о какой именно библиоте­ке идет речь: о той, что она привезла в Западную Европу из Киева, или о той, что она коллекционировала уже будучи в Париже?

А.А. Конечно, речь идет о древне­русской коллекции, уходящий в глубь веков.

П.Т. Эта коллекция была описа­на современными библиографами?

А.А. В прошлом веке она была под­робнейшим образом описана храните­лем рукописей А.И.Сулакадзевым, а так­же многими другими библиографами.

П.Т. А она сохранилась до наших дней?

А.А. У коллекции длинная история. За последние двести лет она разошлась по частным коллекциям и Бог знает каким местам. Большая часть памятни­ков, по видимому, хранилась в Эрмита­же, в Императорской библиотеке, а по­том... после революции, чекисты ее изъя­ли, и она была снова переведена в Мос­кву.

П.Т. «Велесова книга» — это часть данной коллекции?

А.А. Да, часть библиотеки Анны Ярославны. После революции она была найдена Ф.А, Изенбеком в библиотеке Неклюдовых, а куплена у жены А.И.Су-лакадзева после его смерти. Такова наша версия истории находки. Она до­статочно подробно описана в научном комментарии ко второму русскому изданию.

П.Т. Теперь такой вопрос. Вы, на­верное, единственный ученый, кото­рый утверждает, что славянский бог Белее аналогичен по своиму смыслу греческому богу Гермесу, а не змее­подобному Вала, противнику Перуна? Как Вы это аргументируете?

А.А. И с Гермесом,и с Валой у Ве­леса есть прямая связь, и по именам, и по функциям. Оба хранители мудрости, покровители богатства и скота. Гермес значит «сокрытый», «герметичный». Это одно из имен Велеса. Можно выстро­ить такую линию: Велеса в русских бал­ладах часто заменяет некий князь Ро­ман, который имеет ту же судьбу, что и индийский Рама. А Рама в свою оче­редь, одно из нисхождений Кришны. Имя Кришны (русского Крышня), тоже значит «сокрытый». Само имя Белее родственно по смыслу таким словам, как «великий», «властный», «владею­щий». Он был и вероучителем, и вращателем коло времен. Вообще, надо иметь в виду, что Бог — един и множестве­нен. Лучше говорить о ликах единого Бога. Понятно, что и Перун и Велес — это не одно и то же, это два лика, на­ходящиеся друг другу в оппозиции. Но и они едины. Их борьба демонстриру­ет космический закон — Правь. Они не могут не противоборствовать. Бла­годаря этой борьбе мир изменяется. В книге «Коляды» супруга Велеса Ясунь, вообще, сражается сама с собой, точ­нее с одной из своих ипостасей — с Бабой-Ягой. А по отношению к Герме­су нельзя забывать, что изначально был такой царь, которого отождествляли с Тотом. У него есть земная человечес­кая история. И это не исключение, а правило, подтверждающееся судьбами других великих царей.

П.Т. Например, жизнью конунга Одина из Трои...

А.А. Безусловно. Так же и славян­ские легенды о Велесе подтверждают­ся легендами о Гермесе. Он повторяет историю именно Велеса, а не кого-либо другого. Структура обоих мифов ана­логична.

П.Т. А кто, по вашему, ближе к Аполлону, Перун или Дажьбог?

А.А. Дажьбог. У него и одно из имен — Тарх, Тархетий, что значит бога­тырь. Он восходит к гиперборейской линии богов, как и Аполлон. Это обо­сновал еще Б. А. Рыбаков.

П.Т. Это очень важно. А теперь я перехожу к следующему вопросу — о вашей книге «Песни птицы Гама-юн». К какому жанру Вы относите данную публикацию: это реставра­ция, сказочная традиция или художественно-литературное сочинение?

А.А. Жанр «Песен птицы Гамаюн»? Задумана эта книга прежде всего как реставрация, хотя, конечно, в ней можно найти элементы других перечисленных Вами методов. Но главное-то, как раз не это, а то что их, действительно, про­пела птица Гамаюн. То же самое мож­но сказать и о «Книге Коляды». Там немалую часть текстов, почти не сохра­нившихся, пришлось пересказывать, сле­дуя логике традиции.

П.Т. А те, что сохранились, в ка­кой форме дошли до нас?

А.А. В форме народных песен, ска­зок, мифов. Во всяком случае, я в про­цессе реставрации не добавлял ни сло­ва от себя, а только отсекал лишнее, наросшее за века. Все источники точ­но указаны к конце изданий. Более того, я подготовил к печати отдельную кни­гу с источниками, на основе которых была составлена «Книга Коляды».

