Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

The News
CBOБOДА ЛИЧНОСТИ И РАСОВАЯ ГИГИЕНА PDF Печать E-mail
Автор: Владимир Авдеев   
30.03.2011 00:30

«Скрещивание уменьшает разнообразие» Т.А. Лысенко

«Говорите правду», «стойте справа», «держитесь правой стороны», — эти при­вычные слова мы слышим в быту бес­счётное количество раз, нисколько не вникая в их метафизический смысл. Меж­ду тем как лингвистическая философия, вооруженная теорией языковой картины мира, объясняет, что сверхсознательный выбор правой перспективы для всех на­родов индоевропейской языковой груп­пы обусловлен нашим архетипом. Направ­ление письма слева направо, правосторон­нее движение на дорогах — это достоя­ние, которое мы получаем при рождении как нечто само собой разумеющееся. Вектор любого мыслительного и нрав­ственного усилия арийца, проецируясь в метафизическом плане, непреобори­мо влечёт его в Царство Прави — свя­щенный мир чистоты, правды и высше­го смысла.

«Вы правы», «вы оправданы», — эти слова звучат как окончательный приго­вор, не требующий никакого пояснения. Слова «правый», «правдивый» исполне­ны в нашем сознании такого всеобъем­лющего смысла, что с лёгкостью покры­вают любые факты, феномены, чувствен­ные состояния, метафизические катего­рии, даже целые культуры и цивилизации, но от ежедневного бесконечного упот­ребления выразительная ёмкость их нис­колько не ослабевает.

В определённом смысле этого слова, с точки зрения временных категорий, пра­вота и правда, а также вообще всё, что связано с этими словами, — всегда не­что законченное, самодостаточное и не требующее дополнительных усилий, это завершенность во всех отношениях.

Движение вправо, то есть по часовой стрелке, — это особенность, отличитель­ная черта арийского архетипа. И ведь неспроста даже конструкция, удержива­ющая линзы на нашем носу и помогаю­щая видеть, носит название оправы. Спра­вить свадьбу или править бал — эти осо­бенно важные в эмоциональном и эсте­тическом плане явления также выража­ются нами с помощью всё той же терми­нологии Прави.

На этом фоне подчёркнуто уважи­тельного и даже восторженного отно­шения к Прави, русский язык с той же настойчивостью рисует нам в простейших картинах быта негативное отношение к Царству Нави, то есть всему, что слева. «Левая работа», «левый товар» — эти понятия без любых дополнительных объяснений призваны вызвать в нас пре­небрежение и насторожённость. Ложь, на­рушение порядка — всё это левизна, всё это «навьи чары» лести, двурушничества, клеветы, и это всегда «не правда».

Одновременно в левизне Нави всё время видна некая неустойчивость, из­быточное движение или, наоборот, не­достаточное, однако всегда никак не за­фиксированное. Это видимость дей­ствия, это ложь, это всегда незавершен­ность и несамодостаточность. Наконец, это царство виртуальной реальности, измышленное компьютером для отвле­чения от сути. Это имидж, это обман, это «Алиса в Зазеркалье» Льюиса Кэр­ролла. Такая простейшая картина мира отражается в русском языке.

Однако, вырвавшись из пут реально­сти, где левое и правое чётко обозна­чены как метафизические и нравствен­ные ориентиры, мы, успокоившись вече­ром трудного дня у экрана телевизора, неожиданно для себя получаем иную картину мира. Кудесники телевизора — этого современного магического кри­сталла — навязывают нам совершенно иное представление о качестве и смыс­ле сторон. Левые политические силы описываются как умеренно-демократи­ческие, либеральные, правые же без раз­думья определяются как националис­тические, реакционные, фашистские. «Правый политик» — это определение в современных средствах массовой ин­формации создаёт вокруг человека ауру неприкасаемости, словно вокруг прока­женного. Презрение и настороженность, поднимающиеся из глубин нашего со­знания при всяком упоминании о ле­вом и лживом, с поразительной сохран­ностью плавно перетекают на заклеймённых политической правизной. Всё время создаётся некоторое ощущение, что кто-то постоянно ловко вставляет в наше сознание магический кристалл, путая местами Правь и Навь.

Отвлекшись от этой калейдоскопи­ческой чехарды, мы однако, легко вспом­ним, что акцент на левую добродетель и возвышение левизны вообще с её ме­тафизической реабилитацией произош­ли одновременно с подъёмом демок­ратии в XIX и XX веках. Антитрадицио-налистические всполохи анархии, пле­бейский реваншизм, биологический выб­рос коммунизма, так называемые народ­ные демократии, лживая триада «Сво­боды, Равенства и Братства» — все это исторически совпало с эмансипацией семитической расы в Европе и её пос­ледующей расфасовкой в лоне арийс­кой цивилизации и государственности. Семитическая раса пишет как раз спра­ва налево. И получается, что вся наша политическая некомфортность, идущая вразрез с арийским архетипом, — это лишь следствие нашей болезни «Али­сы в Зазеркалье». Мы смотрим каждый день информационные новости по те­левидению и всё время испытываем ощущение, сходное с нарушением ко­ординации движений в нравственной сфере. Каждый расовый архетип об­ладает своим устройством вестибуляр­ного аппарата, своим врожденным чу­тьем пространства. Каждая расовая религия выбирает своё священное на­правление при молитве и ориентацию храма по сторонам света.

Только теперь, разобравшись с тра­диционными представлениями о том, что такое право и лево, мы сможем перейти к рассмотрению основной темы нашего эссе, отраженной в заглавии.

Свобода личности — это ныне ос­новное универсальное мерило цивили­зации, незыблемый столп общечелове­ческих ценностей. Именно она напол­няет чашу демократии, перевешиваю­щую теперь влево на весах истории всю правую реакционность, одним из ярчай­ших символов которой является злове­щая наука под названием расовая ги­гиена. Со времени возникновения пись­менности создано неимоверное коли­чество самых разнообразных философ­ских, религиозных, эзотерических и бел­летристических книг о свободе лично­сти. Поэтому, сообразуясь с целью и объёмом повествования, обратимся к ас­пекту, означенному во второй полови­не названия эссе. Обращение к теме свободы личности не должно вызывать ни малейшего удивления. Зато читате­ля, очевидно, настораживает её соеди­нение в одном контексте с расовой гигиеной — наукой, скомпрометирован­ной немецким нацизмом. Однако автор сознательно выбрал это одиозное на­звание для усиления эффекта доказа­тельства, а также для достижения исто­рической научной справедливости.

Биологическое учение об улучше­нии человеческой породы, получившее название евгеники, возникло во второй половине XIX века. Основателем евге­ники признанно считается английский ученый Фрэнсис Гальтон, двоюродный брат Чарльза Дарвина. Получив бурное развитие в англосаксонских странах, Ве­ликобритании и США, с некоторым опозданием, уже в начале XX века уче­ние это перебросилось и на европейс­кий материк. В Германии эта наука, сде­лавшись популярной и вполне респек­табельной, получила название расовой гигиены, а в ряде скандинавских стран, и в первую очередь в Швеции, она на­зывалась расовой биологией. В нашей работе мы будем использовать оба си­нонимичных названия науки: евгеника и расовая гигиена.

Итак, определившись с терминологи­ей, теперь яснее обозначим цель нашего эссе. Мы берём на себя смелость дока­зать, что абсолютно драгоценная и для нас категория свободы личности являет­ся не противоречащей научным, а глав­ное, этическим принципам расовой гигие­ны. По нашему мнению, это не два не­совместимых полюса нравственности, а две категории одного единого целого. Подлинная свобода личности неминуемо ведёт нас к утверждению принципов ра­совой гигиены, равно как и наоборот, стро­гое следование евгеническим предписа­ниям обеспечивает максимальную лично­стную свободу. Кроме того, теперешнее деление на левых и правых сколь искус­ственно, столь и возмутительно в своей основе, ибо даже современные анархис­ты, с гордостью называющие себя левы­ми, оправдывают свой волюнтаризм тем, что они «имеют право». О какой полити­ческой ориентации вообще может идти речь в этом этимологическом коктейле?

Начать нужно с того, что все подта­совки левого и правого, а также их зер­кальные отображения последних двух веков исказили до неузнаваемости пред­ставление о свободе личности. Сейчас нужно различать два типа свободы: тра­диционную и современную профаничес-кую, вызванную массовой эпидемией бо­лезни «Алисы в Зазеркалье», которую разносят средства массовой информации. Архетипические представления агрессив­ных представителей медиакратии* насла­иваются на архетип послушной паствы телезрителей, из-за чего возникает пол­ная мешанина, в том числе и с трактов­кой свободы личности. Её понимание тра­диционными обществами зеркально пе­ревернуто в условиях современного раз­гула безродных общечеловеческих цен­ностей. Мало того, искажённое изобра­жение это смазалось по всем правилам виртуальной реальности — главенства навьих чар. Статика покоя и чёткая акцентация расплылись под бесчисленны­ми аберрациями в области морали. Двойная мораль, двойное гражданство, смена политической ориентации, а за­одно и ориентации сексуальной — всё это лишь следствия смешения различ­ных архетипов.

Свобода выбора всегда должна со­ответствовать степеням свободы архети­па. Кровь и мировоззрение должны быть тождественны. Человек одной расы, ис­поведующий идеологию другой расы, не может быть действительно свободен. Подлинная свобода в традиционном по­нимании — это свобода в архетипе, с помощью его, а не вопреки. Традицион­ная свобода рассматривает архетип как фундамент и трамплин для волевого акта выбора, а современная профаническая — как досадную обузу и недоразумение, как барьер, через который нужно перепрыг­нуть, по возможности не сильно напря­гаясь. Поиски экзотических религиозных культов, погоня за чувственным разнооб­разием, смена политической ангажирован­ности, гражданства, пола и расовой при­частности. Всё это — способ разрушить архетип, заглушить его голос.

Традиционная свобода — это сво­бода в архетипе, а современная ситуация — это навязывание свободы вопреки ему. Биологически обусловленное существо— человек — может обладать свободой нравственного выбора, но не может об­ладать свободой выбора архетипа. Так же, как камень, лежащий на земле, не мо­жет избавиться от действия ее притяже­ния, так же, как вода, не закипев и не зас­тыв, не может изменить своих физичес­ких свойств жидкости.

Если рассмотреть свободу с точки зрения биологических категорий, здесь тоже всё вновь окажется очень просто. Традиционная свобода — это свобода генотипа, а современная профаническая — это свобода фенотипа. Биология весь­ма тесно связана с этикой. И вот в этом плане традиционная свобода предстаёт перед нами как свобода от греха, а со­временная антитрадиционная — как сво­бода во грехе. Быть свободным для того, чтобы добровольно принять на себя обя­зательства и держать честное слово, то есть свобода в Прави — точка зрения традиционных ценностей, и быть свобод­ным от всяких обязательств, свобода в обмане, то есть свобода в Нави — точка зрения современной общественной мо­рали. Весьма показательно в этом плане, что одно из самых древних и почитае­мых Божеств общеарийского пантеона — Митра — возникло ещё до массо­вого переселения древних ариев на Во­сток и до их разделения в этом районе на персидскую и индийскую культур­ные ветви.

Это покажется поразительным, но Митра с самого начала признавался всеми как Бог — хранитель честного данного слова и борец с половыми из­вращениями. Уже позднее, обретя мно­жество иных функций и величествен­ных эпитетов, он окружил себя сонмом архангелов. Но вначале, родившись в самых недрах арийского архетипа на заре человеческой эры Митра неукос­нительно выполнял эти две основные функции — приучал людей быть чест­ными, невзирая ни на что, и бороться с наследственной дегенерацией.

Именно этот Бог — светоносный красавец Митра, гордый воин, неподв­ластный чарам Нави — с древнейших времён являл собой квинтэссенцию Прави, а именно: мужества, непреклон­ности, неподкупности, высокой духовной чистоты и готовности всегда вступить в бой с силами тьмы. Именно Митра впер­вые связал в сознании людей этику и генетику, категории свободы и наслед­ственности.

Свобода личности в культе Митры объяснялась в категориях причинно-следственных связей, ибо момент на­стоящего объяснялся через прошед­шее, то есть предков, и будущее — потомков.

Великий русский язык и здесь не оставит нам ни тени сомнения. «С лёг­ким сердцем», «с лёгкой душой» гово­рим мы о людях свободных, свободных именно от греха. Напротив, о тех, кто совершил недостойные деяния, приня­то говорить «тяжёлый сердцем», «тя­жёлый душой». Грех нагружает душу, а не отягощенная им, она даёт человеку подлинную метафизическую свободу и легкость.

Лгут люди, язык никогда не лжет, быть правдивым и точным — его на­значение. Не случайно во всех мисти­ческих религиях, зиждящихся на поня­тиях судного дня и посмертного воз­даяния, душу усопшего взвешивают пе­ред тем, как отправить её в Рай или Ад. В древней величественной религии Ира­на — зороастризме, попав в чистилище, душа человека должна перейти по тон­чайшему мосту через реку времени. Об­легченная благими делами, она с лёг­костью преодолевает преграду и попа­дёт в Рай. Напротив, груз греха заставит её потерять равновесие и ввергнет в ог­ненную стихию Ада. Именно к этому древнейшему мифологическому сюжету восходит обычай изображать право­судие в виде весов и говорить о тяже­сти преступления.

В среде современных интеллектуалов модно говорить о «Традиции», подразу­мевая под этим немыслимую смесь, архи­типический винегрет. Что касается точки зрения подлинной Традиции, смешение — худшее из зол. В зороастрийской эсха­тологии время, ниспосланное людям в качестве тяжёлой доли испытаний, назы­вается Эпохой Смешения, когда Добро и Зло перемешаны в своей сути. За ней последует Эпоха Разделения, силы Света одолеют тьму и будет уничтожена сама природа зла. Подлинная Традиция счи­тает, что Добро и зло, как два основоначала бытия, имеют различные, несоедини­мые источники, и всякий, кто пытается смешать их, заслуживает суровой кары.

В зороастрийской священной книге Авесте сказано также, что после созда­ния всеблагим Творцом Ахурой-Маздой материального мира началась первая эпоха человечества — Эпоха Творения, когда злой дух Ариман в противовес ему решил создать свои творения. Проявле­ниям Прави он противопоставил прояв­ления Нави. Будучи похожими, они по разному двигались, то есть были иначе погружены в реку времени. Именно по­этому, когда Вы увидите перед собой грех, ложь, извращение, Вы без труда сможете заметить, что они именно иначе движут­ся, стараются вывернуться, ускользнуть от Вас, проскочить рядом. Правь всегда стре­мится войти в суть факта, явления. Навь всегда стремится мимо них. Правь — суть, Навь — это образ. Добро и Зло, Правь и Навь — это не только два разных ис­точника, две морали, это два времени, два разных движения. Недаром люди с пато­логическими изменениями в психике, пре­ступники, лжецы, извращенцы имеют со­всем другие глаза, чем нормальные люди. Глаза — это не только индикатор мора­ли, но и индикатор времени. Глаза Нави и Зла — это глаза тех, кто живёт в дру­гом мире и другом времени, и они сами прекрасно знают об этом.

В новейшее время грандиозное сме­шение Добра и Зла началось со вре­мен Французской революции, именно тогда возник патологический лозунг «свобода, равенство, братство», соеди­нивший три совершенно несовместимых понятия. Именно с этого времени ци­вилизованное человечество и заболе­ло болезнью «Алисы в Зазеркалье», пе­рестав понимать, где Правь, а где Навь.

На классическую традиционную ка­тегорию свободы навесили то, к чему она никогда не имела никакого отно­шения. Свобода с древнейших времен — это прежде всего свобода выбора, это свобода в индивидуальности, в не­похожести, неповторимости, возможно­сти пройти свой путь. Но совершенно очевидно, что в условиях равенства это­го не может быть. Когда все равны Вам в желаниях, возможностях, правах и обя­занностях, когда все стремятся занять Вашу же экологическую нишу, когда все считают Вас себе ровнею и принужда­ют поступать так же, о какой свободе может идти речь?

Свобода — это неравенство. Именно так понимали её все традици­онные общества. Это свобода быть ца­рем, жрецом, воином и, наконец, свобода быть рабом. Если во время боя враг окружал славян-язычников, то они пред­почитали смерть в бою плену, потому что в соответствии с метафизическим учением язычества человек в загроб­ную жизнь уходил, сохраняя свой граж­данский социальный статус. Порабо­щённый уходил в мир иной рабом. Не­покорённого же и павшего в бою ожи­дали почести и пир с равными ему ге­роями. Свобода — это свобода выбо­ра между различным, это священное право на индивидуальность, неповтори­мость, это желание жить по-своему, по­этому свобода — это неравенство. Любая форма равенства искореняет свободу. Равенство не терпит разных, ему нужны одинаковые, в этом его объе­диняющая суть, и только неравные сво­бодны каждый по-своему.

С братством всё обстоит ещё хуже.

Свобода — это не только свобода лю­бить, но и свобода ненавидеть, это сво­бода выбирать себе друзей и идеалы по своему усмотрению. О какой же сво­боде, позвольте спросить, может идти речь, когда всех дефективных, гадких, из­вращенных и просто несимпатичных мне людей я должен считать братья­ми? Когда я и в самом деле должен возлюбить врага своего? Во имя какой •такой свободы? Кроме того, братья все­гда имеют разный возраст, кто-то из них младше или старше, и кто-то кому-то неминуемо должен подчиняться по стар­шинству. Здесь также нет свободы.

Если же это не родные братья, а дво­юродные или троюродные, то они вовсе не равны Вам по крови.

Классическая триада вселенской мо­рали выглядит так: «СВОБОДА, НЕРАВЕН­СТВО, РАЗДЕЛЕНИЕ». Это и есть Тради­ция.

Те, кто говорят о свободе, равенстве и братстве, просто не понимают, что го­ворят это в привычном автоматизме, опьяненные навьими чарами. Всё это профанация классических ценностей.

Теперь обратимся к вопросам евге­ники, или расовой гигиены. Евгеника выделилась в самостоятельную науку в конце XIX века, однако евгеническое мышление и даже евгенический подход к обществу существовали всегда. И если свобода личности была воспета в древнейших эпосах и первых письмен­ных памятниках человечества, то и ев­генические предписания встречаются в них с той же самой незапамятной поры.

