Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

The News
РОДНЫЕ БОГИ: ЗЕВС, ЛЕТО, АРТЕМИДА, АПОЛЛОН И ИХ ПРЕДКИ PDF Печать E-mail
Автор: Павел Тулаев   
30.03.2011 01:34

Гесиод в своей «Теогонии» сообщает нам, что от брака Зевса и Лето родились близнецы Артемида и Аполлон. Факт мют хрестоматиен, перечисленные персонажи всесторонне исследованы и, казалось бы, нового для нас тут ничего нет, да и в принципе быть не может. Но вот некоторые ученые —А.Ф.Лосев, Б.А.Рыбаков, Ю.А.Шилов — обратили внима­ние на то, что Аполлон прочными корнями связан с Гипербореей, нашей прародиной, что Лето и Артемида имеют немало прямых параллелей со славянскими богинями Ладой и Лелей. Клубок потянули за ниточку, и оказалось, что основания для таких выводов, действительно, имеются, но все предположения, гипотезы и аргументы надо еще раз проверить в комплексе, с точки зрения современной археологии, астрономии, лингвистики, мифологии. Вот мы и начали эту работу: объединили все доступные нам источники, сверили и обобщили их. Перед Вами результаты наших исследо­ваний, проиллюстрированные оригинальными текстами гимнов и древними изображениями богов.

 

БОГ НЕБА

Имя главы олимпийского пантеона, отца богов и людей — Зевса (Zeus), или Дия, происходит от исконно индоевро­пейского корня. Dyaus на древне-индийском языке означает «небо», deva — «бог». Отсюда латинское deus — бог и dies-день. По-латышски «небо», «бог» тоже будет dievs, по-литов­ски — dievas, по-древне-прусскому — deiw(a)s.

А как же будет «бог» по-русски? Само слово «бог» вос­ходит к арийским корням baga — господь, bhagas — одаряю­щий господин. Но у богов, как мы знаем, может быть по не­скольку имен и эпитетов. Не может быть такого, чтобы в рус­ском языке, где санскритские истоки очевидны, не было од­нокоренных понятий со словом deus.

В «Слове о полку Игореве» есть фраза: «зенся Див, кли­чет верху древд» которую можно перевести так: «Встрепе­нулся Див, кличет на вершине дерева». Далее в тексте Див, ассоциирующийся с русским войском, «грозит чужим зем­лям: Волге и Поморью, и Посилью, и Сирожи, и Корсуню. и тебе, тмутараканский истукан» (Б.А.Рыбаков. Язычество Древней Руси, М.1987, стр.632). Некоторые исследователи и переводчики подумали, что с дерева может кричать либо пти­ца, либо какое-нибудь мифическое существо, и решили, что Див — это что-то вроде Удота, «птицы, предвещающей несчас­тье». Этимологи заметили также, что daeva на языке Авесты означает «злой дух», a dev — на персидском — «демон, дья­вол». Все верно, боги одной религиозной традиции часто при­обретают демонические черты в другой. Так, не восходит ли, в таком случае, иранское daeva все к тому же древнему — devas?

Мы и сегодня говорим «дивный день» о хорошей, солнеч­ной погоде и «диво-дивное» о каком-нибудь чуде, таинствен­ном и загадочном явлении. Но русское «дивный», равно как чешское «divny», польское «dziwny», имеет прямое отноше­ние к прилагательному divus, что по-латыни значит «боже­ственный»; по-французски — divin, по-английски — divine, по-испански — divino (М.Фасмер. Этимологический словарь рус­ского языка, М. 1986, т.1, стр. 512-513).

Следуя этой ясной логике, мы должны заново перечитать фрагмент о Диве в древнерусской песне. И тогда получится, что «на вершине дерева кличет» не птица, а сам бог — Див. Конечно, небесный бог мог проявиться и через вещую птицу. Ведь мы знаем, что у Сварога (это одно из имен праславянского бога-неба и бога-отца) был сын Сварожич, изображае­мый в виде огненной птицы: Рарога-сокола или Семаргла-грифона. Но нам важно понять, что Див это имя не пернатой птицы, а высшего бога, глаголящего с небес.

Загадка с «деревом», откуда Диву видать все подвластные Руси земли, сегодня разрешается довольно просто. «Дерево» или «древо» в языческой космологии есть символ «мировой оси» (axis mundi), неподвижного божественного стержня, вок­руг которого вращается вселенная. Ему соответствует культ многолетнего дуба, одного из атрибутов отца богов. «Мировое древо» (arbor mundi) связывает миры: верхний (небесный), сред­ний (земной) и низший (подземный). Символ «мирового» или «родового древа» под различными названиями есть в мифо­логии почти у всех народов. Иногда он заменяется «мировой горой», «мировым столпом» или «пупом земли», «омфалом» (В.Н.Топоров. Древо мировое — в энциклопедии «Мифы наро­дов мира», т.1, М.1987, стр. 398-406).

В книге «Бытие» из Ветхого Завета — это «древо позна­ния», с которого Адам и Ева вкусили запретный плод. В Еван­гелиях — это «столп истины», «тело христово», вокруг которо­го строится церковная иерархия. В «Слове о полку Игореве» — это «мыслено древо». По «мыслену древу», как по лестни­це, волхв или шаман взбирается на «верхнее небо», проходя несколько уровней (миров, небес).

Наиболее архаичные идолы небесного бога изображались в виде фаллосоподобных столпов или вертикально установ­ленных четырёхгранных прямоугольников. Они указывали на мужское происхождение отца вселенной и эротический харак­тер творения; четыре грани — обозначали четыре стороны све­та. Знаменитый Збручский идол разделён также на три верти­кальные части, которые соответствуют мирам: небу, земле и подземному царству.

Б.А.Рыбаков считает, что четырёхипостасный, трехъярус­ный Збручский идол был символическим изображением «бога богов» западных славян Святовида, или Свентовида ( Svantavit, Szventevit — от «svetb» в его различных смыслах: как “свет”, «мир», «святой», «священный»). Один из его идолов нахо­дился в культовом центре Аркона*. Титул «бог богов» (Deus deorum) Святовиду присвоил хронист Гельмольд за многооб­разие отличавших его качеств. Он как бы совмещал в себе свойства нескольких божеств, будучи их отцом и покровите­лем. Но такими же качествами обладал восточно-славянс­кий Род (др.-русское — «родъ» от глагола «родить», «ро­жать»), он творец вселенной, бог неба и дождя, отец богов и людей. Род, по мнению Рыбакова, весьма напоминает и гре­ческого Зевса, который совмещал в себе несколько боже­ственных функций и ведал всеми мирами: небесным, земным и подземным. Род старше всех и выше всех. Это от его фаллоса-стержня, пронизывающего всю вселенную, произошли Лада и Леля, Перун и Дажьбог (Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян, М. 1994, с.438-470).

У богов более позднего происхождения, к каковым отно­сится Зевс, на «мировую ось» указывает жезл (скипетр), который он крепко держит в руках, восседая на вершине горы Олимп, на троне, символе власти и могущества.

Другие атрибуты Зевса — эгида (щит), означающий воин­ственность и покровительство предводителя богов и людей;

орёл (сокол) — указующий на небесное происхождение Зев­са и его обладание световой энергией; римский аналог Зев­са — Юпитер — изображался также со статуэткой Ники, боги­ни Победы, которая всегда сопутствовала сильнейшему из бо­гов. Реже можно встретить архаичное изображение Зевса с двойным топором «лабрисом», магическим оружием, одновре­менно убивающим и дающим жизнь (А.Ф.Лосев. Зевс. — Там же, стр. 463-466; подробнее в его книге «Мифология греков и римлян», М.1996).

Древние греки называли Зевса «отцом богов», «владыкой владык», «всецарём», «основателем городов», «покровителем воинов», «помощником в беде», «спасителем». За способность метать громы и молнии, а также посылать обильные дожди, глава олимпийцев был прозван «громовержцем» и «тучего-нителем». Этими же качествами и эпитетами обладали ин­дийский Дьяус (Dyaus) и балтийский Диевас (литов.— dievas, латыш. — dievs, прусс. — deiws), а предположительно и сла­вянский Дый, упоминаемый в новгородских надписях на гре­ческом языке, в «Слове о том, како погане суще языци кланялися идолам» и в «Хождении Богородицы по мукам». Са­мый первый бог (debess teus) возвышается над всеми другими богами и воздействует на мир через своих детей или посредни­ков (См. «Мифы народов мира», т.1, с.378, 416-417).