П.Т. Кстати, почему Вы ей во вто­ром издании дали новое название «Звездная книга Коляды»? Почему изменили прежнюю структуру «клуб­ков» и построили ее по астрологическму принципу. Новая книга зна­чительно отличается от «Песен пти­цы Гамаюн».

А.А. Необходимо понимать, что при составлении этих двух изданий за ос­нову брались разные традиции: в пер­вом случае это киевская школа вре­мен Владимира Красное Солнышко, а во втором случае — донская, более глубокая ветвь, уральско-кавказского происхождения. Руськолань, Беловодье, регион святой реки Ра и Белогорье — все это односится к древней берендеевской традиции, к которой я долго «возвращался». «Песни птицы Гамаюн» составляют примерно пятую часть «Книги Коляды», более выверенной, бо­лее архаичной. Это настоящие древние Русские Веды, относящиеся к периоду до начала нового дня Сварога, то есть до 4-го века н.э., когда еще не появи­лись многие ереси, вошедшие в «Песни птицы Гамаюн».

П.Т. А с помощью каких методов

Вы реставрировали славянский пре­цессионный календарь «Великий коло»?

А.А. Прежде всего с помощью ка­лендарных песен. Есть книга А.Ф.Нек­рыловой «Круглый год», где собран достаточно полный свод данных. Есть и другие исследования, на которые я опирался.

П.Т. Хорошо. Позвольте теперь перейти к новому смысловому узлу нашего разговора. Александр Игоре­вич, Ваши исследования проясняют каким-либо образом загадку города Трои, названного в «Младшей Эдде» Асгардом?

А.А. Начнем с того, что Снорри Стурлусон исходил в своих трудах из «Илиады» и «Одиссеи», а также из ог­раниченного круга средневековых ис­точников. Потому он помещает Асгард на реке Танаксвиль (т. е на Танаисе, он же современный Дон) и в то же время отождествляет его с Троей в Малой Азии. Он не знал многих современных данных о существовании древнего Асгарда, который находился не в Ма­лой Азии, а на Северном Кавказе, на Дону и вовсе не был Троей. Именно в этом регионе сохранилось множество ле­генд об Асгарде, в том числе казачьих, с описанием древнего города и цело­го мира этой эпохи. Сему будет, кстати, посвящена одна из глав в моей очеред­ной книге «Золотая цепь». Там подроб­но говорится и об Асгарде, и о нашем предке Русе, и об Одине, а также о Двояне и Трояне,были и такие первопредки. Есть удивительные по своему бо­гатству первоисточники, требующие обработки и осмысления.

П.Т. Это к данному кругу источ­ников относятся мифы о Ясене и Иве, сохранившиеся даже в современных народных песнях?

А.А. О том и речь.

П.Т. Еще есть любопытнейшая ис­тория взаимоотношений Асов и Ва­нов, описанная В.И.Щербаковым. Что вы думаете об этом? Как Ваны связаны с венедами Геродота?

А.А. Напрямую. Ваны это их более древнее название, относящееся к кав­казскому периоду. Помните озеро Ван близ Арарата? Согласно Герадоту ря­дом с сим озером жили энеты, позже известные как венеды.

П.Т. Да, я читал в одном из пос­ледних номеров «Науки и религии» статью о новейших исследованиях археологов. Там нашли останки за­хоронений с людьми, чей антрополо­гический тип весьма и весьма схож со славянским. Это и есть предки ванов?

А.А. Да. Есть даже исторические упоминания о некем Ванском царе Руса. И удивительно, почему С.М.Айва­зян не использовал эти теперь уже широко известные факты для своих исследований. Ведь в районе озера Ван найдены женщины протославянского типа, а у Геродота, Диодора и других античных авторов приводятся легенды об амазонках, которые носят славянс­кие имена, такие как Мирина, Зарина...

П.Т. Артемида, будучи родом из Гипербореи, как известно, покрови­тельствовала амазонкам. Все сходит­ся.

А.А. Только вот, что они делали с мужчинами, эти славянские амазонки эпохи матриархата — ужас просто (смеется).

П.В. В связи с вопросом о древ­них центрах, цивилизационных и культовых, я хотел бы вас спросить вот о чем. Лет пять назад в журнале «Наука и религия» была опублико­вана серия Ваших статей об Атлан­тиде. Вы по-прежнему считате, что она находилась в Мраморном море?