Строгие указания по выбору парт­нёра для брака присутствуют во всех религиях: от примитивных племенных анимистических культов до универсаль­ных мистических мировых доктрин. По­жалуй, ни один историк не возьмёт на себя ответственность объявить перво­го на земле евнуха и первого много­женца — они существовали всегда. Эти методы искусственного принудительно­го отбора существуют столько же, сколько и людской род. Ограничивать возможности воспроизводства потом­ства одних и стимулировать деторож­дение у других — подобный здравый евгенический взгляд на общество был присущ представителям всех рас и на­родов. В Спарте дефективных детей сбрасывали со скалы; в Древнем Риме родителям разрешалось по закону уби­вать уже родившихся детей, если они были нежеланны или если экономичес­кие факторы не позволяли заниматься их воспитанием. И именно Древнему Риму мы обязаны распространением контрацепции как механической, так и химической. В комментариях на зоро-астрийскую Авесту присутствуют целые трактаты о ритуальном убийстве гомо­сексуалистов, ибо этот грех считался са­мым страшным в религии персов. Есть также в зороастризме целые трактаты по физиологии, позволяющие чётко оп­ределять, какие увечья являются наслед­ственными, а какие нет. Царский пото­мок в Иране не имел права наследо­вать трон, если при рождении на его теле обнаруживались следы генетичес­кой дегенерации, что означало влия­ние демонов. Отклонения могли начать проявляться и в более зрелом возрас­те, однако жёсткий вердикт жрецов, на­блюдавших за здоровьем царя, был бы тем же. Судьба последнего наследни­ка Романовых — Алексея — в зороас­тризме была бы предопределена, ибо гемофилия входит в перечень первых и явных признаков вырождения. В Древ­нем Египте в коллегии жрецов при фа­раоне состоял специальный жрец, в чьи обязанности входил контроль мужских способностей самого фараона — «сына Бога Солнца — Ра», и если он оказы­вался уже не способен к исполнению этих естественных мужских функций, следовала его отставка с назначением нового преемника верховной власти. Климакс влияет на разум владыки и спо­собен негативно сказаться на судьбе всего народа: от высших сановников до последнего раба, что недопустимо. Фи­зически неполноценные не имеют пра­во управлять физически полноценны­ми. Вот какое было традиционное пред­ставление древних о свободе личнос­ти и расовой гигиене, которые всегда мыслились как неразрывные понятия.

Даже раб должен был быть избавлен от капризов климактерического влады­ки. Невольно вспоминается Политбю­ро ЦК КПСС времён Брежнева и как результат — историческое название це­лого периода нашей жизни — «зас­той». Вспомните фильм «Спартак», в котором показано, как рабам-гладиато­рам на ночь перед смертельной схват­кой выдают женщину. Именно таково было представление о свободе лично­сти и расовой гигиене в Древнем Риме. Ты не равен нам, ты не свободен, ты раб, но мы не отнимаем у тебя права быть мужчиной, также как не отнимаем у тебя права победить в гладиаторском бою и получить свободу. Вот какова была логика античного патриция, на­блюдающего с трибуны за кровавыми схватками. Свобода — это неравенство.

После этого нужно вспомнить со­ветскую армию первой страны победив­шего социализма, взявшего на воору­жение бредовый лозунг «Свобода, Ра­венство, Братство», в которой молодым солдатам подливали бром в кисель, что­бы мужские потребности не отвлекали от политзанятий в ленинской комнате. Здесь, как мы видим, совершенно иное, с точностью до наоборот, представле­ние о свободе личности и расовой ги­гиене. На социалистическую свободу здесь легко навешивается монашеский идеал равенства и братства идеологи­зированных холопов-импотентов.

Свобода, Неравенство, Разделение — только таким может быть традицион­ное представление о жизни и обществе полноценного человека, все остальное — навьи чары размытого архетипа.

Свобода личности всегда была клю­чевой темой лучших умов человечества, но она, как это ни парадоксально, не­избежно упиралась в вопросы евгени­ки. Вот что писал древнегреческий фи­лософ Платон, чьё влияние на мировую философию огромно до сих пор: «Го­сударственный муж, желающий добить­ся улучшения породы своего народа, должен брать пример с пастуха, жела­ющего поднять породу своего стада. Пастух начинает с чистки стада — с уда­ления всех плохих и слабых экземпля­ров». Как видим, певец высших форм человеческой трансценденции, один из первых умов человечества всех времен и народов, повлиявший на ход разви­тия мировой философии и заложивший основы христианского учения о душе, рассуждал как простой зоотехник. И именно в этом его величие.


НОВАЯ РЕЛИГИЯ - ЕВГЕНИКА

Рассмотрим теперь в контексте сво­боды личности историю евгеники, или расовой гигиены, когда она наконец обособилась в самостоятельную дис­циплину. Прежде всего обрисуем её задачи.

Норвежский доктор И.А.Мьонен в двадцатых годах нашего века так опи­сывал программу расовой гигиены. Он выделял три её основных направления: отрицательную, положительную и пре­дохранительную. К отрицательной он относил: а) сегрегацию, то есть полную изоляцию от общества преступников, пьяниц, эпилептиков, слабоумных, душев­но пораженных, венерических больных, наркоманов; а также б) стерилизацию, то есть принудительное лишение хирур­гическим путем способности деторож­дения у всех вышеперечисленных групп лиц. К положительной расовой гигиене он относил: а) биологическое просве­щение и б) изменение системы нало­гов, зарплаты и всей политики государ­ства в интересах здоровых, многочис­ленных семей.

Под предохранительной же расовой гигиеной норвежский ученый понимал борьбу с расовыми ядами, то есть си­филисом, наркотиками,алкоголем,расо­выми болезнями и межрасовыми бра­ками.

Пионерами в области активного распространения евгеники были Соеди­ненные Штаты Америки. У истоков это­го массового движения ещё в конце XIX века, помимо учёных-медиков и ан­тропологов, стоял также и всемирно из­вестный поэт Генри Лонгфелло. Имен­но с подачи этого изящного любителя индейских обрядов и эпоса в 1907 году в штате с характерным названием Ин­диана был принят первый закон о при­нудительной стерилизации. Сам метод позднее получил название индианского. Что характерно, вырезание семен­ных протоков нисколько не противо­речило американской конституции и по­ложению о правах человека, которые в неизменном виде дошли до наших дней и до сих пор почитаются за идеал де­мократии во всем цивилизованном мире. Движение приняло чисто амери­канский размах, всюду учреждались ев­генические общества, открывались ин­ституты. Даже при институте им. Карнеги была создана соответствующая кафедра. Американскую Ассоциацию скотоводов переименовали в Американ­скую ассоциацию генетиков, а в Нью-Йорке открылось бюро по переписи де­фективных, которая должна была охва­тить всю страну. В США к 1930 году 28 штатов приняли закон о стерилизации, и в соответствии с постановлениями ев­генических судов было стерилизовано 15 000 человек. К 1939 году эта цифра достигла 30 000 человек.

В Европе на путь активных мер ев­генического характера первой встала Швеция, разрешившая стерилизацию и принявшая закон о воспрещении им­миграции генетически нежелательных лиц. Венгрия была первой страной кон­тинентальной Европы, которая приняла евгенику как основу для государствен­ной политики. В Дании королевским указом в 1924 году была организована «Комиссия по выработке социальных мероприятий против лиц, подвергшихся вырождению». Евгенические меропри­ятия на правительственном уровне про­водились в Англии, Австралии, Новой Зеландии, Финляндии, Норвегии, Авст­рии, Чехословакии, Голландии, Швейца­рии, Франции, Бельгии, Италии, Бразилии, Японии. В 1913 году после Лондонско­го международного конгресса была образована Международная евгеничес­кая комиссия. Двумя странами, больше всего отставшими в этом вопросе, были Россия и Германия.

Строгие учёные и обществоведы склонны признавать, что преступления нацизма нельзя сваливать на молодую немецкую науку — расовую гигиену. Первые публикации и научные конфе­ренции были проведены в Германии еще до первой мировой войны, но вот пер­вый закон «О предупреждении нецен­ной жизни посредством оперативных мероприятий» был принят в 1925 году демократическим правительством Вей­марской республики. Обратите внима­ние на характерный оборот — о «не­ценной жизни». Расовая доктрина Адольфа Гитлера возьмёт на вооруже­ние подобные понятия лишь через 10 лет, во время издания первых расовых законов. Кстати, разработчики этих за­конов на Нюрнбергском процессе от­крыто признались, что за основу взяли иудейские религиозные предписания. Использование газа «Циклон-Б» для уничтожения узников впервые было введено в США в 1920 году штатом Аризона, к которому затем присоеди­нились ещё 8 штатов. Декларация о правах человека и в этом вопросе не подверглась никаким законодательным поправкам.

Этими указаниями мы вовсе не же­лаем обелять нацизм, просто в целях исторической справедливости полага­ем необходимым установить подлинное авторство всех евгенических изобрете­ний. Взгляды Гитлера предельно ясно изложены в его нашумевшем сочине­нии. Примечателен, однако, вот какой факт. Общеизвестно, что невзирая на хорошую память, фюрер страдал недо­статком систематического образования. Во время написания «Майн Кампф» в 1924 году в тюрьме для обоснования своих расовых взглядов он пользовал­ся сочинениями немецкого антрополо­га Фрица Ленца, известного своими ан­тиславянскими настроениями. Из пяти положенных по суду лет фюрер отбыл лишь девять месяцев, и не смог развить свое образование в вопросах расоло-гии. Если бы ему в руки попался дру­гой немецкий националист-расовик Людвиг Шеман, напротив, считавший славян перспективной расой, ход миро­вой истории мог бы пойти по другому пути. Эта последняя точка зрения была вовсе не экзотической, а доминирую­щей и международно признанной, ибо такие авторитеты расологии, как аме­риканские ученые Лотроп Стоддард и Медисон Грант, не задумываясь, отно­сили население европейской части Рос­сии к «континентальным нордическим арийцам». Глава бельгийских нацистов Леон Дегрелль в своей книге воспоми­наний «Гитлер на 1000 лет» с завистью и сожалением писал о негативных след­ствиях неразумной расовой политики в Третьем Рейхе, ибо мог сам на практи­ке убедиться в том, что в целом тип расовой арийской чистоты русской де­ревни был много выше, чем в руковод­стве Германии.

О расовой гигиене национал-соци­ализма написано много разного, спра­ведливого и лживого. Не будем сейчас детально касаться этой темы, откроем лучше завесу тайны над евгеническим движением в Советской России времён Ленина. Эта тема ввиду своей неизу­ченности в контексте нашего исследо­вания откроет совершенно ошеломи­тельные перспективы. Перестройка в горбачевском Советском Союзе подня­ла множество закрытых до того тем, гласность коснулась и разгрома совет­ской генетики. Популярен стал экранизированный роман В.Дудинцева «Бе­лые одежды». Однако правда была неполной, и у читателей и телезрителей складывалось впечатление, что советс­ких генетиков истребляли при Сталине за то, что они как-то там не так скрес­тили пшеницу или что-то напутали с хромосомами дрозофилы. О нет, их истребляли за активное участие в Рус­ском Евгеническом обществе, возникшем сразу после Октябрьской революции при прямом участии большевиков. За­мечательный русский генетик Н.К.Коль­цов в одном из своих последних писем Сталину, прося защиты от обвинений в пропаганде фашистской расовой тео­рии, открыто писал, что его деятель­ность курировал первый советский нар­ком просвещения А.В.Луначарский. Только сейчас становится очевид­ным, что большевистские лозунги «о Г создании нового человека по духу и крови» были не просто метафо­рой. Советская Россия была первой страной мира, организовавшей «Ин­ститут переливания крови», осознав её ценнейшие евгенические качества. Начал регулярно издаваться «Рус­ский Евгенический журнал». А «Рус­ский антропологический журнал», основанный в 1904 году был одним из считанных изданий, безо всяких изменений переживший большевис­тский переворот.

Советская Россия раньше Герма­нии осознала необходимость прове­дения в жизнь обширных мер евге­нического характера. Н.К.Кольцов в своей прекрасной брошюре «Улуч­шение человеческой породы» откры­то призывал к созданию «евгеничес­кой религии», идеалы которой дол­жны будут стать путеводной звездой для всего прогрессивного челове­чества. М.В.Волоцкий в брошюре с не менее красноречивым названием «Поднятие жизненных сил расы» пи­сал: «Мы должны быть последова­тельными. Стерилизация, конечно, есть мера искусственная; но не искус­ственна ли и вся та обстановка, все те условия, среди которых живет современ­ное цивилизованное человечество, и если мы не хотим или не можем стрях­нуть с себя созданную нами же искус­ственность и вернуться к природе, то, чтобы избежать вырождения, мы долж­ны прибегнуть к лекарствам вроде сте­рилизации». Подобная литература, о которой ещё и мечтать не смел Гитлер, в стране победившего социализма из­давалась «Культпросветом» огромны­ми тиражами.

Евгеническая программа в Советской России активно привязывалась к новому общественно-политическому строю. С.Н.Каплун писал: «Только в коммунис­тическом обществе евгеника сумеет прак­тически устранять возможность деторож­дения со стороны индивидуумов с отя­гощенной наследственностью.» В духе пропаганды этого нового евгенически-пролетарского учения тот же автор про­должал: «Современный капиталистичес­кий строй по самому существу своему осуждает евгенику на прозябание». Со­циалистические взгляды тех лет пронзи­ли все стороны жизни, вплоть до семьи и генетики. Обобществление женщин было, пожалуй, самой оригинальной евгеничес­кой мерой, на которую не хватило бы ума ни у одного самого распутного султана. Как можно сделать доступными всех женщин страны сразу? Нужно обобще­ствить их и путем евгенического протек­ционизма и комиссарского осеменения создать под большевистскими лозунга­ми новую пролетарскую расу, воспитан­ную в духе генетического социализма. На этом фоне древние сатрапы с их дет­скими причудами кажутся просто неда­лекими сластолюбцами.

В советской прессе тех лет живо об­суждалось «Воззвание к врачам Герма­нии», дескать, мало стерилизуете, буржуи проклятые. Обсуждалась статья Т.Я.Тка­чева «Половая стерилизация, как пробле­ма социальной гигиены.» Всё это происходило задолго до прихода Гитлера к власти, а умы половины человечества были охвачены левацкими коммунистическими идеями, и все рассуждали о свободе, ра­венстве, братстве. Сталин ещё не успел тогда вычистить партийную литературу, и советские авторы, не мешкая, в духе ком­мунистической сознательности называли мировой авторитет, указавший им свет­лый евгенический путь. Один из лидеров мировой социал-демократии Карл Каут­ский писал: «Естественный отбор в чело­веческой среде должен быть искусствен­ным. В социалистическом государстве каждый человек перед вступлением в брак должен будет советоваться со спе­циалистом — целесообразно ли продол­жение рода или нет. Тогда будут смот­реть на слабых детей так же, как теперь смотрят на незаконнорожденных».

Итак, евгеника, расовая гигиена, при­нудительная стерилизация — всё это не дело рук правых, как хочет показать нам современная демократическая пресса, это дело рук левых. Не в Третьем Рейхе, а во Втором Интернационале и демокра­тическом парламенте США должны мы искать истоки этой практики.

Гитлер не начинал осуществление расовой гигиены, он её заканчивал. Имен­но поэтому на него всё списали потом, как на крайнего. С учётом его психичес­ких данных это было несложно. Кстати, США прекратили принудительную стери­лизацию под шумок как «не соответству­ющую правам человека» как раз в 1945 году. До этого она вполне соответство­вала. Ещё раз подчеркнем, что ни кон­ституция этой страны, ни другие основ­ные базовые документы о правах лично­сти никаким исправлениям не подверга­лись с тех пор. Интернационал-демокра­ты и интернационал-коммунисты догово­рились и спрятали все следы евгеничес­кого экспериментаторства, а в живодё­рах остался одни нацист Гитлер, который был последним в этой деятельности.

Небезызвестно, что, когда советское правительство избавлялось от старой интеллигенции и высылало философов, писателей, инженеров и деятелей искусства целыми пароходами, профес­сор Н.К.Кольцов входил как почетный сопредседатель во все международ­ные евгенические организации. Лишь много позже, обвиненный Т.Д.Лысен­ко в «фашистском расизме», он уми­рает при загадочных обстоятельствах в 1940 году, а через день столь же не­предсказуемо странно умирает его жена. Сталин спрятал следы советс­кой евгеники во время массовых чис­ток, он был против этой науки и пото­му разогнал Интернационал. Эта тема до сих пор остается запретной. Фи­нансово-экономические взаимоотно­шения американских банкиров, боль­шевиков и фашистов уже несколько исследованы, но вот их взаимосвязь на уровне расовых доктрин, магии и эзотеризма почти не изучена вовсе.

Возвращаясь к теме повествова­ния, освещённого в названии наше­го эссе, подчеркнём ещё раз, что ев­геника как наука направлена имен­но на служение человеку, обеспечи­вая его максимальную свободу. Ди­ректор Шведского Института Расо­вой Биологии профессор Г.Лундборг писал: «Задача расовой биологии со­стоит в защите народов от их опасней­ших внутренних врагов, которые стре­мятся их совершенно погубить. Благо­даря этому никакие жертвы, ведущие к данной цели, не могут быть признаны слишком большими, тем более, что и средства, затраченные на усиление кон­ституционной силы народа, его расово-биологической ценности, конечно, в недалёком будущем вернутся обратно с громадными процентами.»

Совершенно очевидно, что здоровый человек может быть более свободен, осо­бенно человек, осознающий свою расо­вую ценность. Свобода в расовом пони­мании — это расовая чистота, а не гено-типическая мешанина, которую реклами­руют либеральные средства массовой ин­формации. Свобода здоровых и расово чистых людей затем складывается в «кон­ституционную силу народа». Это же со­вершенно очевидно, ибо суммарный век­тор разнохарактерных «свободных» ра­совых компонентов всегда равен нулю, и о какой же «конституционной силе народа» сможет идти тогда речь? Расовый инстинкт народа — это ось его магнит­ной поляризации, и чем она сильнее, тем влияние враждебных сил менее значи­тельно, а народ более жизнеспособен.

На одном из заседаний Русского Ев­генического общества доктор П.П.Вик­торов говорил: «Что касается этической стороны вопроса, то стерилизация наслед­ственно опасных, при отсутствии злоупот­реблений, нисколько не противоречит ни индивидуальной, ни общественной нрав­ственности, так как и в том и в другом случаях мы содействуем благу человече­ства, не нанося при этом вреда индивиду­уму; охраняя наше личное благо и бла­го нашего ближнего в общественном союзе, мы должны в равной мере охра­нять и блага нашего ближайшего потом­ства, которое генетически носим в самих себе.»