Волю неба нередко выражает громовержец Перкунас — Perkun(a)s, или Perkons, имя которого в переводе с балтийских языков означает «гром». В русском пантеоне Перкунасу соответствует Перун (Регипъ) — бог грозы и плодоносящего дож­дя. Этот поздний бог, доживший до времён крещения Руси, наиболее хорошо известен и изучен любителями славянских древностей. Теперь даже школьники знают о том, кто возгляв-лял языческий пантеон в период реформы киевского князя Владимира, кому клялись на мече в Царьграде варяжские вои­ны и кто метал с неба стрелы в противников русских князей. Выражая в чистом виде архетип небесного воина-змееборца, Перун сохранился в русской иконописи под ликом Св.Георгия Победоносца и вошёл сначала в московский, а затем — в им­перский герб России. Кстати, иконописной мистерии коловра­щения, которую выражает зооморфный символ небесного всад­ника (Георгий Победоносец, скачущий на Белом коне), прямо соответствует геометрический знак солнечной свастики (swasti — счастье). Именно поэтому потолок Георгиевского зала в Эрмитаже украшен свастическим орнаментом, что верно и по смыслу, и по стилю** (См. помимо упомянутых источников:

В.Карпов. Языческий символ победы. — «Дорогами тысячеле­тий», кн.4, М. 1991, с. 63-87).

У балтийского Диевса, по преданию, родились близнецы, в одном варианте — сын и дочь, в другом — два сына. У Зевса, как мы знаем, тоже от третьей жены Лето родилась двойня

— Аполлон и Артемида. Оба они прочно связаны с Гипербореей. Но прежде чем раскрыть эти связи, выясним, кем была сама Лето.

«ПОРОДИВШАЯ ДВОЙНЮ БОГИНЯ»

Лето, родившая незаконным путём от Зевса близнецов Аполлона и Артемиду, согласно греческой мифологии, при­шла в Элладу после долгих странствий по континенту с севе­ро-востока, из Гипербореи. Обернувшись «волчицей», она бе­жала на Делос, где нашла убежище от мстительной Геры, пер­вой жены Зевса. Сама Лето была дочерью титана Коя (Cointis) и Фебы (Луны), родной сестрой Астерии (звезды). Античные гимнографы знали о ней сравнительно мало, а этимология ее имени с трудом выводится из греческого языка.

А.Ф.Лосев считал, что Лето происходит от ликийского lada — «жена», «мать». Иные указывают на корень led, leth, означающий «ночь» и «забвение» (именем Leta называлась река в царстве мертвых, испив из которой, души ушедших за­бывали свою былую жизнь). Более глубокую этимологию предлагают Б.А.Рыбаков и Ю.А.Шилов. Они считают, что имена греческой Лето и римской Латоны (Lato — Rato) вос­ходят к др. индийскому корню Rita. «Рита» на санскрите означает «движение», «путь», «закон». Отсюда же происхо­дят «круг», «колесо», «повозка». «Рита» указывает на разме­ренное, ритмическое движение небесного свода и означает солнечный Зодиак. Если мы к этому добавим сакральное зна­чение руны R (rad) — «колесо, повозка, закон», подробно ис­толкованной в книге А.Дугина «Гиперборейская теория», то имя славянской «Лады» становится ещё более понятным и прозрачным. «Лад» ( lad — по-польски и по-чешски) — зна­чит «строй», «гармония», «согласие» и «порядок». Это не противоречит значению слов «лада» и «ладо» как «супруг(а), «милый», «любимая», ибо традиционный брак заключался не по прихоти молодых, а по высшему закону, по воле богов и родителей.

Долгое время исследователи античности считали, что ни­какой славянской богини «гармонии» и «любви» вообще не существовало. Вопреки весьма близким к истине догадкам А.Н.Афанасьева, называвшего Ладу «богиней весны», «по­кровительницей любви и браков» и даже «всеобщей мате­рью», многочисленные упоминания слов «лада» и «ладо» в обрядовых песнях они объясняли как обыкновенные эпите­ты, вроде «хорошая», «приглядная» или как междометия, типа «ай-лю-ли». Однако, если мы вслушаемся повнимательнее в смысл этих песен, то становится абсолюно ясно, что Лада — предмет культа, а не случайная оговорка:

Молимся, Лада, молимся вышнему богу.

Он, Лада, ой!

Да подует. Лада, да подует тихий ветер,

Он, Лада, он!

Да ударит. Лада, да ударит урожайный дождь,

Ой, Лада, ой!

В этой сербской народной песне, впервые истолкованной наряду с другими, подобными, А.С.Фаминциным (см. новое пе­реиздание его исследования «Божества древних славян», С-Пб,1995, с. 262-272) содержится весенне-летняя молитва с кли­чем дождя. Богиней Ладу называли также в Болгарии и в Лит­ве. Следы культа Лады (Lado) обнаружены в Польше, Чехосло­вакии, в России, во многих местах Европы: от Балтийского моря и Северных увалов до Адриатики и Балкан (см. карту Б.А.Ры­бакова в нашем обзоре «Гиперборейский полюс»).

Путаницу в понимание имени и функций богини вносило то, что она упоминалась иногда под «мужским именем» Ладо или в паре с некой Лелей. Это привело даже к тому, что Римский-Корсаков вывел в своей хрестоматийной опере «Сне­гурочка» фантастический персонаж божественного юноши — Леля. «Ладо», по-видимому, это не мужское имя, а зватель­ный падеж от «лада», по аналогии с «мамо», «мати». Припе­вы обрядовых песен, где содержатся обращения типа: «Ой, Ладо-дид-Ладо» или «Ой, диди-Ладо», означают кликание, где «ой» (русск. -«гой», нем.- heil, анлг. - hi) значит здравствуй, а «дида», «диди», «дидо», «дид» переводится как богиня (от Дий, Deus).

Появление загадочной Лели, постоянной спутницы Лады, Б.А.Рыбаков объясняет через древний культ рожаниц. Рожаницы (они же «прародительницы» и «хозяйки мира»), как правило, изображались в паре и символизировались двумя небесными лосихами или оленями. Лада и Леля, Лето и Ар­темида — это более поздние аналоги древних рожаниц. Ворфическом гимне Лето, «одетая в чёрный пеплос» (символ ночного неба?) называется богиней, «породившей двойню». Полярные близнецы по-разному трактовались в различных регионах. Трудно пока определить, как именно понимались в русской традиции функции небесной матери и её детей. Есть основания полагать, что Лада считалась в некоторых областях Восточной Европы покровительницей весенне-лет-него плодородия и свадеб, а Леля — олицетворением весны.

Загадку Лады помогает разгадать кольцо, которое дер­жит в правой руке одна из богинь четырехипостасного Збручского идола (см. увеличенный фрагмент Збручского идола). Автор «Язычества древних славян» считает его свадебным перстнем. Возможно, это так и есть. Но разве не логично предположить, что кольцо Лады, которое по форме точно совпадает с одним из древних иероглифов руны «Rad» — Q (кольцо или круг с точкой в центре), означает замкнутый кру­говорот вообще, то есть жизненный круг и вечное возвраще­ние? Ведь мы определили, что греко-римская Лето (Латона) есть ни что иное, как небесный Зодиак. Если это иметь в виду, то тогда понятно, каким образом Зевс (Род) вступил в любовно-брачный союз с Лето (Ладой) и кто были их дети.

ПОЛЯРНАЯ БОГИНЯ БЛИЗНЕЦ

Первым из близнецов, кого родила на Делосе супруга Зевса, была Артемида. Греки почитали Артемиду как богиню охо­ты. Она изображалась с колчаном, полным стрел и оленем, была блюстительницей воли олимпийцев, покровительствова­ла жителям Трои и амазонкам. Более древние культы связы­вали Артемиду с принципом плодородия. Ее святилища на­ходились вблизи источников и болот, откуда вытекали живи­тельные воды рек. Известно изображение Артемиды как многогрудой растительной богини, найденное в Эфесском храме в Малой Азии. Символом древней богини считали так­же Медведицу. Жрицы Артемиды надевали во время риту­альных танцев медвежьи шкуры. Каким-то образом богиня плодородия и охоты была связана и с Луной, что чётко про­явилось в культе её римского аналога — Дианы, считавшейся олицетворением Луны. Как объяснить все эти качества?