А.А. Одна из Атлантид. Дело в том, что было как минимум две Атлантиды. Одна — та самая, где проживали ат­ланты, известные также как хатты. В греческих источниках упоминаются вой­ны с их участием. С атлантами греки обычно воюют во Фригии, в Малой Азии. Эта Атлантида занимала все При­черноморье, она была в Святых горах, а районе Кавказа, это условно говоря «страна Саятогора». Эта Атлантида III тыс. до н. э. была наследницей той са­мой Атлантиды, что затонула в Атлан­тическом океане.

П.Т. То есть первая, изначальная Атлантида все же находилась за Гер­кулесовыми столпами, на крайнем За­паде?

А.А. Да, но она погибла в 10 тыс. до н. э. и о ней известно гораздо мень­ше, чем о Малоазийской.

П.Т. Если это так, то согласны ли Вы с утверждением о том, что первая Атлантида была наследницей еще бо­лее древнего палеоконтинета — Арктогеи или Арктиды? Как Вы относи­тесь к теории Германа Вирта о поляр­ном происхождении человечества и к своду знаний о Гиперборее?

А.А. Весьма положительно. Прав­да, как геофизик по образованию я весьма скептически рассматриваю ги­потезу о существовании континента-материка на самом Северном Полюсе. В Арктике могли существовать много­численные острова, затопленные шель­фы, огромные прибрежные области. Когда в ведических источниках гово­рится о горе Меру на Северном Полю­се, то имется в виду: во-первых, духов­ный мир и во-вторых, небесная ось. Под Полюсом понимается мистический аб­солют нашей планеты. Искать эту ду­ховную реальность в земном мире бес­смысленно. Другое дело — совокуп­ность легенд об реальном острове Туле, где, действительно, жили белые люди, об­ладавшие высочайшей культурой Ее отголоски мы находим даже в совре­менной реальности, например в назва­нии города Тула.

П.Т. Для меня все это не празд­ные вопросы, и не только потому, что фамилия Тулаев имеет древний ко­рень. Гиперборея - общая прароди­на всех русских людей, всех ариев и белой расы в целом. В третьем номе­ре «Наследия предков» помещен мой подробный обзор новых русских и зарубежных исследований о Гипер­борее, где я прихожу к выводам,ко­торые весьма близки Вашим.

А.А. Интересно было бы познако­миться.

П.Т. Там есть еще заметка о золо­те Трои автора под псевдонимом Буян. Как по Вашему, имена Буян и Руян связаны между собой?

А.А. Тут надо прежде всего заме­тить, что разные традиции выделяют различные острова. В русской мифо­логии есть и остров Буян, и Руян,и Бе­лый остров, или остров Фаворский, и иные. Но это не значит, что всегда речь идет о каком-то конкретном кусочке земли. Другое дело остров Туле. Он существовал в исторической реально­сти. С ним даже торговали.

П.Т. А разве Буян не имеет ника­кого отношения к о. Рюген, который и сегодня легко найти на карте?

А.А. Боюсь, что Рюген только сей­час стали связывать с Буяном. Он был Руяном.

П.Т. То есть Вы считаете, что Руян и Буян это не одно и тоже.

А.А. Да, это совершенно разные острова, читайте «Книгу Коляды».

П.Т. Ну, ладно, по крайней мере, с островами мы разобрались.Теперь, переходя к заключительной части на­шего интервью, я хочу задать вам воп­росы итого рода. Какие издательские новинки и научные сенсации следует ожидать от Вас в ближайшее время?

А.А. Сейчас готовятся сразу не­сколько книг, часть которых будет ско­ро издана, как я надеюсь. Прежде все­го это «Златая цепь»: сборник расска­зов о мифах, включая фрагменты из редчайших источников по славянской мифологии, многие из них никогда не издавались или были изданы давно, ма­лыми таржами и почти никем не изуча­лись. Это легенды о прародителях, пе­ресказы основных сюжетов об арийс­кой и древнеславянской легендарной истории, а также реальных событиях от 7 века до нашей эры до периода кре­щения Руси. Данное издание готовится как пособие для студентов и всех кто хочет знать родную историю.

Другое издание это «Славянская ведическая астрология», или «Книга Святовита». В ней подробно изложе­но любомудрие, древняя философия, ас­трология, календарь, все что связано с этой областью сакральных знаний.

Также будет книга «Боянов гимн» с рассказом о библиотеке Анны Ярос­лавны и всем, что связано с 4-м веком, с временами Бояна. В ней будет под­робно изложена история перевода гим­на со времен Державина.