Наследственно отягощённые люди, преступники и иные генетически нецен­ные люди ограничивают Вашу свободу, равно как ограничивают её и люди с другой ментальностью. Максимальная свобода личности возможна лишь в ра-сово гомогенном обществе, состоящем из здоровых людей, то есть в обществе, со­блюдающем расовую гигиену во всех её видах. Архетипическое тождество Ваших ближних и даёт Вам возможность наслаж­даться свободой в полной мере. Не да­ром даже фанатичный мичуринец Т.Д.Лы­сенко говорил, что «скрещивание умень­шает разнообразие», ибо жил в эпоху количественных показателях и полного забвения качественных. Вал, план, пого­ловье, удои, массы — вот в чём была зак­лючена задача советской генетики, выпе­стованной им. Но именно в этих количе­ственных категориях свобода личности и не измеряется, ибо это понятие сугубо качественное. Посему расовая чистота и есть залог наибольшей свободы, заклю­ченной в неравенстве и социальном раз­нообразии.

Президент Лондонского антрополо­гического общества доктор Джон Хант еще в середине XIX века говорил, что антропология подвергается гонениям и угрозам за то, что она категорически от­рицает теологополитические утопии ра­венства и братства. Французский расо-лог Жорж Ваше де ля Пуж по этому по­воду писал: «Конфликт рас открыто на­чинается в нациях и между нациями, и следует задаться вопросом: не направ­лены ли идеи братства и равенства лю­дей против законов природы?».

Что касается взглядов отечественных светил евгеники на ложную демократи­ческую триаду о свободе, равенстве и братстве, то в этом отношении по всем трём пунктам лучше всего процитировать первейшего русского учёного Н.К.Коль­цова: «Очень часто идеалом для челове­чества выставляется «наибольшее счас­тье наибольшего числа людей». Если такой идеал поставить в основу евгени­ческой политики, то биолог мог бы ука­зать верные пути к его достижению.» Общую задачу евгеники он видел в том, чтобы посредством искусственного отбо­ра максимально развить в человеке твор­ческие потенции, переведя его в другой, более высокий тип сверхчеловека, кото­рый он называл «HOMO CREATOR». «Бу­дущий человек должен быть снабжен здоровыми инстинктами, сильной волей, врожденным стремлением жить, любить и работать, должен быть физически здо­ров и гармонично наделен всем тем, что делает его организм жизнеспособным. Этот новый человек — сверхчеловек, «HOMO CREATOR» — должен стать дей­ствительно царём природы и подчинить её себе силою своего разума и своей воли.»

Разве это не идеал свободы лич­ности?

Наконец можно привести ещё одно высказывание, могущее послужить осно­вой евгенического индивидуализма. «Со­хранение представителей активного типа имеет абсолютную генетическую ценность вне зависимости от их временного фенотипического образа мыслей».

А вот каков вердикт евгеники в отно­шении пресловутого «равенства» слова­ми Н.К.Кольцова: «В современном госу­дарстве каждый гражданин может тре­бовать в распределении различных благ равно доли для себя лично; но государ­ство, задающееся евгеническими задача­ми, должно поставить наиболее ценных с его точки зрения производителей в такие условия, которые обеспечивали бы для них особенно многочисленное, в срав­нении со средними людьми, потомство. Благодаря подъёму культуры и распрос­транению идеи равенства, борьба за су­ществование в человеческом обществе потеряла свою остроту и благодетельный естественный отбор почти прекратился. Культурное государство должно взять на себя важную роль естественного отбора и поставить сильных и особенно ценных людей в наиболее благоприятные усло­вия. Неразумная благотворительность приходит на помощь слабым. Разумное, ставящее определенные цели евгеники го­сударство должно прежде всего поза­ботиться о сильных и об обеспечении их семьи, их потомства. Лучший и единствен­но достигающий цели метод расовой евгеники, это улавливание ценных по сво­им наследственным свойствам произво­дителей: физически сильных, одарённых выдающимися умственными и нравствен­ными способностями людей и постанов­ка всех этих талантов в такие условия, при которых они не только сами могли бы проявить эти способности в полной мере, но и прокормить и воспитать мно­гочисленную семью, и притом непремен­но преимущественно в сравнении с людь­ми, не выходящими за среднюю норму.»

А вот что думает евгеника в лице ее лучшего русского представителя Н.К.Кольцова о пресловутом «братстве»:

«Проведение в жизнь евгенического иде­ала в высокой степени зависит от того, осуществляется ли он всем человечеством или отдельными враждующими между собой нациями. Не всякий идеал может быть проведён в одиночку одной нацией, а только такой, который обеспечивает ей успех борьбы за существование с други­ми нациями. В интересах этой борьбы нация должна отказаться от многих дос­тоинств общечеловеческого идеала и ис­портить его желательными в других от­ношениях чертами».

Итак, евгеника, или расовая гигиена чётко постулирует свой принцип: Свобо­да, Неравенство, Разделение.

Если же мы вновь обратимся к Тра­диции в ее подлинном звучании, не иска­жённом современными худоумными манихеями, проповедующими единство «всех человеков», то вновь увидим ту же картину. Для иллюстрации наших поло­жений возьмём одну из наиболее древ­них и аутентичных традиций — зороаст­ризм — для определения общности, в которой используются преимущественно такие понятия, как «раса» и «порода».

В священной Авесте сказано: «По­ступки жизни должны быть наилучшими теперь, когда мир человека оказался бо­лен, теперь, когда Деятель позора Ариман пришёл к созданиям». В другом от­рывке читаем: «До сих пор ничего не было взято у того, у кого не была отнята душа, и подобно этому, кто не берет душу, тот не отнимает ничего». Подлинная Тра­диция понимает свободу личности как свободу не идти на поводу у зла, греха и нечестия, как высшую свободу сохране­ния своей собственной души. Разве мо­жет быть свободен человек, её утеряв­ший? Свобода как свобода от мирового Зла — вот исходное представление Тра­диции.

В отношении «равенства» узнаем здесь же следующее: «Того, кто меньше тебя, почитай равным, и равного — выс­шим, а большего, чем ты, считай вождем, а вождя — правителем.»

На все призывы к братству с кем ни попадя, мы также ответим словами свя­щенного арийского писания: «Мудрец спросил духа мудрости: «Может ли быть какой-то мир и взаимная привязанность между Ариманом, сатаной, и его демона­ми и испорченными тварями и Ахура-Маздой и архангелами, или нет?» Дух мудрости отвечал так: «Этого не может быть никогда, потому что Ариман замыш­ляет злую ложь, и его дела — ярость и злоба, и раздоры, а Ахура-Мазда мыслит о праведности и его дела — добрая работа, добродетель, и истина. И можно изменить всё, кроме доброй и злой при­роды. Никаким путем добрая природа не сможет измениться в злую, и злую при­роду нельзя изменить в добродетельную никоим образом. Ахура-Мазда, вследствие доброй природы, никогда не утверждает зла и лжи; и Ариман вследствие дурной натуры не согласен с добродетелью и истиной; и вследствие этого, не может быть никакого мира, привязанности меж­ду ними.»

Здесь снова Свобода, Неравенство, Разделение.

Это и есть Традиция в её первона­чальном неискаженном звучании. Это и есть Царство Прави, всё остальное — искажение, ложь и Царство Нави.

И нам, выбравшим свою судьбу, веч­ное Царство Добра и Царство Прави, не нужно обращать внимание на обвинения гнусных ущербных творений Нави с ис­кажённым архетипом. С прежним мисти­ческим трепетом и первозданным благо­говением мы будем произносить глубо­кие и всеобъемлющие слова, исполнен­ные вселенского смысла: «Вы правы», «это правда», — потому что мы имеем на это наше вечное священное Право!

 

 
РУССКИЙ ЭЙНШТЕЙН? PDF Печать E-mail
Автор: Игорь Дьяков   
30.03.2011 00:06

С этого номера мы начинает серию публикаций, посвящённых работам академика Анатолия Тимофеевича Фоменко. В его трудах ставится правомерный вопрос о недобросовестных методах летописания, сплошь и рядом наблюдаемых во вновь образованных «республиках СНГ». Развернувшаяся на Украине, в Казахстане, в Узбекистане и других «республиках» массовая фальсификация истории позволяет наглядно изучить те стан­дартные приемы, которые применялись в прошлом и в отношении истории России всевозможными западными «специалистами». Благодаря католическим «учёным»-иезуитам мы теперь имеем искаженное представление об истории не только отдельных стран, но и целых континентов. Поднимаемые академиком Фоменко вопросы летописания и летоисчисления проливают яркий свет на возможные в прошлом «исправления» рукописей, на изготовление грубых фальшивок и т.п. Политический аспект в исторической науке также нельзя недооце­нить. Двадцатый век стал временем масштабных попыток скрыть подлинные факты, приведшие к грандиоз­ным войнам. Принимая в целом критическое отношение академика Фоменко к официальной истории, мы, од­нако, сознаём все трудности, связанные с реконструкцией подлинных событий, не только многовековой давно­сти, но даже и современных нам. Мы надеемся, что публикация различных точек зрения сделает нашу работу более верной.

 

О том, что историческая наука давно стала служанкой поли­тической конъюнктуры или, в лучшем случае, плодом легкомысленно­го мифотворчества, многие догадыва­лись давно. Обоснование этих догадок наиболее систематически приведено в малоизвестных трудах Н.А.Морозова. Но в последние годы заработала целая «фабрика» по пересмотру традицион­ной хронологии — академик А.Т.Фомен­ко «сотоварищи».

Если современный турист вооружит­ся аргументацией Анатолия Тимофее­вича — математика и, очевидно, бесстраш­ного исследователя, — то поставит в тупик любого гида Европы, и не только Европы.

В египетских мумиях фараонов он увидит первых византийских императоров. В Каннах найдет библейскую «Кану Галилейскую». В Риме — Иерусалим Биб­лии. Гордые «антиками» британские му­зеи и Лувры будут ошарашены вопросами типа: «А где находилась та средневеко­вая мастерская, где создана эта прекрас­ная Венера?.. Почему Шампольон «хо­дил на дело» с долотом и кувалдой, как дикарь какой-то?.. Почто «цивилизован­ные французы» из пушек расстреливали славянское лицо Сфинкса?... Как соби­ралась Европой дань Руси, её покорив­шей под именем «Великой Татарии»?.. Почему вы ругаете инквизицию, создан­ную по приказу из Москвы, дабы придать «европейскому христианству» более-ме­нее пристойный вид?..»

Раскопки Трои вызовут у такого ту­риста саркастическую усмешку. В Пом­пее он напомнит, что ещё в 1500 году город был цел и невредим. В Израиле... В Израиль он и не поедет, во-первых, из-за обилия новоделов, во-вторых, потому что после этого не пускают во многие арабские страны. Зато на территории со­временной Турции последователь Фомен­ко узрит и «Храм Соломона» (он же — Св. София), и Голгофу, и даже «будущую Анг­лию», некогда основанную беглецами из Византии, перенесшими на британские ост­рова основные названия своей прежней ро­дины — Лондон, пролив Св.Георгия...

Драмы Софокла и Эврипида, поэмы Гомера и феноменальное искусство эт­русков, Великая Китайская стена и пира­миды в Гизе, — всё это, по Фоменко, не только не древнее произведений и со­бытии отечественной истории, но и не­посредственно с ней связано.

И пройдёт у такого «нового русско­го» застарелое благоговение перед «древними» культурами и цивилизация­ми, в сравнении с которыми история его родины — почти мгновение, а сама роди­на — котенок, едва научившийся мяукать. С чего комплексовать, если даже фарао­ны — «наши люди»? Если руны и иерог­лифы, критские и этрусские надписи чи­таются практически «по-нашему», а гнус­ные европейцы, злобно помятуя свою вас­сальную зависимость от «Великой Тата­рии», трусливо закрывают на это глаза? «Одни побеждали, другие писали исто­рию».

Теперь в общих чертах об основ­ных выводах А.Т. Фоменко, ко­торые сам он, впрочем, выска­зывает в подчеркнуто предположитель­ной форме.

Сомнение в правильности традици­онной хронологии зародилось при вы­числении одного из параметров движе­ния Луны. Непредвзятые расчёты из об­ласти астрономии в сочетании с тща­тельным анализом исторических пер­воисточников (рукописных, археологи­ческих и прочих) методом математи­ческой статистики и просто «свежим взглядом» на привычные вещи, позво­лили создать глобальную хронологичес­кую карту для событий в Европе, Среди­земноморье, на Ближнем и Среднем Во­стоке. Оказалось, она распадается на «сумму-склейку» четырёх повторяющих­ся слоев, частично пересекающих друг друга. При этом исчезают многие (если не все!) натяжки и «загадки истории», отпадает нужда в «тёмных веках», озна­менованных лишь рядом пронумерован­ных Генрихов или неправдоподобно длинными династиями фараонов.

Поразительный параллелизм каза­лось бы разных эпох (например, событий Троянской войны и первого крестово­го похода, «вавилонского пленения» и «авиньонского пленения пап»), привёл к выводу, что события времён «Древне­го» Рима и «Древней» Греции происхо­дили в Средние века, и лишь впослед­ствии, будучи «сдублированы с натуры», были прикреплены к реальной истории, за счёт чего традиционная история «уд­линилась» на тысячелетия. Соответ­ственно, те древние авторы, чьи творе­ния с придыханием, а порой и с презре­нием к отечественным, изучались со вре­мен Лицея в наших гуманитарных вузах, тоже жили в Средние века.

Достоверная история Европы начи­нается лишь с XV века нашей эры. Да­лее, вглубь на триста-пятьсот лет, всё чаще появляются дубликаты более по­здних событий, насильно перенесённые в прошлое. В условиях, когда ещё «пла­вают» географические названия и нет книгопечатания, один и тот же населённый пункт, один и тот же царь или пол­ководец называется — именуется по-раз­ному (ошибки переписчиков, пере­водчиков). Если прибавить к этому со­знательное фантазирование летописцев и политическую ангажированность, то можно представить себе, в каком хаосе находилась хронологическая наука к моменту ее фиксации. С течением вре­мени то давешнее «замороженное» со­стояние обрело авторитет традиции, нео­споримой догмы. «Чем древнее — тем лучше».

Из VI-XII веков сохранились лишь копии документов, и те — во многом отражения средневековых событий, «оп­рокинутых» в древность. Например, ветхозаветная часть Библии, как оказа­лось, почти полностью дублирует византийско-римскую историю XII-XV веков. Евангелические тексты, по Фоменко, воз­никли не ранее VII-XII веков, причём зем­ная жизнь Иисуса Христа приходится на конец этого периода; Он был распят на исходе XI века в Константинополе, что и вызвало первый крестовым поход.

Канонизация Библии произошла в XVI веке — это факт. Гипотеза Фомен­ко в том, что, например, под видом пер­сидских царей в Библии изображены французские короли XIII века. Надо отметить, что до XV века римские папы читать Библию запрещали, а Православ­ная Церковь до XVII века Библию в со­временном смысле не знала вообще — вместо неё читалась Палея.

Согласно версии Фоменко, одним из ключевых событий мировой достовер­ной истории стали первые крестовые походы конца XII — начала XIII века, ко­торые были, так сказать, антиизраильс­кими (то есть направленными против бо­гоборцев). И, кстати, такие слова-поня­тия, как «еврей» (от «иерей»), «Израиль», «Иудея», «Иерусалим», «Палестина» и многие другие, не имеют никакого от­ношения к современным иудеям и тер­ритории, на которой ныне расположено государство Израиль.

Что касается русской истории, то выводы Фоменко могут свалить с ног записного патриота. Вот лишь некоторые из них.

Подлинные, то есть не вычищенные впоследствии, летописи, о татаро-мон-гольском иге... не упоминают. Молчат о нём в иностранных (недоступных для истребления) источниках русские послы за границей.

Монголия — это просто греческое слово «Мегалион» — Великая. Отсюда Великая Русь и великороссы. «Татары» — европейское производное от «тартары» — выходцы из Тартара, подземно­го царства, некогда практически завое­вавшие Европу. «Орда» (сравните с не­мецким ordnung, орден) — это русское казачье регулярное войско, в котором военачальники вплоть до XVIII века ча­сто назывались «ханами».

Государство «Великая Татария» (так прямо и написано на старинных европейских картах) занимало терри­торию «СССР», Восточной Европы, боль­шую часть Индостана, всю «Турцию», две трети «Китая». «Скандинавия» — это производное от «Скифии Новой», и не варяги («враги») пришли на Русь с се­вера, а выходцы из Скифии обоснова­лись в Скандинавии,как в П-Руссии и в Центральной Европе. Иначе и не объяс­нить происхождение бесчисленного множества явно славянских топонимов на карте мира. Кстати, в русском языке — корни и названии «Китай», «Индия», «Шотландия», «Африка». Латинский язык — всего лишь эсперанто Средне­вековья.

Орда карала лишь «сепаратистов» — города или регионы, которые отка­зывались платить государственные на­логи. Так строились все государства. Тимур был славянином — это показала и реконструкция Герасимова. Обилие «татарских» мотивов в русском быту, одежде, оружии столь же очевидно, сколь очевидно полное отсутствие сле­дов какой-либо самобытной цивилиза­ции на территории современной Мон­голии. Как очевидно, что каменные «бабы», разбросанные по окраинам «Великой Татарии» — это надгробные памятники воинам-славянам, воздвигну­тые соратниками по оружию. Чтобы скрыть этот очевидный факт, лица «баб» были сколоты.

Золотая Орда, как и Орда Синяя, и Орда Белая — это Русское государство XIV-XV веков со столицей в Костроме или Ярославле (последний и есть под­линный Новгород, тогда ясно, почему получил свое название Новгород Ниж­ний), — оттуда и вышла династия мос­ковских царей, лишь позднее ставших «московскими». Новгород нынешний торговым центром никогда не был, что показывают и археологические раскоп­ки. Великий же Новгород — это сово­купность городов с центром в нынеш­нем Ярославле: Кострома, Углич, Рос­тов, Переславль.

Давно и как-то стыдливо отмеча­лось, что на Куликовом поле под Тулой нет следов битвы, нет древних захоро­нений. Потому что битва, как бы сочув­ственно разводит руками Фоменко, про­изошла в Москве — между будущим кремлевским холмом и Таганкой, «на Кулишках». Там и церковь стоит. Рус­ские воины, погибшие в этой междуусобной брани, покоятся в радиусе ста мет­ров вокруг Старого Симонова монас­тыря на некоторой глубине трехметро­вым слоем, причём останки находятся в беспорядке, характерном для братских могил. И это хорошо известно архео­логам, по этому поводу просто молча­щим.