Ключом к разгадке тайн Артемиды является ее имя. В переводе с греческого artemis означает «медвежья». Речь здесь идет не только о тех медведях, что собирают мёд и которых водят по ярмаркам артисты, но также о созвездии двух Медведиц — Большой (Ursus Major) и Малой (Ursus Minor), включающих в себя Полярную звезду (Арктос). Альфа Ма­лой Медведицы, Полярная звезда всегда указывает на Север, ибо находится на вершине неподвижной оси звездного неба, вокруг которой вращается Зодиак. Кстати, по-испански «oso» означает «медведь», а старинный герб Мадрида изображает косолапого мишку, упирающегося лапами в ствол мирового дерева.

Изначально Большую Медведицу жители севера называ­ли Лосем («Сохатый») или Лосихой. У поляков Полярная звез­да была «Лосиной звездой» (Gwiazda Losiova). У эвенков — «Лосихой Хэглэн». У русских ткачих одним из любимых узо­ров была лосиная пара. В традиции лосихи (олени, лани) изоб­ражаются либо напротив друг друга, либо рядом, будто ма­лая лосиха (лосёнок) сосёт молоко у матери. То, что под Лосихами подразумевались именно небесные богини (Пра-матери-рожаницы) подтверждает сюжет шаманского голов­ного убора, где изображен ритуальный путь жреца на небо, к двум женщинам-Лосихам. Этнологи обнаружили следы оле­ньего культа и в фольклоре. В Новгородской губернии каж­дое 8 сентября, в день православного праздника Рождества Богородицы, в старые времена приводили двух лосих (ла­ней); одну из них приносили в жертву, а другую отпускали на волю (Б.А.Рыбаков «Язычество древних славян», с.54-71).

Постепенно архаичный культ лосих был вытеснен почи­танием небесных медведиц. В эпоху позднего неолита и брон­зы сложился праздник «комоедицы». Он отмечался на тер­ритории Белоруссии влоть до 19 века каждое 24 марта (ве­сеннее равноденствие, масленица) как праздник весеннего пробуждения. Под Медведицей, хозяйкой неба, просыпающейся после зимней спячки, понималась сама природа. В этот день участники ритуальных игр переодеваются в вывороченные шерстью наружу шубы и тулупы, и изображают танец просы­пающегося медведя. «Комоедицы», по убеждению русских этнографов, непосредственно связаны с культовыми танцами жрецов Артемиды, исполнявшихся в медвежьих шкурах. Не слу­чайно и то, что жизнерадостные греческие мистерии, посвя­щенные Медведицам, назывались «комедиями», откуда про­изошли веселые драматические представления (См. Васильев Б.А. Медвежий праздник. — СЭ,1948, N4; Воронин Н.Н. Медве­жий культ в Верхнем Поволжье в XI веке. — МИА, Л.1941, N6; краткое изложение у Б.А.Рыбакова. Op.cit. p.98-108).

Ещё одно замечательное сходство в славянской и гре­ческой традиции мы находим в сакральном знаке ^ , сопро­вождающем богиню растительных (вегетативных) сил и пло­дородия. Этот знак изображен на хитоне у самой Артемиды и в декоративно-магическом узоре рядом с ней. Он пред­ставляет собой перекрестие (известное нашим современни­кам как «русский» или «андреевский» крест) с четырьмя точ­ками. Археологи, занимавшиеся изучением древних культур Евразии, в частности Аратты (так называемого «Триполья»), нашли немалое количество глиняных фигурок в форме жен­щины, у которой на животе изображен перекрещенный ромб, ктеический знак плодородия, восходящий к руне «Ing» (см. Дугин А. Гиперборейская теория, М.1993, с. 50-64).

Этнографы считают, что эти фигурки, изображавшие Пра-матерь-рожаницу, предназначались для магических аграрно-календарных обрядов, имевших эротическую окраску. Они совершались женщинами весной, на Красную горку или в Троицу. К Юрьеву дню — 23 апреля был приурочен девичий праздник Ляльник. Девушки выбирали из своего круга са­мую красивую, сажали её на специальную дерновую скамью и наряжали Лялей. На голову клали венок, надевали на руку перстень, вокруг ставили различные земледельческие про­дукты. Девушки вели вокруг Ляли хоровод и пели обрядовые песни, прославляя богиню весны, плодородия и изобилия. В магических заклинаниях часто рядом упоминались женская пара имен — Лада и Леля, матерь и дочь (См. реконструкцию песни-веснянки «Едет Весна, едет» в книге П.В.Тулаева «Семь лучей», М.1993, стр.147).

О том же по сути говорится в гомеровском гимне «К Артемиде», где «дева достойная», «одноутробная сестра зла­толирного Феба-владыки» после охоты на оленей «направ­ляется к дому великому милого брата», «чтобы из Муз и Ха­рит хоровод устроить прекрасный». Артемида «зачинает хоровод» и прекрасные богини «пеньем бессмертным сла­вят честную Лето, как детей родила она на свет, между бессмертными всеми отличных умом и делами».

Был и ещё один праздник рожаниц — 8 сентября (в день Рождества Богородицы). Он отмечался как день урожая, как итог земледельческого цикла работ, после жатвы и молоть­бы зерна. В праздник устраивалась обильная трапеза, пили мёд и водили хороводы с песнями. В эти же дни приносили в жертву лосих или оленей, связанных с древним культом небесных хозяек мира.

На общие корни праславянских и догреческих культов женщин-близнецов указывает также история двух девушек, принесших на алтарь Артемиды дары из Гипербореи. Обе девушки были принесены в жертву богиням-рожаницам и вскоре после ритуальных празднеств были захоронены у подножия храма.

Последние сомнения скептиков, которые игнорируют уст­ную традицию, отрицают метод сравнительной мифологии и верят только в письменные свидетельства, развеивает «Сло­во Св. Григория, изобретенное в толковании о том, как преж­де язычники поклонялись идолам», восходящее к XII веку. В нем христианский критик язычников, описывая культ древней богини плодородия, прямо пишет, что эллины поклонялись «Артемиду и Артемиде рекше Роду и Рожиннци» («Русская ономастика и ономастика России», М. 1994, с .172 - 173). Род, как мы выяснили, выполнял у славян те же основные функ­ции, что и Дый-Зевс, а его супруга Лада, как и греческая Лето, является полярной богиней-рожаницей.

СВЕТОНОСНЫЙ СТРЕЛОВЕРЖЕЦ И «ПОДАТЕЛЬ БОГАТСТВ»

Аполлон, сын Лето и брат-близнец Артемиды, родивший­ся на острове Делос (от греч. delos — являю; прежнее назва­ние — Астерия), был одним из самых популярных богов в Элладе, хотя он имел явно догреческое, гиперборейское про­исхождение. Аполлон имел длинную историю и сочетал в себе множество черт, как губительных, так и благодетельных. Его образ соединял различные миры: небесный, земной и подземный. Архаический Аполлон связан с растительными функциями и зооморфно-космическими символами. Его на­зывают «дубовым», «прорицающим из лавра», связывают с кипарисом и плющем. В разные периоды его сопровождают ворон, лебеди, волк, баран. В древних гимнах, где воспевался Аполлон, его называли «стреловержцем», «убийцем змия Пифона и великана Тития», «защитником Троян». Его называли также «пастухом» и «охранителем стад», «родоначальником», «основателем городов» и «подателем богатств», а позже — «светлым», «блестящим» (Фебом), музыкантом-кефаристом, «предводителем Муз» («Мусагетом»), пророком, оракулом и даже спасителем. Аполлону приписывалось основание свя­тилищ в Греции, Малой Азии и Италии. Главные культовые храмы Аполлона были расположены на Делосе и в Дельфах. В Дельфах же проводились знаменитые Пифийские игры в честь «пифий», жриц-пророчиц Аполлона (А.Ф.Лосев. Мифо­логия греков и римлян, с. 303-501).

Еще недавно ученые затруднялись дать надёжное объяс­нение имени «Аполлон», но сегодня, благодаря новым иссле­дованиям, его можно истолковать достаточно убедительно. Polos по-гречески означает «ось», «полюс» (северный и юж­ный), а также солнечные часы и другие астрономические ин­струменты, указывающие на смену времен года. Этимолог М.фасмер прямо связывает греческое «polos» («ось враще­ния, поворотная точка») с древне-русским «коло» ( ст.-слав. «коло», польск., чешек, словацк. - kolo), что означает «коле­со», а также родственно солнечному «коловрату» и славянс­кому календарю — Великому Коло. Отсюда же происходят римские «календы», равно как и современное слово «кален­дарь». Имя Аполлона, таким образом, прочно связано с сол­нечным круговоротом и указывает на ось, «полюс», вокруг которого совершается вращение.