Кроме того, готовятся новые пуб­ликации «Книги Велеса». Мы выпустим три издания. В первом, кратком и де­шевом по оформлению будет дан пе­реводи краткий исторический коммен­тарий. Второе — будет содержать древний текст, перевод, и будет сопро­вождаться теологическим комментари­ем. Третье — фундаментальное, акаде­мическое, с полным научным аппаратом, оригинальным текстом и переводом. В новые издания войдут тексты, которые мы недавно получили из Ахена, где хра­нится архив Ю. П. Миролюбова. Там есть уникальные данные по истории хазар, о княжестве Само и об Атилле. Первая книга скоро выйдет из печати.

И еще одна книга — иллюстриро­ванное издание по славянской мифо­логии, книга крупного формата, хорошой печати, куда войдут все изображе­ния, которые у нас есть и которые я про­должаю собирать.

П.Т. Да, это великолепный замы­сел. Я тоже вот уже несколько лет как собираю все доступные мне ма­териалы по русской древности, вклю­чая иллюстрации.

А.А. Прекрасно, может быть, что-то мы почерпнем из вашей коллекции,хотя конечно, у нас наработано очень мно­го.

П.Т. Ну вряд ли, ведь я в этом деле любитель. Вот, может быть, у Вас нет нового библиографического спра­вочника Кулаковского по славянской мифологии, вышсдсго сравнительно недавно на английском языке в США. Там названо около тысячи ис­точников и научных работ. Когда, я впервые взял в руки эту книгу, у меня захватило дух : десятки публи­каций о каждом из богов, исследо­вания об Арконе и Ретре...

А.А. У нас тоже завершается боль­шое исследование древностей г. Ретра, а именно изначального вида ретринских статуй (См. реконструкции на ос­нове гравюр Андреаса Готлиба, сделан­ных с оригинала. Стр.26-28). Реставра­ционная работа ведется современны­ми методами на компьютере, в цвете. Много приходится сидеть над ней, но зато качество получается великолеп­ное. По сути это будет первое полное иллюстраированное издание по славян­ским древностям, поданное на хорошем полиграфическом уровне.

П.Т. Поздравляю от души! А что это за «Белая книга», которую вы упо­минали в одной из своих публичных лекций?

А.А. Это пока мечта и замысел. С одной стороны, я ее ищу как таковую (она была в библиотеке Анны Ярослав­ны), а с другой стороны, даже если она не будет найдена, я напишу исследова­ние о ней, так как косвенных данных и упоминаний достаточно. Ее даже мож­но восстановить по имеющимся фраг­ментам, как это уже было сделано с «Книгой Коляды».

П.Т. Что именно известно о «Бе­лой книге»?

А.А. Известно, что на ней основы­вается «Книга Велеса». Оттуда взята легенда о прародителях, все данные до 4-го века. «Белая книга» является пер­воисточником, основным текстом для полее поздних книг ведической тради­ции. Отдельные факты и сюжеты мы знаем из других произведений арийс­кой традиции: от древней Индии — до Скандинавии.

П.Т. Наше время, к сожалению, подходит к концу, и мы должны зак­ругляться. Поэтому я хочу пожелать успехов в Вашей нелегкой исследоваительской деятельности. Плоды ее нас всех интересуют, мы с большим интересом и благодарностью следим за Вашей подвижнической работой. Новых Вам находок и изданий! А что бы Вы хотели пожелать нашим чита­телям?

А.А. Мои пожелания?.. Умнеть, на­верное, прежде всего. И не ожесточать­ся. Не нужно плодить новых врагов. Тут я прежде всего призываю не враж­довать с христианами. С иудо-христианами воевать надо, а с русской право­славной традицией, которая древнее той, что начала утверждаться после креще­ния князем Владимиром, не стоит. По многим причинам.

П.Т. Что ж, вполне разумные по­желания. Мы их постараемя учесть в нашей работе. А Вам еще раз спаси­бо за ценную беседу.

P.S. Редакция «Наследия пред­ков» рада сообщить, что пока наш номер готовился к печати, вышло в свет новое академическое издание «Книги Велеса», М. 1997, где, в частно­сти, имеются подробные коммента­рии А.И.Асова к опубликованному нами фрагменту «Бус Белояр». С заявка­ми обращаться в журнал «Наука и религия» по тел. 911-01-26.

 

Обновлено 29.03.2011 12:15
 
«ПерваяПредыдущая1234СледующаяПоследняя»

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100