Подлинная русская история ничуть не младше западной, и начинается при­мерно с XIII века. Киевская Русь IХ-ХI веков — дубликат настоящих событий XIII-XV веков.

На множество дубликатов указывает исследователь и в персоналиях. Так, Ярослав Всеволодович, Иван Калита, Узбек и Батый («Бату», «батька») — это одно лицо. Разными именами одного человека являются также: Александр Невский, Симеон Гордый, хан Берке, хан Чанибек. Еще один ряд — Дмитрий Пе­реяславский, Дмитрий Донской, Тохтамыш.

Пожалуй, самым многозначительным является ряд, «основанный» на под­линном князе Георгии Даниловиче (он же — «Рюрик», он же — «пресвитер Иоанн», он же — «Чингизхан»).

С другой стороны, царствование Ива­на Грозного — это период, когда пос­ледовательно правили четыре царя, за­конные наследники престола Русского Ордынского государства. Один из них — Василий Блаженный — был почитаем как святой. Его — и это хорошо изве­стно — хоронили с царскими почестя­ми. И когда читаешь, например, Нечволодова, другими глазами смотришь на то, что «нет подлинных изображений царя», «описания иностранцев крайне разнятся», «характер несколько раз ме­нялся радикально».

Есть отчего голове пойти кругом.

Убеждён, что работы Фоменко скурпулезно изучают на Запа­де. Убеждён, что изучат, пре­парируют, и выводы «русского Эйнш­тейна» привычным жестом швырнут в нашу голову, «и чтоб побольнее», и сам автор в этом нисколько не будет вино­ват.

Убеждён, что «отечественное» мол­чание кроется не только и не столько в нелюбопытстве современных учёных, а в чём-то другом.

Угадывается «табу», столь привыч­ное для нас и столь многоликое на За­паде. Налицо именно заговор молча­ния. Позорный заговор.

Попытки зомбировать человечество с каждым годом принимают все более грандиозные масштабы. Используются отработанные пропагандистские клише и исторические мифы, целые пучки ми­фов, и все против нас в первую оче­редь. Система замалчивании и выпячи­ваний, мифов-«дубинок» и невинных ссылок совершенствуется во всем — от телесериалов до политической пытки целых континентов. В свете этого лю­бая попытка взломать многослойную штукатурку лжи — попытка благород­ная, если она, конечно, добросовестна. Если нет — всё равно требуется глас­ное разбирательство, но уже с целью разоблачить корыстное шарлатанство. И думается, самое актуальное — быть готовыми противопоставить грандиоз­ному мифу грандиозный КОНТР-МИФ. Контуры его, возможно, угадываются в трудах наших «новых хронологов».

Так где же вы, пылкие зоилы-жур­налисты, падкие до сенсаций? Где ве­личественные опровержения столпов советско-российской исторической на­уки? Отчего не поставят на место или хотя бы не обеспокоятся появлением смутьяна-академика бонзы от пропа­ганды и образования? Почему, наконец, молчат искусствоведы и историки куль­туры, а также, богословы-аналитики раз­ных конфессий, то есть те категории «трудящихся», кому новая хронология — что нож острый? Ведь, судя по тон­нам фолиантов, созданных за века, по массе голливудских картин, художе­ственных монографий и добротных ар­хеологических изысканий, по обилию вроде бы корифеев, мощь традиционной исторической науки настолько велика, что справиться с подобной оператив­ной задачей ей ничего не стоит. Молчание...

 

 

 
В ЗАЩИТУ РУССКОЙ ИСТОРИИ PDF Печать E-mail
Автор: Юрий Бегунов   
29.03.2011 23:52

Рецензия на: Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима. Статистика. Гипотезы. М.: МГУ им. М.В.Ломоносова. Учебно-научный центр довузовского образования, 1995. Т.1,2. 672 с. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя. Русь,Турция, Китай, Европа, Египет. Новая математи­ческая хронология древности. М. Факториал,1996. 752с., илл.

Не так давно на всероссийском совещании ректоров вузов в Москве участникам давалась в качестве подарка красочно оформлен­ная солидная книга под названием «Им­перия»; ее украшали 17 цветных иллю­страций из древних летописей, карт, икон, надписей, пирамид, гробниц и т.п., делая ее внешний вид чрезвычайно привле­кательным. Годом раньше, выходила и другая книга названных авторов под на­званием «Новая хронология», в двух то­мах. Эти издания явно претендовали на сенсацию.

Соавторы — известные ученые-ма­тематики — академик РАН, доктор фи­зико-математических наук А.Т.Фомен­ко и кандидат физико-математических наук Г.В.Носовский — применили но­вый эмпирико-статистический метод анализа хронологии почти всей чело­веческой истории вслед за покойным академиком — народовольцем Н.А.Мо­розовым (1854-1946). Последний, нахо­дясь в течение 25 лет в заключении в Шлиссельбургской крепости, написал 7 томов своего капитального труда «Хри­стос, или История человеческой культу­ры в естественно-научном освещении» (издан в 1924-1932гг.). Согласно Мо­розову, вся древняя и средневековая ис­тории человечества, в том числе и Рос­сии, были сфальсифицированы монаха­ми-летописцами, позднего средневеко­вья и первыми историками нового вре­мени, куда попадают, кроме Нестора, Сильвестра, Василия и других летопис­цев, Татищев, Ломоносов, Екатерина II, Щербатов, Болтин, Карамзин. Эта мысль не была доказана ученым-критиком, од­нако математические обоснования он попытался привести в восьмом рукопис­ном томе собрания своих сочинений. Московские же соавторы подхватили идеи Морозова и попытались их раз­вить дальше и обосновать. В результа­те ими в соавторстве и отдельно (на­чиная с 1974 г.) было издано свыше 50 трудов, часть которых имели сугубо математический характер. Суть нова­торства, по мнению академика Фомен­ко, состояла в обнаружении «повторов в истории» и хронологических сдвигов, рождающих дубликаты. Соавторы ис­пользуют нетрадиционные методы да­тировок, а именно: астрономические с целью воссоздания «короткой хроно­логии», не содержащей «дубликатов», явившихся, в свою очередь, якобы след­ствием громадной человеческой ошиб­ки, допущенной создателями самих под­линных документов давних эпох. Полу­чается своеобразная ситуация, похожая на «театр абсурда»: Морозов, Фоменко, Носовский отказывают людям далеких эпох в праве создавать достоверные ис­торические документы своей эпохи и полагают, что только новые математи­ческих методы приоткрывают завесу, которая ранее закрывала истину.

Итак, тысячи историков древних, средних и новых эпох не правы, а Фоменко-Носовский правы. У последних появилось немало поклонников в Мос­кве и Петербурге, которые готовы но­сить первооткрывателей на руках, а тра­диционную русскую историю подвер­гать сомнению. Так, например, поступа­ют Владимир Хозиков, московский ма­тематик (математик из Москвы полага­ет, что наша история полна событий-призраков, имеющих с реальностью мало общего (Санкт-Петербургские ве­домости. №22/1447. 5 февраля 1997г.с.5.), питерские журналисты О.М.Гусев и Р.Л.Перин (Потаённое. 1996, №3, с.2-3; Гусев О.М. Карфаген дол­жен быть разрушен, За Русское дело. 1996. № 12/44. С.3.), Президент Кубан­ской Народной Академии Г.Молоканов (Как было в прошлом — так будет и в будущем!) («За Русское дело». 1997. № 1/45), капитан 2-го ранга А.Донец­кий (Кто начал разрушать нашу Импе­рию, За Русское дело, 1997. № 1/45/. С.5). Они с восторгом цитируют и про­славляют московских авторов, поддержи­вая основную их концепцию об отсутствии на Руси Татаро-монгольского ига.

Из весьма пикантной ситуации потен­циальной фальсификации московские соавторы надеются благополучно выйти с помощью следующих постулатов:

1) большая часть дошедших источ­ников неаутентична и недостоверна,так как создана в XVII-XVIII вв. на основе мифов и преданий;

2) большинство имён и событий ис­тории Руси и России можно перетол­ковать, лишить их первоначального смысла, одни лица заменить другими, двойниками или дубликатами.

Непригодность этих постулатов в области гуманитарных наук очевидна. История не математика и она не под­властна математическом законам. В книгах Фоменко-Носовского мы нахо­дим следующее: 1) отсутствие связи между математико-астрологическими явлениями и выкладками и конкретны­ми фактами русской истории, 2) отсут­ствие связи между обсуждаемыми фак­тами и подлинными источниками Руси и России — летописями, актами, синоди­ками, родословными, мемуарами, исто­рическими сочинениями.

Однако Фоменко и Носовский сме­ло бросаются в неизвестное и создают собственную концепцию Русской истории.

Новая концепция Русской истории гласит: татаро-монгольского ига не было.

ПЕРВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ. На стра­нице 67-й «Империи» заявлено букваль­но следующее: «Никакого иноземно­го (татаро-монгольского) завоевания Руси в XIII в. не было, так как Орда не воевала с казаками, а казаки были со­ставной частью Орды».

Это заявление противоречит, по крайней мере, нескольким тысячам рус­ских и иностранных источников, кото­рые изданы и известны всему миру. Пе­речислим некоторые из них. Прежде всего это современная событиям «По­весть о нашествии Батыя на Русскую землю», 1237-1241гг. Она была вклю­чена в большинство из сохранившихся 5600 летописей (данные Картотеки ака­демика Н.К.Никольского, хранящейся в Рукописном Отделе БАН РАН) и мно­гократно издана в составе 43-х томно­го «Полного Собрания Русских Лето­писей» (1841-1993). Повесть эта сохра­нилась в составе «Московского Лице­вого Летописного свода» 60-70-х го­дов XVI в. (тома хранятся в Русской На­циональной библиотеке в Петербурге), где можно увидеть ужасающие карти­ны взятия и сожжения 14 цветущих рус­ских городов Северо-Восточной Руси, гибель тысяч соотечественников, увод десятков тысяч в ордынский плен и т.п. Назовем здесь также многократно из­данные пять Поучений знаменитого проповедника Серапиона Владимирско­го, Речь Петра Акеровича на Вселенс­ком соборе католической церкви в 1245г. (в Хронике Матвея Парижского) повести и жития о св. Николе Заразском, о св. Меркурии Смоленском, о св. князе Александре Невском, о св. князе Михаиле Черниговском, и боярине его Федоре, о св. князе Феодоре Черном, о св. князе Михаиле Ярославиче Твер­ском, циклы повестей и сказаний о свя­тых богородичных иконах Федоровской и Владимирской, циклы повестей о Ку­ликовской битве и о стоянии на реке Угре, песни и былины о борьбе богаты­рей с погаными (т.е. некрещёными) та­тарами; упомянем государственные акты, ярлыки и официальные письма с угро­зами европейским правительствам мон­гольских ханов Чингиза, Мункэ, Угедэ, Тулуя, Хулагу хранятся в Риме, Лондоне, Париже). Назовём ещё и ряд восточ­ных источников — монгольских, иранс­ких, изданных, например, на русском язы­ке Тизенгаузеном в двух томах (1886, 1941), «Секретную историю монголов», «Хронику Алтан Тобчи», «Хронику Рашид-адина», пространные отчёты евро­пейских путешественников эпохи наше­ствий Плано де Карпини, Вильгельма де Рубрука, венгерского монаха Иоанна — все многократно изданные европейс­кое хроники о нашествии Бату-хана в 1241-1242 гг., и мн. др. Подробнейшую библиографию источников и исследо­ваний по истории татаро-монгольско­го ига и создания монгольских госу­дарств в XIII-XIV вв можно найти в кни­ге Жана Поля Ру «История Империи монголов» (Файярд, 1993, на фр. яз.) и в красочном амстердамском альбоме «Монгольский спектр Мировой истории. 1200-1300», не говоря уже о несколь­ких крупных справочиках на русском языке, среди которых труд В.С.Иконни­кова «Опыт русской историографии» в четырех томах (1891-1908), справочник И.У.Будобница (1962), капитальные тру­ды А.Н.Насонова, А.Ю.Якубовского и Б.Д.Грекова, И.Б. Грекова, Г.В.Вернадс­кого, Л.Н.Гумилева и мн. др. На забу­дем упомянуть свод монгольских доку­ментов изданных Л.Лигети (Monuvtyna Linguze mongolia. Budapest, 1972), а так­же две современные монографии аме­риканца Чарльза Гальперина. (1985).

Ни в одном из трудов, посвященных истории 300-летнего татаро-монгольс­кого ига ни Руси, нет проблемы «Каза­чество и монголы», так как её просто не существовало. Казачество ещё не было организовано как реальный во­инский круг. Это хорошо известно из современных капитальных трудов Р.А.Нелепина («История казачества». СПб., 1995. Т.1, 2) и Е.И.Савельева («Древняя история казачества». Новочеркасск, 1915-1918. 4.1-3. Перепечат­ка: Ростов-на-Дону, 1990 и СПб., 1996). Московские соавторы полностью игно­рируют добротные труды и по истории казачества и по истории монголов. Они занимаются построением своей концеп­ции, несостоятельность которой очевид­на.

ВТОРОЕ ПОЛОЖЕНИЕ. На Руси в XIV в. образовалась «огромная Монголь­ская Империя», «Русско-ордынская Империя». Она была якобы особым об­разом организована, когда «верховным правителем являлся полководец-хан-царь, а в городах сидели гражданские наместники — князья, которые обязаны были собирать дань в пользу этого рус­ского войска на его содержание. Та­ким образом древнерусское государ­ство представляется единой Империей, в которой было постоянное войско (орда) состоящее из профессиональных военных, и гражданская часть, не имев­шая своих регулярных войск, так как эти войска уже входили в состав Орды». («Империя», с.68). Это неверно. На са­мом деле, Большая Орда со столицей Сарай-на-Ахтубе существовала отдель­но от Русских княжеств, которые в XIV в. начали объединяться вокруг Москвы для того, чтобы построить сильное на­циональное государство и покончить с ненавистным игом. Русское серебро со­биралось князьями как дань и посыла­лось в Сарай «для отвода глаз», а внут­ри шла кропотливая работа сопротив­ления, которая привела однажды Русь на Куликово поле, а во второй раз — на реку Угру, и иго пало в 1480 г. Не было и никакого объединённого регу­лярного войска. Первая попытка уст­ройства регулярного русского войска относится ко времени царя Алексея Михайловича (1645-1676): это стрелец­кий и рейтарские полки. У нас на Руси было только одно Московское Право­славное Царство и один государь: до 1598г. — Рюрикович, с 1613г. — Рома­нов. Царь был символом Русской влас­ти и надеждой народа. Только с 1721г. организовалась Российская Империя и она была высшей формой развития Национальной идеи. Регулярная армия появляется с Петра I: вначале в виде потешных полков Преображенского и Семеновского, а потом, согласно воен­ной реформе 1710-х годов, всеобщей армией государства (рекрутская повин­ность). Именно эта Российская армия покрыла себя неувядаемой славой на полях сражений в Европе и в Азии в XVIII-XIX веках. Московские соавторы не касаются действительной организа­ции Монгольской империи в XIII- XIV вв., оставляя в стороне научную литерату­ру по этому вопросу, основанную на подлинных источниках. Мы имеем в виду 3-й том «Истории России» Г.В.Вер­надского — «Монголы и Русь» а также две монографии Ч.Гальперина «Татар­ское иго» и «Россия и Золотая Орда».

ТРЕТЬЕ ПОЛОЖЕНИЕ. Московс­кие соавторы утверждают, что «Русско-Ордынская Империя» «просуществова­ла с XIV века до начала XVII в. и её история закончилась известной Вели­кой смутой на Руси начала XVII века. В результате гражданской войны русские, ордынские цари, последним из которых был Борис Годунов, были физически истреблены, а прежнее русское войско — Орда — фактически потерпело пора­жение в борьбе с «западной партией». В результате к власти на Руси пришла новая прозападная династия Романо­вых. Она сразу же захватила власть и в Русской церкви», (с.68). Все сужде­ния здесь неверные, противоречащие известным фактам русской истории. Прежде всего, на Руси не было «Рус­ско-ордынской Империи». С татарским игом было покончено в 1480 г. и вско­ре перестало существовать грабитель­ское татарское государство. Его остат­ки были завоёваны и присоединены к Российской империи в XVI-XVIII вв. (пос­ледним — Крымское ханство в 1783г). Ордынских царей у русских не было. «Западной партии» тоже не было. С из­вестной долей вероятности «западни­ком» можно было бы считать Лжед­митрия I (1605-1606), боярина царя Алексея Михайловича Ордина-Нащокина, князя Голицына, слабых властителей — царя Феодора II, царевну Софью. На­стоящее же «западничество» начинает­ся с Петра Великого и его реформ (1689-1725).

ЧЕТВЁРТОЕ ПОЛОЖЕНИЕ. «Ро­мановым была нужна «новая история», идеологически оправдывающая их власть. Новая династия, с точки зрения прежней русско-ордынской истории, была незаконной, поэтому потребова­лось в корне изменить освещение пре­дыдущей истории» («Империя», с.68).

Всем царям всегда были нужны иде­ология и история, оправдывавшие их власть. Однако неверно, что Романовы как идеологи противостояли Рюрико­вичам. Всякая княжеская и царская власть на Руси считались законной, а иногда и богоустановленной. И в XVII в. историки исходили из положения, что народ и монарх едины и что у славя­но-русского народа была великая и ге­роическая история, в том числе и исто­рия борьбы с татаро-монгольским игом и его последствиями на Руси (Федор Грибоедов, Иннокентий Гизель, Феодо­сии Сафонович, «Титулярник» 1672 г. и мн. др.). Все эти вопросы хорошо изу­чены в исторической науке [Алпатов М.А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII-XVII вв. М., 1973. Шапиро А.Л. Историография с древ­нейших времен до 1917 г. Учебное пособие. М., 1993. ), но московские со­авторы ими не занимаются.

Вместо совершенно необходимого для исследователя добросовестного изучения историографии и источнико­ведения отечественной истории москов­ские соавторы пускаются в плавание по сомнительным волнам предположений и отожествления одних исторических лиц с другими как якобы «дубликатов». Так великий князь Владимирский Ярос­лав Всеволодович (1190-1246) оказы­вается дубликатом сына Джучи, внука Чингиз-хана Батыя (1205-1255), а значит Батькой, мифическим атаманом казаков, а его брат великий князь Вла­димирский Юрий (1188-1238) — дедом Батыя самим Чингиз-ха­ном (1155-1226). Сын велико­го князя Ярослава св. Алек­сандр Невский (1220-1263) пре­вращается с хана Сартака, сына Батыя (ум. 1256). А к нему князь Александр ездил в Са­рай и пил с ним кумыс и разго­варивал. Значит, он ездил к са­мому себе или к своей тени?