Интересную интерпретацию имени Аполлон дает писа­тель Юрий Петухов. Он выводит его смысл из санскритского корня «къп» (кар), от которого произошли существительное «къапа» (купол, череп, чаша) и глагол «куп» (гневаться, гово­рить, сиять), а также славянское «капь» (видение, образ, идол), «капище» (языческий храм), английское «сир» (чашка, кубок), немецкое «карре» (шапка, крышка). Греческий мусагет, по мнению Петухова, родственен богам Купавону и Купале. Они схожи не только по звучанию имен, но и по функциям. Сла­вянский Купало, как и Аполлон, был связан с культом небес­ного светила; он покровительствовал пастухам-скотоводам, целителям, гадателям-кудесникам. В купальский праздник, справлявшийся на макушку лета, жрецы спускали под откос в реку огненное колесо солнечного божества и сжигали в костре соломенное чучело «купалу», что могло символизи­ровать мотив циклического умирания и воскрешения бога. Не исключено, что именно Купалу наши предки называли Дажьбогом, ибо у него, как и у греческого «подателя благ», было несколько имён (См. Ю.Д.Петухов. Дорогами богов, М.1990, с.31-84).

В рассказах о гиперборейском жреце и оракуле Абарисе упоминается, что тот «всё время носил в руке стрелу в каче­стве символа Аполлона и обошёл со своими прорицаниями всю Грецию» (См. Лосев А.Ф. Op.cit., p.471). Будучи одним из учителей пифагорейцев и орфиков Абарис оставил замет­ный след в духовном наследии Эллады. Что это была за стрела? Ответ на вопрос дают руны, часть из которых мы находим рядом с древними изображениями Аполлона.

Руны имеют сложную историю и различные истолкова­ния. Мы будем использовать преимущественно лингвисти­ческие комментарии А.Г.Дугина, сделанные на основе иссле­дований немецкого учёного Германа Вирта.

В руническом «алфавите» футхарке есть несколько зна­ков, напоминающих стрелу или луч. Так, руна Tiu — Тию, Сын Божий) изображается в виде копья или якоря. Двойное Тиу (стрелка вверх) образует руну  Type (Thur — бог Top, топор) и внешне напоминает топор, односторонний или двой­ной (labris). Известно, что по-английски «топор» будет «ахе», что близко по написанию к «axis» — ось. Топор Сына Божь­его Турса как бы разрубает круглый год на символические части. Аполлон, будучи полярным богом «ладит (или строит) вселенскую ось». В орфическом гимне Аполлону говорится:

«Поровну ты разделяешь, смешав и зиму и лето» (Античные гимны, с.214). Правда, в качестве инструмента для этого ор­фический бог использует не топор, а кифару (лиру), но смысл остается прежний: календарь делится на части.

Этимология имени Type даёт богатый материал для иссле­дователей. Скандинавскому богу грома, бури и плодородия, сыну Одина, защитнику богов и людей Тору родственны другие ин­доевропейские божества: древнеисландский Бор (Borr, Burr) сын Бури, отец Одина; кельтский громовержец Таранис (лат. — Taranis от tarann — «гром»), древнеиндийский Таркшья (в «Риг-веде» — Tarksya), изображенный в виде победоносного коня; славянский Перун (ср. древне-германское Punra, буквально «громовник», с прусским — Percunis, латышским — Perkons, ли­товским — Perkunas). He вызывает сомнения связь имени Type со старославянским — Toyp’b, что на русском, как и на многих других восточно-европейских языках, означает Туръ, то есть «бык», «буйвол», «телёнок». Топонимы с именем Тура распро­странены по всей Европе; они встречаются в Венгрии, Герма­нии, Галиции, Чехии, Моравии, Хорватии, Словении. В России также немало топонимов с этим корнем (город Туров, река Турья, Тура — приток Тобола, село Турово в Воронежской губ., Турова гора, на котором построен Вильно, посёлок Турец, не говоря уже о Тавриде, полуострове, получившем название от древнего племени «тавров-туров».

Встречается корень «тур» и во многих старинных эпите­тах. Так, князь Всеволод величается в «Слове о полку Игореве» как «яр-тур» и «буй-тур». Один из русских народных героев, воспетых в стихах прозван «туром-молодцом». С Ту­ром, приглашавшим девиц «на травке побороться», были свя­заны весенние праздники, следы которых остались до сих пор в Костромской области. Эти и другие многочисленные факты позволили этнографу А.С.Фаминцыну предположить, что бог Тур, которого он считал родственным Ярилу и свя­зывал с культом солнца и плодородия, был весьма распрост­раненным на Руси (См. Фаминцын А.С. Божества древних славян, с.240-241).

Чем объяснить такую популярность Тура, которому по­клонялись под различными именами многие индоевропейс­кие народы? А дело в том, что с 4400 по 1700 год до н.э., по утверждению астрономов, звездный зодиак возглавлял ни кто иной как Телец. Первый земной знак, которому свойствен­но вращение и который изображается в виде круга (го­ловы) с рогами:  . Его имя по-латыни Taurus (бык, те­лец). Бык-производитель, ассоциировавшийся с небесным Тельцом, почитался священным животным. Его рога сим­волизировали мужскую силу и плодородие, а культ привя­зывался ко дням осеннего равноденствия и летнего сол­нцестояния. Не случайно Аполлон, одно из определений которого в пеласгийской традиции было Таргелий, назван у орфиков «богом двурогим». Аналогичные рога мы на­ходим у покровителя стад, лесов и полей — Пана, родив­шегося в Аркадии, а также у солнечного Дажьбога, по одному из определений Тарха или Тарховича (то есть быкообразного великана-богатыря). Семантический круг снова замыкается.

С руной Тиу непосредственно соотносятся знаки ^ Sol (Соль — солнце, благо) и ^ Souil (знак похожий на мол­нию). Стрелка Тиу, направленная к центру окружности, ука­зывает на неподвижный полюс, через который проходят осевые проекции рунических знаков. Одна из рун Ж (Hagel — Хагель, куст, святость) напоминает пучок (фасцию) стрел или человека с распростёртыми руками и ногами. В сла­вянской традиции этот знак, называемый «Жива», истол­ковывается как «жизнь», откуда пошло название соответ­ствующей буквы «Ж» («Живёте»). Солярный круг с шестью лучами, с пучком стрел Аполлона, руной Хагель или прототипом буквы «Ж» мы находим на Збручском идоле Святовиду, которого Б.А.Рыбаков, вслед за польским ис­следователем Г.Ленчиком, называет символом «Дажьбога, славянского солнечного Аполлона», бога «белого све­та» и «подателя благ». Этот знак начерчен также на сла­вянском сосуде-календаре 4 в н.э. напротив макушки лета — месяца июля (по древнему — Червень, что означает «красный»).

Дажьбог, или Даждьбог (др. слав. «дати» — дать, ода­рить) интересует нас особо, ибо с его именем связано происхождение русского народа. В «Слове о полку Игореве» русские воины называются «дажьбожьими внука­ми». В Ипатьевской летописи, датированной 1114 годом, Дажьбог называется сыном Сварога по имени Солнце: «Солнце же царь сын Овдрогов еже есть Дджьвог» (Цит. по: В.Щуклин. Мифы русского народа, Екатеринбург, 1995. с. 44). Слово «солнце» (др.русское — «слънце»), имею­щее однокоренные слова во всех славянских языках, вос­ходит к имени древнеиндийского бога Сурьи (Surya) ко­торому в «Ригведе» посвящены десять гимнов. Согласно мифологии Сурья, рождаясь на Востоке, ежедневно выхо­дит из небесных врат и обходит в течение дня небо и землю, передвигаясь на семи огненных конях. Он — все­видящее и всеведающее око старших богов ~ Варуны, Митры и Агни. Русский Дажьбог тоже был сварожичем, то есть сыном неба, связанным с огнем (См. описание его рождения известным реставратором славянской мифоло­гии А.И.Асовым в издании «Русские веды. Звездная кни­га Коляды», М.1996, с. 309 и «Хвалу Солнцу» П.В.Тулаева с его комментариями в поэтическом сборнике «Семь лу­чей», М.1993, с.151-158).