Недоуменные вопросы по поводу дубликатов Фоменко, а их сотни, возникают постоянно при чтении рецензируемых книг и на них не находится вразу­мительных ответов. По мень­шей мере странными выглядят утверждения московских соав­торов, о том, что Новгорода на Волхо­ве не было, а вместо него был Ярос­лавль, где и происходили якобы собы­тия новгородской истории. Смоленск был якобы столицей Ак-Орды вместо Сарая и одновременно, столицей вели­кого князя литовского Гедимина. Киев и Новгород оказываются столицами Зо­лотой и Синей татарских орд. Столи­цей князя Рюрика якобы был один не­известный город в болотистой глуши Псковской земли. И, наконец, государ­ственным языком Монгольской Импе­рии якобы являлся церковно-славянский и т.п. К чему это ничем неоправ­данное баснословие вместо реальной истории? Какую цель поставили перед собой московские соавторы-математи­ки, одевшие тоги историков и вместо истории рассказывающие небылицы? Вопросы остаются вопросами, а фаль­сификации — фальсификациями, как это ясно видно на примере интерпретации Куликовской битвы.

Когда и где была Куликовская бит­ва?

Этот вопрос один из центральных в «Новой хронологии» (с.245-282). Вот что утверждают московские соавторы:

1.Битва якобы произошла из-за междоусобной смуты в Большой Орде, когда Монгольская Империя (она же — Русская Империя), сложившаяся в ре­зультате завоеваний хана Батыя, внука Чингиз-хана (он же якобы — великий князь Московский Иван Калита), раз­делилась в конце XIV в. на три части — Волжское царство (или Золотая Орда); Белая Русь (или Белая Орда) и Северская Русь (или — Украина).

2. «В ней русский князь Дмитрий Донской, он же — хан Золотой Орды Тохтамыш, разбил темника Мамая, фак­тического правителя Орды».

3. «Причиной битвы послужил по­граничный спор между «князем Вели­кого Новгорода» (или «князем Кост­ромским») Дмитрием Донскими ря­занским и литовским князьями Олегом и Ольгердом. Два последних хотели выгнать Дмитрия из Костромы в Новго­род», овладеть городами Москвой, Ко­ломной, Муромом и Владимиром.

4. «Дмитрий победил в битве, и в итоге подчинил себе Рязанское княже­ство и восточные части Литвы. В том числе, окончательно утвердился в Мос­кве» (с. 245- 246).

5. Это произошло между 1380 и 1382гг., а скорее всего — в 1381 г. («Им­перия». Рис.11. С.648).

Ответим, сперва, на эти пять пунктов, опираясь на следующие источники по история подготовки и проведения Ку­ликовской битвы: Летописную повесть о Куликовской битве, написанную в кон­це 1380 г. (Московский летописный свод 1409г. в составе Симеоновской и Тро­ицкой летописей), «Задонщину» (80-90-е годы XIV в.), «Сказание о Мамаевом побоище» (первая четверть-середина XV в.), «Слово о житии и о преставлении великого князя Димитрия Ивановича, царя Русского» (первая четверть XVa.), Полное собрание русских летописей, тт.4, 6,8,11,15,17,18,20-28,31, Псковские летописи XV-XVI вв, Летопись епископа Павла XV в., Устюжский летописный свод XVI в., синодики и актовый материал. Любопытно, что все свидетельства рус­ских источников подтверждаются неза­висящими от них немецкими источни­ками XIV-XV вв., в том числе хрониками Иоанна Пошильге, Дитмара Любекского, «Торнскими анналами», а также «Вандалией» Альберта Кранга (изд. 1619г., сведения о Куликовской битве немец­кому источнику сообщил ганзейский купец, присутствовавший на Куликовом поле во время битвы).

И вот что следует из вышеперечис­ленных источников: 1. Московское ве­ликое княжество и Золотая Орда ни­когда не составляли единого государ­ства, так как оставались злейшими, непримиримыми врагами на протяже­нии 300 лет. В историографии, литера­туре и фольклоре Древней Руси татаро-монгольское иго в сотнях произве­дений отображается как година тяже­лейших испытаний, и унижений, иссу­шавших самую душу народа. Батый — Бату-хан (1205-1255), сын Джучи, внук Чингиз-хана, не был современником ве­ликого князя Псковского Ивана Даниловича Калиты, сына Даниила, внука Александра Невского (годы княжения Калиты — 1325-1341). Это были раз­ные лица. Золотая Орда никогда не рас­падалась на Беларусь и Украи­ну, а продолжала оставаться Большой Ордой до 1502г., ког­да Сарай был разрушен литов­цами.

2. Князь великий Московский Дмитрий Иванович Донской (1350-1389), сын Ивана Иванови­ча Красного, внук Ивана Калиты, не был ханом Золотой Орды Тохтамышем, т.е. потомком младше­го сына Джучи Тука Тимура, хана с 1378 по 1395г., убитого в 1405г. В русской литературе хорошо известна летописная По­весть о взятии Москвы Тохтамышем в 1382 г. Хорошо известны русским и восточным источникам сыновья Тохтамыша ханы Джалал-аддин, Керим-Берды, Кепек, Джабар-Берды и Саид-Ахмед, жившие в XV в. У Дмитрия Донс­кого также были сыновья, хоро­шо известные летописям и до­кументам XIV-XV вв.: князья Василий I, Юрий IV, удельные князья Андрей Мо­жайский и Петр Дмитровский. Их име­на — как имена разных лиц встречают­ся повсюду в источниках. Причиной татаро-русской войны вовсе не были по­граничные споры между русскими кня­зьями. Главным противником Москвы всегда был и оставался Сарай, столица Золотой Орды. Московский князь пы­тался освободиться от полуторавекового татаро-монгольского ига. Битва с татарами 11 августа 1378 г. на реке Воже была первым регулярным сражением, выигранным русскими, когда великий князь Московский (а не Новгородский и не Костромской) наголову разбил татарские полки под начальством мур­зы Бегича. Мамай захотел отомстить за это поражение и стал собирать войска на правобережье Волги в донских сте­пях и в Крыму для похода на Москву. И этот поход состоялся в июле-сентяб­ре 1380г. Князь Дмитрий объявил со­зыв народного ополчения по всей Руси; ратников ему прислали даже новгород­цы, плохо ему подчинявшиеся: ведь Новгород был столицей вольной вече­вой республики. Литовского великого князя Ольгерда, давнего врага Москвы, трижды её осаждавшего, уже не было в живых: он умер в 1377 г. А Рязанский князь Олег Иванович боялся за судьбу своего княжества, т.к. Мамай с войском уже остановился в его земле, на «уликовом поле, в излучине рек Непрядвы и Дона.

4. Куликовская победа была пово­ротным пунктом Русской истории, так как было впервые доказано, что тата­ро-монголов можно и нужно бить и по­беждать силою оружия крёстного. Ря­занское княжество присоединил к Мос­кве лишь праправнук Дмитрия Донско­го Василий III в 1521 г.

5. Куликовская битва, по всем ис­точникам, произошла 8 сентября 1380г., в субботу, в день Рождества Пресвятой Богородицы, и другой даты ни в каких источниках не имеется.

По поводу обстоятельств и места битвы А.Т.Фоменко и Г.В.Носовский со­общают следующее:

1. Битва якобы произошла в черте города Москвы, «на Кулишках», что является, по мне­нию московских ученых, си­нонимом поля Куликова, в составе войска Мамая были поляки (Мамай был разгром­лен дважды в 1380 г. всё тем же князем Дмитрием (с. 248-249) на московских Кулишках. Значит, Куликовских битв была две, а не одна. Ис­точниковедческие подтверж­дения в пользу высказанных точек зрения соавторами не приводятся.

2. Упомянутую в источ­никах топонимику московс­кие соавторы истолковывают так: «Красный холм», на ко­тором остановился Мамай, находится на Красной пло­щади (?); «Кузьмина гать» в районе Кузьминки; «На Березуе» — «на берегу Моск­вы-реки»; «Город Коломна» — село Коломенское под Москвой; «Котловка» — речка Котловка недалеко от Коломенского; «Деви­чье поле» — поле в излучине Москвы-реки; где ныне стоит Новодевичий мо­настырь; «переход через Дон» — пере­ход через Москву-реку; «Трубные гласы» раздавались на Трубной площади; «Дмитрий Донской» — означает Дмит­рий Низовой (?); «река Меча» — река Моча, приток Москвы-реки; «река Непрядва» — река Непрудная, а также Неглинка; засадный полк князя Влади­мира Андреевича располагался «в Са­дах», т.е. в нынешнем Старосадском переулке Москвы.

3. Ярослав Мудрый и Александр Не­вский потому так часто упоминаются в «Сказания о Мамаевом побоище», что Ярослав — это дубликат Ивана Калиты, отца (sic!) Дмитрия Донского (надо — деда Ю.Б.), а Александр — дубликат Си­меона Гордого, брата (sic!) и пред­шественника Дмитрия Донского (надо - дяди Ю.Б.) (с.262).

4. В битве сражались не русские и татары между собой, а смешанные на­роды. Слово «татары» означает «кон­ные русские войска».

5. Братская могила павших воинов находится в старом Симоновом монас­тыре.

6. Село Рождествено находилось в Симоновой слободе.

7. Битва Мамая с Тохтамышем — ещё одно описание Куликовской битвы.

8. Москва основана в 1382г., а Кос­трома была тогда столицею Дмитрия Донского. Ссылки на источники, подтверждающие это утверждение не при­водятся.

9. Хан Тохта и темник Ногай — дуб­ликаты Дмитрия Донского-Тохтамыша и темника Мамая. Ссылки на источни­ки отсутствуют.

Отвечаю по порядку:

1.Московские соавторы перепутали «Кулишки» (1) и (2) «поле Куликово». Эти два географических понятия име­ли в древности различные значения. (1) «Кулижка» — лужайка, лесок посреди чистого поля. В Москве есть (в Мясницой части) «Кулижки» по прогонам ро­щицы от Васильевского луга». (Дьячен­ко Г. Полный церковно-славянский сло­варь. М., 1899. С. 1029). (2) «Кулига»: новь, раскорчёванное место», вост. русск.; «небольшой луг на полуостро­ве, мысок», арханг., пермск., московск., «отдельная полоска леса, поля», тверск., рязанск.; «широкая большая пахотная полоса»; вятск.; др. русск. «кулига»— «участок земли, угодье»; «раскорчёван­ное место», «узкий залив», калмыцк.; «у чёрта на кулижках» (или кулишках), так­же «у чёрта на куличках». (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1986. Т.2. с.410). Урочище «Кулишки» было хорошо известно, в средневековой Москве, на левом бере­гу Москвы-реки, ниже устья Яузы, где некогда был обширный Васильевский луг. Там на Кулижках в конце 1380г. была действительно возведена церковь «Всех святых» на улице Солянке, по ко­торой в 1380 г. шли войска на Кулико­во поле и возвращались затем с побе­дой. Сама же битва, согласно данным всех источников, проходила на Куликовом, т.д. «отдалённом поле», в излучине Дона и Непрядвы, в 300 км от Москвы.

2. Как свидетельствуют все источ­ники, князь Дмитрий вышел из Москвы навстречу темнику Мамаю, допустить та­тар, в столицу он не мог, т.к. это было бы крупной стратегической ошибкой. И татары не воевали внутри городов: они их просто сжигали, а всех жителей уби­вали. Из Москвы в Коломну, как свиде­тельствует «Сказания о Мамаевом по­боище» русские войска выступили тре­мя дорогами: на Брашеву, Болвановскую дорогу и на Котлы (т.е. на Колом­ну). У Боровского перевоза все три до­роги сходились. На реке Северке, в 12 км. не доходя Коломны, войско князя Дмитрия встретил архиепископ Коло­менский Герасим. Уряжение полков, т.е. их воинский смотр, происходило на Девичьем поле близ Коломны. Перепра­ва через Оку происходила близ устья реки Лопасни, впадающей в Оку. Здесь на переправе произошла встреча князя Дмитрия со своим, двоюродным братом князем Владимиром Андреевичем Сер­пуховским. Далее путь к Дону лежал по Епифанской дороге к реке Осетру, где проходил Муравский шлях. Тот шлях шел близ поля Куликова по водораз­делу рек Упы, Непрядвы и Мечи. По нему обычно та­тары ходили в Русь. По Муравскому шляху войска прошли 23 поприща (при­мерно 35 км) до места Березуй, т.е. до села Березова, а затем отклонилось по Донковской дороге в сто­рону Куликова поля, пото­му что разведка донесла: Мамай с войском уже при­шёл на Куликово поле. Путь Мамая был от реки Гны на востоке — прямиком на запад к Дону, к Куликову полю, куда должен был подойти с польско-литовс­ким войском великий князь литовский Ягайло. Но тот опоздал на несколько ча­сов пришел на поле к 17 часам, когда битва уже кон­чилась. А Дмитрий ускорился, и оба вой­ска — татарское и русское — сошлось в жесточайшей сече. Куликово поле хо­рошо известно по «Книге Большому чертежу», которую составил ок. 1604 г. царевич Федор Борисович Годунов, сама карта, к сожалению, до нашего време­ни не сохранилась.

Названные академиком Фоменко урочища, имеющие более точные, наз­вания в указанных нами источниках, к моменту начала битвы остались дале­ко позади, в трехстах километрах на северо-запад.

3. Святой князь Александр Невский потому так часто упоминается в «Ска­зании о Мамаевом побоище», что «Жи­тие св. Александра Невского» было одним из главных литературных источ­ников «Сказания». Ярослав Мудрый-ве­ликий князь Киевский, цесарь Русский (1019-1054) жил тремя веками раньше великого князя Московского Ивана Калиты и ни в коем случае не мог быть его дубликатом, потому что никаких дублей в русской истории никогда не было: история своеобразна и неповто­рима, каждое историческое лицо име­ло свой день рождения и день смерть, зафиксированные в источниках. Сто лет разделяют св. Александра Невского от его правнука Симеона Гордого, и один не мог быть дубликатом или двойником другого. Ярослав Мудрый упоми­нается много раз в «Сказании» пото­му, что на его текст повлияло «Паремийное чтение о святых князьях Бори­се и Глебе», где имя Ярослава часто упоминается.

4. В русском войске тогда не было никаких татар, а конные русские войс­ка никогда не назывались татарскими. Не было в нём и поляков: одни рус­ские!

5. Гипотеза о существовании в XIVa. братской могилы в Симоновой монас­тыре вероятная. Но кто же там был похоронен? Не исключено, что это были останки москвичей, все до одного по­сеченные татарами 26-27 августа 1382 г. во время взятие Москвы ханом Тохтамышем.

6. Другое село Рождествено, или Монастырщина, находилось на реке Непрядве, между Березовской и Татинкой.

7. Битва хана Тохтамыша с Мамаем действительно происходила весной 1381 года в степи на реке Калке (Калмиусе), согласно следующим персидс­ким источниками Низам-аддин-Шамь, Шераф-аддин Йезди, «Аноним Искан­дера», а также арабскому историку Ибш-Хальдуну, Мамай бежал в Крым и был убит генуэзцами в Кафе (Феодо­сии) 15 августа 1381г., согласно Лон­донскому списку Вологодско—Пермс­кой летописи. К Куликовской битве сра­жение на реке Калмиус не имеет ника­кого отношения и не является её дуб­ликатом: на Калке имела место боль­шая разборка двух татарских кланов в борьбе за власть в Золотой Орде. Лю­бопытно, как московские соавторы ар­гументируют свою заведомо ложную точку зрения. Они выискивают подхо­дящий им источник и истолковывают его на свой лад. Это книга хорвата Мавро Орбини «О славе славян», изданная в 1601 г. на итальянском языке в Пезаро (Orbini M. Origine de gli Slavi et progresses dell loro.Pesaro, 1601. Изд. на русск. яз.: СПб., 1722. На с.751 «Им­перии» приведена неверная дата — «1606»). Архимандрит Рагузский, как себя называл Орбини, всячески стремит­ся в своем сочинения возвеличить ис­торию славянских народов, привлекая массу малоизвестных источников. Од­нако критики исторического источни­ка он не знает, цитирует всё без разбо­ра и без всякого внутреннего порядка, приписав славянам такие деяния, кото­рые они вряд ли совершали: разорили Перейду, овладели Азиею и Африкою, билися с Египтянами и великим Алек­сандром Македонским, покорили Гре­цию, ходили на Рим, овладели Францией, Англию и Испаниею и т.п. Академик Фоменко с ним согласен в этом, как и в том, что московиты русы, поляки, бо-гемцы, боснийские хорваты, черкасы, дал­матинцы, болгары, рассияне, маркоманы, квады принадлежат одной вандальской (т.е. германской — Ю.Б.) нации. Книгу Орбини Фоменко восхваляет и специ­ально издает большой отрывок из нее, потому что этот источник, полуфольк­лорный, полубаснословный,устраивает московского учёного как «описание многих дубликатов русско-монгольско­го великого завоевания XIV в.» («Им­перия». с.297-304, 721-744). Основани­ем для отождествления двух битв — Ку­ликовской и Калмиусской — послужи­ло следующее сообщение Мавро Ор­бини: «В 6386 (1378) году от Сотворе­ния Мира (по русскому летоисчисле­нию) великий князь Руси Дмитрий одер­жал победу над царём татар Мамаем. Через три года после этого он вновь сошёлся в битве с этим царем и, как пишет Герберштейн, нанёс ему столь сильное поражение, что земля более, чем на тринадцать миль вокруг была зава­лена трупами павших в битве» («Импе­рия», с.726). Академик Фоменко не ана­лизирует это свидетельство. Между тем, не трудно заметить, что Орбини осно­вывался на Герберштейне, авторе «Мос­ковских дел» или «Записок о Московии» (1549). К сожалению, московские соавторы не цитируют текст Герберштейна дальше, а именно: «На второй год после этой битвы нагрянул татарский царь Тохтамыш, разбил Димитрия оса­дил и занял Москву» (Сигизмунд Гер­берштейн. Записки о Московии. Изд-во МГУ, 1988. С .64.) , т.е. речь идет о 1382 г., а не о 1381 г., когда происходила Калмиусская битва. Фоменко лал вид, что он не заметил, что Гербершейн, и его последователь Орбини имеют в виду две победоносные битвы Дмитрия Донского — на Воже (1378) и на Дону (1380). «Это хорошо отвечает нашей реконструкции, согласно которой великий князь Дмитрий Донской и хан Тохтамыш — это одно и то же лицо» («Империя» с.73). Но источники противоречат «реконструкции». Тем хуже для источников: они должны быть подогнаны под лженаучную схему Фоменко-Носовского. Бумага всё терпит! А вот русская наука не терпит, она ос­тавляет за своими пределами всё, что к ней не относится.