Изображение Дажьбога мы находим на диадеме 1165 года, опубликованной в книге Б.А.Рыбакова «Язычество Древней Руси», М. 1987 (с.640). Светоносный «податель благ» представлен там в виде антропоморфного бога с короной на голове, которого везут два запряженных гри­фона; в руках Дажьбог держит по двустороннему топору (молоту). Ученый-археолог сравнивает изображённого персонажа со скифским Коло-ксаем («Солнце-царем»), от имени которого прозвались приднепровские пахари-ско-лоты, но не исключено, что культ Дажьбога пришёл с се­вера, так как очень похожее изображение мы находим среди знаменитых каменных барельефов Дмитровского собора во Владимире.

О широком распространении культа Дажьбога гово­рит и тот факт, что именно его православные критики язычества, боровшиеся против «огнепоклонников» и «по­читателей сварожича», рассматривали как соперника Хри­ста. Однако сама проблема соперничества богов — весь­ма и весьма сложна. Мы знаем, что Дажьбог был сопер­ником Перуна, Аполлон — соперником Зевса. Астрологи­ческого Тельца вытеснил Овен (с 1700 г до н.э. он воз­главляет Зодиак). Одна эпоха сменяла другую, а вместе с картиной звездного неба изменялись культы богов и сама жизнь людей на земле.

Руны помогают понять также, куда пропадал Аполлон на зимние месяцы и почему он возвращался оттуда со стаей лебедей. Дело в том, что весь календарь, подчиняв­шийся Аполлону, делился на две части: на летнюю — так называемую «Эпидемию Аполлона», когда бог пребывал среди греков, и зимнюю — «Аподемию Аполлона», когда солнечный близнец покидал Элладу (проводы в октябре-ноябре), уезжая на своей колеснице далеко на север, к гиперборейцам, откуда он снова возвращался в сопро­вождении лебедей (встреча в мае-июне). Лебеди симво­лизировали небесное (или водное) царство на краю све­та. Под лебедем понималась не только красивая белая птица, но и созвездие Лебедь (lat. — Cygnus) расположен­ное на звездном Млечном пути. В праздники эллины при­носили в жертву Аполлону растительную пищу, а во вре­мя проводов — человеческую пару, мужчину и женщину (Лосев А.Ф. Античная мифология в ее историческом раз­витии, стр. 425).

Все это говорит о том, что Аполлон не был богом солнца в узком смысле, хотя он и был «блестящим», а в некоторые из его статуй, сделанных из бронзы, жрецы насыпали раскаленные угли, чтобы видны были горящие глаза Феба. Рунические стрелы Аполлона, они же славянские «черты и резы», употреблялись не столько в воен­ном, сколько в магическом смысле. Но почему тогда наш Перун, столь напоминающий своими отдельными чертами «метателя стрел», потеснившего олимпийских богов, не почитался как просветитель и мусагет, а лишь как бог-громовик, как покровитель князей и воинов? Между Апол­лоном и Перуном есть немало сходных черт. Одним из эпитетов родного брата Артемиды было Пайон (быкоподобный), которое восходит к индийскому Парджанья (Parjanya - «дождевая туча»), а также соответствует сла­вянскому, балтийскому и кафирскому Перуну. Это имя, по мнению Ю.А.Шилова, указывает на Плеяды, главные звез­ды Тельца, вытеснившего Лосих (близнецов). Перун у древних пруссов имел не только громовые и военные, но также производительные функции. Он символизировал весь верхний мир, от которого зависела судьба земных жителей. По А.И. Асову Перун, сын Сварога, рождает Дажьбога.

С другой стороны, известна архаичная четырехрукая статуя Аполлона, сохранившаяся со времен греко-персид­ских войн, которая весьма напоминает четырехрукого Пурушу из «Ригвед», изображенного рядом с солнечным колесом Митры на трипольской росписи III тысячелетия до н.э. Если учесть, что Митра-солнце имел черты пасту­шеского бога, а Аполлон позаимствовал некоторые фун­кции у своего предшественника Гермеса, которому род­ственны индоарийский «защитник коров» Гопалан, сла­вянский Купала и русский «скотий бог» Велес, то семей­ный круг замыкается.

Тесные генетические связи между различными индо­европейскими воплощениями небесного Сына очевидны. Только надо учитывать, что упоминаемых нами богов по­рой разделяют тысячи лет во времени и тысячи километ­ров в пространстве, что их путь пролегал не от Греции до Индии, а от северной прародины ариев до южных рубе­жей «арийских просторов». Если первые сведения о Пу-руше мы находим в «Ригведах» (4-5 тыс до н.э.), то культ Аполлона дожил до христианских времен, а в светской форме почитается до сих пор.

Некоторые существенные черты Аполлона мы нахо­дим и у мистического Христа, но это совершенно отдель­ная тема. Нам же остается обобщить сказанное и выстро­ить итоговую схему-модель.

Итог

Надеемся, что после прочтения нашего исследования, пусть пока не совсем полного и совершенного, никто уже не будет сомневаться в том, что греческие боги Зевс, Лето, Артемида и Аполлон восходят к более древней, гиперборейской, или арий­ской, семье богов, что они родственны древнеславянским Диву-Сварогу, Ладе и Леле, Перуну и Дажьбогу.

Будучи различными в отдельных функциях и чертах, что неизбежно из-за географических, временных, этнических и дру­гих причин, все родственные семьи повторяли в сущности одну и ту же космогоническую модель: бог неба (Дьяус, Дый, Диевс, Зевс), имея вертикальную структуру (модель — древо, гора, ось, фаллос), оплодотворяет богиню мать (Ладу, Латону, Лето), звез­дный Зодиак, круглый по форме и вращающийся по функции. Небо и Звездная колесница рождают детей-близнецов: боги­ню-Медведицу (Артемиду, Лелю, одну из лосих) и светоносного Стреловержца (Аполлона, Гопалана, Купалу, Перуна, Дажьбога), «подателя благ», связанного с созвездием Тельца. Оба близ­неца рождены под Полярной звездой в точке мировой оси, на абсолютном Севере. Вот почему они называются гиперборей­скими и почитаются как предки арийцев, вышедших из аркти­ческих областей, где некогда в зените всегда сияла Полярная звезда.

 

 

 

 

 

 
РОЖДЕНИЕ ДАЖЬБОГА PDF Печать E-mail
Автор: А. И. Асов   
30.03.2011 01:33

«Рось позвала Сварога-батюшку. Трое суток он камень обтесывал, бил по камню горючему молотом. Так родился вновь Вышний Тарх Важьбог.

Его ноженьки все серебряные, ручки Тарха - в червоном золоте, и горит во лбу Солнце Красное, а в Затылке сияет Месяц. Ro косицам его - звезды частые, за ушами его - зори ясные.

И сказал тогда Праотец Сварог:

- Нужен конь Дажьбогу прекрасному, чтобы бегал быстрее ветра, чтоб летал он быстрее птицы. чтобы мог тот конь целый год скакать! Ты ступай, Дажьбог, ко высоким горам, ты ступай к пещере глубо­кой, что закрыта дверьми железными и запорами медными заперта. В той пещере цепями прикоиан конь. Белогривый конь - Кологрива. Разломай те двери железные - конь услышит тебя и сорвется с цепей, удер­жать тогда ты коня сумей!

И пошел Дажьбог ко высоким горам, и нашел пещеру глубокую, стал разламывать дверь железную. И услышал Важьбога в пещере конь, и, заржав, сорвался с цепей своих, и хотел на волюшку вырваться. На коня вскочил молодой Дажьбог, обуздал его и оседлывал».

 

 
ДАЖДЬ-БОГ PDF Печать E-mail
Автор: П.Бутурлин   
30.03.2011 01:32

Средь бледной зелени приречных калхышей

Белела дочь Днепра, как чистая лилея.

Даждь-бог молодой, любовью пламенея.

С своих пустых небес безумно рвался к ней.

 

Горячей ласкою скользил поток лучей

По телу дивному, - и сладостно слабея,

Она, предчувствуя объятья чародея.

Еще боясь любви, уж радовалась ей’

 

Но стала вдруг кругом прекраснее природа:

Свет ярче искрился и зной страстей дышал...

Русоволосый бог с безоблачного свода

 

На деву тихих вод, ликуя, налетал, -

И мать своих детей, мать русского народа,

Он, наконец, обвив, впервой поцеловал!

 

 
ХВАЛА СОЛНЦУ PDF Печать E-mail
Автор: П.Тулаев   
30.03.2011 01:32

Здравствуй ясный свет. Солнце красное

Ты выходишь к нам из-за синих гор.

Ты выходишь к нам из-за темных туч,

Uз глубоких морей подымаешься.

Проводи, ясный свет, свою ладу-жену.

Проводи Луну среброликую.

Скинь с лесов да полей ты ночной покров,

Сыру-Землю-Мать ты теплом согрей.

9ж встречает тебя сестрица-Заря.

Рассыпает каленья да жемчуга.

Величают тебя по лесам да лугам

Птицы звонкие песней радостной.

Ты воссядь, Господин, на небесный трон.

Запряги коней огнедышащих.

Подымись, Господин, высоко-высоко.

Прокатись золотой колесницею.

Только вожжи в руках своих крепко держи,

Не пускай на волю лихих коней.

Ты не шли на нас своих жгучих стрел.

От беды ты нас сбереги-сохрани.

Как пройдешь, ясный свет, в небе полный круг.

Тебя выйдет встречать лада-женушка.

Как зайдешь ясный свет за пологий холм.

Чисты слезы прольет сестра-Зорюшка.

Как посадят тебя в золотую ладью.

Лебедями запрягут белокрылыми.

Как опустят ладью в море-океан.

До утра с тобой распрощаются.

Ты приди, приди, ясный сокол-свет.

Одари весь лир огнем солнечные.

Мы хвалу свою воздаем тебе.

Мы тебе поем, прославляем тебя.


 

 
Какие расы населяют Европу PDF Печать E-mail
Автор: Юрий Гук   
30.03.2011 01:18

Вопрос, вынесенный в заголовок, на первый взгляд кажется нелепым. Ведь общеизвестно, что Европу населяет боль­шая европеоидная раса, которая кроме Европы с древ­нейших времен живет в Западной Азии и Северной Африке. Часть населения в Восточной Европе принадлежит к смешанной уральс­кой расе, возникшей в результате контактов между европеоидной и монголоидными расами. Но соответствует ли все это действи­тельности?

Антропологи подразделяют жителей Европы на две большие общности: южных и северных европеоидов. Южные — смуглые, темноволосые и темноглазые, с широкими лицами и круглыми го­ловами. Северные — светлокожие блондины со светлыми глазами, узколицые, с близко посаженными глазами и удлиненными голо­вами. Общепринята гипотеза о том, что очаг формирования евро­пеоидной расы — Передняя Азия, где в тёплом климате сформиро­вались южные европеоиды. В период окончания оледенения, 15-12 тыс.лет назад, часть южных европеоидов, двигаясь во след за отступающими ледниками, покрывавшими большую часть Европы, в зоне приледниковья подверглась депигментации. Но сразу же возникает ряд вопросов. Климат зоны приледниковья в Европе был мягче, чем климат приледниковья в Северной Азии. Так поче­му народы, живущие в Северной Азии, не подверглись депигмента­ции? И ещё. У северных европеоидов близко посаженные глаза, а это ухудшает стереоскопичность зрения, столь важную для охот­ников, живших на открытых пространствах. Да и радужная обо­лочка глаз у северных европеоидов светлая, она пропускает ульт­рафиолетовые лучи, вызывающие раздражение хрусталика. Ныне на Крайнем Севере в суровом климате живут народы со смуглой кожей и темными глазами. Так к каким же климатическим услови­ям приспосабливались северные европеоиды? Для ответа на этот вопрос заглянем в прошлое планеты.

Около ста тысяч лет назад началось последнее оледенение. Могучие ледники, толщина которых достигала 2-3 км, спустились с гор на равнины и покрыли обширные пространства, связав огром­ную массу воды. Понизился уровень океана, сократилась площадь водной поверхности, уменьшились испарения. Климат повсемест­но стал суше и холоднее. Тундра продвинулась далеко к югу, захватив даже Крым. Сегодня тундра — край болот с чахлой рас­тительностью и бедным животным миром. Во время оледенения большая часть тундры превратилась в кормовые тундростепи. Здесь за короткое, но жаркое лето, успевали вырасти могучие травы, ко­торые сухой осенью превращались в «сено на корню», служившее во время долгой суровой бесснежной зимы обильным кормом для бесчисленных стад мамонтов и других травоядных животных.

Археологические находки свидетельствуют, что 25 тыс.лет назад на бескрайних просторах средних широт Европы и Азии в кормо­вых тундростепях существовал один и тот же уклад жизни перво­бытных охотников на мамонтов. Высокорослые, с мощным телос­ложением, с широкими низкими лицами, с выступающими носами и с массивными надбровьями, они напоминали нынешних жителей горных районов Кавказа.

Оледенение не было равномерным, 25-15 тыс.лет назад про­исходил резкий пик. Климат стал ещё суше и холоднее. Большую часть Европы, за исключением южных и восточных районов, по­крыли ледники. Общность охотников на мамонтов на территории Европы оказалась разделённой на две части. Южная часть обита­ла на Средиземноморском побережье, которое с севера огражда­ли ледники, с запада и юга — Атлантический океан и Средиземное море, с востока — пустыни и полупустыни Передней Азии. Пере­дняя Азия, превратившаяся после окончания оледенения в богатейшую житницу и колыбель мировых цивилизаций, в период пика оледенения обезлюдела, немногочисленное население обитало на берегах рек и болот, питаясь змеями, ящерицами, лягушками. Жи­тели Средиземноморского побережья, благодаря географической изоляции, обособились в самостоятельную расу, которая благода­ря сравнительно благоприятному климату в наибольшей степени сохранила облик древних охотников на мамонтов. Вторая часть охотников на мамонтов оказалась в той части Восточной Европы, которая осталась свободной от ледников.

От Германии до Китая простирается полоса лёссовых почв, формирование которых происходило особенно интенсивно в период пика оледенения, когда скорость осаждения лёсса возрос­ла в десять раз. Лёсс — продукт выветривания и этот процесс сопровождался лёссовыми бурями, которые отложили отпечаток на внешность живших в этом регионе охотников. Происходила естественная селекция; в результате выживали имеющие узкий разрез глаз, эпикантус — складку века, защищающую слезный бу­горок в углу глаза от пыли, курносый нос, прямые жесткие волосы, редкую бороду и усы, которые не забивались пылью. Все это — характерные признаки монголоидной расы, очагом образования которой считают Центральную Азию. Однако, сходные природные условия существовали и в Восточной Европе и здесь должны были у охотников возникнуть монголоидные признаки. Таким образом в Восточной Европе сформировалась самостоятельная раса, ураль­ская раса, имеющая монголоидные черты. Подтверждают это и недавно опубликованные результаты краниологические (изуче­ние черепов) исследований, которые показали,что уралоязычные народы представляют собой самостоятельную антропологическую общность, обусловленную единством происхождения. Таким об­разом, после завершения оледенения территорию Европы населя­ли две расы — средиземноморская и уральская.

После завершения оледенения климат стал теплым и влаж­ным. Дождливой осенью травы сгнивали,зимой их остатки покры­вал снег. Мамонты лишились обильного корма и вымерли. Стада других травоядных животных, сумевших приспособиться к новым условиям, поредели. Древние охотники лишились прежнего источ­ника пищи и были вынуждены искать новые источники.

В период оледенения эффективным способом охоты была загонная огневая охота, когда поджигалась сухая трава и огнен­ный вал оттеснял обезумевших животных к краю крутого обрыва или в топкое болото. Для такой охоты не требовалось сложного оружия, раненых животных добивали копьем с каменным нако­нечником. После оледенения появились новые виды оружия — копьеметалка, лук со стрелами, с их помощью охотились на оди­ночных животных. Это позволило древним охотникам заселять леса, пришедшие на смену тундре. В Восточной Европе леса засе­лили охотники, принадлежавшие уральской расе. Частично эта раса продолжала охотиться на стада оленей, которые смогли, в отличие от других травоядных животных приспособиться к усло­виям болотистой тундры.

Во время оледенения свирепствовали засухи и влаголюбивые растения сохранялись только в свободных от ледников гористых местностях в зонах с благоприятным микроклиматом. Здесь со­хранялись предки культурных злаковых растений, которые после завершения оледенения стали самосевом распространяться на равнинах. В гористых местностях Средиземноморья произраста­ла дикорастущая пшеница, сбор которой и стал дополнительным источником пищи для древних охотников. Следующим этапом ста­ло освоение земледелия.