8. Согласно записи в Ипатьевской летописи, которая является современ­ной и аутентичной, Москва была осно­вана великим князем Юрием Долгорук­им 28 марта 1147 г. А в 1156 г. она была обнесена деревянными стенами великим князем Андреем Юрьевичем Боголюбским. Это в нашей стране знает каждый, но для столичного академика дискуссионная проблема. Город Кост­рома никогда не был столицей Руси и на этот счет не оказывается никаких ис­точников.

9. Хан Золотой Орды Тохта, сын Мангу-Тимура, из рода Бату (годы прав­ления 1292-1302) и его друг темник Ногай, затем хан и основатель государ­ства предков калмыков (1299), не были современниками хана Тохтамыша и ве­ликого князя Дмитрия, не имели к ним никакого отношения и, естественно, не могли, быть ни чьими дубликатами.

В заключение отметим, что на Куликовском поле с 1820 г. постоянно на­ходили предметы вооружения, кости человеческие и драгоценности, т.е. остат­ки зарытых кладов. (См.: Фехнер М.В. Находки на Куликовом поле. Материа­лы и исследования. Труды ГИМ. Вып. 73. Отв. ред. А.К.Зайцев. М„ 1990, с.72-78). Находки эти ныне хранятся в Туль­ском Областном краеведческом музее и в Государственном Историческом Му­зее в Москве. Утверждая, что таких на­ходок не было, московские авторы про­являют некомпетентность, доказывая, что они не читают ни источников, ни специальной литературы по тем вопро­сам, по которым высказываются. Подоб­ное явление, к сожалению, мы можем, наблюдать в обоих книгах «Новая хро­нология» и «Империя».

Итак, мы рассмотрели все гипо­тезы и все толкования академика А. Т. Фоменко и Г.В.Носовского, каса­ющиеся Куликовской битвы, не нашли соответствий между их высказыва­ниями и историческими источниками, а также не нашли в из: работах зна­ния специальной литераторы. Новых источников московские соавторы не привлекают и, стало быть, их гипо­тезы, касающиеся событий Куликов­ской битвы, остаются за пределами науки.

На этом мы ограничиваем первую часть нашего разбора. Окончание в сле­дующем номере «Наследия предков».

 

 
СЛАВЯНСКАЯ АСТРОЛОГИЯ КАК УЧЕНИЕ О КОСМИЧЕСКИХ РИТМАХ ПРИРОДЫ PDF Печать E-mail
Автор: Владимир Васильевич Титов   
29.03.2011 23:47

(прогнозы на 1997 год)


Издревле исконно славянские пле­мена обожествляли пространство и вре­мя и эту религию, с современной точки зрения, можно условно назвать косми­ческой биоритмологией. Секреты кос­мической религии сокрыты в символи­ке календарных и хороводных обрядов, многочисленных приметах и суевериях, славянских и русских сказках и были­нах, а также в многочисленных письмен­ных источниках: славянских и богомильских апокрифах, славянских и русских ложных и отреченных книгах, старо­обрядческих духовных стихах и др.

Полностью цельная картина и секреты славянской теогонии космогонии не раскрыты и до настоящего времени. Одна­ко отдельные исследовате­ли подходили к их расшиф­ровке весьма близко, счи­тая что славяне поклоня­ются духам плодородия, духам предков, лесным, водяным и домовым ду­хам, Роду и Рожаницам (т.е., по нашему мнению космическим ритмам при­роды, где Род и Рожаницы — мужские и женские цик­лы воспроизводства челове ческого потомства).

Я полагаю, что в своей сути славянская космическая теого­ния заключается в обожествле нии естественных космических ритмов природы, имеющих как муж ское начало (лунные циклы), так и жен ское (солнечные циклы), которые также можно условно назвать мужскими и женскими биоритмами.

Цикл женского биоритма равен од­ному обороту солнца вокруг своей оси (28 суток) и исчисляется семидневными отрезками времени (седьмицами) и на­званиями дней недели. Мужской био­ритм численно равен одному обороту луны вокруг земли (29,5 суток).

Символически биоритмы отображе­ны в славянских хороводных обрядах:

Женском с чётным числом участниц (женское число) и вращением по часо­вой стрелке (вращение солнца вокруг своей оси); и мужском с нечётным ко­личеством участников (мужское число) и вращением против часовой стрелки (движение луны по зодиаку).

По славянским воззрениям — при нарушени естественных космических ритмов природы (несовпадением актив­ных фаз мужских и женских биоритмов) и происходят все бедствия человечес­кого рода: неурожаи, эпидемии, соци­альные волнения (мятежи, войны и т.п.). На этих принципах и основана вся сла­вянская календарно-циклическая астро­логия: несовпадение дней недели (как женских биоритмов) с фазами луны (как мужских биритмов) от года к году по датам юлианского календаря.

Прогнозы по двум рукописям XVII века по прохождению пасхальной луны по зодиаку:

«Аще луна в скорпии, меж людьми скорбь, нестроение, хлебная скудость, скорби и болезни великия, от пояса скорбь (радикулит?), сребра же ничтоже (снижение деловой активности?)».

«Аще луна в скорпии, конопли средния и льну и орехов ничтоже (плохой урожай), черницы (черники) и огурцов много».

Прогноз по Коляднику:

«Аще будет случиться Рождество Христово во Вторник, то зима велика и снежна, весна дождлива, жатва ведрена, осень довра, овощей и меду и пря­ные зелен пооскуду, скотом и овцам пагуба и женскому полу болезнено».

Прогноз по южнославянской руко­писи XVI века «А се громовник» на ос­нове календарных дат солнечных зат­мений:

«Аще солнце померкнет (9 марта) — по всему миру изобилие не будет, но будет глад от восток даже до запад и егда будет месяца априлие изыдет коли быци (саранча) многи и четвероногым (скоту) погыбель и в Персе изыдет един человек и погубит Перска царе и земля приемлет».

Еще один прогноз по южнославянс­кой рукописи XV века «Сказание от луне месяцев»: В ней сказано, что если 1 марта (юли­анского календаря) приходится на пят­ницу, то этим годом управляют сразу три знака зодиака — Юнец, Ярем и Козирог.

Премудрость славянской календарно-циклической астрологии изложена в текстах так называемых «ложных и от­реченных книг» (Колядники, Лунники, Громовники и др.), изданных небольши­ми тиражами в основном в XIX веке (и с тех пор не переизданных) и потому прак­тически не известных современному русскому читателю. Мною просмотре­но около 60-ти наименований старо­славянских астрологических текстов, в которых я обнаружил около де­сятка различных календарно-астрологических систем: прохож­дение пасхальной луны по зодиаку, чередование дней недели с Рождеством Хри­стовым (Колядники), по ка­лендарным датам солнеч­но-лунных затмений, чере­дование дней недели с началом года по мартовско­му стилю, возрастом луны мартовского лунного года и др., включая Громники. Прогноз по Громникам основан в наложении естественных циклов приро­ды (грозовой и сейсмической активности) на даты юлианс­кого календаря.

В Громниках изложено уче­ние о жёсткой связи цикличности землетрясений с социальными вол­нениями, что мы сейчас и наблюдаем в сейсмически активных регионах (Афга­нистан, Карабах, Балканы и др.). По-ви­димому, славянские Громники были со­зданы в Византии в период правления императора Ираклия (610-640г.г.), о чём прямо указано в их названии: «Собра­но от звездазакония от Ираклия царя». Приведём ниже некоторые старосла­вянские тексты прогнозов применитель­но к 1997 году:

«Юнец (Телец) царствует. Зима плавна, Семену умножение, пролетие (весна) дождевно, пчелам погибель и древни (древесный) плод скуд, и царем великим смерть.

Ярем (Весы) царствует. Неправед­ным судиям погибель, а праведным су­диям явление такс царствует.

Козирог царствует. Зима суха, тру­си (землетрясения) мнози и смерть зве­рем и семена на поле (плохой урожай).» Прогноз об урожайности плодов по рукописи XV века «О настоянии луне право иди полого»: «Генварь аще право стоит, то плод много, аще ли полого то мало».

Январь 1997 года начался с ущерб­ной фазы луны, следовательно в этом году будет плохой урожай плодов.

Приводим прогноз по Громнику (сильная гроза с ливневым дождем была в ночь с 15-го на 16-е сентября 1996 года):

«Аще гром возгремит в Весах (сентябрь): Брани и заколения междоусовбная знаменуем, глада множество, в дивних зверех язва будет, последите от них погивнут мнози; зима добра, плодови мнози, рекам потеченне зелна (сильное), на южной стране много потопит. Брани различны и состояние по вселеней, мужам и женам пагуба, и четвероногим и гадам веды, псом беснование, недузи мнози.

Аще ли трус (землетрясение) будет, то смерть многа».

Рассмотрим прогнозы последовательности юлианских лет по «ключевым буквам» года. «Ключевая буква» года является сакральным астрологическим управителем года и указывает на положение «пасхальной луны» в том или ином знаке зодиака. Начало отсчёта начинается с церковного весеннего равноденствия 21 марта по юлианскому календарю, что соответствует 0° Овна. Ключевая буква А означает, что пасхальная луна (полнолуние) находится в 10° Овна, ключевая буква Б — пасхаль­ная луна находится луна находится в 30° Овна или в 0° Тельца и т.д. Таким образом 35-буквенная азбука «ключевых букв» от А до Я показывает градусное положение пасхального полнолуния по всем знакам зодиака. Каждой ключевой букве юлианского года (иначе называемой пасхальной сиглой года) соответствует свое «ключевое слово». «Ключевое слово» является краткой сакральной социально-политической характеристикой юлианского года и заимствовано мной из славянс­кой рукописи XVII века «Цветы дарованиям». Приводим долговременный прогноз по «ключевым буквам» и «ключевым словам» с 1990 по 2001 год.

ключевая ключевое слово года Толкование ключевого слова

буква года

К Злоба лицемерию Горбачевская «перестройка».

Г Злоба скорби Распад СССР

Х Дар величанию Эйфория средств массовой информации Гайдаровскими

реформами.

Н Дар правде Отрезвление общества результатами проводимых реформ

Щ Злоба несмотрению Разгул коррупции, преступности, инфляция, мавродизм

финансовых пирамид

Т Злоба неистине Обман общественного мнения средствами массовой

информации и администрацией.

I Дар наказанию Пусть читатель толкует, кто был наказан в этом году и за что?

Может быть Россия наказана Чеченской войной?

ОТ Злоба взношению Пропаганда средств массовой информации в пользу новой

администрации, сменившейся в 1996 году.

О Злоба неправде Политика, проводимая новой администрацией, не

соответствует ее предвыборным обещаниям.

Z Злоба немилости Жесткая финансовая политика новой администрации.

Ш Дар смотрения Ответная реакция и меры, принятые обществом на политику

новой администрации — возможно приход к власти новой

политической силы в результате очередных выборов.

К Злоба лицемерию Такую характеристику в XX столетии имели годы: 1906, 1917 1928, 1990.

Характеристику 1997 года «Злоба взношению» в прошлом имели следующие годы: 1723, 1734, 1745, 1756, 1807, 1818, 1829, 1902, 1913, 1924.

В заключение упомянем о славянской системе половых запретов на зачатия, поскольку она напрямую связана с учением о сезонно-годовых совпадениях или несовпадениях мужских и женских биоритмов в процессе зачатия человеческого потомства (Учения о Роде и Рожаницах) и позже вошла в систему христианских постов. Период постов (Великий, Петровский, Успенский, Рождественский) считался неблагоприятным временем для зачатия потомства.

В эти периоды не игрались свадьбы и супругам запрещались интимные отношения. Предполагалось, что дети, зачатые во время постов («зачатые во грехе») будут нравственными и физическими уродами (дебилами). В связи с этим приведем любопытный старообрядческий текст с указанием особо неблагоприятных дат для зачатия потомства в 1997 году по новому.

Владимир Васильевич Титов, Верховный астролог Руси.

СКАЗАНИЕ О 12-ТИ ПЯТНИЦАХ

Приидите дюдие послушайте писание Божие, поучение Климента папы римского о Великие в году дванадесять Пятниц:

1-я Великая Пятница на первой недеде Великого поста (14 марта),

2-я против Благовещения (4 апреля),

3-я страстная (25 апреля),

4-я против Вознесения (30 мая),

5-я против Троицы (13 июня),

6-я против Ильи пророка (1 августа),

7-я против Спаса Преображения (15 августа),

8-я против Успения (22 августа),

9-я против Усекновения (5 сентября),

10-я против Козьмы-Демьяна (7 ноября),

11-я против Рождества Христова (2 января 1998 г.),

12-я против Богоявления (16 января 1998г.).

Кто эти дни сохранит и помилует, помилован будет от Бога. А кто эти Пятницы не сохранит и совокупится с женою, у того зародится детище либо глупо, либо немо, либо еретик, либо клеветник, либо вор, либо разбойник, или всякому злу начальник будет.

 

 
ГИПЕРБОРЕЙСКИЙ ПОЛЮС PDF Печать E-mail
Автор: Павел Тулаев   
29.03.2011 23:37

Гиперборея — это не только легендарная страна, расположен­ная по ту сторону северного ветра. Это также мистический ис­точник нордической расы, прародина богоподобных людей. Ги­перборея не столько «земля», сколько «небо», она — потерянный Рай, вечно манящий к себе потомков ариев.

Возникшая под неподвижным Полюсом, где в допотопный, доледниковый период, по мнению Германа Вирта и других уче­ных, находился палео-континент Арктогея, она стала магнитом памяти вышедших из этих мест белых людей, стала их сверх­северным Абсолютом.

Ориентация Север указывает на три единых, но не совпадаю­щих полюса макромира: 1) Абсолютный Божественный Полюс;

2) сверх-северный Полюс мировой оси; 3) географический Се­верный полюс. В микромире, во внутреннем человеческом космо­се, эта ориентация также имеет три соответствия: 1) область сверх-разумного; 2) ум, как венец человеческого духовного орга­низма; 3) мозг, расположенный в верхней части вертикальной оси человеческого тела.

Для «полярных» людей, чей ум ориентирован строго на Север, во всех его смыслах, весь мир это божественное тело, а окружа-щие нас знаки — сакральный язык, скрытый от непосвященных.

Изначальная Русь вышла из Гипербореи, но со временем она утеряла всю полноту и цельность знания о священном источнике. Теперь, когда мы оказались в низшей точке большого метаисто-рического цикла, в точке смерти, Полярная звезда вновь воссия­ла для нас. А значит неизбежно и воскресение.

Ниже мы предлагаем Вашему вниманию обзор новых русских публикаций по гиперборейской тематике, подготовленный для «Наследия предков» Павлом Владимировичем Тулаевым.


 

ПОЧИТАТЕЛИ АПОЛЛОНА

О существовании Гипербореи обра­зованному читателю хорошо известно из древнегреческих источников. Кто не ви­дел античные карты, где в северо-восточ­ной части Европы написано название легендарной страны? Кто с детства не помнит истории о подвигах Геракла, один из которых состоял в том, чтобы добыть волшебные яблоки из гиперборейской земли? Кто не читал о путешествии ар­гонавтов за золотым руном, в котором при­нимали участие гиперборейцы Зета и Калаида?

Разумеется, эти упоминания — лишь вершина айсберга, лишь малая, ничтож­ная часть знаний о древней земле, ле­жавшей некогда на окраине греческой ойкумены. Полный обзор античных ис­точников по данной теме можно найти в книге выдающегося русского учёного А.Ф.Лосева «Мифология греков и римлян», М.1996 (с.462-487). Лосев пи­шет, что миф о гиперборейцах имел у древних греков «огромную популяр­ность». По его словам, античная литера­тура «буквально пестрит разного рода упоминаниями о гиперборейцах». Дан­ные о них мы находим и у таких древних авторов, как Гесиод и Гомер, и у классиков античности — Платона, Аристотеля, Пиндара, Геродота, и у мыслителей по­зднего эллинизма — Порфирия, Ямвлиха, Прокла. У Гекатея Абдерского, жившего в 4 веке до н.э., есть целый трактат «О гиперборейцах», который стал источни­ком для более поздних авторов, писав­ших на эту тему — для Диадора, Мела, Элиана, Плиния Старшего.

Что же сообщают нам греческие ав­торы?

Давая в частностях и деталях весьма противоречивые сведения, многие из них сходятся на том, что гиперборейцы — это почитатели бога Аполлона. «Они сами как бы являются некими жрецами Аполло­на» (Диодор); «У них был обычай посы­лать зачатки плодов на Делос Аполлону, которого они особенно почитают» (Плиний). «Род гиперборейцев и почитание у них Аполлона воспевают не только поэты, но и писатели» (Элиан). Гесихий сообщает, что «гиперборейцы почитают небесный свод», совершая жертвоприношения «не под крышей, а под открытым небом». В досто­верности данных сведений не приходится сомневаться, ибо о культовых храмах Апол­лона на острове Делос и в Дельфах, куда гиперборейцы присылали свои дары «под звуки флейт, сиринг и кифар», было извес­тно всем жителям Эллады.

Сообщения о месте происхождения жрецов, принесших на юг Европы культ Аполлона, не так единодушны. Гекатей считал, что гиперборейцы живут на не-ком острове, по размерам «не меньше Сицилии», что лежит «напротив земли кельтов». Расположен он на севере, поскольку находится за пределами Борея.

Бореем эллины называли холодный северный ветер, в отличие от Нота — влажного ветра с Юга, и Зефира — не­жного ветра с Запада. Все они, согласно мифологии, считались родными братья­ми, рожденными от отца звезд — Астрея и его супруги, богини утренней зари — Эос. Борею посвящен следующий орфи­ческий гимн:

Движущий толщи воздушные мира своим дуновеньем,

О леденящий Борей, явись же из Фракии снежной,

Влажнодорожного неба разбей неподвижность сплошную!

Дунув на тучи, развей и прочь разгони дождеродиц,

Ясной погодой даря, дабы радо­стным взором эфира

Солнца лучи засветили на зем­ле, и сияя и грея!

(«Античные гимны», М.1988, с. 260, пер. О.В.Смыки).