В семьях первобытных охотников в среднем 4 ребёнка. Низкая частота рождаемости обусловлена тем, что матери кормят детей грудью до 3-летнего возраста, до тех пор, пока детский организм не приобретает способность самостоятельно усваивать грубую пищу. Если в период кормления женщина рожает еще ребенка, его убивают — мать не в состоянии выкормить одновре­менно двух полноценных детей. Такая частота рождаемости с учетом высокой детской смертности привозит к увеличению чис­ленности населения даже в благоприятных условиях всего на 15-20% за поколение. В семьях земледельцев или скотоводов в сред­нем 8 детей. Здесь матери с раннего возраста прикармливают детей варёной пищей из злаков или молоком животных. При та­кой частоте рождаемости в благоприятных условиях численность населения удваивается. За десять поколений численность может вырасти в тысячу раз. Но если у земледельцев рост численности мог начаться сразу после освоения земледелия, то скотоводы предварительно должны были подвергнуться естественней селек­ции. В организме большинства охотников присутствует ген неус­вояемости молока животных и должна вымереть большая часть популяции, чтобы у оставшихся этот ген практически отсутствовал. О прохождении в древности такой селекции свидетельствует неусвояемость молока различными этническими группами.

 

Этническая группа:                % неусвояемости молока

 

Охотники, земледельцы                            95-99

 

Скотоводы, употребляющие

молоко с древних времен,

но не подвергнувшиеся селекции             70-80

 

Скотоводы, подвергнувшиеся селекции     2-5

 

С появлением земледелия средиземноморская раса раздели­лась на две части: земледельцев, численность которых быстро возрастали, и охотников, остававшихся малочисленными. Одного охотника способен прокормить участок площадью в 10 кв.км, та­кая же площадь способна прокормить десять скотоводов или сто земледельцев. Хотя в древней Европе земледельцы одомашнили свиней и коров, основой хозяйства оставались злаковые культуры. Скотоводческие племена, основой хозяйства которых были лоша­ди, овцы,крупный рогатый скот, появляются только в конце III тыс. до н.э. Для пастбищ требуются обширные территории, это и при­вело к вытеснению охотников с равнин в гористые местности и леса, непригодные для выпаса скота. Именно на Кавказе и Пире­неях живут народы, сохранившие внешний облик охотников и иберийско-кавказские языки на которых в древности говорили пле­мена средиземноморской расы. Так язык басков родственен кар-тавельским, абхазо-архейским и нахско-дагестанским языкам на­родов Кавказа. Сходство народов Кавказа с древним населением Европы побудило западных антропологов вместо термина евро­пейская раса использовать термин “кавказская раса”. Однако это справедливо только для потомков средиземноморской расы, самой многочисленной, но не единственной расы в Европе. Рост численности земледельцев в Средиземноморье привел к перена­селению и к миграции в соседние регионы. После завершения оледенения благоприятные условия для развития земледелия воз­никли в Западной Азии. Здесь обитало коренное население про-тоавстралоидного типа, темнокожее, с вьющимися чёрными воло­сами, с широкими приплюснутыми носами. Смешиваясь с корен­ным населением пришельцы — средиземноморская раса, образо­вали новую дравидскую расу, расу, создавшую древнейшие миро­вые цивилизации — Шумерскую в Месопотамии и Харрапскую в долине Ганга. Центральная Европа с её лёссовыми почвами, по­крытыми лиственными лесами, пригодна для подсечно-огневого земледелия. Лёссовые почвы легко рыхлятся, выжигание лесов позволяло обеспечить 3-4 урожая. Центральная Европа лежит в зоне рискованного земледелия, поздние весенние и ранние осен­ние заморозки способны уничтожить урожай. Чем севернее рас­положен регион, тем больше вероятность заморозков, тем меньше плотность земледельческого населения. Выбор оптимальных сро­ков сева требовал астрономических знаний. И в Центральной Европе сооружаются каменные обсерватории — кромлехи, кольца из вертикально поставленных камней с перекладинами. Несмотря на немногочисленность населения мегалитические постройки со­оружались даже на севере. Так для постройки знаменитого кром­леха — Стонхенжа, находящегося в Британии, использовались кам­ни весом 50 т., которые доставлялись за 40 км. Учитывая малую плотность населения, такое строительство было под силу только группе объединившихся племен, что свидетельствует об их мир­ных взаимоотношениях. Древнейший период культуры земледель­ческих племен — дунайский, во время которого возводились ме­галитические постройки, мирный период, завершился с появлением в Европе скотоводческих племен, говоривших на индоевропейских языках. Если оружие у дунайцев в первую очередь было предназ­начено для охоты, то индоевропейцы принесли с собой меч — оружие, предназначенное для истребления людей. Откуда же при­шли скотоводы?

Недавние археологические находки открыли огромную об­щность индоевропейских скотоводческих племен, существовав­шую в 110-11 тыс. до н.э. на бескрайних просторах евразийс­ких степей от Дуная до Енисея. Но являются ли эти степи исконной родиной индоевроейцев? Известный индийский по­литик и ученый Б. Тилак, анализируя тексты священных книг древних иранцев — «Авеста» и древних индийцев — «Ригведа» выдвинул гипотезу о том, что предки иранцев и индийцев — скотоводы-арии, говорившие на индоевропейских языках, жили на Крайнем Севере.

И подтверждением тому служило описание их древней ро­дины, которая располагалась на берегу периодически замер­завшего Млечного моря, там, где год состоит из одного дня и одной ночи. Такое можно наблюдать только на Крайнем Се­вере. В начале XX века, когда Б.Тилак выдвинул свою гипотезу, геологи считали, что в недалеком прошлом происходили зна­чительные колебания климата и даже на Крайнем Севере на­ступали очень теплые периоды. Однако, последующие исследования показали, что ранее климат Крайнего Севера был более суровым, чем ныне. Поэтому гипотеза Б.Тилака была отвергнута, а северные мотивы у индоевропейцев сочли заим­ствованными у их соседей — народов севера. Любопытно, и древние греки, говорившие на индоевропейских языках, поме­щали страну вечного благоденства — Гиперборею на севере за Рифейскими (Уральскими) горами, там где восемь месяцев длится суровая зима и бывает так холодно, что в воздухе лета­ют белые перья (снег), которые покрывают землю и мешают зрению.

Возвратимся в период пика оледенения. В средних широ­тах,там где свирепствовали лессовые бури, травы полегали и мамонты не могли их захватывать хоботом. Мамонты были вынуждены мигрировать южнее или севернее. И Крайний Се­вер оказался особенно благоприятным для мамонтов. В пери­од пика оледенения уровень океана был на 150 м. ниже, чем ныне. Обнажился материковый шельф, и берег Сибири про­двинулся на 800-1000 км к северу. К востоку от Таймыра до Аляски раскинулась кормовая тундростепь, к западу от Таймы­ра — болотистая тундра. Мамонты лучше других млекопитаю­щих приспособились к суровому климату. Длинная мохнатая шерсть, ниспадавшая до земли подобно попоне, толстый слой подкожного жира, ороговевшая кожа на ногах, образовавшая своеобразные сапоги, великолепно защищали от холода. Спа­ли мамонты, подобно слонам, стоя, не ложась на мерзлую зем­лю. Бесчисленные стада мамонтов заселили новую сушу на Крайнем Севере. Подтверждение тому — тысячи пудов мамон­товых бивней, вывезенные русскими промышленниками в XVIII-XIX веках с островов в Северном Ледовитом океане, бывших в период оледенения частью обширной суши. Но жили ли на Край­нем Севере древние охотники? Недавно на Новосибирские остро­вах и острове Врангеля найдены стоянки древних охотников. Как же должен был повлиять суровый климат на облик живших здесь людей? Попытаемся воссоздать их облик.

Холод заставлял уменьшать открытую, не защищенную одеждой, поверхность тела. Это обусловило уменьшение ши­рины лица и, естественно, обусловило близкое расположение глаз. Внутреннее тепло сохраняли и узкие губы. По мнению полярников, пышные борода и усы предохраняют лицо от хо­лода лучше меховой маски. Это обусловило развитие пышно­го волосяного покрова на лицах охотников-мужчин. Вдыхае­мый холодный воздух чреват простудами, длинный узкий нос прогревал вдыхаемый воздух. Зима, длившаяся десять месяцев, ослабляла организм, особенно детский. Одно из средств лече­ния рахита — облучение ультрафиолетовыми лучами. Темная кожа поглощает ультрафиолетовые лучи, светлая — пропускает. Светлокожие дети за лето успевали восстановить здоровье. То же относится к цвету волос. Светлые глаза. Во время по­лярной ночи источником света служат северные сияния, излу­чающие синюю часть спектра. Тёмная радужная оболочка гла­за эту часть спектра поглощает, светлая — пропускает. Таким образом, на Крайнем Севере и должен был сформироваться расовый тип, соответствующий северным европеоидам.

Шкуру мамонта невозможно пробить копьем с каменным наконечником. В вечной мерзлоте не выроешь яму-ловушку. Единственный эффективный способ охоты — огневая загонная охота, когда поджигалась сухая трава и огненный вал оттеснял обезумевших животных к крутому обрыву. Но такая охота тре­бовала трудоёмкой подготовки. Необходимо было вырвать траву по периметру подковообразного участка, упиравшегося концами в обрыв, дождаться благоприятного направления вет­ра и поджечь траву сразу во многих местах. Учитывая элемент случайности, таких участков необходимо было подготовить не­сколько, что было под силу нескольким объединившимся пле­менам. При удачной охоте добыча была столь велика, её невоз­можно было унести и проще участникам охоты было поселиться рядом, сооружая землянки. Общение при организации охот, со­вместное проживание нескольких племён способствовали языко­вому общению, формированию праязыка. Весной племена расхо­дились в поисках свежей пищи, осенью они вновь сходились уже в другом составе, что способствовало распространению общего индоевропейского праязыка, языка северной популяции охотни­ков на мамонтов. Таким образом всё свидетельствует о формиро­вании на Крайнем Севере расы светловолосых, светлоглазых охот­ников на мамонтов, говоривших на индоевропейском праязыке. Эту, сформировавшуюся на Крайнем Севере Азии расу, неправо­мерно называть северными европеоидами, более подходящее на­звание — нордическая раса.

Завершение оледенения изменило условия существования нордической расы. Растаяли ледники и воды океана затопили прежнюю сушу. Климат стал тёплым и влажным. Дождливой осенью травы сгнивали, зимой их остатки покрывал снег. Ма­монты лишились обильного корма и повсеместно вымерли. Произошедшее хорошо согласуется с древними преданиями индоевропейцев-ариев. Легендарная родина индийцев погиб­ла из-за потопа. Древнюю родину иранцев покрыл снег тол­щиной в 14 пальцев, который и погубил всё живое. Нордичес­кая раса была вынуждена покинуть Крайний Север. Дорогу на юг преграждали горы Центральной и Восточной Сибири, по­крытые ещё не растаявшими ледниками. Путь на юго-запад пролегал через Западно-Сибирскую низменность. Почему же на ней, хотя бы частично не осели племена нордической расы? Возможно причиной тому — цвет глаз у нордической расы. Когда зимы стали снежными, в их конце наступал период, называемый «весна света». В это время яркое солнце ослеп­ляет. Темноглазые люди, у которых радужная оболочка глаз поглащает ультрафиолетовые лучи, легче переносят такой пе­риод, светлоглазые — слепнут. Сегодня Крайний Север населя­ют народы со смуглой кожей, с узким разрезом тёмных глаз.

После завершения оледенения пояс степей стал той мест­ностью, где травоядные, уцелевшие после оледенения, стали стали многочисленными. Здесь паслись стада бизонов, лошадей, ос­лов и др. Здесь осели различные расы древних охотников. Охотники, убивая самок, сохраняли молодняк, который выкарм­ливали и использовали в качестве «живых консервов» в пери­оды бескормицы. Отсюда оставался один шаг до освоения скотоводства. Но только трём расам в поясе степей удалось претерпеть естественную селекцию, избавившую от гена неус­вояемости молока животных, и начать увеличивать свою чис­ленность. Это индоевропейцы, семиты и тюрки. Вероятно, се­миты первыми подверглись естественной селекции и в отсу­тствии конкурентов одомашнили крупный рогатый скот, кото­рый проще поддавался одомашниванию и его легче было па­сти. Индоевропейцы одомашнили не только крупный рогатый скот, но и лошадь, которая стала мощным оружием в борьбе за жизненное пространство. Конные повозки с лучниками — про­образ современных танков. В IV тыс. до н.э. в Месопотамию вторглись пастухи-семиты, которые гнали огромные стада круп­ного рогатого скота. Вытеснили семитов из благодатных сте­пей индоевропейцы, общность которых распространилась от Дуная до Енисея. В III тыс. до н.э, на востоке пояса степей появилась общность тюркских племен, оружием которых тоже была лошадь. Тюрки стали вытеснять индоевропейцев на юг и запад. Двигаясь на юг, индоевропейцы в передней Азии созда­ли государства Хеттов и Митанни. В Иране и Северной Индии скотоводы-арии создали многочисленные княжества. В юж­ных регионах земледельческое население было многочислен­ным и пришельцы-скотоводы растворялись в его массе, сохра­няя свой язык в качестве государственного. На западе, в малонаселенной Европе скотоводы сохраняли свой облик. Но тождествены ли индоевропейцы-скотоводы, начавшие заселе­ние Европы с начала II тыс.до н.э. нордической расе?

На западе пояс степей заканчивается равниной, лежащей в междуречье Дуная и Днестре. Эту область занимала группа Фракийских племен, конеборных, по определению Гомера. Высокого роста, светловолосые, светлоглазые, они несомненно принадлежали к нордической расе. Альпы и Карпаты стеной ограждают Южную Европу, для скотоводческих племён закры­тыми воротами являлась равнина, занятая фракийцами. Поэто­му поток скотоводов устремился севернее Карпат в Централь­ную и Западную Европу. Скотоводы-кельты занимали земли, пригодные для выпаса скота и смешивались с коренным зем­ледельческим населением — средиземноморской расой. В зоне рискованного земледелия население было немногочисленным и плотность его убывала к северу. Более многочисленные при­шельцы-скотоводы и определили внешний облик смешанного населения. Внешне кельты — высококорослые, светлоглазые блондины, с пышными усами и бородами, с удлинённой голо­вой, типичные представители нордической расы. Такой облик и сохранили северные европеоиды. Подтверждением тому, что северный облик обусловлен метисацией с пришельцами, а не депигментизацией, служит процент неусвояемости молока ра­зличными народами Европы. Так у шведов он — 2%, а у швей­царцев, в стране развитого скотоводства и родине знаменитых сыров — 12%. Следовательно, облик жителей Центральной и Западной Европы определила нордическая раса.

Возникает вопрос, почему в Южной Европе подавляющее большинство народов которой говорят на индоевропейских языках, отсутствуют наряды с чертами нордической расы? Ве­роятно через земли фракийцев, преграждавших путь кочевни­кам в Южную Европу, смогли прорваться только немногочис­ленные греческие, а затем иллирийские и италийские племена скотоводов, говоривших на индоевропейских языках. В горис­той Южной Европе для выпаса крупного рогатого скота при­годны долины многочисленных рек, что и обусловило дробле­ние переселившихся сюда племен. Но здесь же концентриро­валось и коренное население, многочисленное благодаря по­ливному земледелию. Хотя пришельцы-скотоводы по уров­ню культуры уступали земледельцам, у которых существовали многолюдные поселения, развивались торговля и мореплава­ние, но сплочённая племенная организация и высокая военная техника позволили пришельцам захватывать власть и созда­вать многочисленные царства. Скотоводы, растворяясь в пре­обладающей массе коренного земледельческого населения, сохраняли свои индоевропейские языки в качестве государ­ственных. Любопытно, Гомер, живший в 8 в до н.э., называл племена Северного Причерноморья млекоедами. Следователь­но, уже в то время греческие племена настолько растворились в коренном населении, что потеряли способность употреблять молоко животных.

Итак, есть основания утверждать, что население Европы сфор­мировалось на основе коренных кавказской (средиземноморс­кой) и уральской рас и нордической расы, родиной которой явля­ется поглощенная океаном суша на Крайнем Севере Азии.

 

 

 

 
«ПерваяПредыдущая1234СледующаяПоследняя»

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL
 

Исторический журнал Наследие предков

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 

Rambler's Top100