Из гимна ясно, что Борей приходит в Грецию с северо-востока, ибо «снеж­ная Фракия» простиралась от Карпат до Эгейского моря и от Чёрного моря до реки Аксий (Вардар), берущей на­чало на территории Македонии. Там, за Истром (Дунаем) с Запада на Восток протянулись Рипейские горы (См. кар­ты Гесиода и Гекатея).

Плиний утверждает, что гиперборей­цы живут за Рипейскими горами (их разные авторы помещали в различные места ойкумены: от Альпийских вершин до Уральского хребта). «Верят, что там находятся петли мира и крайние пре­делы обращения светил. Солнце све­тит там в течение полугода и это толь­ко один день». «Светила там восходят только один раз в год, при летнем сол­нцестоянии, а заходят только при зим­нем». Элиан тоже упоминает Рипей­ские горы, связанные с культом Апол­лона тем, что оттуда к жрецам в уста­новленное время священнослужения прилетает стая лебедей. Диодор и Ари­стотель указывают на Гиперборею как на родину богини Лето (Лато), матери Апол­лона и Артемиды, которым посвящена наша статья «Родные боги» (стр. 11-18).

Обобщив эти противоречивые све­дения, равно как и другие, более фан­тастические легенды, отец географии Страбон заключил, что античные авто­ры «называли гиперборейцами, савроматами и ариманами всех, живших выше Эвксинского понта, Истра и Адриати­ческого моря», то есть население се­веро-восточной Европы.

Важно заметить, что гиперборейцы были для древних греков не мифоло­гическим народом, а вполне конкретны­ми людьми, с которыми у них были жи­вые связи и контакты. Широко извес­тен был жрец Аполлона, кудесник и чародей Абарис. Он упоминается у мно­гих античных авторов, в том числе в тру­дах Плутарха, Порфирия и Ямвлиха. Абарису приписывается литература ре­лигиозного и магического содержания. Будучи боговдохновенным, он давал оракулы и прорицания. Пишут, что Аба­рис «всё время носил в руке стрелу в качестве символа Аполлона и обошёл со своими прорицаниями всю Грецию». По сообщению Диодора, «гипербореец Абарис приезжал в Элладу, чтобы во­зобновить старинную дружбу и род­ство с делосцами».

На Делосе побывали и другие зем­ляки Абариса — Гиперохой и Лаодикия, приносившие дары Аполлону. Само дельфийское святилище основа­но по преданию гиперборейцами, среди которых наиболее известен Олен.

Этот Олен, по утверждению местной поэтессы Бойо, «был первым пророком бога и первым произносил пророчества в гекзаметрах».

Гиперборейцами считались также мистик Пифагор (он был современни­ком Абариса) и Аристей. Последнего Геродот считает автором сочинения «Аримаспея», а Страбон — учителем Го­мера, написавшего помимо «Илиады» и «Одиссеи» величественные гимны.

Итак, если география Гипербореи определялась греками весьма прибли­зительно (как земля, лежащая к севе­ру от Борея), то жители этой страны имели более конкретные образы. Их на­зывали «почитателями», «служителями» или «жрецами» бога Аполлона, солнеч­ного стреловержца, убившего змия Пифона.

По следам греческих авторов, а так­же их исследователей, пошёл академик Б.А.Рыбаков. В своей книге «Языче­ство древних славян», М.1994 он обобщил многие античные упоминания Гипербореи, а также новейшие данные, связанные с семьей богов Лато-Артемида-Аполлон. Рыбаков суммировал имевшиеся у него сведения о «связи Лато с Севером» в следующих тези­сах: «1. Лато происходит из земли ги­перборейцев; 2. Мужем Лато некото­рые мифы считают гиперборейца Опи-са; 3. Лато бежала от гнева Геры на о.Делос из земли гиперборейцев; 4. Сын Лато, Аполлон, ежегодно отправ­ляется на зиму в страну гиперборейцев («аподемия»); 5. В стране гиперборей­цев Аполлон хранит свои стрелы. 6. Ги­перборейцы ежегодно посылают дары в делосские храмы детей Лато — Апол­лона и Артемиды.»

Ученый-славист прекрасно понима­ет, что страна Гиперборея имела ми­фические черты, но знает и то, что в античности миф весьма часто имел са­мое, что ни на есть земное происхож­дение. И он начинает искать по рас­копкам реальную родину Лато и её де­тей-близнецов. Результат превосходит все ожидания! На основе точных архе­ологических данных Рыбакову удалось не только определить географические границы загадочной страны (он поме­щает ее на северо-востоке Европы, меж­ду Одером и верховьем Волги), но даже весьма точно начертить путь из север­ных святилищ Латы (Лады) к берегам Адриатики и Эгейского моря (см. кар­ту культа Лето и Лады). Этот маршрут совпадает с так называемым «янтарным путём», который проходил из Балтики в Средиземноморье через Центральную Европу. Б.А.Рыбаков приводит и дру­гие аргументы в подтверждение суще­ствования реальной, исторической Ги­пербореи.

НАЙДЕННЫЙ РАЙ, ИЛИ АРКТИЧЕСКАЯ ПРАРОДИНА АРИЕВ

С утверждением христианской ци­вилизации и падением античного мира миф о Гиперборее канул в лету. На целые века он выпал из центра внима­ния европейских мыслителей. Ни эпо­ха Возрождения, ни века Просвещения не восстановили былой интерес к тай­не северной земли. Забвение длилось до тех пор, пока в конце 19-го — нача­ле 20 веков одна за другой не грянули несколько научных сенсаций.

Первой стала книга американского историка В.Уоррена «Найденный Рай, или колыбель человечества на Север­ном полюсе» (Warren V. The Paradise Found, or the Gradle of the Human Race at the North Pole, Boston, 1893), выдержав­шая десять изданий. Автор, обобщив­ший и проанализировавший в своей книге малоизвестные современникам факты, утверждал, что первоначальные истоки человеческой цивилизации сле­дует искать не на Юге, не в Малой Азии или Африке, а в районе Арктики, где в доисторические времена были благо­приятные климатические условия для природного развития. Гипотеза Уоррена вызвала противоречивые отклики, и большинство оппонентов сошлось на том, что такая смелая идея требует до­полнительных подтверждений.

Новые аргументы в пользу поляр­ной теории высказал индийский учёный Б.Г.Тилак в своей книге «Арктическая родина в Ведах», вышедшей в 1903 году в Бомбее. Краткое изложение одного из ее современных изданий (Tilak B.G. The Arctik Home in the Vedas, Rooma, 1956) мы находим в одноимённой статье выдающегося русского индолога Н.Р.Гу­севой в сборнике «Древность. Арии. Славяне», М.1996. По словам Гусе­вой, Тилака, занимавшегося исследо­ванием древних ведических текстов, привлекли внимание те места священ­ных книг, где говорилось о северной прародине древних ариев. В Ведах, датируемых примерно 2 тысячелети­ем до н.э., описывалось такое время, когда год людей был равен суткам богов и делился на две половины: день — период движения солнца к северу, и ночь — период движения к югу. Но солнце, уходящее к югу на полгода могло означать только по­лярную ночь, равно как вторая поло­вина года — полярный день (с.20). На тот же вопрос наводило и упоми­нание о том. что Полярная звезда (на санскрите — Дхрува) на родине ариев стояла в Зените, а вокруг неё описывали круги все небесные све­тила. Такое могло быть только на се­верном полюсе, либо очень близко к нему, ибо в современной Индии Боль­шая медведица с Полярной звездой появляется низко над северным го­ризонтом. Когда же Тилак проанали­зировал с учётом новых открытий те места ведических гимнов, где воспе­вается период «мерцающего полумра­ка», именуемого Зарей (на санскрите — Ушас), которая бывает дважды в году и длится примерно 50-60 дней, гипотеза Уоррена приобрела ещё один сильный аргумент. Такие длин­ные «зори», которые теперь называ­ют Северным синянием, бывают толь­ко в Заполярье (См. Н.Гусева. Глу­бокие корни. — в сборнике «Доро­гами тысячелетий», М. 1991, с. 18-23).

Эти и другие сенсационные откры­тия не могли не привлечь внимания русских исследователей. В России на труды Уоррена и Тилака откликнулся петербургский учёный Е.Елачич, выпу­стивший собственную книгу под на­званием «Крайний Север как родина человечества», СПб, 1910. Привлекая данные из древнеиндийской и древнеперсидской литературы, он полеми­зировал со своими коллегами, подвер­гая сомнению наиболее спорные час­ти гипотезы и дополняя новыми фак­тами очевидное. Елачич заметил, что Полярная звезда из созвездия Малой Медведицы появилась над земной осью сравнительно недавно. Ещё 3-2 тысячелетия до н.э. над Полюсом сто­яла другая звезда — альфа созвездия Дракон. Ведическое почитание Дхрувы может относиться к альфе Драко­на или даже к альфе Лиры — Веге.

Вместе с тем, приход ариев с севе­ра подтверждался другими источни­ками. В «Авесте» есть упоминание о том, что «родина ариев была некогда светлой прекрасной страной, но злой демон наслал на неё холод и снег, ко­торые стали поражать её ежегодно на десять месяцев, солнце стало выхо­дить лишь один раз, а сам год пре­вратился в одну ночь и один день». В гимне Видевдата, посвящённом «звезде блестящей Тиштрия», говорит­ся, что она восходит из моря Ворукаша (подобного «молочному океану» из «Ригвед») и стоит со своим спут­ником (звездой Сатаваэса) «над го­рой, стоящей посередине на море Ворукаша. Её почитают наравне со звез­дами семизначными» (т.е. созвезди­ем Большой Медведицы). Далее в священных книгах говорится, что по воле богов и в поисках новой земли арии переместились с севера на юг («Древ­ность. Арии. Славяне»,с.27).

Приняв в целом гипотезу Уоррена-Тилака, подкрепленную данными современной археологии, Елачич при­шел к аналогичному выводу, что «че­ловек разумный» (homo sapiens) по­явился в Европе с Севера под давле­нием наступающих ледников периода последнего оледенения. Согласен он и с утверждением о генетической свя­зи арийцев различных ветвей.

Другим крупным событием в обла­сти изучения истоков человеческой цивилизации стали открытия немец­кого ученого Германа Вирта, обоб­щенные в фундаментальных исследо­ваниях «Происхождение человече­ства» (Herman Wirth. Die Aufgang der Menschheit, Berlin, 1927) и «Священная прото-письменность человечество» (Die Heilige Urschrift der Menschheit, Berlin-Leipzig, 1936). В России они впервые введены в научный оборот со­временным метафизиком и историком религий А.Г.Дугиным, который добро­совестно излагает наиболее суще­ственные и ценные открытия Вирта в книге «Гиперборейская теория», М. «Арктогея»,1993. Немецкий учёеный, в отличие от своих предшественников, избирает в качестве объекта исследо­вания не внешние стороны культуры древнего мира, а внутренние. Он со­средотачивает своё внимание на со­держательных, эзотерических аспектах сакральной традиции. Через исследо­вание языковых и религиозных сим­волов Вирт проникает в святую свя­тых духовной жизни предков. Различ­ные элементы древнего космоса выс­траиваются в органичное целое, и пе­ред нашими глазами встает кристал­лически ясная картина мира.

Исходной точкой для Вирта, став­шего в Третьем Райхе идеологом и одним из основателей общества «Ahnenerbe», стала теория «полярно­го», северного происхождения чело­вечества. По убеждению учёного древнейший палеоконтинент был не­когда расположен в Арктике. Имен­но оттуда, с крайнего Севера вышли изначальные люди, основавшие прарелигии. «Основой нордической Прарелигии, — как пишет А.Дугин, — было сочетание Космологического дуализ­ма и Метафизического Монотеизма. Единый и запредельный Принцип — Исток, Бог-Отец, проявляет себя через космические метаморфозы своего сына, Сына Божьего. Эти метаморфо­зы осуществляются в пределах двух полюсов космоса: Тьмы и Света. При этом сам Сын Божий циклически пе­ремещается от Полюса Света, где он предстает в своей Славе и Очевидно­сти, до Полюса Тьмы, где он выступа­ет тайно, скрыто, из-за вуали черноты. Эти попеременные циклы составляют ритм космоса, повторяющийся во всех элементарных физических и сложных макрокосмических явлениях: от звуко­вых волн до законов перемещения не­бесных тел»(с.9). По Вирту, полярный человек был не только воспреемником этого своеобразного «нордического христианства», но и сам был символом Сына Божьего, микро-космическим кон­спектом макро-космоса. Первые люди, вышедшие из Арктики и были богами, мыслящими бого-человеками, наделён­ными 1-й группой крови, от которых произошла Белая раса людей.

Центральным местом арктической теории Германа Вирта является пони­мание языка как божественного зер­кала мира. «Бог творит посредством мысли. Бог концентрирует свои мыс­ли в языке. Этот арктический прото-язык есть весь мир» (Там же, с. 10). Но если весь мир, весь космос — язык Бога, то и Сын Божий, Бого-человек — есть тоже нечто написанное и выс­казываемое. Анализируя древнегерманские руны, Вирт пришел к выводу, что они есть ничто иное как отголо­сок древнего календаря, выражающе­го не только цикличность времени, но и самого человека.

После природных катаклизмов, ког­да арктические острова затонули в океане, жители Арктики стали мигри­ровать с Севера на Юг в Евразию, а оттуда расселились по всему миру. Герман Вирт считал, что знаменитая Атлантида была одной из наследниц Арктогеи, хотя потомки полярных лю­дей проникли также в различные об­ласти континета Гондвана, где соста­вили жреческую и интеллектуальную элиту.

Проблеме соотношения арктичес­кого и атлантического начал посвя­щена статья другого крупного эзотерика, француза Репе Генона «Атлан­тида и Гиперборея», 1929 года (см. «Милый ангел», т. 1, с. 18-21). В ней он замечает, что нельзя отождеств­лять два различных палео-континента, северный и западный. Будущий иде­олог «Аненэрбе», однако, не прислу­шался к мнению французского кол­леги, и эта, казалось бы сугубо теоре­тическая тонкость, косвенно отрази­лась на недооценке в Германии кон­тинентального союза между нацио­нал-социалистами на западе с нацио­нал-коммунистами на востоке, что в конечном счете привело к военному поражению Третьего Райха и милли­онам жертв в СССР (См. А.Г.Дугин. Мистерии Евразии, М. 1996, с. 35).

Развивая идеи Генона и Вирта, из­вестный чилийский мистик Мигель Серрано высказал предположение о произошедшей некогда смене Полю­сов, которая стала возможной в ре­зультате космической катастрофы. Тогда Гипербореей оказывается Ан­тарктида (См. «Атака», N7, с. 6-7). Об этой «Мистической Антарктиде», связанной с парадоксально-загадоч­ной теорией «полой земли», разраба­тывавшейся в эзотерических органи­зациях СС, достаточно подробно рас­сказывает в одной из своих новых публикаций А.Дугин («Наука и ре­лигия», 1996, N12, с. 40-44).

ОТ НОВОГО ВАВИЛОНА К АРИЙСКОЙ РУСИ

Ни коммунистическая революция, ни война с германским национал-социализмом, ни марксистско-ленинская идеология не способствовали изуче­нию в России комплекса проблем, свя­занных с Северной прародиной пред­ков. Даже если принять историческую гипотезу, утверждающую, что в вер­хушке Красной Армии существовал законспирированный Орден «Поляр­ных» (см. А.Г.Дугин. Конспирология, М.1993, с. 107-111), нет оснований от­рицать тотальное насилие Интернаци­онала коммунистов во всех интеллек­туальных и духовных сферах после­революционной эпохи. Всё, что было связано с мистикой, эзотерикой, ра­сизмом, арийством, генетикой,евгени­кой и т.п. в условиях большевистской диктатуры либо попало под запрет, либо контролировалось органами НКВД. Но большевики-догматики не могли остановить развитие науки и ход человеческой мысли. Работа по изучению древностей, духовных и сак­ральных аспектов бытия велась не­смотря ни на какие препоны. Иногда это делалось втайне, иногда под при­крытием какой-либо близкой темы.

Так, А.Ф.Лосев, которому после заключения в ГУЛАГе было запреще­но разрабатывать философские про­блемы, на целые десятилетия углубил­ся в историю античной эстетики. Поэт Д.Андреев писал свой мистический трактат «Роза мира» во Владимирс­кой тюрьме. Б.Л.Смирнов, работая после продолжительной ссылки вра­чом-невропатологом в Ашхабаде, пе­ревёл и издал там отдельные книги «Махабхараты». После войны арийс­кая классика стала время от времени выходить и в центральных академи­ческих изданиях. В серии «Литпамятники» появились замечательные рус­ские переводы «Ригвед», «Артхашастры», «Шах-наме». В нескольких ва­риантах была издана «Авеста». Бла­годаря усилиям академика Б. А. Ры­бакова начались систематические ис­следования в области древнерусских и древнеславянских истоков. Все эти исследования были выполнены про­фессионально, но велись они в зна­чительной степени на энтузиазме, на научном или личном интересе.

Государственная идеология СССР навязывала идеалы интернационализ­ма, расового смешения и советизма (коммунистического образа жизни, устремлённого в «светлое будущее»). В области изучения древностей ей бо­лее соответствовала так называемая «ностратическая теория» (от латинс­кого nostra - наш ). Сторонники этой теории, большей частью лингвисты, утверждали, что все современные язы­ки берут начало от единого южного истока. По мнению таких ученых, как В.М.Иллич-Свитыч, А.Долгопольский, В.Шеворошкин, примерно 30 тысяч лет тому назад в регионе северной Аф­рики и Передней Азии сформировал­ся человеческий праязык, из которо­го выросли, как из единого корня, все современные, в том числе индоевропейские, языки. Когда жизненные об­стоятельства в Советском Союзе ста­ли менее благоприятными для сторон­ников «ностратической теории», неко­торые из них выехали зарубеж: Долгопольский — в Израиль, Шеворожкин - в США (там он работает теперь в сотрудничестве с лингвистом-африка­нистом Дж.Гринбергом). В России продолжает активно работать их пос­ледователь — В.В.Иванов, который вы­пустил, наряду со множеством мо­нографий и статей, издания справочно-библиографического характера.

Мы не будем углубляться здесь в полемику различных научных школ и направлений, но ещё раз подчеркнём, что так называемая «чистая наука» сплошь и рядом бывает несвободна от идеологического влияния. В этих ус­ловиях первостепенную важность при­обретают труды, чьи выводы макси­мально объективны и в научном пла­не — достоверны.

Сторонникам теории полярного про­исхождения предстояло прежде всего доказать, что в период зарождения ин­доевропейской общности на севере были благоприятные для жизни клима­тические условия. И они это доказа­ли. Ученые-геологи установили, что пос­ле окончания так называемого Валдай­ского оледенения (его пик пришёлся на 24-18 тысячелетие до н.э.) на всём побережьи Северного Ледовитого оке­ана установился умеренный климат. Особенно благоприятные условия сло­жились после глобального потепления, начиная с 13 тысячелетия. Субарктичес­кие леса сместились на север, где по­мимо сосен, елей и берёз, прорастали широколиственные деревья и злаки.

Учёные Е.П. Борисенков и В.М.Пасецкий в своей совместной книге «Тысячелетняя летопись нео­бычайных явлений природы», М. 1988 утверждают, что в 8-5 тысячелетии до н.э. температура на севере в январе не опускалась ниже 0° по Цельсию, а в так называемый «бореальный пе­риод» (7-6 тысячелетие) среднегодо­вая температура к северу от услов­ной линии Кольский п-в-Урал-Байкал была на 5 градусов выше, чем к югу от неё (Цит. по сборнику «Дорогами тысячелетий», кн.4, М.1991, стр.16-17). Такие условия не могли не способ­ствовать развитию евразийской ци­вилизации, о чём свидетельствуют ар­хеологические раскопки в различных районах Европы, на Урале, в Сибири.

Именно после периода глобаль­ного потепления климата, который учёные называют «климатическим оп­тимумом голоцена» (голоцен — назва­ние послеледникового периода), а точ­нее в 6-4 тысячелетиях, в районе Вос­точной Европы начинает формировать­ся арийская, или, как её иначе называ­ют, индоевропейская общность, из ко­торой позже выделились славяне, гер­манцы, греки, индийцы, персы.

Сегодня слово «арии», или «арий­цы» (от древне-инд. аrуа) получило множество толкований, часть которых недостаточно обоснована. Так, сразу можно отмести всё отрицательные смыслы, которые привнесли в слово «арий» профаны, ставшие жертвами антигитлеровской пропаганды. Давно уже научно доказано, что немцы яв­ляются лишь одним из белых индоев­ропейских племён, и германские на­цисты совершили преступление, на­пав на братские славянские народы. Недостаточно и узкое объяснение слово «арий» как «оратай», то есть «пахарь». «Арийцы» в широком смыс­ле — это люди белой расы, благород­ной породы и глубоких духовных зна­ний. В научном истолковании «арии» — это потомки индоиранцев и север­ных индийцев, воспринявшие их куль­туру и древние традиции.

Где именно происходило форми­рование арийского ядра? Где то ме­сто, которое можно назвать родиной или прародиной ариев? Был ли это один регион, или их было несколько? Все эти вопросы пока остаются от­крытыми.

Украинский археолог Ю.А.Шилов, исследовавший курганы в районе Се­верного Причерноморья и открывший их взаимосвязь с ведическои культу­рой, считает, что прародиной ариев можно считать Подунавье и Приднеп­ровье (См. его фундаментальный труд «Прародина Ариев», Киев. 1995; но­вый сборник «Пути Ариев», Киев, 1996, а также интервью и публика­ции в «Наследии предков» №№ 1-3). В 4-м тысячелетии до н.э. в районе нынешней Черкасской области сфор­мировался центр цивилизации Аратта, который раньше археологи назы­вали условно «культурой Триполья». «Структура этого государства, — пи­шет Ю.Шилов,— походила на поли­сную систему будущей Греции. Аратта представляла собой совокупность больших (пл. до 500 га) городов-по­лисов, каждый из которых был окру­жен малыми селами» («Наследие предков», №2, с.8). Здесь сложилось развитое государство «священной демократии», где главную роль игра­ли священнослужители-жрецы. Тут развился уникальный жреческий ин­ститут «Спасительства». Отсюда, из района курганов-обсерваторий распространялись древние знания, кото­рые позже нашли своё выражение в Ригведе, Авесте, античных гимнах и по­эмах. Основываясь на данных архео­логических раскопок, Шилов просле­живает генеалогию индоевропейских богов, таких как Див-Зевс-Дьяус или Купала-Аполлон-Гопалан. Он прово­дит параллели между арийской пра­родиной в Причерноморье и древне-славянским миром. Но при этом ук­раинский археолог почти не касается гиперборейской, полярной теории. По мнению Ю.Шилова, под Гипербореей следует понимать систему святилищ-обсерваторий от Стоунхенджа до Аркаима.

Другого мнения по данной про­блеме придерживаются авторы сбор­ника «Древность. Арии. Славяне», М.1996. Его ответственный редак­тор Н.Р.Гусева является активной защитницей полярной теории (имен­но у нее мы позаимствовали для дан­ного обзора многие факты и аргумен­ты). В дополнение к выводам Уоррена и Тилака ученый-индолог привлек­ла данные современной геологии, гео­графии и археологии. Она излагает также новые материалы индийского исследователя вед Р.К.Прабху «Арк­тический год ведических ариев», привлекает к анализу «Голубиную кни­гу», обращает внимание на образ жер­твенного белого коня, сравнивает Индру с Индриком. Н.Р.Гусеву чрезвычайно увлекают славя­но-индийские параллели. От­дельную статью она посвящает родству санскрита с русским язы­ком и приводит убедительную сводку однокоренных слов (праматерь — пра-матрь, твой — тва, этот — этат, первый — пурва, любить — лубх, творить — твар, переплыть — параплу, чашка — чаша-ка, дева — деви, дверь — двар, дырка — дрька и др.) По инициативе отв. ре­дактора в сборник включена статья Д.П.Шастри «Связь между русским языком и санскритом о,где тоже да­ются красноречивые параллели. Так, «двести тридцать четыре» на санск­рите будет «двишата тридаша чатва-ри», а фраза «То ваш дом, этот наш дом« будет звучать: «Тат вас д’ам, этат нас д’ам» (с.61). Н.Р.Гусева приводит и параллели религиозно-мистических терминов: Ведать — Веда, Велес — Вала, Дажьбог — Дакша, Индрик — Индра, Лада — Лата, Огонь — Агни, Пе-рун - Варуна, Род — Рудра, Сварог — Сварга, Ярило — Яр и др.(с.80-85), ко­торые требуют дополнительного ис­следования.

В близком направлении работает искусствовед С.В. Жарникова, автор статьи «Древние тайны русского се­вера» в сборнике «Древность. Арии. Славяне», М.1996. Она тоже сторонник арктической теории. Сле­дуя отечественной традиции сравни­тельной культурологии (А.Н.Афанась­ев, И.И.Срезневский, А.Журавский, В. А.Городцов, А.В.Миллер и др.), она приводит дополнительные источники и факты в подтверждение родства северных и южных ариев (любопытна сноска на малоизвестную работу А.Журавского «Полярная Россия», опубликованную в 1911 в «Известиях Общества изучения Русского Севера», NN99-11). Привлекая ведические тек­сты, Жарникова пытается локализо­вать и географически точно иденти­фицировать те места, о которых упо­минается в «Ригведе» и «Авесте». Она считает, что священные горы Меру (в индийском предании), Хара (в иранс­ких источниках), и Рипейские горы (у древних греков) имеют один и тот же реальный прототип. Этим прототипом, по её мнению, являются Северные увалы, расположенные с северо-запа­да от Уральского хребта (См. карту). Именно здесь, согласно описанию в древних текстах, находится водораз­дел бассейнов северных и южных морей, именно отсюда берут начало Северная Двина, Кама и великая река Волга (древние названия её — Ра), и именно здесь можно наблюдать в зе­ните Полярную звезду (стр.104).

В дополнение к лингвистическим находкам Н.Р.Гусевой и Д.П.Шастри вологодская исследовательница при­водит впечатляющий список гидрони­мов русского севера, которые имеют прямые параллели с санскритскими словами: Ганга (река в Архангельс­кой губернии) и Ганга (главная река в Индии), Дан (река в Устьсысольском уезде) и дону (река в Ригведах), Индиго (река в Мурманском уезде) и Инд (река в Сев-Зап. Индии), Кама (левый приток Волги) и ком (вода, сча­стье на санскрите), Сура (река Пинежского уезда) и сура (вода,текущий),а также многие другие.

С.В.Жарникова приводит в своей статье более 40 зарисовок с русским орнаментом, где в различных вариан­тах изображена свастика (на санск­рите swasti означает счастье, букваль­но «связанное с благом»). При этом ученый-искусствовед подчеркивает, что дискредитация этого знака гит­леровцами не может повлиять на его глубинно-сакральный характер (с.115-118).

Многие из перечисленных выше аргументов в пользу индоевропейско­го происхождения славян содержит брошюра С.Г.Антоненко «Русь Арийская», М.1994. Она представ­ляет собой обзор современных источ­ников по арийской проблематике. В основном Антоненко следует за лин­гвистами-культурологами. Он даёт этимологический анализ санкскритс-кого термина «Агуа» (благородный, полноправный, свободный), находит древние соответствия названия Вол­ги (Ранха-Раха-Ра(х)-Ра), сравнивает «Голубиную книгу» с мифом о Пуру-ше, углубляется в анализ «Влесовой книги», в славянскую теогонию. Ан­тоненко пересказывает результаты ис­следований А.Гильфердинга («О Сродстве языка Славянского с Сан­скритским», СПб, 1853), Н.Р.Гусевой, Т.Я.Елизаренковой, И. М. Стеблина-Каменского и других. Книга «Русь Арий­ская» может быть интересной для тех, кто впервые обратился к данной теме. У людей же более начитанных к ее автору возникает много вопросов. Прежде всего настораживает попыт­ка С.Г.Антоненко истолковать разроз­ненные факты различных эпох с по­мощью методологии и терминологии кришнаизма в духе Бхактиведанта Свами Прабхупады. В результате эк­лектического подхода к авторитетам рядом появляются имена Рене Генона и Льва Толстого, Е.П.Блаватской и Д.С.Лихачева, а цитаты из Библии при­чудливым образом чередуются с вы­держками из «Бхагаватгиты». Не эта ли непоследовательность привела ав­тора к агрессивным, во многом нео­боснованным выпадам против «совре­менных язычников», которые он не­давно себе позволил в статье под оскорбительным названием «Нежить»? («Москва», 1996, №9).

АСГАРТА ВОСТОКА, ИЛИ ПОЛЯРНАЯ ИМПЕРИЯ

Особо следует выделить работы метафизика-традиционалиста и совре­менного идеолога национал-больше­визма А.Г.Дугина. Дело в том, что для него проблема полярного происхож­дения человечества не просто одна из тем, достойных внимания, а цент­ральная, главная, стержневая тема все­го его творчества. Упомянутую выше «Гиперборейскую теорию» Александр Дугин издал в основанном им самим издательстве «Арктогея», название которого соответствует духу Германа Вирта. В этом же издательстве под редакцией Дугина вышли книги фи­лософов и писателей традиционалис­тов Рене Генона, Юлиуса Эволы, Гус­тава Майринка, два тома эзотеричес­кого сборника «Милый ангел», восемь номеров евразийского обозрения «Элементы», а также книги самого Александра Дугина: «Пути Абсо­люта» (1991), «Консервативная революция» (1994), «Мистерии Ев­разии» (1996) и «Метафизика Бла­гой вести» (1996). Кроме того, при его активном участии по ТВ была по­казана серия документальных телепе­редач «Тайны века», а с конца 1996 года — транслируется цикл ежене­дельных полуночных радио-программ — «Finis Mundi». Уже сам охват тем и жанров говорит о том, что глава из­дательства «Арктогея» — личность не­заурядная. Ещё больше об этом сви­детельствует содержание его трудов.

Если «Гиперборейская теория», по признанию самого автора, была доб­росовестным изложением неисчерпа­емого наследия Германа Вирта, про­читанного под влиянием Е.В.Голови­на (см. его интервью «В поисках веч­ного Норда», «Элементы», Ne5), то последние книги — зрелый плод са­мого Александра Дугина. Используя эзотерическую методологию Рене Генона и его последователей, а отчасти и достижения русской школы «евразийства», Дугин исследует внутренний, духовный мир «континента Россия». Перед читателем встаёт образ «рус­ской Гипербореи», «русской Швеции», символом которой является «солнеч­ная дева» — нордический прототип Пресвятой Богородицы. Автор утвер­ждает, что потомки северных богов («фризы»), пришедшие в гондваническую Евразию (страну «финнов»), по­пали в весьма сложные этнокультур­ные условия. С точки зрения чистоты расы и традиции, начался процесс вырождения и деградации. Но восста­новление исконных архетипов, по его мнению, в принципе возможно и че­рез смешанные расы («туранцев»), ибо полярная традиция способна пробу­дить божественное, сверх-человеческое начало, у всех, кто имеет хотя бы долю арийской крови и обладает си­лой воли, чтобы вырваться из плена недочеловеческого быта.

Оставаясь верным принципу мета­физического дуализма, Дугин проеци­рует традиционную оппозицию «север-юг» на современную геополитическую картину мира. В результате у него вы­страивается радикальный проект гло­бального конфликта между «запа­дом» и «востоком», точнее «северо-востоком», ибо в эзотерическом пла­не современный «восток» и изначаль­ный «север» смыкаются. Воплощени­ем зла для Дугина являются США. Наследники древнего центра «Мо-Уру» (отсюда название «Америка»?), исказившие доктрину атлантизма и превратившие её в мистерию «золо­того тельца», по сути сотворили анти­мир, анти-европу, анти-континент. Се­годня они добились небывалой мощи и глобального влияния. Они претен­дуют на роль мирового жандарма и главного архитектора масонского «нового мирового порядка» (the West against the Rest). Америке, которую Ду­гин предлагает «закрыть», должен противостоять весь остальной мир (the Rest against the West), во главе с геополитическим, внерелигиозным «евра­зийским блоком» (Pax Euroasiatica). Но центром Евразии, и географичес­ким, и эзотерическим, является Россия, наследующая степные просторы Ари­ев, среднеазиатские пути Великого Турана и сибирские сокровища Орды. Следовательно именно Россия при­звана возглавить борьбу против тота­литарного господства западного «мондиализма», чтобы в последние времена исполнить миссию Асгарты Востока, произвести небывалую гипер­борейскую контр-революцию и силой воссоздать новую империю Рам, им­перию вечного Полюса (см. А.Дугин. «Геополитическое будущее Рос­сии», М, 1995, а также соответству­ющие разделы в журнале «Элемен­ты»).

Понятно, что новый вариант гипер­борейской теории — лишь авторский проект. Но этот проект опирается на сумму вполне объективных идей и ре­альностей. История знает немало при­меров воплощения в жизнь идей, ко­торые «движут массами». И не исклю­чено, что теория Дугина однажды нач­нет осуществляться на практике.

Проектом «Воскрешения Севера» завершается первая часть «Мистерий Евразии». Вторая её часть посвяще­на эзотерическим аспектам Правосла­вия и церковно-славянского алфави­та, темам, получившим дальнейшее раз­витие в книге «Метафизика Благой вести». Используя метод Германа Вирта по исследованию рунической письменности, Александр Дугин дает метафизическое объяснение сакраль­ного смысла букв: Ж (Живете), Х (Хе­рувимская), Аз и Юз; истолковывает иконописный образ Пресвятой Бого­родицы, покровительницы и защитни­цы Святой Руси.

Александр Дугин с его издатель­ством «Арктогея» и политическими сторонниками из Национал-большеви­стской партии — безусловный лидер, персона N1 в современном консерва­тивно-революционном движении (для уяснения его политических взглядов см. сборник статей «Консервативная Революция», М. 1994, брошюру «Зада­чи нашей революции», М. 1995 и те­оретические статьи в газете «Ли­монка», собранные в книге «Тамплиеры пролетариата». М. 1997). По­этому мы и уделили ему столько вни­мания. Но Дугин — не единственный идеолог нордизма, не единственный вестник арийского и гиперборейско­го возрождения. Есть и другие авто­ры, разрабатывающие данные темы: одни — совершенно независимо от Дугина, другие — под его сильным вли­янием.

Прежде всего тут следует упомя­нуть группу исследователей, выпустив­шую сборник «Мифы и магия индо­европейцев», М.1995, под общей редакцией А.Платова. К нашей теме в сборнике имеют прямое отношение статьи «.Календарь ведической Руси» и «Реконструкция славянского прецессионального календаря — Вели­кого Коло» (А.Барашкова), «Индоев­ропейский миф о структуре мира» (А.Платова), рассказ А.Егорова о посвящении в воины, которые раскры­вают внутренние связи арийского мира. А.Платов выпустил также авторскую книгу «Руническая магия», М.1994. Она написана независимо от исследований Германа Вирта, и в зна­чительной степени базируется на ан­глоязычных работах Ральфа Блюма и Ральфа Эллиота. В изящно изданной брошюре есть не только подробный разбор рун и комментарии к ним (как в главе 7-ой «Гиперборейской теории» А.Дугина), но также некоторые сла­вянские параллели (Глава «Славянс­кие руны и происхождение Футарка»). Автор развивает тезис В.И.Щербако­ва о родстве древних «ванов» и славяно-руссов («венетов») с основате­лями античного центра «Вантит» (го­сударство вятичей). Он сравнивает древне-германских и древне-русских богов Дажьбога и Фрейра, Одина и Велеса, дает любопытные иллюстра­ции с руническими надписями и календарными знаками. Платов и его единомышленники, судя по всему, на­чинающие исследователи. Однако это начало — весьма обещающее.

Обзор современной литературы по гиперборейской, полярной и арийской проблематике можно было бы про­должать и дальше, ведь есть еще жур­нал «Волхв», неоязыческая газета «Родные просторы», русско-герман­ский вестник «Вече» (все три изда­ния выходят в Санкт-Петербурге). Ста­тьи на интересующую нас тематику по­являются также в журналах «Атака», «Ориентация», «Нация». Наконец, есть наше «Наследие предков», где темы прародины и древних корней наших пращуров изначально являют­ся центральными. Пусть не все пуб­ликации в упомянутых изданиях рав­ноценны. Пусть в некоторых статьях есть сильный крен в публицистику, иногда с элементами фантазии, уто­пии и юношеского максимализма. Пусть в них есть даже ошибки, неточ­ности и «ненаучные выводы». Ведь это только начало нашего Пробуж­дения, а дорогу осилит идущий.

Привет и слава вам, новые откры­ватели Гипербореи. Это вы сумели разглядеть во тьме последних времен восходящую звезду сияющего Полю­са. Это вашими сверх-человеческими усилиями затонувший Северный кон­тинент обретает всё более зримые чер­ты. Если не вы, то кто ещё сможет пронести эстафету богов?

 
«ПерваяПредыдущая1234СледующаяПоследняя»

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 

Rambler's Top100